Цены устанавливает Аллах

Дата: 
12 ноя 2021
Номер газеты: 

Наш коллега – редактор отдела «Религия» газеты «Черновик» Абдулмумин Гаджиев (на фото), находящийся в настоящее время в СИЗО Ростова-на-Дону1, приступил к написанию книги, в которой популярным языком объясняет то, как исламское право – фикх – регулирует в исламе экономику, финансы и ведение бизнеса. Гаджиев предупреждает своего главного читателя (а им является его сын Адам, которому он обещал написать такую книгу), что данная книга будет иметь два основных недостатка: 1) будет публиковаться по частям, и 2) она пишется в черновом варианте, поэтому к ней будут замечания, требующие в дальнейшем редактирования.

Редакция «Черновика» публикует первые фрагменты будущей книги, у которой (пока) нет даже названия, но есть серьёзная содержательная часть.


Задай себе вопрос: как ты относишься к занятию бизнесом и торговлей? Человек зарабатывает на жизнь тем, что покупает товар в одном месте и продаёт его по более высокой цене в другом... прокрути это в голове.

Как ты думаешь, насколько полезным/важным делом он занят? Добавь сюда желание такого человека постоянно совершенствоваться: изучать рынок и предпочтения людей, делать качественную рекламу, учиться продавать... Он развивается, растёт, стремится увеличить свой доход...

 

Ты уважаешь его дело?

 

Есть мировоззренческие системы, которые не уважают торговлю и принижают бизнесменов. В Советском Союзе, например, торговцев называли спекулянтами (тогда это слово было ругательным). Свободная частная торговля в СССР фактически находилась вне закона. И подобное положение вещей диктовалось государственной идеологией – социализмом.

Здесь, в тюрьме, тоже не жалуют торговлю. Если бы у меня в СИЗО был айфон, (который бы мне сейчас очень пригодился), согласно местным понятиям, его нельзя было бы продать другому арестанту. В «блатной лексике» популярно выражение: «Из личного здесь только бельё и зубная щётка» (в оригинале звучит немного по-другому). Тюремное мировоззрение, которое, кстати, сформировалось в период СССР, тоже не признаёт частную собственность, а желание заработать на прибавочной стоимости – относит к «барыжничеству».

В современной России рынок считается свободным, а частная собственность – утверждённой и дозволенной. Но на практике она иногда плохо защищается законом. Люди, имеющие силу и власть, обладают гораздо более высоким статусом в обществе, чем предприниматели, которые кормят их своими налогами. Среди бизнесменов даже стало популярным выражение «Хватит кошмарить бизнес!». Но это уже больше политика.

Тема нашей книги не политика, не идеология и даже не экономика, а фикх – юриспруденция и право. Но эти сферы взаимосвязаны: нормы права вытекают из идеологии и влияют на экономику.

 

Цены устанавливает Аллах

 

Словосочетание «исламская экономика» широко распространено и часто встречается в СМИ. Однако максимум, что смогут рассказать о ней большинство людей, в том числе мусульман – это запрет на проценты и продажу алкоголя.

При этом исламская экономика опирается на огромное правовое наследие, представленное уникальными правовыми и юридическими механизмами, и вытекает из универсальной системы ценностей, главной из которых является справедливость и запрет попирать чужие права.

Всевышний Аллах говорит в Коране (смысл): «...Не присваивайте имущество друг друга между собой незаконно, а только путём торговли по вашему обоюдному согласию» (сура «Женщины», аят 29).

Шариат не просто утверждает свободный рынок, он позиционирует коммерческую деятельность, как одну из лучших форм заработка человека.

Посланника Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) спросили: «Какой заработок является наилучшим?» Он ответил: «Когда человек зарабатывает, производя что-либо своими руками, и добропорядочная торговля» (хадис передал Аль-Баззар).

Заметь, хадис акцентирует внимание на двух отраслях: производстве и торговле. Статус бизнеса был высок в исламской цивилизации во все времена. Многие сподвижники пророка (саллаллаху алейхи ва саллям), исламские правоведы и другие известные личности являлись успешными предпринимателями. И во многие мусульманские регионы ислам пришёл исключительно посредством торговцев.

Свобода рынка, которая сегодня считается атрибутом и достижением капиталистической западной цивилизации, была утверждена посланником Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) полторы тысячи лет назад.

В одном из хадисов передалтся, что как-то цены на товары в Медине повысились и люди попросили пророка зафиксировать их. Посланник Аллаха (саллаллаху алейхи ва саллям) ответил: «Поистине, Аллах является устанавливающим цены, удерживающим, распределяющим и наделяющим уделом. И я надеюсь, что когда встречусь с Аллахом, никто из вас не сможет взыскать с меня за посягательство ни на его кровь, ни на его имущество» (хадис передали Ахмад, Абу Дауд, Ат-Тирмизи и Ибн Маджа).

Как ты думаешь, почему коммерческая деятельность занимает в шариате столь высокое положение? Ты читаешь эти строки с планшета, произведённого в Китае, в одежде, сшитой в Турции, сидя на диване, собранном в Швеции, выпив чай из Шри-Ланки, под кондиционером из Южной Кореи... Всё это приобретено на деньги, заработанные твоими родителями в Махачкале.

Торговля служит равномерному распределению товаров и услуг согласно спросу на них, утверждению соответствующих спросу и предложению цен и эффективному разделению труда (сложно?).

Торговля – это явление, посредством которого Аллах устанавливает цены.

 

Папахи и Маргарита

 

Кредитные отношения распространены во всех сферах жизни современного человека. Настолько, что неприятие людьми этого института на протяжении тысячелетий, зафиксированное литературным микроскопом Бальзака и Достоевского, сегодня многими воспринимается как предрассудок.

В 20-м веке даже стали появляться исламские правоведы и мыслители, которые пытались сузить понятие риба (ростовщичество), ограничив его лишь опредеёнными его видами. Из их числа, к примеру, шейх Мухаммад Рашид Рида. Эти попытки были убедительно опровергнуты и не получили распространения в исламском правоведении.

Безусловно, сегодняшнее положение вещей устоялось не на пустом месте – кредитование отвечает определённой потребности общества: оно решает проблему незадействованных в экономике средств.

Простой пример: один человек имеет деньги, которыми он не умеет эффективно распоряжаться; другой – ровно наоборот. Первый передаёт средства второму с условием их гарантированного возврата через определённое время с надбавкой. Второй крутит полученные деньги в своём бизнесе, после чего возвращает их первому и делится с ним заработанной прибылью. Казалось бы, что здесь плохого?

Шариат оценивает подобную схему как крайне несправедливую. Прежде чем мы разберём правовые основания этой несправедливости и рассмотрим шариатскую альтернативу, проследим, как ростовщичество работает в экономике из трёх человек...

Население государства К состоит из Курамагомеда, Евгения и Маргариты. Курамагомед ходит на охоту: он поставляет на рынок мясо. Евгений выращивает картошку, помидоры, чечевицу. Маргарита шьёт брюки, свитеры, папахи. Поскольку Маргарите редко нужно столько помидоров, сколько стоит папаха, для облегчения товарообмена в К вводят валюту – токены.

Как-то после неудачной охоты Курамагомед решает взять в долг у Маргариты 100 токенов, с условием, что вернёт через неделю 120. Маргарите понравилось. Решив, что папахи Курамагомед и Евгений вполне себе могут шить сами, она занялась кредитованием.

Через некоторое время денежная масса государства К, составляющая 10 тысяч токенов, стала концентрироваться в руках Маргариты. Курамагомеду и Евгению в поисках дополнительного дохода пришлось помимо своей основной деятельности полностью взять на себя и шитьё.

Как нетрудно догадаться, хорошо в том государстве с той поры живётся только не производящей никаких товаров и услуг девушке-процентщице.

Отличается ли от описанного ситуация в экономике из 140 миллионов человек? Отличается. Но не в своей сути.

Шариат запрещает передачу имущества в долг с условием его гарантированного возврата вместе с надбавкой. Необходимо выбирать: либо гарантированный возврат без риска и без прибыли (долг), либо претензия на прибыль с риском получить убыток (инвестирование).

В первом случае выдаваемые в долг деньги становятся собственностью должника. Он получает всю прибыль и несёт весь убыток, которые могут последовать за распоряжением полученными деньгами. Долг в шариате – это исключительно благотворительность. Которую, кстати, в современном западном обществе начинают позиционировать как обязательную составляющую успешного бизнеса.

Во втором случае деньги после инвестирования остаются собственностью инвестора. Работник распоряжается ими в общих интересах за заранее определённую долю от потенциальной прибыли. Соответственно, возможный убыток ложится на инвестора. В случае убытка каждый теряет то, что вложил: инвестор – деньги, работник – время и труд. Если, конечно, убыток не возник по вине работника.

 

Главная мысль

 

Не будем сейчас останавливаться на разъяснении норм договора инвестирования (вернёмся к этой теме в соответствующем разделе). Зададимся другим вопросом: в чём основное экономическое преимущество шариатского инвестирования (мушарака и мудараба) перед современным кредитованием?

Преимущество – в правильном (естественном) распределении рисков, а за ними и ответственности. Инвестор беспокоится об успешности проекта больше кредитора. Работник стремится заинтересовать инвестора больше, чем займополучатель займодавца.

Правильное (естественное) распределение рисков и ответственности увеличивает эффективность бизнес-проектов, усиливая между ними здоровую конкуренцию за капитал, улучшает качество товаров и услуг и повышает уровень жизни населения. Спрос на кабинетных клерков, обслуживающих кредитно-денежные операции, смещается к профессиональным оценщикам бизнеса. ]§[

Из СИЗО Ростова-на-Дону

10.11.2021 г.