Промышленность Дагестана: есть ли жизнь в рынке?

Николай Проценко
Дата: 
29 Ноя 2019
Номер газеты: 
Автор: 

Уходящий год окажется неутешительным для дагестанской промышленности. Ещё недавно этот сегмент экономики республики радовал двузначными темпами роста, но в последние месяцы индустрия переживает глубокий спад: за девять месяцев объём промышленного производства в Дагестане упал на 28,7% к показателям того же периода прошлого года. Основная причина провальных показателей – снижение объёмов госзаказа для оборонных предприятий республики, которым ещё только предстоит научиться жить в рынке. Эта тема стала одной из ключевых в ходе дискуссии, состоявшейся по итогам публикации шестого рейтинга крупнейших компаний Дагестана в «Черновике».


...без государственного заказа крупные заводы Дагестана, сохранившиеся ещё с советских времён, вряд ли смогут показывать хороший рост доходов.


Официальная статистика промышленности за январь-сентябрь 2019 года была опубликована всего за несколько дней до прошедшего в редакции «Черновика» круглого стола с участием представителей власти и крупного бизнеса республики. Как следует из данных Дагстата, на резкое снижение объёмов промышленного производства повлияло сокращение выпуска на всех основных предприятиях, участвующих в рейтинге.

В частности, на заводе «Дагдизель» из-за нестабильности выпуска военного производства выпуск готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования, упал в 45,5 раза (в связи с чем участие предприятия в рейтинге по итогам 2019 года оказывается под большим вопросом).

ОАО «Концерн КЭМЗ» сократило производство прочих транспортных средств и оборудования в 2,2 раза. На АО «Завод им. Гаджиева» производство по направлению «Машины и оборудование, не включённые в другие группировки» сократилось на 29,8%.

Кроме того, отмечено падение производства компьютеров, электронных и оптических изделий у махачкалинского филиала АО «Азимут» на 35%, лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях у НПО «Питательные среды» в 2,5 раза, а дагестанский филиал ПАО «ФГК-Русгидро» на 9,5% сократил производство, передачу и распределение электроэнергии.

Список промышленной продукции, производство которой за девять месяцев сократилось, включает топливные насосы (на 42,3%), центробежные насосы (на 22,5%), сепараторы-сливкоотделители (на 38,5%), листовое литое стекло (на 3,7%), а также природный и попутный газ (на 14,8%).

В то же время в Дагестане увеличилось производство муки (в 1,8 раза), кондитерских изделий (в 1,6 раза), минеральной воды (на 38,9%), сыров (на 29,5%), роторных насосов (на 5,9%), а также на 8,4% увеличилась добыча нефти. Но этих локальных успехов оказалось недостаточно, чтобы вытащить всю промышленность республики хотя бы в небольшой плюс.

Все признаки предстоящего спада промышленности были налицо ещё год назад – за девять месяцев 2018 года индекс промпроизводства в Дагестане составил лишь 102,5%, тогда как в 2017 году индустрия показывала динамику под 30% – один из самых высоких в России показателей.

Но удержаться на этом уровне не удалось, что в очередной раз обнажило главное больное место тяжёлой промышленности Дагестана – её зависимость от государственного заказа. Попытки оборонных предприятий войти в конкурентный рынок осуществляются регулярно, в том числе довольно нетривиальные.

Например, кизлярский Концерн КЭМЗ для поддержки собственной гражданской разработки в малой авиации заявил о планах создать в следующем году свою авиакомпанию. Но в целом ситуация остаётся неизменной: без государственного заказа крупные заводы Дагестана, сохранившиеся ещё с советских времён, вряд ли смогут показывать хороший рост доходов.

«Если же говорить о таком специфически дагестанском сегменте, как производство напитков, то он очень подвержен общим тенденциям на потребительском рынке, которые в последние годы определяются постоянным снижением реальных доходов населения. Эти предприятия изначально работают на высококонкурентном рынке, но удерживать на нём свою долю им становится всё сложнее.

В результате доля промышленности в доходах крупнейших компаний Дагестана практически не растёт, несмотря на довольно впечатляющие успехи отдельных предприятий», – подчеркнул в своём выступлении на круглом столе неизменный составитель рейтингов, экономический обозреватель Николай Проценко.

По его словам, в самом первом исследовании, выполненном по итогам 2013 года, на долю добывающей и обрабатывающей промышленности (за исключением производства напитков) приходилось 15,8% совокупной выручки крупнейших компаний Дагестана, а по итогам 2018 года эта доля увеличилась совсем незначительно – до 17,8%.

Появление в рейтинге новых крупных предприятий, таких как Каспийский завод листового стекла, и рост выручки у других заводов (например, у Концерна КЭМЗ) нивелируется падением доходов других игроков, таких как НПЗ «Каспий-1». Учитывая же резкий спад промышленности в 2019 году, можно предположить, что в следующем рейтинге её доля в общей выручке заметно сократится.

Ещё более показательная картина сложилась в сегменте производства напитков (алкогольных и безалкогольных). В 2013 году доля их выручка в рейтинге составляла 15,7% – пять компаний сегмента заработали в общей сложности 7,5 млрд рублей.

В 2018 году в рейтинг вошли уже семь дагестанских производителей напитков, но их выручка увеличилась совсем незначительно – до 9,3 млрд рублей, причём главным образом за счёт одной компании – АО «Рычал-су», которая в прошлом году показала резкий рост доходов. В результате доля производителей напитков в общей выручке крупнейших компаний Дагестана сократилась до 12,4%.

«Поскольку эти компании работают на потребительском рынке, необходимо учитывать такие факторы, как реальная инфляция и девальвация рубля. Давайте называть вещи своими именами: потребительские цены за последние пять лет выросли в два раза, и то, что выручка дагестанских производителей напитков выросла всего на четверть, говорит о значительном снижении спроса на их продукцию», – прокомментировал приведённые показатели Николай Проценко.

При этом совокупные доходы участников рейтинга продолжают расти из года в год, однако происходит это главным образом за счёт увеличения выручки крупных компаний-монополистов, работающих в газовой и энергетической отраслях.

В 2013 году их совокупная выручка составляла порядка 17 млрд рублей, или 36,8% от общей выручки всех компаний рейтинга с доходами от 800 млн рублей в год. А в 2018 году этот показатель достиг уже 32,2 млрд рублей всего на четыре компании (ДЭСК, «Газпром межрегионгаз Махачкала», «Газпром трансгаз Махачкала», Дагестанская сетевая компания), или 42,8% в общей выручке участников рейтинга.

Казалось бы, впечатляющий рост доходов, но радоваться ему не приходится, если взглянуть на чистые финансовые результаты монополистов. Если в 2013 году их совокупный чистый убыток составлял 3,6 млрд рублей, то в 2018 году он достиг 22 млрд рублей.

Роберт Ильясов

Участвовавший в круглом столе заместитель министра промышленности и энергетики РД Роберт Ильясов усомнился в корректности сопоставления промышленных предприятий и сбытовых компаний в сфере ТЭК по такому критерию, как выручка.

Он напомнил, что собственная натуральная выручка условных монополистов до недавних пор составляла порядка 5% от представленной в рейтинге, поскольку основная часть собираемых ими средств уходит на расчёты с поставщиками энергоресурсов (например, с электросетевыми и энергогенерирующими компаниями).

Если же применять методологию Росстата, который учитывает такой фактор, как добавленная стоимость, то окажется, что основная её доля приходится именно на предприятия обрабатывающей промышленности, которые по абсолютному размеру выручки значительно уступают монополистам в ТЭК.

Заместитель гендиректора по операционному управлению завода имени Гаджиева Роланд Алибеков занял в этой дискуссии другую позицию. По его словам, ключевым критерием, отражающим результаты деятельности компании, является показатель чистой прибыли.

Именно по нему можно судить об эффективности управления, о том, каковы операционные расходы компании, снижать которых – главная задача топ-менеджеров. Кроме того, важны такие показатели, как свободный денежный поток и срок возврата инвестиций.

«Наша отрасль – машиностроение – конечно, стагнирует, – охарактеризовал текущую ситуацию Роланд Алибеков. – Это происходит по всей стране, поэтому президентом поставлена задача: до 2024-2025 годов снизить долю военной продукции и увеличить долю гражданской продукции. Для этого мы должны быть конкурентоспособны, но наши издержки, начиная с дорогих энергоресурсов, растут. Для того, чтобы выйти на рынок, мы должны уйти в ноль. Я пока не знаю, как нам быть дальше, где можно взять деньги и инвестиции, как снизить расходы и т д. Надо решать эти задачи в комплексе». 

Одним из решений, по мнению Роланда Алибекова, должно быть целенаправленное продвижение интересов региональных производителей. Например, одно из уникальных для Северного Кавказа изделий, выпускаемых заводом имени Гаджиева – задвижки для систем, транспортирующих жидкие и газообразные среды, однако для того, чтобы эта продукция нашла сбыт, усилий самого предприятия явно недостаточно.

«Нам надо увеличивать заказы, и сделать это без помощи властных структур очень сложно, – констатировал представитель завода. – Хотелось бы, чтобы у всех на слуху был не только Китай, и поддержка власти для этого будет далеко не лишней».

 

Комментарии:

Сырьевая страна третьего мира, в сводках только электроэнергия и газ. Промышленность не нужна никому

Terminator Nemo пишет:

Сырьевая страна третьего мира, в сводках только электроэнергия и газ. Промышленность не нужна никому

А нефть?

Эти люди с европейскими именами Робертов и Роландов должны были вывести промышленность на европейский уровень Нам надо думать какую долю иметь с той нефти что будет качать Лукойл в дагестанских водах Каспия Нам больше подходит экономическая модель Арабских Эмиратов

Позитивно,что в министерства и в штат замов подбирают грамотных,безо всяких протекций и толкачей. Пусть даже и с европейскими именами,лишь бы работали. Огорчает,что ключевые места занимают те же крохоборы из старой ненасытной команды,которые всячески и завуалировано саботируют все процессы..

мудрейщий пишет:

Эти люди с европейскими именами Робертов и Роландов должны были вывести промышленность на европейский уровень Нам надо думать какую долю иметь с той нефти что будет качать Лукойл в дагестанских водах Каспия Нам больше подходит экономическая модель Арабских Эмиратов

Твоими устами только мёд есть. Нам подходит Арабская модель и с какого боку она подходит нам?

Разворовали всю страну! Работящие руки не нужны, только бы всякие программисты сидеть тыкать. А кто будет создавать все, что вокруг нас? Пахать дак пахайте, платить не будем. А щас и пахать то негде. Вот из-за такого людям приходится переучиться на что попало, на всяки программистов как раз чтобы семью прокормить.

Terminator Nemo пишет:

Сырьевая страна третьего мира, в сводках только электроэнергия и газ. Промышленность не нужна никому

Ты сам хоть, что создал? Раз в тебе кипит такой потенциал, так реализуй его и не трынди. Постройки завод или фабрику, и можешь зарабатывать бабло и людям помогать.