Правосудие в заложниках

Адвокат Ахмедов считает, что решение принимает не суд
Дата: 
11 Окт 2019
Номер газеты: 

7 октября в Верховном суде Дагестана состоялось рассмотрение жалобы на арест журналиста «Черновика» Абдулмумина Гаджиева и одиночный пикет в его поддержку. 

Учредитель издания Магди Камалов сообщил представителям СМИ, что «Черновик» планирует проводить пикеты каждый понедельник.

«В чём вина редакции и журналиста? В том, что взяли интервью? Это интервью вдоль и поперёк было вымучено и проверено на соблюдение закона. Или обыск в редакции что-то докажет? Хотят такими силовыми методами запугать. Сколько можно продолжать давление?» – недоумевал Камалов. По его мнению, закон нарушает Следственный комитет при полном бездействии государственной власти и прокуратуры: «Почему власть молчит? Это не моя газета, не журналистов, это бренд Дагестана. Из года в год мы пишем, какие происходят коррупционные сделки, и они происходят до сих пор, ничего не изменилось. Аресты Васильева должны иметь какое-либо логическое завершение и объяснение. Что, у нас взятки перестали брать? Что положительного за два года сделал Владимир Абдуалиевич?»

Судья Абдулнасыр Асхабов разрешил фото- и видеосъёмку. Представитель прокуратуры настаивал на аресте до 13 ноября и зачитал часть ходатайства, касающуюся показаний ещё одного задержанного по этому делу – Кемала Тамбиева (неделю назад ВС РД ему подтвердил арест до ноября«ЧК»).

Защитники напомнили, что у следствия есть одно обоснование – протокол допроса Тамбиева, но эти показания взяты спустя 10 часов после задержания Абдулмумина Гаджиева. Тамбиев ранее признался, что его заставили подписать протокол со слов третьего лица под пытками. Более того, эти показания не нашли отражения в обвинении, иных доказательств за 4 месяца так и не появилось.

Адвокат Арсен Шабанов отметил, что указанные в ходатайстве следственные действия можно провести за неделю, а следователи заволокитили дело. Адвокат Ахмед Ахмедов заявил, что правосудие находится в заложниках у репрессивной системы: «Если Гаджиева отпустят, то его в тот же день задержат по новому обвинению». 

Гаджиев согласился с мнением защитника: «Судья, даже если захочет вынести верное решение, не сможет этого сделать, следователь, если и захочет, не отклонится от инструкции, прокурор, если и заметит какие-то нарушения, не укажет на них. Создаётся имитация следствия. Прошли обыски в «Черновике», искали моё рабочее место, хотя за компьютером я там сидел лет восемь назад».

Он посоветовал судье говорить правду, так как это доставляет положительные эмоции. Гаджиев уверен, что если судья найдёт в себе силы и мужество сказать правду, освободить его и сказать, что находится здесь незаконно, ничего страшного с  ним не произойдёт, по крайней мере пытать током никто не будет. В перерыве Гаджиев заявил, что начальник СИЗО-1 сказал,  что одобряет подписку на все газеты, кроме «Черновика». Но не успел назвать причину, так как сотрудник СИЗО отключил звук.

Судья отменил постановление Советского райсуда от 10 сентября и направил на новое рассмотрение, так как был допущен ряд процессуальных нарушений. При этом оставил Гаджиева под арестом до 17 октября.

На следующий день следователь Надир Телевов начал допрос родственников обвиняемых, в том числе супруги Гаджиева – Даны Сакиевой, которая является общественным защитником мужа. В случае дачи показаний в качестве свидетеля она теряет этот статус. Ей вернули три ноутбука из пяти изъятых и её телефон. Брат Абдулмумина отказался от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, в которой закреплено право не свидетельствовать против себя самого и близких родственников.

9 октября был допрошен Хабиб Гаджиев – отец задержанного журналиста. Следователя интересовало, сколько его сын работает в «Черновике» и его зарплата. ]§[