«Пионер» или «воевода»

Покинет ли Сергей Меликов Дагестан?

На этой неделе глава Дагестана Сергей Меликов ушёл в очередной отпуск. Как прописано на официальном сайте руководителя республики, отдыхать от проблем с подъёмом дагестанской экономики и вопросов реализации нацпроектов Сергей Алимович будет с 15 по 28 августа. Исполнять обязанности главы РД в этот период будет премьер-министр РД Абдулмуслим Абдулмуслимов.

Несмотря на объявленный отдых, Сергей Меликов принял участие в открытии Международного военно-технического форума «Армия-2022» и VIII Международных армейских игр, торжественная церемония которых прошла в подмосковном парке «Патриот». Открывал форум и игры Владимир Путин.

В подтверждение тому, что он там был, пресс-служба главы РД выложила коллективное фото, где Сергей Меликов стоит рядом с замминистра обороны России Юнус-Беком Евкуровым и другими почётными гостями мероприятий. Помимо этого, в телеграм-канале главы республики появилось сообщение, в котором позитивно оценивается президент России, сам форум, а также представленные там образцы оружия, которые, как вы понимаете, не имеют аналогов в мире.

«Заокеанский гегемон и прогнувшиеся перед ним государства, давно оторвавшиеся от гуманистических ценностей, сегодня понимают только язык силы. Уверен, они следят за Россией, пытаясь обнаружить наши слабости.

На форуме я в очередной раз убедился, что их ждёт разочарование: наше единство незыблемо, армия крепка, а вооружение современно!» – констатировал Меликов.

Отметим, что такой «милитаристский» отпуск первого (в республике) лица снова вызвал очередные слухи и рассуждения о том, что Серей Меликов в скором времени покинет Дагестан, вернувшись на военную службу. И определённую подпитку этим слухам, что удивляет, дают в первую очередь связанные с республиканским Белым домом телеграм-каналы.

Они, ещё в мае яростно отрицавшие даже теоретическую вероятность того, что Меликов может покинуть пост главы Дагестана, уже в июле, скрипя зубами, со ссылками на свои источники подтверждали, что Сергей Алимович (на уровне консультанта) очень сильно задействован в вопросах проведения СВО на территории Украины, поэтому… «Всё может быть…» – примерно такой посыл обществу, с намёком на особый статус Меликова, объявляли близкие к республиканской власти «телеги» и «тележки».

Ещё через месяц те же ресурсы прозрачно намекнули, что руководитель одной из Северо-Кавказских республик может возглавить Росгвардию. Этот намёк появился спустя месяц после визита в Чеченскую Республику директора Росгвардии Виктора Золотова (20 июня), а также за пару дней до встречи Рамзана Кадырова с министром обороны РФ Сергеем Шойгу (6 августа).

В частности, анонимный телеграм-канал «Бутик ФСБ», специализирующийся на правоохранительной тематике, назвал перестановки в руководстве силовых структур ожидаемыми и указал осень как время, когда (по версии канала) они произойдут.

Встретился ли Владимир Путин в ходе визита на МВТФ с Сергеем Меликовым – вопрос открытый

 

Если Родина скажет: «Надо»

 

Осень как время перемен звучит логично: обычно именно в этот прохладный период времени Кремль сменяет губернаторов. В политологических кругах подобное уже давно называют «осенним губернаторопадом»: к этому времени губернаторы, у которых в работе накопилось множество ошибок, уже, в принципе, знают свою судьбу и примерный круг тех, кто их сменит.

Администрация президента РФ верит, что до следующей осени назначенный президентом сменщик – врио губернатора – сможет сдружиться с местными силовиками, познакомиться с региональной элитой, подчинить себе все подводные (в том числе «чемоданные»?) течения и быть к моменту процедуры избрания нового главы этаким неоспоримым, непобедимым кандидатом.

Если же разбирать появившийся слух о том, что Росгвардию в ближайшее время возглавит кто-то из руководителей одной из республик Северного Кавказа, то необходимо сказать следующее.

В общем списке губернаторов, возглавляющих субъекты страны, не так много тех, кто реально может возглавить какую-либо силовую структуру на общероссийском уровне. В их число входят: глава Дагестана Сергей Меликов, глава Чечни Рамзан Кадыров, глава Северной Осетии-Алании Сергей Меняйло, губернатор Тульской области Алексей Дюмин. В меньшей степени: губернатор Астраханской области Игорь Бабушкин и губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров.

У остальных (не у всех) губернаторов, у кого есть в биографии строчка об учёбе в военных вузах или работе в силовых структурах, нет должного военного опыта, поэтому их вряд ли будут «мобилизовывать» ближайшей осенью.

Варианты, в порядке убывания, тех губернаторов, кто может сегодня войти в структуры Росгвардии:

1. Рамзан Кадыров, глава Чеченской Республики. Наиболее вероятная кандидатура, но только в том случае, если он возглавит Росгвардию, а не будет находиться на должности заместителя (пусть даже первого). Политические амбиции и вес Кадырова, а также его активность в вопросах формирования резервов для военных формирований, участвующих в специальной военной операции на территории Украины, позволяют претендовать на эту должность.

Само по себе назначение Рамзана Кадырова на такой высокий пост (если оно случится, конечно) даст своего рода старт по качественному (в положительную сторону) переформатированию отношений в силовом блоке страны, сбалансированности интересов в этой сфере деятельности.

Единственная интрига, связанная с «уходом» Рамзана Кадырова из Чечни, будет заключаться в том, кто её возглавит: депутат Госдумы Адам Делимханов или Магомед Даудов? (Слово «уходом» – в кавычках, так как понятно, что республика, как единственный и крайне важный ресурс, подпитывающий влиятельность Кадырова, будет находиться под очень плотным вниманием и контролем этого силовика.)

2. Сергей Меликов, глава Республики Дагестан. Ещё недавно воспринималась как менее вероятная кандидатура на должность главы Росгвардии, так как в существующих политических пасьянсах учитывался его личный конфликт с Виктором Золотовым и тем информационным шлейфом, что вызвала история с командой Меликова, покинувшей эту силовую структуру. Ещё в памяти газетные заголовки, рассказывавшие о судебных процессах над другом Меликова – генералом Сергеем Милейко, отвечавшим за тыловое хозяйство Росгвардии и осуждённым по коррупционной статье. Поэтому предсказуемо: возвращение Меликова в эту же силовую структуру вызовет небольшую шумиху.

Но… Когда в стране власти оглядывались на несанкционированное ею же проявление общественного мнения? Поэтому у Сергея Меликова в том случае, если он на самом деле желает вернуться в строй, есть возможность опереться на поддержку со стороны спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко и другие близкие или союзные с ней силы. Влиятельности этой даме не занимать!

В пользу того, что Меликова надо назначить, будет говорить вовсе не его опыт работы в Дагестане. В федеральной повестке, если не считать мощного притока туристов и парочки распиаренных мероприятий, Дагестана как бы не существует. Будет учитываться опыт Меликова в силовых структурах, его консультации (как говорят), связанные со СВО на территории Украины, а также потенциальные возможности генерала помогать формировать добровольческие отряды через многочисленную сеть ветеранских организаций, с которыми он плотно связан хорошими отношениями.

Тут же отметим как вариант, что если Рамзан Кадыров возглавит Росгвардию, то... Сергей Меликов (если Родина скажет, если партия прикажет) вполне может вернуться на прежнюю позицию – первого заместителя директора Росгвардии.

Конечно, на Северном Кавказе в связи с уходом на повышение сразу двух влиятельных руководителей соседних республик будут происходить довольно серьёзные и очень судьбоносные политико-экономические процессы, помноженные на переформатирование отношений разных политических команд и полузабытых кланов... Но эти риски вполне терпимые на фоне событий, происходящих в стране и на международной арене.

3. Сергей Меняйло, глава Северной Осетии-Алании. Он, хоть и моряк (вице-адмирал, экс-заместитель командующего Черноморским флотом), но является одним из тех, кто вполне может – в силу своего системного военного мышления и масштаба управления – управлять чем-то силовым и возглавлять это. Хоть Росгвардия и не его профиль, но, как военный человек, он может легко переформатироваться сам и переформатировать под себя. Правда, в учёте нынешних реалий его назначение в Росгвардию маловероятно...

Сергей Меликов в ряду тех, кто может составить будущую высшую касту силового блока страны

 

Внешние факторы

 

Как уже выше сказано, разговоры о том, что Сергей Меликов покинет Дагестан чуть ли не этой осенью, идут давно. И анализ источников, распространяющих слухи, порой наводит на мысль, а не сам ли Сергей Алимович или его близкие эти слухи запускают и «разгоняют» по соцсетям? Для чего? Администрация президента России обычно чутко следит за такими слухами, готовит соответствующие доклады и справки, информирует вышестоящие лица. Соответственно, это позволяет не только быть на слуху (и пользоваться поддержкой руководства страны), но и напоминать о возможных неформальных договорённостях, напоминать о себе как о персоне, способной быть полезной и на других, в том числе трудовых фронтах…

Поэтому слухи об уходе Меликова можно условно разделить на две части. Первый слух – Меликов уходит на… это слово нельзя называть… на СВО, в общем. Второй – Меликов уходит в «пионеры».

Участие Меликова в СВО в качестве военного подразумевает, что он, находясь в штате силовой структуры – либо Росгвардии, либо какой-то специально созданной под нужды СВО – будет заниматься тем, чем привык: бороться с преступностью, обеспечивать правопорядок на «серых территориях» (ещё не российских, но уже не контролируемых Украиной).

Второй вариант и, как полагаем, то, чего хотел бы достичь Меликов, – стать «пионером». Этим термином мы решили назвать гражданско-административную деятельность на серых и потенциально российских территориях. Сергей Меликов может уйти в руководство новыми, отходящими (if) в пользу России, территориями. Там ему может пригодиться и опыт воеводы, и опыт дагестанского губернаторства. Правда, где он там, в «народных республиках», своих Керимовых, Магомедовых да Яралиевых найдёт – большой вопрос...

Большой вопрос также – а что будет в этом случае с Дагестаном? Кто возглавит республику? Кто будет гарантом прежних договорённостей (их пролонгирования) между новым главой и всеми остальными, или же отношения будут выстраиваться снова и на иных принципах? Самый первый вопрос, который возникает в случае смены главы Дагестана – это кто будет председателем правительства? Учитывая активное толкание локтями в исполнительной власти республики, а также высокие требования к премьер-министру и его заместителям, связанными с исполнениями не только нацпроектов, но и иных контрактов, под которыми стоит их подпись.

Так или иначе, понятно, что внешнеполитические факторы оказывают на дагестанскую (и в целом внутрироссийскую) действительность очень сильное влияние. Освоение «серых территорий» требует привлечения квалифицированных и верных кадров. Поэтому кому-то придётся вновь повесить пиджак на стул и надеть камуфляж. К примеру, ожидается, что мэр Краснодара Андрей Алексеенко возглавит правительство Харьковской области. И он в ожидании командировки 18 августа подал в отставку…

Помимо регионального уровня обсуждения, важен и другой, общефедеральный аспект проблемы. Отметим, что появление слуха (подчёркиваем: из провластных источников) о возможном уходе Золотова вызвал не только читательский интерес, но и вывел в публичное пространство вопрос о скорых перестановках в высшем руководстве силового блока страны.

В том случае, если кадровые перестановки в высшем руководстве силового блока страны начнут происходить, то это будет самое значимое событие за последние десять лет (с момента назначения министром ВД России Владимира Колокольцева, факт назначения в 2016 году Золотова директором только созданной Росгвардии в контексте статьи значимым событием не является).

Если обратить внимание на таблицу 1, то можно увидеть, что в нашей стране должность руководителя какой-либо силовой структуры – самая стабильная. И замена руководителя силовой структуры возможна только в двух случаях: в случае крайне серьёзного провала в работе или усталости и желания силовика сменить свой род деятельности на более спокойный. Достижение какого-то возраста не является критерием, а только прикрытием реальных причин освобождения от должности.

Таб. 1. Возраст и назначения силового блока страны

ФИО, должность

Год рождения

(возраст)

Дата назначения

на должность

Примечание

Александр Бастрыкин, руководитель СК РФ

1953 г.

(69 лет)

15.01.2011 г.

(де-факто, с 7.01.2007 г.)

 

Александр Бортников, директор ФСБ

1951 г.

(71 год)

12.05.2008 г.

 

Владимир Колокольцев, министр ВД России

1961 г.

(61 год)

21.05.2012 г.

 

Валерий Герасимов, начальник ГШ ВС РФ – 1-й замминистра обороны РФ

1955 г.

(67 лет)

09.11.2012 г.

 

Виктор Золотов, директор ФСВНГ РФ

1954 г.

(68 лет)

05.04.2016 г.

 

Владимир Булавин, руководитель ФТС

1953 г.

(69 лет)

28.06.2016 г.

 

Сергей Нарышкин, директор СВР

1954 г.

(68 лет)

22.09.2016 г.

 

Сергей Шойгу, министр обороны РФ

1955 г.

(67 лет)

06.11.2016 г.

 

Константин Чуйченко, министр юстиции РФ

1965 г.

(67 лет)

21.01.2020 г.

 

Игорь Краснов, Генпрокурор РФ

1975 г.

(47 лет)

22.01.2020 г.

Заменил Юрия Чайку, когда тому исполнилось 68 лет.

Аркадий Гостев, директор ФСИН

1961 г.

(61 год)

25.11.2021 г.

Был назначен после скандала с «Гулагу.нет» и увольнением экс-директора Александра Калашникова.

Александр Куренков, министр по делам ГОЧС

1972 г.

(50 лет)

25.05.2022 г.

Был назначен после гибели экс-министра Евгения Зиничева в результате несчастного случая.

 

В целом силовой блок страны следует называть «командой Путина». Понятно, что силовики – только часть команды президента России и что в это понятие следует включать большое число политиков, чиновников, бизнесменов. Но силовики – это скелет команды, без которой всё будет или рушиться, или не функционировать как надо.

И перемены (пока возможные, обсуждающиеся) в силовом блоке – это символ того, кто будет скелетом команды Путина в ближайшем будущем. Напомним, что статью «Не до Путина… Часть 3» (№48 от 10.12.2021 года – «ЧК») мы завершали так: «Количество проблем, накопившихся в стране и обществе, запоздалые попытки их решения, отсутствие или атрофированность механизмов, могущих решить проблемы если не эффективно и своевременно, то хотя бы приемлемо, без тяжёлых последствий для государства, показывают, что стране резкие перемены в руководстве не нужны… Понятно, что Путин не успел обновить свою команду. Путин уже не может уйти. Но и остаться не может. Его окружение достигло того же возраста, что и он сам. Выбрать кого-то из них преемником некого: они ни интеллектуально, ни физически не лучше него, а, может, и хуже, поэтому с таким же успехом можно руководить самому. Что, в принципе, Путин и делает. Большая галера с одиноким гребцом на нём плывёт куда-то ‘‘навстречу приключениям’’...»

Следующие президентские выборы – в сентябре 2024 года. По всем правилам выборов, даже таких формальных, как в России, «разгон» предвыборной тематики, агитации за кандидатов, определение тех, кто выдвинется, или тех, кто выдвинет, должна начаться за год до выборов. Следовательно, 2023 год – это год сплошных перемен. Во всяком случае, он должен быть таким. К 2024 году у президента должна быть обновлённая, омоложённая команда. Иначе «приключений» у нашего государства, как у Советского союза в период 1980-х годов, будет много. И решать их придётся в авральном режиме, а не в спокойной, взвешенной обстановке... ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл