Взятка и... прикрытие?

Дата: 
7 апр 2017
Номер газеты: 

Во вторник, 4 апреля, сотрудники Управления собственной безопасности (УСБ) МВД Дагестана провели задержание высокопоставленного работника Хасавюртовского РОВД, начальника отдела уголовного розыска данного отдела, подполковника Марата Имавова. Имея весьма противоречивую полицейскую репутацию, он попался на взятке…

В основу задержания Марата Имавова легло заявление местного жителя, брата которого за 400 тысяч рублей подполковник обещал освободить от дальнейшего уголовного преследования. По всей видимости, Имавова взяли на разработку с момента договорённостей (с начала января текущего года), и после передачи аванса в размере 150 тысяч рублей оперативники УСБ зашли в служебный кабинет подполковника. Оформив как полагается задержание, они в буквальном смысле обезоружили Имавова – изъяли табельное оружие и служебное удостоверение, а также провели в помещении первичный обыск. Источники «Черновика», близкие к силовым структурам, изначально сообщали, что в задержании участвовали и сотрудники УФСБ по республике, но это не подтвердилось.

До полудня следующего дня правоохранительные органы не спешили ни подтвердить, ни опровергнуть информацию о задержании Марата Имавова. Впоследствии на официальном сайте Следственного управления СКР РФ по РД появилась справочная новость о том, что полицейский задержан по подозрению в совершении мошенничества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ), в отношении него возбуждено уголовное дело. Тем не менее он был отпущен под подписку о невыезде. Почти в то же время МВД Дагестана сообщило, что по данному факту назначена проверка, «по завершении которой сотрудник полиции будет уволен из ОВД по отрицательным мотивам и понесёт наказание в соответствии с действующим законодательством, а непосредственные руководители получат строгие дисциплинарные взыскания».

Стоит отметить, что Имавов хоть и не был ключевым руководящим работником райотдела, но на самом деле считался весьма близким человеком начальника РОВД Арсланбека Алиева. Также надо понимать, что задержанный, в силу занимаемой должности, не обладал полномочиями как по возбуждению уголовных дел, так и по их прекращению. Таким образом, не исключено, что Имавов действовал далеко не самостоятельно.

Как предполагают информаторы «Черновика» в силовых структурах, задержание подполковника стало следствием проявления активности начальника УСБ МВД по РД Магомеда Хизриева в борьбе с коррупцией.  Эти же действия можно расценивать как серьёзный сигнал и Алиеву.

Согласно ст. 97 УПК РФ, при применении меры пресечения учитывается, может ли подозреваемый (обвиняемый), в силу своей должности или статуса, иных возможностей: 1) скрыться от органов дознания, следствия или суда; 2) продолжать заниматься преступной деятельностью; 3) угрожать свидетелю, иным участникам судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Поэтому применение этой меры пресечения к Имавову, де-факто очень влиятельному в райотделе полицейскому, хорошо завязанному на местном отделе кадров, тесно взаимодействующему непосредственно с начальником, выглядит несколько странным. Да и сама формулировка подозрений явно указывает на то, что ни у следствия, ни у МВД, возможно, нет желания проверять, как и в соучастии с кем начальник УГРО района мог это делать. И если бы такой практики решения вопросов переквалификации в существующей правоохранительной системе не было, то не было бы и желающих именно таким способом «решить вопрос». Отсюда и возникает вопрос: появится ли у следствия желание проверить версию о возможных соучастниках Имавова в этом деле? ]§[