Система наказания

В конце минувшей недели, 5 августа, в исправительной колонии №2 УФСИН России по Калмыкии произошло редкое даже для нашего времени ЧП: двое заключённых, выходцев из Дагестана, совершили нападение на сотрудников учреждения, в результате которого один из них погиб. Возбуждены новые уголовные дела и начато расследование, а родственники осуждённых считают, что к такому кровавому следствию могли привести не менее жестокие причины. Рассказываем, что известно на этот день…

Уже на следующий после инцидента день пресс-служба Следственного управления СКР по Калмыкии сообщила свою версию событий. Так, накануне, около 22 часов 20 минут на территории отряда строгих условий отбывания наказания республиканского ИК №2 двое осуждённых, используя заточенную пластину и арматуру с топорищем кустарного изготовления, напали на сотрудников колонии. Один сотрудник скончался, второго госпитализировали в тяжёлом состоянии.

После, по данным следствия, осуждённые проникли на территорию общежития, где с помощью колюще-режущих предметов оказали сопротивление при задержании 6 сотрудникам колонии. Последние, это Дюгидов, Мутыров, Баджаев, Менкенов, Горбунов и Халгаев, также получили травмы.

Следствие сообщило о задержании двоих осуждённых: 2000 и 1994 годов рождения. Один из них, уточнила пресс-служба, был осуждён на 3 года 6 месяцев за совершение нескольких преступлений, в том числе грабежа, другой отбывал 15-летний срок за совершение нескольких преступлений, в том числе убийства.

По факту случившегося возбуждено уголовное дело по пп. «б» и «ж» ч. 2 ст. 105 (убийство, совершённое группой лиц по предварительного сговору лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности), ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство двух и более лиц в связи с осуществлением данными лицами служебной деятельности, совершённое группой лиц по предварительному сговору), ч. 3 ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества).

Позже стали известны и имена нападавших. Это уроженцы Дагестана Магомед Атимагомедов и Дауд Курамагомедов.

Таким Атимагомедов был на свободе

 

Цена угона

 

Преступление, из-за которого Атимагомедов оказался в колонии, сравнительно нетяжкое. Как рассказала его мать Заира Атимагомедова, однажды после прогулки с товарищами сын попросил подбросить его до дома. По пути он попросил водителя дать ему сесть за руль. Водитель согласился, передал ключи, и они поехали дальше.

«Сын сел за руль. Водитель сел рядом на пассажирское сиденье. И сзади ещё два их друга были. Почти доезжая до нашего дома, они сильно врезались в дерево. Тот парень написал заявление, что Магомед хотел угнать машину. Как можно угнать, когда в машине 4 человека было? Вот такой случай был», – рассказала мать.

А что касается уже времени отбытия наказания, мать осуждённого, а теперь и вновь подследственного, Заира Атимагомедова рассказала «Черновику» о многочисленных избиениях и оскорблениях, которым его подвергали в колонии. В том, что нападение изначально спровоцировано самими сотрудниками колонии, она уверена ещё и потому, что сама видела увечья на теле Магомеда, когда посещала его в колонии в прошлом году.

«Он говорил: ‘‘Там над пацанами очень жёстко издеваются’’. Я потеряла дар речи, когда его увидела во время свидания. Доказательства издевательств были на всём его теле. Он рассказывал: «Единственный выход, мама, чтобы остаться в живых – это просто начать себя резать. По-другому они не оставляют, по-другому их остановить невозможно». То есть он и другие осуждённые сами себя резали, надеясь отпугнуть и сдержать сотрудников колонии. Я с горем пополам еле-еле вытягивала его на разговор», – поделилась Атимагомедова услышанным от сына.

По её словам, во время телефонных разговоров сын рассказывал ей о притеснении и издевательствах в основном над мусульманами. Он жаловался, что не дают читать Коран, а во время намазов забирают молитвенные коврики.

«Неоднократно я ему новые коврики отправляла. Они ему всё время угрожали повесить статью за экстремизм. Когда видели его с Кораном в руках, говорили: «Ты экстремист, ты сгниёшь здесь, ты отсюда не выйдешь»», – рассказала изданию Атимагомедова. Из-за такого невыносимого отношения сын и мать добивались перевода в исправительное учреждение по месту постоянного жительства – в Астраханскую область. Но ответа от ФСИН России они не дождались.

После инцедента в исправительной колонии стало очень жарко

 

Развязка

 

После официальных сообщений о случившемся российский правозащитный проект Gulagu.net (его сайт заблокирован Роскомнадзором по решению суда) в своём телеграм-канале, ссылаясь на информацию, в том числе фото и документы, переданные им источником во ФСИН, сообщил, что после нападения в колонии началось массовое избиение осуждённых и пытки в отношении нападавших.

«В ночь с 5 на 6 августа в колонии №2 УФСИН России по Калмыкии началась бойня. Осуждённые Атимагомедов и Курамагомедов после вечерней проверки в 22:20 забежали в отряд №8 СУОН, что привлекло внимание оператора на посту видеоконтроля. На место была вызвана резервная группа, которая обнаружила тяжелораненых младшего инспектора Отдела безопасности ИК-2 А. В. Сангаджиева и младшего инспектора ОБ В. Д. Шевдеева. У обоих были проломлены черепа, они находились в тяжёлом состоянии (Шевдеев позже скончался в реанимации)», – передают правозащитники.

Остальные осуждённые из отрядов 5, 6 и 8, куда забегали Атимагомедов и Курамагомедов, отмечает Gulagu.net, противоправных действий не совершали.

В колонию прибыли сводный отряд и отдел спецназначения УФСИН по Калмыкии, практически всё руководство управления, куратор из отдела «М» УФСБ, прокуроры по надзору и следователи СУ СК, из ФСИН России вылетела проверка.

«Приехавшие в ИК-2 полковники и силовики решили «наказать» осуждённых. После задержания были жестоко избиты Атимагомедов и Курамагомедов, они в результате пыток пострадали сильнее всех. Помимо них, в прогулочных двориках ШИЗО-ПКТ были жестоко избиты все содержащиеся «под крышей» осуждённые. В ряде отрядов ИК-2 также сотрудники УФСИН превысили полномочия и незаконно применили насилие и спецсредства в качестве мести за убийство сослуживцев», – также сообщили правозащитники, основываясь на сведениях от источника во ФСИН.

В УИК и УК РФ, подчёркивают они, нет «коллективного наказания», у сотрудников УФСИН не было права бить и пытать других заключённых.

В понедельник, 8 августа, Gulagu.net опубликовал SMS от заключённых, которое пришло на горячую линию проекта: «В данное время в ИК-2 УФСИН Калмыкии пытают. В ночь с 5 на 6 августа все сотрудники были пьяные, крики и издевательства не прекращались. Били всех. В столовую шли в трусах, на протяжении 3 часов стояли на плацу. Нам угрожают расправой, местью всем мусульманам. Дословно нам сказали сотрудники УФСИН: «Зуб за зуб, кровь за кровь». Начальник оперативного отдела Виталий Валерьевич заявил, что Атимагомедова и Курамагомедова «опустили, обоссали, заставили пить с параши, головой окунули в дерьмо, избивали их железными душками от кроватей». Нужна помощь и поддержка. Всех мусульман пообещали увезти туда, где у нас будет ‘‘последняя остановка’’».

Правозащитники организовали сбор денег на адвоката для Атимагомедова. О втором осуждённом – Курамагомедове – отдельно не сообщалось. Атимагомедова осудили по ст.166 УК РФ (угон). Отметим, что в 2024 году он должен был освободиться.

 

Дагестанский омбудсмен

 

9 августа обозначил себя Уполномоченный по правам человека в Дагестане Джамал Алиев. Он сообщил, что находится на связи с родственниками Атимагомедова и уже направил обращение своему коллеге из Калмыкии (хотя, на наш взгляд, омбудсмену следовало бы выехать и проверить всё на месте).

«Как они (родственники – «ЧК») сообщают, от него ранее поступали жалобы на сотрудников УФСИН. По его словам, он неоднократно подвергался пыткам. Чтобы разобраться, что привело к трагедии, и дать надлежащую правовую оценку не только действиям подозреваемых в убийстве, но и сотрудников ИК-2 Калмыкии, я направил соответствующее обращение Уполномоченному по правам человека в Калмыкии», – рассказал Алиев.

 

Адвокат

 

После случившегося осуждённый и подозреваемый Атимагомедов был переведён в СИЗО-1 Калмыкии, где его посетила адвокат Аза Алиева. Увидев подзащитного, она не только подтвердила информацию о пытках в отношении него, но и заявила, что Атимагомедов отказывается от первичных показаний, данных в качестве подозреваемого. Адвокат рассказала «ЧК», что составила ходатайство об исключении первоначальных показаний из числа доказательств, так как они были составлены незаконно под психологическим давлением. Во время допроса, который проходил в присутствии государственного адвоката, Алиева и прибыла в СИЗО. Сначала её не запускали, но потом всё-таки дали присутствовать на допросе.

«В этом допросе он взял всю вину на себя, указывает, что он убил одного сотрудника и покушался на жизнь второго, что не соответствует действительности. В разговоре со мной он отрицал данные ранее показания, сказал, что дал их под давлением», – сообщила адвокат.

Сотрудники колонии, по её словам, долгое время провоцировали осуждённых, в частности мусульман, во время коллективного намаза. Атимагомедова систематически пугали тем, что из колонии он не выйдет, так как ему могут «пришить 205 статью». И это из-за соблюдения заключёнными религиозных предписаний.

Из-за систематических издевательств, говорит она, Атимагомедов и Курамагомедов решили бежать. Алиева, как она признаётся, обнаружила своего подзащитного в ужасном состоянии: глаза были синими и не открывались, голова синяя, уши и руки в порезах, он не мог стоять, спокойно дышать и сидеть. На Атимагомедова, говорит защитник, прямо из чайника выливали кипяток. Всё его тело в настоящее время в ожогах.

«Он признаёт, что планировал побег. Хотели бежать вдвоём с Курамагомедовым. Дату побега они назначили в этот вечер (5 августа – «ЧК»)», – сказала Алиева. Она написала заявление в УФСИН России по Калмыкии о переводе её подзащитного в медицинское учреждение для стационарного лечения, так как в СИЗО его состоянием не интересовались. По просьбе адвоката был вызван начальник медицинской части. На вопрос Алиевой о том, какая медицинская помощь оказывается Атимагомедову, медик ответила, что у них нет лекарств. Курамагомедову, говорят, досталось ещё больше.

Следствие, прокуратура, ФСИН, подчёркивает адвокат, – одна система, и в данной ситуации «они могут друг другу помогать». УФСИН по Республике Калмыкия не вышло с официальным заявлением в связи с сообщениями об издевательствах над мусульманами, избиениями, пытками. «ЧК» дозвонился до приёмной руководителя управления. Оказалось, что вся пресс-служба в отпуске. Обещали перезвонить, когда вернётся начальник, но звонок от УФСИН Калмыкии так и не поступил. Тем же самым обернулась попытка получить комментарий у омбудсмена Калмыкии Валерия Чуба. Он на ситуацию пока не отреагировал, что подтверждает и отсутствие какой-либо информации на официальном сайте калмыкского омбудсмена.

 

Закон не дышло?

 

Ровно месяц назад, 14 июля, президент России Владимир Путин подписал закон об ужесточении наказания за пытки. Документ тут же был одобрен Государственной думой и Советом Федерации.

Кратко поясним суть закона. Согласно поправкам в Уголовный кодекс, за пытки, которые нанесли тяжкий вред здоровью или смерть, предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы (ранее – до 12 лет) и запрет занимать определённые должности на срок до 20 лет.

Законом также уточняется определение пыток. Под ними теперь понимается не только действия должностных лиц, которыми «умышленно причиняется сильная боль или страдание», но и бездействие, то есть наказывать будут за пытки, которые происходят «по их подстрекательству или с их ведома или молчаливого согласия».

Законопроект об ужесточении наказания за пытки был внесён в Госдуму в декабре 2021 года, и это произошло после того, как проект Gulagu.net опубликовал видеозаписи из архива Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с кадрами пыток и изнасилований заключённых в нескольких регионах страны. На фоне публикаций Владимир Путин тогда отправил в отставку директора ФСИН Александра Калашникова.

Однако, судя по поступающим периодически сообщениям из различных колоний, ни уточнения понятий, ни ужесточение наказания не привели к прекращению пыток и демонстративной безнаказанности действий правоохранительных органов и сотрудников системы исполнения наказаний… ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл