Триумф болиИсследование о том, сколько в России силовиков и много ли они получают

Дата: 
21 Фев 2020
Номер газеты: 

В последние годы президентства Владимира Путина в стране становится всё больше государственных служащих, которые охраняют россиян от сограждан. Траты государства на силовиков увеличиваются, их зарплаты растут.

«Силовархия» – так, соединив слова «силовики» и «олигархия», американский политолог Дэниел Трейсман в 2006 году предлагал называть новый экономический и политический порядок, возникший с приходом к власти Владимира Путина. По его определению это государство, где политику и бизнес контролируют ветераны спецслужб и бывшие военные.

Спустя полтора десятка лет понятие «силовики» уже не ассоциируется исключительно с путинской элитой. Силовые разгоны акций в столицах летом 2019 года, всплеск уголовного преследования по террористическим и экстремистским статьям, резонансные обыски у известных бизнесменов, сообщения о пытках – всё это продемонстрировало усиление влияния рядовых силовиков и придало понятию «силовархия» новый смысл.

«Проект» изучил данные о численности и зарплатах силовиков за семь лет с момента первых массовых уличных протестов, потрясших Москву после выборов 2011 года. Главный вывод – в стране растёт число силовиков, выполняющих репрессивные функции, а зарабатывают они намного больше, чем обычные граждане.

 

Каждый 57-й россиянин – силовик

По подсчётам «Проекта», в России живёт около 2,6 млн людей, занятых в силовых ведомствах. Это значит, что приблизительно каждый 57-й россиянин работает силовиком в государственных структурах. Если к этому добавить сотрудников охраны госкомпаний, частных охранных предприятий (ЧОПов) и корпоративных служб безопасности, доля будет ещё выше.

Самым многочисленным силовым ведомством в России остаётся армия. Согласно данным о страховках, в 2018 году в министерстве обороны было 793,5 тысячи действующих военнослужащих. Это не самая крупная военная сила в абсолютном выражении: среди стран мира по величине действующих армий Россия только на пятом месте. Её опережают Китай, Индия, США и КНДР. Однако при пересчёте на численность населения в этой пятёрке крупнейших военных держав Россия (62 военнослужащих на 10 тыс. населения) оказывается на втором месте после Северной Кореи (501 военнослужащий на 10 тыс. населения).

Несмотря на это, численность внутренних войск, которые защищают государство от самих россиян, а не от внешних врагов, всё равно выше. Если сложить численность служащих министерства внутренних дел и созданной на его основе Росгвардии, получится, что число их сотрудников превышает размеры российской действующей армии на 30%.

Надзирающих за заключёнными в России почти в два раза больше, чем тех, кто спасает жителей страны от чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Если в МЧС служит 118 тыс. человек, то во ФСИН работают 211 тыс. человек. Похожее число сотрудников – на уровне 200 тыс. человек – у Федеральной службы безопасности.

Число сотрудников Федеральной службы охраны, которые следят за безопасностью высокопоставленных чиновников, сопоставимо в России с числом тех, кто сторожит в судах подозреваемых в совершении преступлений и исполняет остальные судебные поручения. Численность ФСО, по оценкам экспертов, составляет около 50 тыс. человек, а Федеральной службы судебных приставов – 55 тыс. человек. Соизмеримое с этим число сотрудников и у Федеральной таможенной службы – около 49 тыс. человек. Это больше, чем тех, кто охраняет закон: в Генеральной прокуратуре работает 33 тыс. человек. Ещё меньше в стране тех, кто занимается расследованием преступлений: в Следственном комитете трудится 19 тыс. человек.

Данные по некоторым силовым ведомствам не разглашаются публично, и это касается не только засекреченных ведомств вроде ФСО и ФСБ. Власти уже два года не отчитывались о числе служащих в Росгвардии. В первый год существования новой структуры её численность составляла 340 тыс. человек  – об этом отчитывался директор Росгвардии Виктор Золотов. Ситуация не изменилась и к марту 2017 года: тогда Росгвардия насчитала у себя те же 340 тыс. сотрудников. В ноябре 2017 года Золотов обещал, что до 2021 года численность войск Росгвардии увеличится на треть. Однако, по мнению экспертов, численность служащих ведомства пока осталась на уровне 300–400 тыс. человек.

Численность Федеральной службы безопасности, информация о которой засекречена, эксперты оценивают примерно в 200 тыс. человек. Ещё одно засекреченное ведомство – Служба внешней разведки. По оценке эксперта, разведчиков не много: в пределах 12–14 тыс. человек .

 

Всё больше прокуроров и следователей

Силовиков становится всё больше: по подсчётам «Проекта», только с 2014 года их общее количество выросло на 10%.

В последние годы – с тех пор, как стартовал третий срок президентства Путина, – больше всего  выросло число прокуроров и следователей: на 25% и 23%.Частично это может быть связано с тем, что с 2017 года военные прокуроры и следователи были выведены из подчинения Минобороны и попали в Генпрокуратуру и Следственный комитет. Однако крупнейшие скачки в численности прокуроров и следователей произошли не в 2017 году: число сотрудников Следственного комитета увеличилось на 12,5% в 2013 году и продолжило расти в последующие годы, а Генеральная прокуратура увеличила штат на 25,5% в 2014 году. Несмотря на увеличение штата прокуроров и следователей, показатели их деятельности не улучшились: уровень раскрываемости преступлений в 2018 году отличается от уровня 2012 года всего на 1% в лучшую сторону.

Кроме них по сравнению с 2012 годом разрослось только Министерство обороны – на 19%. Численность действующей армии увеличивалась каждый год, но в 2018 году сильно сократилась: почти на 22% по сравнению с предыдущим годом.

Численность остальных силовых ведомств сократилась по сравнению с 2012 годом. Больше всего пострадали спасатели: в МЧС стало служить на 32% меньше персонала. Это единственная силовая структура в России, которая претерпела масштабные сокращения: в 2014–2018 годах в ведомстве происходила оптимизация персонала, которая привела к дефициту кадров. Ни одно другое силовое ведомство не потеряло такую же долю рабочей силы за это время. Для сравнения: на 18% сократилась численность персонала Федеральной таможенной службы. На 14% меньше по сравнению с 2015 годом  стало сотрудников МВД, чему в некоторой мере способствовал перевод части сотрудников в новую структуру – Росгвардию. Число сотрудников уголовно-исполнительной системы и судебных приставов почти не изменилось: уменьшение составило всего 6% и 3%.

 

Треть бюджета – силовикам

Расходы бюджета на те или иные цели классифицируются разными способами: по целевым статьям (например, «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» с разделом «Система исполнения наказаний») и ведомственным расходам (например, «Федеральная служба исполнения наказаний»). Частично внутренние подразделы совпадают, а частично нет: в бюджете ФСИН прописаны траты и по другим целевым статьям, например, когда ведомство тратит деньги на проведение образовательной работы с заключёнными, это проходит по статье «Образование». Таким образом, оценивать расходы на ту или иную сферу деятельности можно как по целевым статьям, так и по расходам на ведомство.

Почти треть всего федерального бюджета  ежегодно уходит на силовиков. Расходы по статьям «Национальная оборона» и «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» к 2018 году достигли 29% от федеральных трат, хотя в 2012 году составляли 21%. Самый резкий скачок произошёл в 2014 году, а максимальной доли в 35% в общем бюджете за этот период расходы на силовиков достигали в 2016 году.

Хотя численность «внутренних сил» больше, основная часть расходов на силовиков уходит на защиту страны от внешних врагов: именно вооружённые силы страны обходятся государству дороже всего – в 2,1 трлн рублей. За последние шесть лет расходы на них увеличились в три раза, и если раньше их доля составляла 7% от всего бюджета, то к 2018 году стала составлять 13%.

В два раза меньше федеральный бюджет тратит на внутренние войска – органы внутренних дел и войска национальной гвардии – на них в 2018 году ушло 900 млрд рублей. Это же доказывают и данные открытой части расходов бюджета, доступные в разрезе конкретных ведомств: так, самой дорогостоящей структурой в России остаётся Минобороны, расходы которого в 2018 году составили 1,7 трлн рублей, суммарные расходы на МВД и Росгвардию – 1,2 трлн.

За внутренними войсками следуют органы безопасности вместе с пограничниками: в 2018 году на них было потрачено 451 млрд рублей .

Следующий приоритет государства – обеспечить систему исполнения наказаний: по этой статье  расходы прописаны в сумме 227 млрд рублей, при том, что все расходы одной только Федеральной службы исполнения наказаний  составили 305 млрд рублей: разница между этими числами образуется из-за того, что расходы на соответствующую статью бюджета не всегда совпадают с суммами, выделенными государством на работу ведомства. На защиту населения от чрезвычайных ситуаций и пожаров выделяется меньше – 182 млрд рублей, а открытый бюджет МЧС – 175,5 млрд рублей.

Дешевле всего среди силовиков обходятся государству органы прокуратуры и следствия: на эту статью было потрачено 105,5 млрд рублей, в то время как бюджет Генеральной прокуратуры составил 79 млрд рублей, а Следственного комитета – почти 42 млрд рублей.

 

ФСБ богатеет больше всех

Рост числа прокуроров и следователей привёл и к увеличению расходов на Генеральную прокуратуру и Следственный комитет: на 68% и 65% по сравнению с 2012 годом.

Однако больше всего среди силовиков выросли расходы на ФСБ. Если в 2012–2013 годах доля расходов на статью «органы безопасности» не составляла даже 0,1 процента от общих трат на силовиков в федеральном бюджете, то к 2018 году этот показатель вырос до 7%. Ситуация резко стала меняться с 2014 года. Тогда же вдруг выросли расходы на органы пограничной службы, которые также входят в структуру ФСБ.

Частично это может быть связано с тем, что с 2014 года Минфин перераспределил военные пенсии по бюджетам профильных ведомств. Прирост открытой части бюджета ФСБ обеспечило как раз повышение расходов на пенсионное обеспечение силовиков: именно эта строка занимает до 95% суммы открытого бюджета, а с 2012 года расходы по ней выросли почти в два раза. Это косвенно может свидетельствовать об увеличении персонала ведомства с засекреченной численностью сотрудников. Всего же открытая часть бюджета ФСБ выросла по сравнению с 2012 годом на 70%, но дело не только в изменениях в бюджете 2014 года. ФСБ – единственное силовое ведомство, расходы на которое за шестилетний период стабильно повышались каждый год.

За это же время на 54% выросли незасекреченные траты на ещё одно закрытое ведомство – Службу внешней разведки. Рост произошёл за счёт повышения расходов на денежные выплаты ветеранам.

С начала третьего срока Путина разбогатело большинство силовых ведомств – хоть и не с такой скоростью как ФСБ и СВР. На 20–30% выросли расходы ФСИН и приставов, Министерства обороны, а также Государственной фельдъегерской службы.

Потеряли в деньгах по сравнению с 2012 годом только ФСО (сокращение – 14%), МВД (сокращение – 12%) и МЧС (сокращение на 2%). Снижение расходов на МВД – самое масштабное случилось в 2017 году – связано с перераспределением средств в появившуюся на его основе Росгвардию. В 2018 году все силовые ведомства нарастили бюджет по сравнению с предыдущим годом за исключением ФСО, однако об этом свидетельствует только открытая часть бюджета, какая доля трат ведомства проходит по закрытым статьям – неизвестно.

 

Работать силовиком выгодно

Служить на благо силового государства выгодно: во всех анализируемых нами ведомствах  средняя зарплата превышает средний уровень зарплаты по стране. Особенно прибыльно быть силовиком в федеральных аппаратах ведомств: там можно заработать в два-три раза больше, чем получают среднестатистические россияне.

Самый большой разрыв от средней зарплаты по стране – у сотрудников МЧС: их средняя зарплата на федеральном уровне составляет 157 тыс. рублей, что в 3,6 раза больше, чем у среднестатистического жителя России. Вторые по величине разрыва – сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний с зарплатой в 149 тыс. рублей, что в 3,4 раза выше, чем у среднего россиянина. В три раза больше, чем житель страны в среднем, получают прокуроры, полицейские, росгвардейцы и таможенники, в 2,4–2,7 раза – армия, приставы и фельдъегери.

Средняя зарплата регионального служащего в любом силовом ведомстве тоже превышает средний уровень по стране, однако выгоднее всего в регионах отличается оклад следователей (в 2,2 раза при зарплате в 94,5 тыс. рублей) и прокуроров (в 1,8 раза при зарплате в 79 тыс. рублей).

Зарплаты силовиков высоки, но, в основном, у начальников, это не касается рядовых сотрудников, отмечают представители силовиков. «Денежное довольствие среднего сотрудника МВД на федеральном уровне – около 70 тыс. рублей, а на региональном – около 40 тыс. рублей», – приводит свои цифры председатель Московского профсоюза полиции и Росгвардии Михаил Пашкин. По его мнению, завышенные цифры у Росстата получаются из-за того, что «зарплаты руководителей вместе с премиями могут составлять миллионы» – как в МВД, так и в Росгвардии. Слова Пашкина подтверждают и данные: среди высших чинов МВД «Проект» нашёл 13 человек, чей месячный доход превышает миллион рублей, среди начальников Росгвардии таких не оказалось .

«Подумайте, как в Москве можно прожить на 40 тысяч!» – отзывается Пашкин о реальном положении дел рядовых сотрудников. Он добавляет, что есть проблемы и с социальными выплатами: «К примеру, единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения в 2018 году предоставили 1 168 сотрудникам, а нуждающихся – 34 784 человека. Получается, что ждать жилья нужно более 30 лет!»

 

Рост окладов по всей стране

За шесть лет третьего срока Путина зарплаты всех федеральных силовиков выросли в полтора-два раза. Больше всего по сравнению с 2012 годом увеличилась зарплата сотрудников уголовно-исполнительной системы: во ФСИН стали зарабатывать в 2,2 раза больше, работники Генеральной прокуратуры и Следственного комитета – в 2,1 раза больше, такими же темпами вырос оклад таможенников.

Среди региональных силовиков больше всего повезло служащим МВД: их средний оклад вырос в 2,3 раза. Во всех регионах за последние пять лет  выросла зарплата у сотрудников МВД, Следственного комитета, прокуратуры и Федеральной службы судебных приставов. При этом рост денежного довольствия силовиков несопоставим с уровнем повышения средней зарплаты по региону в целом. В России за это время в зависимости от региона зарплата у жителей в целом выросла на 20–40%, а у сотрудников МВД – от 40 до 363%, у судебных приставов – от 18 до 106%. Зарплата прокуроров и следователей выросла сильнее, чем у среднестатистических жителей не во всех регионах, но в некоторых прирост зарплаты составил до 53–55%. Рост зарплат следователей не остановится и в ближайшие годы: к 2022 году они могут вырасти ещё на 20% в результате секретного указа президента.

 

В Москве платят меньше

Практически в любом месте страны силовики зарабатывают выше среднего по региону: почти везде зарплата полицейских, росгвардейцев, следователей, прокуроров, спасателей, таможенников и фельдъегерей выше, чем у среднестатистического жителя региона. Меньше остальных везёт судебным приставам – их зарплата выше средней лишь в 50 регионах из 85.

Выгоднее всего с финансовой точки зрения работать силовиком в кавказских регионах. Почти во всех силовых органах именно в Северо-Кавказском федеральном округе сотрудники МВД зарабатывают больше, чем средние жители региона. В Карачаево-Черкесской, Кабардино-Балкарской республиках, Чечне, Ингушетии, Дагестане и Северной Осетии – в два раза. Сотрудники Росгвардии в тех же самых регионах зарабатывают больше, чем средние жители, в три раза. «На Кавказе часто вводят контртеррористический режим, там убивают, калечат сотрудников, там же сотрудники работают практически без выходных, поэтому им начисляются доплаты», – объясняет специфику работы в регионе глава профсоюза полиции Пашкин.

Однако такой разрыв характерен не только для тех, кто участвует в силовых операциях. В этих же регионах выгодно живётся следователям: они зарабатывают в четыре раза больше, чем среднестатистические местные жители. В 3,5–4 раза от средней отличаются здесь и зарплаты прокуроров.

Обратная картина в столичных регионах. В Москве на большей части силовых должностей, где зарплата известна, она ниже средней по региону. Так, средняя зарплата служащего Росгвардии в столице на 26% меньше, чем у среднего жителя региона, сотрудника МВД – на 21%, прокурора – на 24%, следователя – на 11%, сотрудника МЧС – на 14%, пристава – на 58%, фельдъегеря – на 36%, таможенника – на 34%. Чуть лучше для силовиков ситуация в Санкт-Петербурге: там зарплата сотрудников МВД и Росгвардии на уровне средней по региону. Зарплата приставов, фельдъегерей и таможенников в Санкт-Петербурге не дотягивает до средней по региону: приставы, например, зарабатывают почти в два раза меньше.

Однако скоро положение столичных силовиков может улучшиться. В январе новый премьер-министр Михаил Мишустин установил сотрудникам МВД и Росгвардии надбавку к окладу «за сложность выполняемых задач» в размере до 100% месячного оклада. Надбавка касается только сотрудников, которые проходят военную службу в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях. В правительстве отметили, что надбавки будут «способствовать повышению уровня социальной защищенности» силовиков, «участвующих в обеспечении общественного порядка».

Повышение, возможно, связано с недостатком кадров в низовом звене полиции, как и введение надбавки силовикам из столичных регионов, работающих на массовых мероприятиях, считает Пашкин: «В России, в целом, уровень укомплектованности личным составом – 92%, а в таких городах, как Москва и Санкт-Петербург, некомплект намного больше: в регионах найти работу труднее, и там некомплект небольшой».

Действительно, в десятку регионов по числу сотрудников МВД в пересчёте на население входят малочисленные отдаленные регионы Крайнего Севера и Дальнего Востока, три региона Северо-Кавказского федерального округа – Северная Осетия, Чечня и Ингушетия, а также Калмыкия. В списке самых не обеспеченных полицией регионов, где на 100 тысяч человек приходится меньше всего сотрудников МВД, на первом месте оказалась Республика Башкортостан.

Наибольшая концентрация прокуроров – в тех же малонаселённых регионах, однако в первую десятку попадает и Хабаровский край. Меньше всего прокуроров приходится на жителей Чечни и Дагестана. Следователями также обеспечены больше всего малонаселённые регионы, но в первую десятку попадает и Амурская область, с населением 800 тыс. человек. Меньше всего следователей на жителя приходится в Белгородской области и Краснодарском крае.

 

Армии доверяют больше, чем президенту

Пока силовые структуры в России разрастаются и богатеют, меняется и отношение общества к ним – и не всегда в лучшую сторону. Опросы общественного мнения показывают, что больше всего россияне доверяют среди силовиков армии и спецслужбам. 63% опрошенных «Левада-центром» в 2019 году считают, что доверия заслуживает армия, а ещё 48% – ФСБ и другие спецслужбы. Для сравнения: армии доверяют больше людей, чем президенту, доверие которому выразили 60% опрошенных, а спецслужбам больше, чем церкви (40%).

Так было не всегда: ещё десять лет назад большинство считало, что ни армия, ни спецслужбы не заслуживают доверия (так ответили 49% и 46% опрошенных соответственно). Что касается других силовиков, большинство россиян не доверяли полиции и прокуратуре как десять лет назад, так и сейчас, хотя уровень доверия им и повысился. Если в 2009 году 72% не доверяли полиции и 58% прокуратуре, то сейчас против них высказались 62% и 55% опрошенных.

События последнего года, среди которых дело журналиста Ивана Голунова, снизили доверие среднего класса к силовикам: даже решение по делу, которое воспринимается как справедливое, оставило у части россиян, в основном, образованных жителей столицы, чувство незащищённости и заставило воспринимать правоохранительные органы как угрозу.

Силовики стали настолько обыденной частью российской жизни, что их образ используется уже и в повседневной культуре. Так, в последние годы появляются коммерческие компании, которые предлагают розыгрыши с участием «силовиков» – актёров в костюмах Росгвардии, МВД или ФСБ. Часто эту роль исполняют бывшие сотрудники правоохранительных органов. За умеренную плату можно попросить костюмированных «полицейских» подкинуть девушке наркотики, а потом сделать ей предложение с кольцом, спрятанным в этих же «наркотиках», или же отправить группу провести «обыск в сауне со стриптизёршей в роли следователя», сымитировать обыск в офисе и даже заказать «спецназ» на детский день рождения. Создатели сервиса утверждают, что проводят «задержания» и «досмотры» по согласованию с настоящими силовиками.

www.proekt.media

 

Комментарии:

Молодцы. Хорошая у нас защита. Я им отдаю 10% от шкур.

Таки и не скрывают такие цифры ) мы живём в полицейской стране , только им и зарплаты хорошие и отпуска и пенсии ... врачи учителя и тд почти как крепостные