Они подавали убийствоОфициальная версия гибели российских журналистов в ЦАР была сформирована в секретном чате медиабойцов Пригожина

Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко
Дата: 
2 Авг 2019
Номер газеты: 

30 июля 2018 года журналист Орхан Джемаль, оператор Кирилл Радченко и режиссёр Александр Расторгуев были убиты в Центральноафриканской республике, где находились в служебной командировке. В ЦАР съёмочная группа приехала снимать документальный фильм о деятельности наёмников частной военной кампании «Вагнер», одним из спонсоров которой является близкий, как принято считать, к президенту Путину петербургский бизнесмен и ресторатор Евгений Пригожин.

Убили журналистов при до конца не выясненных обстоятельствах. Их тела были обнаружены сотрудниками миссии ООН в ЦАР в 20 километрах от города Сибю. Машина с журналистами, за рулём которой находился местный житель Бьенвеню Дувокама, была остановлена неизвестными, а сами журналисты расстреляны. Убийство произошло около 10 часов вечера 30 июля. Водитель группы остался жив. Каким образом опытные журналисты оказались в тёмное время суток на просёлочной дороге, вдали от магистральной трассы, в стране, где идёт гражданская война, неизвестно.

Ключевую роль в подготовке поездки сыграл специальный корреспондент РИА ФАН (информационного агентства, аффилированного с бизнес-структурами Евгения Пригожина) Кирилл Романовский. Именно он дал контакт «фиксера» по имени Мартин. Мартин должен был встречать группу в ЦАР, обеспечивать контакты и безопасность. Ничего из этого не было сделано. Именно на встречу с Мартином журналисты ехали из столицы ЦАР в город, где располагается миссия ООН. По дороге они были убиты.

Официальная версия расследования – «убийство арабоязычными бандитами с целью ограбления». Именно этой версии придерживаются власти ЦАР и Следственный комитет России. Её озвучивала пресс-секретарь МИД России Мария Захарова. Эту же версию повторил и Владимир Путин на своей пресс-конференции в декабре 2018 года.

Даже личные вещи погибших, которые хранятся в посольстве РФ в ЦАР, до сих пор не могут переправить в Москву. Ни Следственный комитет, ни МИД, ни Минобороны России не делают этого.

К годовщине убийства Джемаля, Радченко и Расторгуева Центр «Досье» Михаила Ходорковского опубликовал доклад о результатах собственного расследования. Оно было начато в августе 2018 года: сформированы две международные команды профессиональных расследователей, которые отправились в ЦАР, где работали независимо друг от друга, там же были наняты стрингеры. За год был собран и проанализирован огромный массив документов, интервью и цифровых данных, относящихся к убийству журналистов.

Первые итоги «Досье» опубликовало в январе 2019 года. О них подробно читайте в материале Дениса Короткова «Хроника хорошо подготовленной смерти» («Новая газета», № 2 от 11 января 2019 года).

Расследователи «Досье» установили:
 – Убийство журналистов было заранее спланировано. В ЦАР за ними была организована слежка. Водитель журналистов Бьенвеню Дувокама – напрямую связан с местной жандармерией. Из биллингов его телефонных переговоров видно, что с 28 июля (дня прибытия журналистов в ЦАР) он поддерживал постоянную оперативную связь с жандармом Эммануэлем Котофио, который отслеживал перемещения журналистов и находился в непосредственной близости от них.

– Эммануэль Котофио был опознан солдатами FACA, находившимися в ночь убийства на КПП в Сибю. Согласно показаниям свидетелей, около 19:00 30 июля непосредственно перед машиной команды журналистов проехал другой автомобиль, который вернулся на КПП в Сибю около 20:00. В 20:45 водитель журналистов сообщил о нападении жителям деревни Кпаку. Вместе с Котофио в машине находились трое белых людей, предположительно русских.

– Котофио поддерживал связь с человеком, идентифицированным как «инструктор по наружному наблюдению, контрнаблюдению, вербовке, агентурной работе» компании «М-Финанс» (компании, аффилированной с бизнес-структурами Евгения Пригожина) Александр Сотов, личный номер сотрудника «ЧВК Вагнера» М-5661. Сотов, в свою очередь, общался с Валерием Захаровым – советником президента ЦАР и руководителем группы инструкторов «Компании» Евгения Пригожина, личный номер сотрудника «ЧВК Вагнера» М-5658.

Вся эта информация сопровождается биллингами телефонных переговоров, а также документами, подтверждающими:

Захаров и Сотов – люди Евгения Пригожина и штатные вагнеровцы.

Следователь Золотов, который ведёт дело об убийстве в России, по ходатайству родственников погибших приобщил эти документы к уголовному делу. Однако допросить Захарова и Сотова отказался.

– Фиксера «Мартина» не существовало вовсе. Он был выдуман координаторами тщательно спланированной операции. После убийства «Мартин» исчез. Как выяснилось, в Бамбари (376 км от столицы ЦАР), где, по заверению Кирилла Романовского, находился «Мартин», его никогда не было. Журналисты ни разу не разговаривали с «Мартином» по телефону, так как Кирилл Романовский настоятельно просил общаться только посредством текстовых сообщений. Он утверждал, что в месте, где находится «Мартин», плохая связь. Данные мобильного оператора свидетельствуют о том, что телефон «Мартина» не покидал пределов Банги, где нет ощутимых проблем со связью.

В дополненной версии доклада специалисты «Досье» опровергают официальную версию убийства. И ещё раз подчёркивают важную роль водителя группы и людей, связанных с ним, а также Кирилла Романовского. На основе чатов в мессенджере Telegram «Досье» детально показывает, как люди Евгения Пригожина разворачивали информационную кампанию по вбросу фальшивых версий об убийстве журналистов. Люди Пригожина во главе с Валерием Захаровым имеют в ЦАР «практически неограниченную власть, контролируют военные структуры, в том числе и жандармерию, сотрудники которой ведут расследование убийства журналистов», – говорится в докладе.

 

Убийство

 

Официальное заявление водителя Дувокама о том, что жандарм Котофио его друг и что в июле он звонил ему сугубо по личным вопросам, – неправда. Анализ телефонных звонков одного из номеров Бьенвеню (+23675465314) и ещё пяти телефонных номеров Котофио за июль 2018 года свидетельствует о том, что в июле первый телефонный разговор между ними состоялся 21 числа, в 18:46. Напомню, визы в ЦАР журналисты получили 11 июля, то есть с этого момента власти страны были в курсе их приезда. Интенсивность общения водителя и жандарма стремительно возрастает 28 июля в день приезда журналистов.

«Анализ характера полученных ранений говорит о том, что убийство было преднамеренным и профессионально исполненным. Так, согласно данным судебно-медицинской экспертизы, на теле Расторгуева были обнаружены точечные ранения в сердце. Предположительно, журналистов расстреляли из автомата Калашникова АК-47 или его модификации. Убийц не интересовал грабёж», – утверждают расследователи «Досье» после изучения судебно-медицинских и баллистических экспертиз.

С места преступления пропали только вещи, которые могли служить доказательствами: мобильные телефоны, камера, на которую Кирилл Радченко снимал в ЦАР, а также видеорегистратор, который журналисты установили на машину своего водителя. «Грабители» даже не попытались остановить машину Дувокама, которому удалось «бежать» при виде вооружённых людей. В машине находились вещи журналистов, а также три канистры бензина, который в ЦАР ценится дороже золота. Сотрудники правоохранительных органов ЦАР фактически не провели осмотра места преступления. Несмотря на десятки выстрелов в телах убитых, на месте преступления были обнаружены всего две гильзы.

А через несколько дней после убийства неустановленные лица сожгли траву на месте, где были обнаружены тела. «Досье» публикует фотографии из офиса «Компании» в ЦАР, сделанные в мае 2018 года. На них видно, что в помещении хранились как минимум четыре автомата АК-47. К оружию имели свободный доступ гражданские сотрудники африканского проекта Пригожина (переводчики, политологи и др.). Сотрудники «Компании» неоднократно выезжали на стрельбища.

 

Жандарм и «Мартин»

 

Тщательно проанализированные метаданные телефонных переговоров жандарма Котофио подтверждают, что во время поездки журналистов в ЦАР он постоянно находился в непосредственной близости от них. 28 и 29 июля Котофио находился в центре Банги, рядом с отелем National, в котором поселились Джемаль, Расторгуев и Радченко. Данные о звонках 30 июля указывают на то, что в этот день Котофио, как и журналисты, был в городах Дамара и Сибю.

Как удалось установить, около 15:00 команда журналистов находилась в Дамаре, в 14:56 в Google-аккаунте Радченко была зафиксирована активность камеры OSMO. Метаданные телефонных переговоров Эммануэля Котофио свидетельствуют, что в 13.: 8 сигнал с его номера +23675717428 был зафиксирован вышкой DAMARA_1, а в 16.07 – вышкой SIBUT_1.

 

 

Из распечаток телефонных переговоров Котофио следует, что он был в постоянном контакте с несколькими жандармами и офицерами FACA, личности которых были установлены Центром «Досье»: «По информации местных источников, Эммануэль Котофио поддерживает тесную связь с российскими инструкторами в ЦАР, через некоторое время после убийства Котофио был замечен в качестве водителя российских военных».

По словам опрошенных в Бамбари официальных лиц, включая заместителя главы MINUSCA и мэра Бамбари, голландца по имени «Мартин» в городе не существовало. В результате изучения списка сотрудников ООН на территории ЦАР голландец «Мартин» также не был обнаружен.

«Версии» убийства

Согласно официальным заявлениям властей ЦАР, Джемаль, Радченко и Расторгуев были убиты «10 мужчинами в тюрбанах, говорящими по-арабски».

Специалистам «Досье» удалось получить доступ к внутренней переписке сотрудников африканского проекта Пригожина, которая велась в мессенджере Telegram в групповом чате с названием «ЦАР Медиа». Переписка показывает, как после убийства журналистов люди Пригожина начали планировать «версии» преступления и информационную политику освещения этого события. Поражает, что планируют они не только «активность» в соцсетях и СМИ, но и официальные заявления жандармерии ЦАР.

Прежде чем перейти к скринам сообщений чата, стоит пояснить одну важную техническую деталь. Мессенджер Telegram имеет особенность изменять время сообщений согласно географической локации человека, который их открывает.

Например, если кто-то откроет мой «Телеграм» во Владивостоке, то история моих сообщений будет для него отображаться по владивостокскому времени. Человек («Досье» не называет его, ссылаясь на обеспечение безопасности), которому удалось получить доступ к чату, находился в другом часовом поясе, с разницей +10 часов, именно поэтому в скриншотах переписки пригожинских людей отображается другое время, к нему нужно прибавить 10 часов для того, чтобы оказаться в часовом поясе ЦАР. Мы же публикуем время переписки по Центральноафриканскому времени из принципиальных соображений: нам важно время появления информации.

31 июля, в 15:40 по Банги в групповой чат Telegram «ЦАР Медиа» была отправлена первая новость об убийстве журналистов с просьбой максимально быстро начать поиск информации и отреагировать на происшествие.

 

В 17:25 Петр Бычков, руководитель так называемого «бэк-офиса» Пригожина в Санкт-Петербурге, пишет в чате, что вместе с Валерием Захаровым (сотрудники Пригожина в переписке между собой называют его Валера) придумали, какой позиции следует придерживаться по поводу убийства: «Это непонятные лица, по заказу, возможно, Ходора, направлялись в сторону Кага Бандора, где, по сведениям МИНУСКА, проходила встреча бандитов — Али Дараса, Алькатима и Абдулы Хиссена (полевые командиры в ЦАР. — И. Г.). Их с целью грабёжа остановило 10 человек арабоговорящих бандитов. Водителю с ранением удалось бежать – сейчас он на допросах» (здесь и далее орфография и пунктуация авторов сохранены).

 

При этом информация о том, что на журналистов напали «10 арабоговорящих бандитов», публично появилась позднее: первым эту новость опубликовало информагентство Associated Press 31 июля, в 21:15, то есть спустя 4 часа после озвученной версии Бычкова. Первый же официальный допрос водителя Бьенвеню (единственного живого свидетеля) состоялся только 1 августа, в 9:58 утра.

И в этом допросе, копия которого имеется в редакции, водитель не называл точное количество «бандитов», о них он «вспомнит» впоследствии.

Затем участники чата обсуждают, кто должен продвигать версию Бычкова и Захарова: в качестве возможных вариантов предлагается посольство или служба безопасности ЦАР. Формулировки, которые используют участники чата, говорят сами за себя:

 

 

«Вадим Купцов: «А почему мы вообще должны выступать с каким-либо официальным заявлением по поводу этого происшествия? Как оно к нам относится? Мы сами себя не запалим, если сунем нос в это? Ну, мало ли кто там и по какой причине погиб? Посол дал свой комментарий уже. А мы как кто выступим?»

Taras: «Действительно может оказаться, что на воре шапка загорелась».

Вадим Купцов: «Именно!»

Petr Bychkov Bychkov: «Согласен».

Taras: «Сейчас все журналисты страны (а ещё и украинцы) смотрят на ЦАР. Кто высунется – будет у всех на виду».

Maria Pushkina: «Очень простой подход. Может, эту информацию будет выдавать посольство? Или служба безопасности ЦАР? Так как отсутствия информации — –это возможность достроить эту информацию чем-то другим».

 

В итоге участники чата договариваются «запустить в местные СМИ 3–4 публикации» и приходят к выводу, что «главным источником информации должна быть местная полиция и посольство».

В 20:21 Вадим Купцов присылает подробный план информационной кампании. Важно, что они планируют не только публикации в СМИ и соцсетях, но и заявления официальных лиц в ЦАР.

 

«– Завтра-послезавтра выход новостной статьи в местных двух-трех СМИ (две газеты + радио)

– В пятницу заявление главы жандармерии о расследовании и версиях

– На выходных международные российские СМИ аналитический материал о случившемся…

– Соцсети заполняют интернет обсуждениями и всевозможными версиями (вплодь до бредовых) о том, что эти люди там делали».

Более того, в сообщении Купцова прямо говорится о том, что версию случившегося необходимо «придумать», а информацию о том, что журналисты планировали съёмки о деятельности ЧВК, – скрыть: «А вот что эти люди там делали – нужно придумать. Версии, что они снимали кино про ЧВК или работали на Ходора, никак нельзя оставлять. Думаю, можно сказать, что они приехали в ЦАР снимать репортаж об успехах российских инструкторов в ФАКА. И им неповезло на дороге. Мы же официально, открыто и легально учим ФАКА. История появления русских журналистов тогда будет логичной…»

В 20:52–20:53 Пётр Бычков посылает следующее сообщение: «мы же обсудили. преступники арабоговорящие. с шефом (так в переписке они называют Евгения Пригожина. — И. Г.) обсужу сейчас, как он выйдет на связь — можем ли мы абд… обвинить».

 

Под «абд…» подразумевается «Абдула Хиссен» — повстанческий лидер «Народного фронта возрождения ЦАР» (в прошлом – группировка «Селека»). В свою очередь,

причина, по которой Бычков должен согласовать с «шефом» (Евгением Пригожиным), можно ли переложить вину на Хиссена, состоит в существовании устоявшихся договорных отношений представителей «Компании» с повстанцами.

Из расследования Центра «Досье» видно, что пригожинские люди наделены в ЦАР широкими полномочиями: например, проводить инструктаж сотрудников посольства РФ в ЦАР.

19 сентября один из сотрудников пригожинских структур Дмитрий Сытый получил письмо от атташе Посольства РФ в ЦАР, заведующего консульским отделом Константина Лехова (скриншот электронного письма имеется в распоряжении «Досье»). Лехов, который просит совета в отношении того, как лучше отвечать на запросы брата Кирилла Радченко, Романа, относительно передачи личных вещей Кирилла в Москву. По словам сотрудников «Досье», скриншот электронного письма у них имеется.

ПИСЬМО ОТ ПОСОЛЬСТВА РФ В ЦАР СОТРУДНИКУ ПРИГОЖИНСКОЙ СТРУКТУРЫ
 

«Дима, привет!

Как и договаривались, направляю сканы запросов от брата погибшего А. Радченко.

Первый с просьбой помочь с получением личных вещей, а второй (направляю по просьбе Виктора) – с вопросом о том, КТО оплатил.

Первый – чтобы вы могли со своей стороны сказать местной прокуратуре/жандармерии, чтобы ничего не сжигали, пусть отдают в Пос-во (мы передадим).

Второй – чтоб вы посоветовались и сориентировали нас о том, как нам лучше отвечать.

С уважением,

Костя»

 

 

 

По данным «Досье», Дмитрий Сытый является одним из главных помощников и переводчиков Валерия Захарова. Согласно его резюме, после окончания Государственного университета экономики и финансов он проходил обучение в Международном университете Каталонии, а также в бизнес-школе SKEMA в Париже. По данным системы СПАРК-Интерфакс, Сытый является совладельцем компании «ТФ «Силуэт» в Санкт-Петербурге. Наряду с Евгением Ходотовым, Дмитрий Сытый был в числе семи специалистов «М Инвест», прибывших в ЦАР ещё 21 сентября 2017 года по приглашению президента Туадеры. 

В распоряжении Центра «Досье» оказался список сотрудников «Фабрики троллей» Евгения Пригожина. В нём Дмитрий Сытый указан в качестве сотрудника отдела переводов, осуществляющего манипулирование общественным мнением.

 

В списке также значится имя журналиста РИА ФАН Кирилла Романовского.

Также «Досье» удалось раздобыть документы, из которых видно: «Компания» Евгения Пригожина оплатила переподготовку правоохранителей ЦАР, ведущих расследование убийства. Переподготовка проходила в России. Согласно газете «Московский комсомолец», цитирующей дипломатическую почту посольства РФ в ЦАР, 20 сентября 2018 года временный поверенный в делах России в ЦАР В. Г.  Токмаков сообщил высокопоставленному сотруднику Следственного комитета РФ, что судебный следователь в ЦАР до сих пор не назначен, а африканские прокуроры и вовсе улетели в Петербург:

«Генпрокурор (ЦАР) и его зам с группой других сотрудников уехал в Санкт-Петербург на курсы повышения квалификации при поддержке российской частной компании».

Центр «Досье» также получил документальные свидетельства, согласно которым «Компания» Пригожина ежемесячно выплачивает $5 000 каждому из своих «советников», включая директора полиции, министра безопасности и других членов кабинета президента ЦАР Туадеры.

Данные, полученные Центром «Досье», говорят о том, что Евгений Пригожин и его сотрудники активно работают над центральноафриканским проектом с 2017 года. 21 сентября 2017 года семь специалистов компании «М Инвест» (Евгений Фролов, Николай Добронравин, Борис Нижевенков, Вячеслав Ботеев, Евгений Ходотов, Дмитрий Сытый, Александр Кузин) по приглашению президента ЦАР Фостен-Арканжа Туадеры прибыли в ЦАР для более глубокого изучения возможностей разведки и добычи природных ресурсов на территории страны.

 

Евгений Пригожин постоянно отрицает свою связь как с «ЧВК Вагнера», так и с коммерческими структурами, осуществляющими деятельность на территории ЦАР, Судана, Мадагаскара, ЮАР и других стран. Тем не менее полученные Центром «Досье» материалы свидетельствуют о личном участии Евгения Пригожина в африканском проекте и осуществлении им систематического контроля за деятельностью «Компании».

Так, в распоряжении «Досье» оказался документ аффилированной с Пригожиным компании «М Инвест», отправленный на имя заместителя министра иностранных дел Михаила Богданова и подписанный лично Е. Пригожиным. Документ содержит запрос об оказании содействия в ускоренном оформлении российских виз для двух министров ЦАР (Thierry Herve Oronfei-Fiogbia и Rameaux Claude Bireau), а также гражданина Южного Судана Issa Hassan Mohamed Abouna. Визит для обсуждения совместных с «М Инвест» проектов был запланирован на период с 23 по 28 августа 2017 года. Документ был зарегистрирован в канцелярии МИД РФ под номером 6616 от 21.08.2017 года.

 

 

31.07.2019 г.,

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/30/81434-oni-podavali-ubiystvo