Тройное обвинение

Дата: 
24 апр 2020
Номер газеты: 

В среду, 22 апреля, следователь СУ СК РФ по РД Надир Телевов в СИЗО №1 Махачкалы предъявил журналисту «Черновика» Абдулмумину Гаджиеву новое обвинение по части 2 ст. 282.2 УК РФ («Организация деятельности экстремистской организации»). На этой же неделе суд продлил арест Кемала Тамбиева до 13 мая.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого говорится, что примерно в 2009 году Исраил Ахмеднабиев (Абу-Умар Саситлинский), «придерживаясь радикальных религиозных взглядов, навязываемых террористическими организациями «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» и «Высший военный Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа» (запрещены в РФ) и желая установить нормы шариатского правления на территориях республик СКФО, стал принимать участие в деятельности этих организаций, принимая меры по распространению их идей для возрождения их деятельности на указанной территории РФ».

С этой целью Ахмеднабиев, указывает следствие, планировал строительство на территории села Новосаситли Хасавюртовского района так называемой школы-хафизов, предназначенной для обучения детей нормам религии ислам, в которой их предполагалось бесплатно содержать, в том числе и детей убитых участников указанных вооружённых формирований. Тогда, по версии следствия, Ахмеднабиев стал привлекать из СКФО лиц, «вынашивающих аналогичные идеи по изменению государственного устройства путём навязывания населению необходимости перехода к шариатской форме правления и отказу от светской».

В том же, 2009-м, году Ахмеднабиев якобы и объединился с Камилём Алиевым, Абубакаром Ризвановым, Абдулмумином Гаджиевым, Кемалом Тамбиевым и другими, организовал благотворительные фонды, куда поступали средства от людей, «не осведомлённых об истинных намерениях» их организаторов.

Следствие утверждает, что роль Гаджиева заключалась в освещении якобы благотворительной деятельности Ахмеднабиева в целях оказания морального воздействия на лиц, исповедующих ислам и сочувствующих детям-сиротам,и побуждения их к передаче денежных средств в благотворительный фонд. Следствие указывает на две статьи от 2009 и 2013 года, опубликованные в «Черновике» в формате интервью о деятельности Ахмеднабиева, и утверждает, что Гаджиев таким образом предлагал читателям оказать содействие фондам проповедника. Во всём этом, по мнению следствия, выразилось преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 282.2 УК РФ.

Далее Телевов указывает, что журналист опубликовал порядка 20 статей, которыми якобы воздействовал на сознание людей с целью вовлечения их в участие в деятельности террористической организации. Там же говорится, что Гаджиев для финансирования террористической деятельности лично в период с 23.12.2015 по 26.12.2015 года через карту Сбербанка перечислил на счёт банковской карты, реквизиты которой ему предоставил участник террористической организации «Исламское государство» Солихов Х. Г., 16 тыс. рублей.

«Ахмеднабиевым, Алиевым, Ризвановым, Гаджиевым, Тамбиевым и другими неустановленными следствием лицами на счета созданных ими благотворительных фондов поступило 67 855 615 рублей, из которых передано для осуществления террористической деятельности не менее 204 789 долларов США и 48 410 турецких лир», – утверждает следствие.

22 апреля Советский суд Махачкалы повторно продлил арест Кемалу Тамбиеву до 13 мая.

Напомним, арест Тамбиеву был продлён в марте, но адвокаты обжаловали данное решение в Верховном суде Дагестана, который усмотрел в нём нарушения и вновь направил в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Заседание проходило в закрытом режиме, однако адвокаты предоставили редакции аудиозапись.

«Я думал помолчать, но выскажусь. Благодаря случившемуся нахватался юриспруденции, хоть я и технарь. Знаю, рапорт не является доказательством. Он должен быть проверен, чтобы потом обнаружившееся по нему следствие использовало в качестве доказательства», – обратился Тамбиев к суду.

Он попросил соблюдать принцип презумпции невиновности: «Когда прокурор говорит: «Он придерживается каких-то взглядов, участвовал в террористических группировках и т. д.» – это уже противоречит презумпции. Надо доказать, чтобы утверждать». Следователь Надир Телевов, добавил Тамбиев, нарушает презумпцию, говоря «преступления были совершены», а не «следствие предполагает, что преступления были совершены».

Тамбиев утверждал, что выступает против идей запрещённой в России организации ИГИЛ, в финансировании которой обвиняется.

Доводы о том, что он может скрыться от следствия, если отпустят под домашний арест, он назвал неубедительными, а с появлением коронавируса – особенно. «В газетах написано, что из-за пандемии введён тотальный контроль. Даже между городами проезд контролируют», – отметил Тамбиев, имея в виду, что подследственный тем более не сможет выехать из страны. Он попросил судью учесть это при вынесении решения и отпустить его под домашний арест, как того требует справедливость.

На заседании были представлены положительные характеристики на Тамбиева. «Наконец-то характеристики присутствуют в деле. Уже есть доказательства от имама мечети, который заявляет, что я не ношу убеждений этих непонятных организаций. Это уже свидетельство необоснованности слов, сказанных в мой адрес», – отметил он.

Тамбиев не сомневается, что показания против легко проверить, например, обратиться в Минюст России за учредительными документами благотворительного фонда «Аман», организатором которого его называют: «Месяц, наверное, пройдёт, и вы поймёте: ни учредителем, ни сотрудником фонда я никогда не являлся».

А показания засекреченного свидетеля Махачева Тамбиев прокомментировал известной цитатой: «Чем чудовищнее солжёшь, тем скорей тебе поверят».

Судья, тем не менее, оставил Кемала Тамбиева под стражей до 13 мая. ]§[