Сети-сиротыКак пройдёт консолидация электросетевого хозяйства республики. Что делать с бесхозными электросетями?

Юрий Зайцев не хочет брать убыточные сети
Дата: 
8 Сен 2017
Номер газеты: 
Фото: 
Ильяса Хаджи

Консолидация электросетевого имущества республики основательно закрепилась в повестке правительственных совещаний. В новостных лентах периодически появляются отчёты о промежуточных итогах. Что из себя представляет консолидация и почему за неё так ратуют чиновники и энергетики – разбирался «Черновик».

В конце августа на совещании в ПАО «МРСК Северного Кавказа» руководитель Дагестанской сетевой компании Муртазали Гитинасулов заявил, что ненормативные потери в Дагестане создаются пятью РЭС, и в первую очередь это связано с арендованными сетями. В пример он привёл Хасавюрт, где теряют до 50–60%.

«Консолидация ради галочки нам не нужна. Все прекрасно понимают, что мы обязаны стремиться к прибыльности предприятия, и никто не может нас заставить нарушать закон и брать на баланс заранее убыточное и бесперспективное имущество», – заявил гендиректор МРСК Юрий Зайцев, добавив, что им нередко попадаются ветхие сети, требующие ремонта и чреватые ростом потерь и убытков.

Мода на консолидацию пошла с 2012 года, когда президент Владимир Путин подписал указ о создании ПАО «Россети» и сосредоточении всего сетевого имущества страны в его руках. Следом, в 2013-м, вышла в свет стратегия развития электросетевого комплекса.

На данный момент перед МРСК, как дочкой «Россетей», стоят две основные задачи: присоединить территориальные сетевые организации (ТСО) и бесхозные сети. В конце прошлого года замруководителя «Россетей» Сергей Семериков посоветовал регионам сформировать собственные программы по объединению. Первым этапом он предложил заключить соглашения между дочерним обществом ПАО «Россети» и региональным/муниципальным органом власти, которые не предполагали бы переход права собственности, а например, передачу в безвозмездное пользование. Чтобы ОГВ могли оценить эффективность сетевой компании, а после уже вести речь о дальнейшей консолидации. 28 августа на совещании в «Каббалкэнерго» (сетевая компания Кабардино-Балкарии) советник гендиректора ПАО «Россети» Антон Колесников подчеркнул, что передача сетевых активов от республик СКФО должна проводиться исключительно на этой основе.

На правительственном совещании 10 августа как раз обсуждали  передачу в безвозмездное пользование МРСК нескольких объектов из собственности республики. Всего в реестре государственного имущества 34 объекта электросетевого хозяйства, в том числе 18 подстанций. Право собственности Дагестана зарегистрировано лишь на 4 объекта. Правительство намерено заняться остальными и потратить в этом году на процедуру регистрации 15 млн рублей. Но дело в том, что по сравнению с реальным массивом бесхозяйного имущества эти объекты – малая доля.

 

В доску

 

Своеобразный опыт консолидации у республики уже есть. В 2011 году предприниматель Магомедгаджи Шахбанов учредил ООО «Дагестанская объединённая сетевая компания» и с лёгкой правительственной руки занялся сбором имущества, находящегося на балансе муниципалитетов.

В декабре 2010 РСТ РД включила его в единый (котловой) тариф как сетевую организацию. Муниципалитеты направили ДОСК заявки на электрификацию и установку трансформаторов. С Обществом были заключены договоры оказания услуг по передаче электрической энергии и договор аренды объектов энергетического хозяйства с ОАО «Сулакский Гидрокаскад». В феврале 2011 года вышло постановление, которое поручало до апреля составить план передачи имущества городов и районов на баланс ДОСК. Закончилось всё тем, что УФАС через суд с третьей попытки оспорило это постановление, решив, что оно нарушает принципы конкуренции.

Сетевое имущество, которое сегодня называют бесхозяйным, судя по словам опрошенных «ЧК» экспертов, – это совокупность муниципального имущества, на которое отсутствуют права собственности, а также брошенные объекты, имущество без регистрации прав и т. д. С другой стороны, не исключено, что причиной тому явилась сама сетевая компания. Перечень имущества на балансе «Дагэнергосети» в 2012 году и «Дагестанской сетевой компании» (её последовательницы) в 2016-м совпадает по численности вплоть до трансформаторного пункта: 33 тысячи км воздушных линий электропередач, 204 подстанции 35/110 кВ и более 7 тысяч трансформаторных пунктов.

То есть, несмотря на разрастающийся потребительский спрос (особенно это характерно для Махачкалы), почти 5 лет дочерние компании МРСК не занимаются строительством новых объектов. (И объясняют это убыточностью тарифов, которые им назначает РСТ.)

Очевидно, что главным бенефициаром происходящего объединения выступает сетевая компания. Во-первых, если бесхозяйное имущество передадут ей в безвозмездное пользование, то оно будет включено в котловой тариф (к нему вернёмся позже). А учитывая сложившуюся практику, МРСК, вероятно, сдаст это имущество в аренду своему дочернему предприятию (так же как это было с хозяйством «Дагэнергосети», ДСК и Махачкалинских городских электрических сетей).

До 2008 года для каждой сетевой организации утверждался индивидуальный тариф на услуги по передаче. Эти тарифы были разные, в зависимости от затрат на содержание сетей и компенсацию потерь. Поэтому потребители оплачивали услуги по передаче по разным тарифам, в зависимости от того, к чьим сетям они присоединены. Единый «котловой» тариф предполагает, что потребители рассчитываются с сетевой организацией по одной ставке. Но, учитывая, что фактические затраты сетевиков в регионе различны, одни ТСО компенсируют другим недополученные доходы. Таким образом, они не получают денежных средств больше, чем их экономически обоснованные расходы.

«Котловой» тариф включает расходы на амортизацию, аренду имущества и прочее. Определяют структуру и объёмы затрат – численность имущества, обслуживаемого сетевой компанией. Так, в тариф ДСК включены линии электропередач  и подстанции разного уровня напряжения. Здесь два интересных момента. Оказывается, что у компании нет подстанций низкого напряжения, на которых «сидит» население. Хотя именно на них приходится 80% сверхнормативных потерь (те, что не компенсируются тарифом) Дагестанской сетевой компании (около 400 млн рублей). Как «ЧК» писал ранее, ежегодно пропадает 1,5–2 млрд киловатт/ч, в среднем около 33% от общего объёма отпуска, а сверхнормативные потери составляют в среднем 13%, или 671 млн кВт/ч ежегодно. Для сравнения: на электроснабжение Дербента в прошлом году отпустили 194,4 млн кВт/ч, на Хасавюрт – 258,7 кВт/ч, а на Махачкалу – 1,3 млрд кВт/ч.

Также наблюдаются некоторые несостыковки по численности имущества. Например, в тариф входит 16 694 подстанции СН II. Тогда как ДСК принадлежат 7 188 подстанций. Списать их на арендуемое имущество других сетевых компаний довольно сложно. Так, например, МГЭС включает в себя 30 трансформаторных подстанций, 35 КТП, около 70 силовых трансформаторов. Пакет имущества ООО «Махачкалинская городская электросетевая компания» содержит 650 трансформаторных подстанций и 136 КТП, 867 силовых трансформаторов. Кизлярские горэлектросети, выкупленные МРСК, насчитывают 52 трансформаторные подстанции и т. д. Более того, по данным сетевика, общее количество трансформаторных подстанций Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Ставропольского края составляет 25 903 единицы.

Отметим, что в 2016 году расходы на годовое содержание одной у. е. составляли 23 тысячи рублей. Напомним, что с 2012 года имущество дочерней компании МРСК не претерпело количественных изменений. Однако в тарифе оно росло. В 2015 году численность подстанций этого вида составляла 15 тысяч.

В РСТ пояснили, что количество трансформаторных подстанций составляет 7 786 штук, в условных единицах это 18 336. Остальные условные единицы включают прочее оборудование аналогичного уровня напряжения (воздушные и масляные выключатели, статистические конденсаторы и т. д.).

Дагестанским сетям для консолидации карта не нужна

 

Без прав

 

Вопросы вызывают сети Кизляра. На сегодня МРСК так или иначе обслуживает практически все города республики. В 2013 году к ней перешли в аренду объекты ОАО «Сулакский Гидрокаскад», ОАО «Ставропольэлектросеть» (Хасавюрт) и ООО «Избербашские городские электрические сети». Махачкалинские сети также находятся в аренде. В Кизилюрте конкурсное производство ещё идёт.

Также в рамках банкротства МУП «Каспэнерго» МРСК претендует на сети Каспийска.Сетевая компания Кизляра объявлена банкротом, и её имущество выкуплено за долги. Но спустя 4 года после покупки кизлярских сетей МРСК неожиданно озаботилась его госрегистрацией.

Имущество МУП «Кизлярские городские электрические сети» было включено в программу приватизации в 2004 году. В этом же году было принято постановление администрации о приватизации, и он был преобразован в ОАО. В апреле 2013 года в отношении Общества было открыто конкурсное производство в связи с банкротством. Первые и вторые торги не состоялись из-за отсутствия заявок на участие.

После чего продажа проводилась путём публичного предложения (цена снижается до тех пор, пока кто-либо из участников не проявит потребительский рефлекс).

По результатам торгов был заключён договор купли-продажи, и имущество должника было передано в собственность МРСК. Конкурсный управляющий Николай Тихонов допустил его к участию в конкурсе. Хотя по закону о банкротстве участвовать в торгах запрещено кредиторам и аффилированным с ними лицам. Одним из кредиторов был ДЭСК.

В августе 2017-го МРСК подала иск в Арбитражный суд РД о признании права собственности на 52 объекта имущества кизлярских госрэлектросетей.

Сетевик апеллирует тем, что имущество находится на его балансе и пользовании, но право собственности за ним не зарегистрировано. И если реорганизованному лицу имущество принадлежало на праве собственности, то в собственность к новому владельцу оно переходит по умолчанию. Однако  Управление Росреестра по РД в 2013-м отказало ему в регистрации одного из приобретённых объектов (нежилое здание по улице Туманяна, 27), так как в реестре нет сведений ни об этом объекте, ни о его продавце. Тем не менее доказательств того, что у продавца были права собственности, МРСК не представила. Поэтому можно сделать вывод, что зарегистрировать право собственности компания не смогла, потому что первично оно отсутствовало у муниципалитета.

Также, по данным источника, сетевая компания не смогла объяснить, почему до сих пор не обращалась в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности (согласно ст. 131 ГК РФ, наличие, возникновение и прекращение таких прав обязательно подлежит госрегистрации). Причём, помимо этих 53 объектов, в ведении кизлярских сетей числится ещё 85 земельных участков и 51 объект недвижимости. Однако о них сетевая компания не заикнулась.

Отсутствие регистрации права собственности всплыло при банкротстве кизилюртовского МУП «Электросеть». Как «ЧК» писал ранее, в рамках дела конкурсный управляющий МУПа Тихонов добился разрыва договоров концессии, по которым кизилюртовская администрация вверяла обслуживание сетей города частной компании «ДагЭнерЖи».

Суд счёл, что таким образом администрация в преддверии банкротства МУПа причинила вред интересам кредиторов должника и обчистила его конкурсную массу, тогда как ответчик, МКУ «Управление муниципальной собственности и службы заказчика», на суде заявил, что у должника нет права хозяйственного ведения на муниципальные сети, т. к. с 2010 года оно не было зарегистрировано по закону.

Сомнительны права МРСК на сетевое имущество Дербента. В 2004 году МУП «Дербентэнерго» за долги в 46,5 млн рублей перед ОАО «Дагэнерго» передал ему на право хозяйственного ведения имущество стоимостью 63,5 млн рублей. Хотя, согласно пункту 2 статьи 18 Закона «О государственных и муниципальных предприятиях», ГУПы и МУПы не вправе продавать принадлежащее им недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог или распоряжаться без согласия собственника имущества.

При этом при расчёте тарифа учитывается только арендованное имущество, объекты на праве собственности и находящиеся в безвозмездном пользовании. Также это могут быть бесхозяйные сети (по ФЗ «Об электроэнергетике», ответственность за их работу несут организации, к электрическим сетям которых такие объекты присоединены). Но их бесхозяйность нужно ещё доказать (процедура длится больше года). В РСТ пояснили, что они не включены в тариф, так как ДСК не может представить доказательства, что обслуживает их (например, ремонтные сметы). 

 

Высокая планка

 

О промежуточных результатах консолидации правительство оповестило в апреле. Выявлено 305 трансформаторных подстанций и 636 км линий электропередач, расположенных на территориях муниципальных районов. И сейчас власть заморочена регистрацией прав собственности для дальнейшей передачи объектов в республиканскую собственность, в соответствии с Дорожной картой по консолидации электросетевого комплекса Республики Дагестан.

Когда энергетики только выводили в оборот Дагестанскую сетевую компанию, Рамазан Абдулатипов анонсировал, что республика примет в ней участие. Внесёт в качестве вклада в уставный капитал бесхозяйные сети. Но эти планы не сбылись, а в Минимуществе ответили, что решение об этом не принято.

Сейчас от республиканского правительства требуется всё это имущество собрать, оформить и зарегистрировать. Но по закону эта процедура может занять больше года. Сначала оно должно быть признано бесхозяйным по решению суда. По заявлению органа местного самоуправления оно принимается на учёт в Росреестр. По истечении года муниципалитет может обратиться в суд с требованием о признании права собственности на него. Если в процессе производства по делу будет установлен собственник имущества, который заявит на него свои права, суд прекратит рассмотрение.

С другой стороны, если у собственника сетей есть на него документы, то с какой стати он будет дарить их МРСК? По букве закона он вправе либо требовать компенсацию в счёт понесённых расходов на их строительство, либо рассчитывать на статус сетевой компании, и тогда тарифом ему будут компенсироваться расходы на ремонт и обслуживание сетей. Таким статусом обладает, например, завод «Авиаагрегат», который, помимо удовлетворения собственных нужд, дополнительно питает соседствующих потребителей. ]§[

Комментарии:

Таким образом за пустые сети дск население и юр.лица платят необоснованные деньги за услуги передачу электорэнергии. Из котла 3 миллиарда, 400 млн. не подтверждены документально.