Зона поискаДагестанский детектив

Дата: 
17 Авг 2020

Издательство «Черновик»

Альберт Мехтиханов

 

Вместо предисловия

 

Литературно-детективная викторина

 

 

Может ли маньяк быть использован в качестве наёмного киллера?

 

Какое отношение он имеет к большой политике? И к большим деньгам?

 

Красавица-смуглянка или дочь вице-премьера правительства республики… Почему романтическая история оказалась смертельно опасной?

 

Для чего необходимо совместное покрытие GPS и ГЛОНАСС?

 

До какой степени безобразной карикатуры на институт многоженства можно исказить отношения в конкретной семье?

 

Где разыскивать преступников, когда непонятно, кто вообще является их жертвой?

 

Как обеспечить себе ложное, но эффективное алиби?

 

Способна ли девушка из города, без компаса, карты и без познаний в географии, в условиях бездорожья и отсутствия населенных пунктов, перебраться через горный хребет и выйти к людям в другой части Дагестана?

 

А если её преследует опытный охотник, который легко ориентируется на местности и «читает» следы?

 

Может ли человек без помощника унести миллион долларов? А четыре миллиона?

 

Что предпочтительнее в беспощадной перестрелке: карабин «Сайга 12» или огнестрельная переделка из стартового пистолета?

 

Как не утонуть в Волчьем озере?

 

Почему к осмотру места преступления в Буйнакском районе привлечены оперативники уголовного розыска из Махачкалы?

 

Где спрятать в автомашине «Бентли Континенталь» предмет размером с пачку сигарет?

 

Какой способ убийства выберет исполнитель – с исчезновением трупа или с фальсификацией улик, указывающих на другое лицо?

 

Почему первая часть приключений проходит без опытного дагестанского «спеца» Руслана?

 

И когда же наконец он появится на сцене и расставит все точки над «i»?

 

 

 

Уважаемые знатоки, то есть читатели!

 

Вы можете выдвинуть свои версии и сверить их с «правильными ответами» либо сразу получить готовые результаты.

 

В обоих случаях мы предлагаем вам приступить к увлекательному чтению третьей детективной повести – «Зона поиска» - из цикла издательства «Черновик» о приключениях дагестанского «спеца» по имени Руслан - бывшего офицера Службы безопасности президента России.

 

Возможно, он уже знаком вам по предыдущем повестям цикла - «Раскаленные тени» и «Вертолет для сына салафита».

 

 

 

 

Издательство «Черновик»

Альберт Мехтиханов

 

 

Зона поиска

 

 

 

Часть первая

 

Ловушка у Волчьего озера

 

 

1

 

В понедельник Тимур снова поругался со своей женой. А во вторник он решил, что остаётся единственный выход – убить супругу.

 

Неожиданная мысль поначалу его так устрашила, что он испуганно вскочил с дивана. Но потом, в течение часа, прогнать эту идею не получалось; напротив, с разных сторон этот вариант выглядел решением сразу нескольких проблем. Её, эту мысль, даже стало приятно смаковать, пропуская через себя – если иметь в виду результат, а не способ совершения. О последнем он не задумывался вовсе.

 

Накануне, в понедельник, орала в основном Джамиля, а он, скрипя зубами, цедил:

 

- Заткнись наконец, - услышат ведь соседи.

 

Джамилю, 25-летнюю красавицу-брюнетку, эти его просьбы словно раззадоривали кричать еще громче. Главные её претензии сводились, как называл Тимур это для себя, к «ВДВ». Нет, к воздушно-десантным войскам в данном случае аббревиатура никакого отношения не имела, а расшифровывалась так: внимание, деньги, время.

 

Негромко ругаясь, Тимур стал надевать носки, чтобы покинуть квартиру, которую он снимал последние полгода - с начала их семейной жизни. До сих пор такие прогулки позволяли, вернувшись, обнаружить, что буря несколько улеглась.

 

Но на сей раз Джамиля – в четвертый раз за последние полторы недели – яростно пригрозила, что, если муж не «очухается», она уже на днях сообщит его первой жене о самом факте существования у Тимура второй семьи.

 

Она уже поняла, что эта перспектива вводит его в ужас, который он старательно, но неумело скрывал. С учетом того, КЕМ была первая из двух его жён, для Тимура такой поворот с оглаской воспринимался не иначе как крах. Катастрофа. Конец комфортной и беззаботной жизни.

 

 

2

 

Два года назад он, временно безработный холостяк в возрасте чуть за 30, спас у побережья тонувшую в море   студентку Дагмедуниверситета.

 

На пригородном пляже «Лагуна 2» Зульфия отдыхала со своей подружкой и юным племянником. Она считала, что плавает неплохо, но отбойное течение – стремительный обратный поток воды от берега в открытое море – ввергло девушку в шок и панику.

 

Зульфия гребла руками очень активно, но в ужасе понимала, что её относит всё дальше от побережья. Она быстро обессилела и решила, что умирает… О том, что из относительной узкой полосы такого обратного течения нужно уходить вдоль берега (а не грести к нему, борясь с потоком воды), девушка не знала.

 

Зато об этом хорошо знал Тимур, который ранее почти год отработал в Центре гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций. Он совершал неспешные заплывы вдоль берега здесь же: всего в 20 метрах от стремительного течения вода была почти спокойной.

 

Тимур заметил, как девушку несет в море недалеко от него – и бросился за незнакомкой. В полусотне метров от берега энергия потока ослабла, и бывший спасатель легко догнал Зульфию, близкую к обморочному состоянию.

 

Он всё сделал правильно: подплыл к тонущей не спереди (дабы она, вцепившись, не утопила его вместе с собой), а со спины. Схватив девушку за волосы и бретельку голубого купальника, Тимур сначала выволок Зульфию из полосы течения, а затем увлек её обратно к берегу.

 

***

 

На песке шок Зульфии быстро остался в прошлом. В окружении множества людей она плакала от радости, обнималась с подружкой и с племянником, горячо благодарила спасителя, говорила что-то еще, мало задумываясь о смысле сказанного.

 

Разобравшись, что всё в порядке, остальные отдыхающие разбрелись по побережью, а Зульфия в стремлении рассказывать и рассказывать о случившемся позвонила сначала маме, а затем и отцу – известному в прошлом бизнесмену, а ныне вице-премьеру республиканского правительства.

 

 

3

 

Следующий отрезок жизни Тимура напоминали концовку сказки о Золушке. Примчавшийся на пляж вице-премьер (Тимур обратил внимание, что в летнюю жару тот носит строгий темный костюм) энергично потряс парня в своих объятиях, а к вечеру пригласил его на ужин в дорогом ресторане в центре города. В просторной кабинке (скорее это была большая комната), кроме Тимура, собрались члены семьи вице-премьера – он сам с супругой и единственной дочерью.

 

Однако трапезой встреча не ограничилась. Перед началом ужина отец Зульфии подвел Тимура к высокому, во всю стену, окну и, отодвинув занавесь, указал на новенькую «Тойоту-Камри» черного цвета на стоянке перед рестораном. Одновременно он вложил в ладонь спасителя дочери ключи от автомобиля.

 

Потрясенный Тимур (он предполагал, что речь зайдет о каком-то подарке, но совсем не думал, что им станет машина стоимостью под два миллиона рублей) сначала пытался протестовать, но был усажен за стол и выслушал первый, очень теплый, тост из уст вице-премьера в свой адрес. Мама с дочерью отпили по глотку белого вина из Эльзаса, мужчины махнули по рюмке местного коньяка.

 

Тимур слегка раскраснелся и постепенно оживился. Он в основном поддерживал реплики вице-премьера, впрочем, дважды вступив с ним в очень вежливый спор, попутно вспоминал свежие анекдоты и даже сделал пару комплиментов супруге большого чиновника.

 

Говорили, казалось, обо всём: в политических темах Тимур больше помалкивал, дабы не сказать чего-то невпопад, а вот его истории из короткого опыта работы спасателем вице-премьер с семьёй слушали с неподдельным вниманием.

 

Два часа Тимур купался в атмосфере тепла и обаяния, организованной его новыми знакомыми, а потом его, слегка опьяневшего, после очередной порции крепких объятий на собственной машине отвезли домой.

 

На следующий день после обеда ему дважды позвонили на мобильную трубку, но в обоих случаях упорно молчали. «Номер неизвестен» - такая надпись светилась на экране смартфона. В следующие дни эти анонимные звонки повторялись не раз.

 

А еще почти через месяц сюда, на съёмную квартиру Тимура в Редукторном поселке, прибыла супруга вице-премьера. Не таясь, Гульнара Агабековна скептически оглядела обстановку и обошлась без долгих предисловий:

 

- Тимур… С Зулей кое-что происходит…

 

 

4

 

Он нахмурился, изображая взволнованность:

 

- Что? Что случилось?

 

- Случились вы, дорогой Тимур. Она у нас девочка - и в узком, и в широком смысле слова. Очень хрупкая, нежная, ранимая. Без жизненного опыта. Кстати, ничего из штампов «золотой молодежи». Никаких клубов, наркотиков и «мальчиков». Единственная близкая еще со школы подружка, Перишка, тоже далека от всего этого. Дом, вуз, учеба. Из хобби – плавание и чтение книжек. И всё это в том возрасте, когда мечтают о принцах. И придумывают их.

 

Супруга вице-премьера глянула на диван, как бы испрашивая разрешения присесть. Тимур поспешно убрал в сторону два пульта (от телевизора и кондиционера), пиво и надорванный пакет с сухариками, освобождая место для гостьи.

 

Гульнара Агабековна основательно расположилась в центре дивана и продолжала:

 

- А тут и придумывать ничего не пришлось. Вы ведь Зуле без всякого преувеличения жизнь спасли… В общем, уже месяц девочка места себе не находит, не спит, похудела на три килограмма… Скоро учебный год, а у неё мысли совсем в другом месте. Влюбилась… Жить, говорит, без него не могу. Без вас, понимаете? Она, оказывается, регулярно звонит вам, просто чтобы снова услышать ваше «Алло!» А говорить стесняется… Так?

 

Тимур пробурчал что-то неразборчивое, а Гульнара Агабековна продолжала:

 

- Отец и по-хорошему с ней говорил, и скандалы закатывал – всё бесполезно. И уж совсем всё стало плохо, когда позавчера я обнаружила, по каким сайтам дочь лазит в Интернете. «Как покончить с собой без мучений» и всё такое…

 

Гостья вздохнула, и Тимур, воспользовавшись паузой, предложил:

 

- Может, чайку? Или кофе? Еще есть отличный сыр – меня родственники снабжают.

 

Она помотала головой:

 

- Ой нет, спасибо. У меня сегодня полные сутки лечебного голодания. Ну что вы вообще об этом думаете?

 

- О чём? – выигрывая время на раздумье, переспросил Тимур.

 

Она прищурилась:

 

- Муж вчера приехал с работы поздно, более-менее в хорошем настроении. Мы говорили. О вас. Вообще-то у него были совсем другие расчеты в отношении дочери, он думал о клановом браке с сыном Багирова, - она назвала фамилию депутата Государственной Думы.

 

Тимур кивнул: мол, да, знаю такого.

 

- Нет, четко озвученных намерений и тем более договоренностей с Багировыми не было, а то всё осложнилось бы ещё больше. И тут появляетесь вы… В общем, мы долго говорили с мужем. И в конце он раздраженно махнул рукой: мол, делай что хочешь.

 

Тимур молчал, и женщина добавила:

 

- Я потому рассказываю вам всё в деталях, чтобы и вы четко представляли реальную картину. Зуля с ума сходит, отец находится под натиском этих обстоятельств, а для меня… А для меня важнее всего счастье девочки. Итак, дорогой Тимур, вы согласны взять в жены нашу дочь?

 

Он слегка улыбнулся и развел руками:

 

- Ух, я уже почувствовал себя в ЗАГСе…

 

Гульнара Агабековна усмехнулась:

 

- Да, ваше остроумие я заметила еще в ресторане - и это тоже, как говорится, в вашу пользу. Есть, как вы понимаете, вопрос материального благополучия: Зульфия привыкла жить на определенном уровне, который вы на сегодня пока обеспечить не можете. Мы с мужем подумаем, что тут можно сделать… И всё же, Тимур, каким будет ваш положительный ответ?

 

Он решил, что варианты типа «Я подумаю» или «Дайте мне пару дней, чтобы всё взвесить» прозвучат не очень уважительно. А прозрачный намек гостьи, что будущий тесть берет на себя формирование достатка в молодой семье, оказался очень соблазнительным. И Тимур улыбнулся:

 

- Что ж, придется разучивать роль принца.

 

 

5

 

Вице-премьер предложил будущему зятю сыграть одну «общую» свадьбу. Фактически это означало, что Булат Булатович возьмет все расходы по организации торжества на себя.

 

Огромный зал был переполнен, три стола заняли родственники Тимура, а самой счастливой на свадьбе была даже не светившаяся от радости Зуля, а мама Тимура, прибывшая в этот день в Махачкалу из Кизилюртовского района.

 

Сменяя друг друга, на свадьбе пели «мега-звезды дагестанской эстрады», а «вишенкой на торте» стал приезд из Москвы Валерия Меладзе и Полины Гагариной.

 

Сказка новоиспеченного «принца» продолжилась сразу после торжества: молодожены въехали в новую двухуровневую квартиру с террасой, с которой открывался отличный вид на центральную часть города, Каспий на востоке и гору Тарки-тау в противоположной стороне.

 

Оказывается, ночью с такой высоты Махачкала выглядела по-своему замечательно: тьма скрывала разные городские проблемы, и на сине-черном фоне расцвеченные улицы и проспекты казались сверкающими бриллиантами. Далеко в море мелькали заманчивыми огоньками какие-то суда. С запада пейзаж дополняли сияющие светом жилые поселки, уютно расположившиеся прямо на склоне горы.

 

Тимур замер от удовольствия: это был сюрприз, а тесть, нет, скорее всего, будущая тёща в общем потоке разговора выделила и запомнила его реплику о любви вот к таким панорамным видам.

 

К этому времени наступила осень, и молодые супруги отправились в свадебное путешествие в южную Францию – даже в октябре на берегу Средиземного моря было тепло, а в полдень, пожалуй, жарковато.

 

Через три дня после возвращения молодоженов домой на беседу с Тимуром снова прибыла Гульнара Агабековна:

 

- Мы думали с Булатом, как быть с вашим трудоустройством. Муж, конечно, помнит о ваших приоритетах, но в новых условиях Дагестана даже с его связями этот вопрос нужно согласовывать. Тем более что у вас непрофильное образование, никак не связанное с финансовой сферой.

 

Впервые за период «сказки» Тимур сдержал огорченный вздох, продолжая внимательно слушать тещу:

 

- Есть другая идея. Сначала набраться вам некоторого управленческого и коммерческого опыта. Вы знаете большой банкетный зал «Крым» на южной окраине города?

 

- Конечно, - кивнул Тимур.

 

- «Крым» – наш, - улыбнулась Гульнара Агабековна. – Вы можете с Зулечкой попробовать себя в малом бизнесе, управляя им. Зайдите на сайт заведения, загляните на его странички в социальных сетях – они давно не освежались. Вы не экономист, но голова у вас явно варит. В принципе, ничего слишком сложного нет, нужно поддерживать деятельность заведения на нынешнем уровне. Впрочем, если придумаете ходы, как улучшить её, – Булат будет только рад.  Договорились?

 

- Нет проблем, я возьмусь за это, - заверил тещу Тимур.

 

- У Зулечки последний год учебы, попробуйте пока закрыть это направление своими силами.

 

 

6

 

Работа оказалась несложной. И предоставляла много свободного времени. Тимур указал на сайте заведения свой мобильный номер и по звонкам клиентов приезжал в банкетный зал. В остальные дни он подолгу отсыпался до обеда (по ночам смотрел фильмы или лазил по Интернету), не слыша, как по утрам запирает дверь снаружи уходившая на занятия в вуз юная супруга. Проснувшись, Тимур принимал душ и отправлялся на встречу с очередным клиентом или просто катался по городу на своей «Камри».

 

Он понял, что тёща все равно отслеживает и участвует в работе банкетного зала, помогая дочери и зятю. Однажды Гульнара Агабековна сказала:

 

- Клиенты жалуются, что во время свадебных торжеств пропадают продукты.

 

- Как – пропадают? – не понял Тимур.

 

- Их воруют. Кто-то из нашего персонала – повар, официантки или посудомойщицы.

 

- Но ведь на кухне в дни свадеб всегда присутствует кто-то из организаторов торжества. Как можно воровать продукты у них под носом? – недоуменно пожал плечами Тимур.

 

- Да, присутствует. Как правило, одна неопытная в этих делах женщина. И она не может уследить за всеми.

 

Он молчал.

 

- Это проблема, Тимур, - продолжала тёща. – Если пойдут слухи, что у нас воруют, да еще в таких объёмах, клиенты перестанут к нам обращаться. Банкетных залов в городе и без нас полно.

 

Он снова ничего не сказал.

 

- Поговорите с ними построже, по-мужски, - предложила теща. – Они ведь знают, что с недавних пор именно вы – хозяин заведения. А меня всегда считали крикливой ворчуньей.

 

 

7

 

Тимур не знал, что было причиной этой беседы. Возможно, дело совсем не в воровстве, а просто тёща намекает, что ему нужно плотнее заниматься своей работой?

 

Так или иначе, на следующий день Тимур встал рано утром вместе с супругой-студенткой, сам отвез её к вузу (обычно Зульфия уезжала туда на такси) и добрался до банкетного зала еще до 9 часов.

 

На 12 он назначил «пятиминутку» (так назывались короткие планерки периода его работы в Центре ЧС, и ему запомнилось и понравилось это название).

 

Обведя глазами группу собравшихся женщин, Тимур начал издалека, но «по третьему вопросу повестки дня» заговорил о воровстве продуктов на свадьбах. Он резко добавил, что подобное недопустимо и воровки будут вышвырнуты из банкетного зала, причем это далеко не всё, что их ожидает.

 

С недовольными лицами женщины разошлись.

 

Он решил остаться на работе до вечера: если тёща сегодня снова заедет в банкетный зал (она это практиковала в среднем два раза в неделю), то увидит зятя, который взялся за дело.

 

Тёща не приехала. А уже после 6 часов, когда на объекте никого не было, к нему в кабинет пришла молодая официантка. Тимур помнил, что эту красотку с серо-голубыми глазами все зовут Зайкой, но не знал, от какого имени образован этот уменьшительный вариант.

 

Зайка вроде бы немного волновалась и в беседе помогала себе активной жестикуляцией. Руки у неё были красивые – «лебединые», и Тимур подумал, что эта высокая стройная официантка вообще намного симпатичнее его жены – с её маленьким ростом, несколько кривоватыми ниже колен ножками и плоской грудью. Зулю при невзрачной фигуре выручало интересное лицо – с теплым взглядом и россыпью веснушек на светлой коже, но в целом она не тянула даже на титул «Мисс Редукторного поселка».

 

Зайка была другой.

 

 

8

 

- Я знаю, кто ворует, - тихо сказала она. – Я специально дождалась, когда все уйдут, чтобы сказать вам.

 

Тимур предложил ей присесть на кожаный диван и рассказать всё подробнее. Официантка воспользовалась приглашением: форменная юбка при этом слегка задралась, оголяя округлые коленки девушки.

 

Тимур оставался в своем рабочем кресле.

 

- Это наши посудомойщицы: Вазипат, Бурлишка и старенькая баба Люда, - доверительно сообщила Зайка, по-прежнему говоря очень тихо.

 

- Как они это делают? Ведь на кухне постоянно находится кто-то из родственников организаторов свадьбы..?

 

Зайка чуть наклонилась вперед, словно сообщая хозяину военную тайну. И произнесла еще тише:

 

- Они хитро прячут продукты в вёдрах с мусором. Мусор же накапливается во время свадьбы, и его постоянно выносят. И они суют туда продукты, сначала спрятав их в черных непрозрачных пакетах. И так выносят из зала. А там, во дворе, у них есть тайник, где они прячут эти продукты до вечера.

 

- А повар видит это?

 

- Все знают, но мы же как бы друг другу – свои. Никто не выдаст.

 

Тимур задумчиво побарабанил пальцами по столу:

 

- А больше никто так не ворует?

 

- Не, больше никто. Нам и так организаторы в конце каждой свадьбы дают продукты, ну типа в подарок. Мне лично хватает. И вы такой молодец, вы правильно сказали на «пятиминутке», что, если люди узнают об этом, к нам меньше клиентов станут приходить.

 

Тимур помолчал: говорить было больше не о чем, нужно было принимать меры.

 

Он встал с кресла, обошел свой стол; Зайка тоже вскочила. Тимур как бы вежливо сопроводил её к выходу и у двери протянул руку:

 

- Спасибо, милая девушка, за эту информацию. Ты нам очень помогла. Я учту это в конце месяца.

 

Зайка, ласково улыбаясь, кивнула и вложила свою ладонь в его руку. Прошла секунда, и Тимур понял, что оба не очень-то хотят убирать руку первым. Во избежание недоразумений он внимательно посмотрел официантке в лицо, наткнулся на озорные искры серо-голубых глаз и, наконец, мягко высвободил свою ладонь.

 

Но только для того, чтобы быстро выглянуть из кабинета и убедиться: на втором этаже и скорее всего во всём зале сейчас никого нет. Тимур вернулся в кабинет, запер дверь изнутри и, опасаясь скрипов кожаного дивана, увлек задорную работницу на толстый светлый ковер…

 

 

9

 

Эту ночь и все следующие дни он ругал себя последними словами: «Идиот! Как можно так рисковать?! Да еще заниматься такими опасными делами В БАНКЕТНОМ ЗАЛЕ?!! А если бы в самом деле на объект прибыла тёща, что она делает регулярно? А если бы кто-то другой что-то увидел или что-то услышал? И как можно вообще так идти на поводу у своих порывов? За последние полгода жизнь твоя кардинально изменилась, превратившись в настоящую сказку, – и лишиться всего из-за тупой свиданки с местной б….ю?!»

 

Как именно отреагирует семья вице-премьера, узнав, что он позволил себе измену жене, Тимур не знал – и не хотел узнавать. Он дал себе слово, что это сумасшествие больше не повторится.

 

Встречая потом недоуменные взгляды Зайки на объекте, Тимур делал вид, что не замечает их (он больше вообще не искал встреч и общения с ней). Однажды лишь протянул девушке две свернутые в трубочку купюры по 5 тысяч рублей: дескать, спасибо за… информацию.

 

Официантка деньги взяла, но «наградила» его язвительным взглядом: мол, трус!

 

После этого он снова плохо спал еще пару ночей: а вдруг она разболтает в коллективе?! Выдаст его?! Пойдут слухи, о них узнАет тёща?! Но вроде бы ничего такого не произошло, и к концу недели он задышал ровнее.

 

Что касается трёх посудомойщиц, то все они были уволены, на их место взяли других работниц.

 

 

10

 

Год прошел относительно спокойно. Зульфия окончила вуз, и подарком отца стало очередное путешествие – на сей раз по Канаде. «Страна озер» (их тут больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых) сразу понравилась

Тимуру обилием летней зелени и мягким климатом.

 

Ночью в отеле к нему снова «приставала» молодая жена:

 

-  Ты совсем не любишь свою девочку. Мы ведь хотим маленького, а ты почти ничего не делаешь для этого…

 

Тимур, засыпая, отмахнулся:

 

- Зуля, весь день ведь по Торонто мотались, устал как собака…

 

После возвращения в Дагестан он снова отлынивал от работы, подолгу отсыпаясь по утрам. А вот Зуле понравилось помогать маме в управлении банкетным залом (трудоустраивать её по специальности семья пока не торопилась; ожидалось, что в ближайшее время двоюродный брат вице-премьера откроет крупную частную клинику).

 

Тимур же теперь открыто бездельничал. У тестя хватало своих забот, тёща ворчала, но не сильно, а жена продолжала его любить, первого и единственного мужчину в своей жизни. Пока его безделье «пролезало», тем более что иных кричащих минусов у него не было – он не бил молодую супругу, не скандалил с ней, не употреблял алкоголя и наркотиков…

 

Время от времени Тимур преподносил Зуле неожиданные подарки: было забавно наблюдать, как озаряется радостью её веснушчатое лицо. По «датам» Тимур водил свою жену в рестораны, дважды они вместе съездили в Кисловодск.

 

Семейный бюджет складывался из прибыли банкетного зала. «Текущие» наличные деньги хранились в левом крайнем ящике массивной тумбы под телевизором. По мере надобности супруги извлекали оттуда купюры, но пополняла «кассу» теперь только Зульфия, гораздо плотнее привязанная к работе банкетного зала.

 

Некоторое время эта ситуация коробила Тимура, иногда он всплесками активности возобновлял интерес к семейному бизнесу, но постепенно привык к безделью и вскоре почти перестал появляться на объекте. Ни слова упрека из уст жены или её родителей в связи с этим в адрес Тимура не прозвучало.

 

 

11

 

Резкий поворот в таком размеренном образе жизни Тимура произошел этой весной.

 

Одним из его хобби (помимо автопрогулок и общения с приятелями) оставался Интернет. Изредка он под псевдонимом оставлял комментарии в одной из социальных сетей.

 

После того, как дважды его реплики шутливо прокомментировала некая Джамиля, он полез на её страничку. И прежде всего стал разглядывать фотографии – хозяйка странички выложила девять фото со своим изображением. Никакой эротики или порно, но девушка сразу заинтересовала Тимура.

 

«Типично-красивая» брюнетка: то есть с овальным лицом, ухоженной кожей, большими глазами, изящным носиком и слоистой стрижкой. Из других фото следовало, что это стройная девушка чуть выше среднего роста.

 

Страничка была почти пустой: видимо, Джамиля предпочитала комментировать чужие посты, а не выкладывать свои. Впрочем, одну тему она всё же опубликовала, назвав её «Красивая история любви». В шести абзацах рассказывалось о том, как врач-хирург спас на операционном столе девушку, угодившую в катастрофическое ДТП, выходил её и впоследствии женился. История вроде была венгерской: с названием города, с именами и прочими подробностями.

 

Тимур не стал отписываться в этой теме, но отправил Джамиле личное сообщение. Он сразу пошел в романтическую «атаку»: нежели этот мир ослеп? И почему такая красавица с умными, но печальными глазами до сих пор одинока? Почему у неё в соответствующей графе указано – «без пары»? И что-то еще бла-бла-бла в подобном духе.

 

Девушка ответила через два часа, причем довольно серьезно: нет, мир не ослеп, но ежедневные похотливые обращения «самцов» с разными «глупостями» она сразу же удаляет в корзину, блокируя при этом их авторов. И ждет большую и единственную любовь – такую, как у той венгерской пары.

 

Тимур стал писать ей каждый день, обозначая свой прочный интерес к девушке, спрашивая о том о сём, но не настаивая на «глупостях». Она сначала сухо и немногословно, а потом всё более развернуто стала ему отвечать.

 

Беседовали на самые разные темы – от «большой политики» и роста цен на рынке до новинок кино и событий из текущей жизни. Как решил для себя Тимур, Джамиля – это девушка «с высшим образованием и средним кругозором». Его вполне хватало, чтобы поддерживать ежедневный трёп в таком режиме.

 

На третий день этого Интернет-общения они перешли на «ты». На четвертый Тимур поймал себя на мысли, что уже «конкретно хочет» её и возбуждается просто в процессе приветливой беседы. На пятый день он открыл своё настоящее имя и рассказал немного о себе. Джамиля изначально не скрывала, что работает в пресс-службе одного из республиканских министерств.

 

Еще через день он по итогам 20-минутного текстового общения совсем расчувствовался и отправил ей не обычный «смайлик-улыбку», а изображения «сердечко» и «поцелуй». Она ответила длинным «О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!», но ограничилась обычным смайликом-улыбкой.

 

Ночью он совсем осмелел: оглянувшись на супругу (Зуля крепко спала), Тимур отправил Джамиле просьбу о «её новых фото лично для него». Она не без кокетства переспросила, о каких фото идет речь. Он детально конкретизировал свою просьбу – и не получил в ответ больше никаких сообщений от Джамили ни в эту ночь, ни на следующий день.

 

Чувствуя острый дискомфорт из-за её молчания (обычное лазание в Сети сейчас его никак не отвлекало), Тимур написал девушке что-то вроде извинительного сообщения за свою дерзость. Через час – еще одно. Но Джамиля по-прежнему не выходила на связь.

 

Он уже совсем расстроился, но на третий день девушка наконец прервала «режим молчания». И написала ему, что вот за такие «глупости» предыдущие собеседники и отправлялись в блок. А для него это «последнее предупреждение».

 

Тимур был счастлив. Кажется, у меня к ней что-то типа влюбленности, а не просто постельный интерес, думал он. Тут Джамиля написала, что приболела, и у неё закончились средства на телефонном счете. Попросила – в долг – пополнить его на 100 рублей. Тимур, желая впечатлить собеседницу, отправил девушке в 10 раз больше.

 

Еще через два дня общения он написал, что «всё серьезно» и пригласил Джамилю на свидание.

 

 

12

 

Они договорились, что Тимур на машине подберет Джамилю у её жилья в Пятом поселке. (Уроженка Кизляра, она после окончания вуза осталась жить в Махачкале, снимая квартиру на двоих с троюродной сестрой).

 

Первая минута в автомобиле прошла немного скованно: как никак это была их стартовая очная встреча. Но Джамиля еще раз очень тепло поблагодарила Тимура за 1000-рублевый подарок, и он заметно оживился.

 

В ресторане в центре города они начали с заказа: вино, салат, мясо. Официантка ушла, и Тимур сначала преподнес девушке огромный букет красных и белых роз (он заранее доставил цветы в ресторан), а затем вынул из кармана пиджака миниатюрный футлярчик, в каких обычно хранят кольца.

 

- Это – мне? – обрадованно вскинула голову Джамиля.

 

- Погляди, что там.

 

- Ой, нет. Подарок – твой, мне как-то неудобно…

 

Тимур сам достал из коробочки золотое кольцо с гранатом и фианитами (оно обошлось ему чуть дороже 9 тысяч рублей).

 

Слегка краснея, он сказал:

 

- Ну что ж, в знак дружбы и… любви.

 

- Спасибо! – через короткую паузу откликнулась Джамиля и протянула ему правую руку: мол, надевай сам.

 

Тимур аккуратно сделал это, чуть наклонившись вперед, и, как бы продолжая движение, полез к Джамиле целоваться. Она и ответила на поцелуй, и даже позволила ему забраться правой рукой к ней в бюстгальтер через глубокое декольте платья.

 

Тимур совсем уж возбудился и попытался далее той же рукой залезть девушке в пространство между ног. Тут Джамиля сначала мягко отодвинула его руку (Тимура это не остановило), а потом уже довольно сильно и грубовато оттолкнула его от себя.

 

 И сердито сказала:

 

- Совсем с ума сошел?! Ты за кого меня принимаешь? Может, рассчитываешь присунуть мне прямо здесь, в кабинке, пока официантка не принесла заказ?

 

Он что-то невнятно пробормотал. Повисло неловкое молчание, но Джамиля сама же его прервала:

 

- Мы уже говорили на эту тему, мои понятия ты знаешь. Раз ты такой быстрый и горячий – женись хоть завтра, и всё будет.

 

Он растерянно произнес:

 

- Как – «женись»? Я ведь ничего не скрывал от тебя: я женат и разводиться не собираюсь. С моей стороны вроде всё честно…

 

- Да, ты женат, - подтвердила Джамиля. – Но ты ведь мусульманин?

 

Он неуверенно, словно ожидая какого-то подвоха, кивнул:

 

- Ну, мусульманин.

 

- Значит, можешь жениться еще. Ты ведь обеспеченный мужчина, материальных препятствий для второго брака нет.

 

Тимур был вполне светским человеком: он, как и большинство этнических дагестанцев, не отрицал своей принадлежности к мусульманской общине, но в его случае Ислам сводился к обрезанию в далеком детстве и к празднованию по традиции двух «байрамов» в течение года.

 

Намаз Тимур не совершал (и не умел), в Рамадан не постился, мечеть не посещал… Свою повседневную жизнь он никак не подчинял предписаниям и запретам религии: в ней хватало места и алкоголю, и азартным играм, и некоторым другим грехам.

 

Он полагал, что в случае с Джамилей речь идет о романтическом приключении, возможно, длительном. Но никак не о втором браке.

 

Однако страсть обладать девушкой была такой сильной (он вообще-то рассчитывал, что «всё» случится в этот же вечер в одном из отелей города), что Тимур был готов согласиться на её встречные требования.

 

И он дал это согласие. Джамиля расцвела от удовольствия, и остаток свидания прошел за трапезой в приятном общении, смелых шутках и объятиях. Девушка обозначила «красный свет» на секс до бракосочетания, но поцелуев и ласок это ограничение не касалось.

 

Незадолго до полуночи Тимур отвез Джамилю к ней домой, возбужденный прибыл к себе и разбудил уже уснувшую Зульфию: ему очень хотелось секса.

 

 

13

 

Их брак с Джамилей выглядел так. Тимур снял 2-комнатную квартиру для девушки в том же Пятом поселке (здесь ей всё было привычно, да и до работы близко) и с разной регулярностью давал ей деньги «на хозяйство». Он навещал вторую жену в светлое время суток, а ночевка с Джамилей произошла лишь дважды: Зуле свое отсутствие дома Тимур объяснил, сославшись на выезд с друзьями на рыбалку.

 

По настоянию Тимура брак с Джамилей носил тайный характер. О нем не сообщили ни родственникам с обеих сторон, ни друзьям и знакомым. Не было и никакого свадебного торжества. Страшно опасаясь того, что Зульфия и её родители узнают о случившемся, Тимур воздерживался от выхода с Джамилей «в свет»: они не посещали театры и кинотеатры, не ходили на концерты, а в ресторан снова выбрались еще раз лишь однажды – на её день рождения.

 

Острый сексуальный интерес к Джамиле (который им двигал в момент принятия решения о браке) Тимур удовлетворил довольно быстро – в первые несколько дней тайного супружества. Но эта женщина продолжала ему нравиться – и он по-прежнему навещал её разок-другой в неделю.

 

Проблемы начались уже летом. Джамиля сначала мягко и намеками, а потом всё активнее требовала снабжать её финансами «на жизнь» (помимо оплаты аренды жилья), а Зульфия тем временем недоуменно обратила внимание на то, что в тумбе под телевизором «куда-то исчезают деньги»:

 

- Буквально позавчера положила туда 35 тысяч, а сегодня остались только две пятисотки…

 

Деньги взял Тимур: пришло время оплаты очередного месяца за съёмную квартиру для новой жены, а, кроме того, Джамиля требовала средств и на иные расходы.

 

Ранее он тоже брал деньги из тумбы (у него не было сейчас никаких иных источников дохода), но старался делать это так, чтобы уменьшение количества купюр не сильно бросалось в глаза.

 

 

14

 

Тимур с грустью вспомнил тот относительно короткий период жизни, когда он сам активно управлял работой банкетного зала. Соответственно все денежные переговоры с клиентами вел тогда он сам, а еще у него было приятное внутреннее ощущение, что он зарабатывает свои деньги.

 

Теперь же ситуация выглядела так, что Зуля и теща сами ведут этот бизнес и фактически содержат Тимура-бездельника. Зуля его любила – и ни единого слова упрека он от жены не слышал, а с Гульнарой Агабековной Тимур теперь виделся крайне редко. Но он и без чьих-то упреков понимал, что дело обстоит именно так.

 

И как раз в этот период он завел вторую жену - Джамилю.

 

«Зачем?» - однажды спросил он себя. И этот вопрос стал всё чаще звучать в его молчаливых диалогах с самим собой.

 

В начале июля произошел первый конфликтный разговор с Джамилей.

 

- Я не понимаю, а в чем вообще проблема? – громко заговорила она. – Ты как мне представился в начале знакомства? Владелец крупного банкетного зала. Ну и? Где деньги, Тим? Я не с Луны свалилась, знаю, какой у них оборот. У этих залов. Свадеб в городе с каждым годом всё больше, население растет. В чем дело? Почему я должна клещами вытягивать у тебя эти копейки?

 

Он попытался сменить тему беседы:

 

- Ты сама много чего изображала. К примеру, притворялась неприступной и принципиальной, а оказалась не девственницей.

 

- Это, дорогой, не твоё дело. Тебе я верна, а то, что было раньше, тебя пусть не трогает.

 

- Не моё дело? Ты что, методом проб и ошибок подбирала себе мужа? – съязвил Тимур.

 

- Ничего у меня не было, ясно?! Сто лет назад один мальчик, это еще в Кизляре случилось, в меня влюбился, ну, мы там… И всё! Я не собираюсь перед тобой оправдываться за те дела. А вот чего ты так за считанные недели изменился, я понять не могу! Начинал как! Прикатил на «Тойоте», ресторан, кольцо, «жить без тебя не могу»… А сейчас что?

 

- Есть временные затруднения, они во многих семьях случаются, - пробурчал он. – Но при этом я продолжаю оплачивать эту квартиру и давать тебе на карманные расходы.

 

- А ты меня этими копейками не попрекай! – огрызнулась Джамиля.

 

- Я не попрекаю, а говорю, как есть! – вспылил Тимур. – У тебя, кстати, и своя зарплата имеется, и вообще… С голоду ты явно не помираешь, на улице не мерзнешь как бездомные.

 

- Ты мою зарплату в пресс-службе не трогай, она тебя не касается! – уже громко закричала Джамиля, и он тогда впервые потребовал не орать: звукоизоляция в квартирах многоэтажки была так себе (поднимаясь по лестнице на четвертый этаж, Тимур слышал разговоры за той или иной входной дверью, тем более если кто-то повышал голос).

 

- Какие еще трудности? – недовольно продолжала Джамиля. – По тебе же видно, какой ты богатенький Буратино. Одежда, обувь, часы вон швейцарские… Дорогой парфюм…

 

- Часы – это подарок Зули на день рождения..., - попробовал пояснить он, но Джамиля перебила:

 

- Машину регулярно заправляешь, катаешься, живешь ни в чем себе не отказывая. Сам рассказывал, где отдыхал и в России, и за границей. А на мне чего экономишь? Такую красавицу как я ты должен достойно обеспечивать, ясно?!

 

 

15

 

Тимур не стал говорить, что в этом и заключается специфическая проблема: даже довольно существенные траты, результаты которых Зуля наблюдала воочию (например, его новая дорогая обувь), не вызывали у неё вопросов. Но если деньги из ящика тумбы исчезали как бы в «никуда» (с точки зрения первой жены), это влекло недоуменные комментарии Зульфии. И Тимур совсем не хотел, чтобы эти разговоры дошли до тестя с тещей…

 

Отношения с Зулей и с семьёй вице-премьера были его прочным бункером, его личным «Уолл-стритом» - и Тимур нацеливался беречь эти позиции как зеницу ока. НЕ провоцируя никаких подозрений в свой адрес, которые способны сильно расстроить первую супругу и её родителей.

 

Он словно оказался в тупике. Джамиля продолжала возмущенно требовать более внятного содержания. Однажды, после очередных громких криков, он пригрозил ей разводом и расставанием навсегда.

 

Она замерла:

 

- Ах вот как ты заговорил. Еще и полугода не прошло... Нет, дорогой, так просто ты от меня не отделаешься. Если что – живо расскажу и Зуле, и её родителям о том, чем ты занимаешься уже четыре месяца.

 

И тут Джамиля по памяти продиктовала рабочий телефон вице-премьера в «Белом доме» на центральной площади Махачкалы, номер банкетного зала «Крым» и мобильный телефон Зульфии.

 

Тимур похолодел: откуда она всё это знает? Ну ладно, первые два телефона можно найти в справочниках или в Интернете. Но мобильный номер Зули? Неужто Джамиля лазила в его смартфоне, пока он спал?

 

Он промолчал тогда, и Джамиля победоносно завершила:

 

- Так что советую меня не бесить. Разводиться он тут собрался… Я легко докажу им, что у нас с тобой близкие отношения – пересказав твои насмешки об их семье с кудрявыми подробностями. Я могу знать эти вещи только от тебя, а посторонним такое не рассказывают. И имам подтвердит, который при двух свидетелях заключил наш никях. Мы оба знаем, как ты этого боишься – что обо мне, о моем существовании узнАют они… Секретничаешь, конспирируешь… Так что лучше не доводи меня!

 

 

16

 

Он понял тогда, что ненавидит её, но не подал виду. Тимур еще надеялся мирно «разрулить» сложившуюся ситуацию. Но откуда регулярно доставать деньги, чтобы снова и снова затыкать рот этой стерве и хотя бы продлевать аренду квартиры?

 

В размышлениях о заработке он даже подумывал о частном извозе на своей «Камри», но это бы вызвало крайнее недоумение у Зули и её родителей.

 

Тимур также рассматривал вариант с трудоустройством на какую-либо руководящую должность среднего звена: Булат Булатович мог решить это одним звонком. Какой-нибудь отдел… Какой-нибудь офис с кондиционером, с секретаршей в приемной и с небольшим кругом подчиненных. Сказать тестю, мол, хочу потихоньку расти.

 

Но он едва не застонал, подумав, как это сильно изменит его образ жизни бездельника. За последний год жизни он нигде не работал вообще, просыпался, когда хотел, делал в течение дня, что желал. Достаточно было сохранять лояльность Зуле и её родителям и не стать пленником разрушающих вредных привычек типа пристрастия к тяжелым наркотикам.

 

Нет, никаких наркотиков в его жизни не было. Он и без них просто «балдел» изо дня в день, из недели в неделю. Автомобиль. Прогулки по городу. Узкий круг приятелей, общение с ними. Иногда – подарки самому себе. Кино. Интернет.

 

Это была жизнь беззаботного сибарита. Зона его комфорта. Выходить из которой он ни в коем случае не хотел.

 

А начальник даже небольшого отдела в каком-либо ведомстве должен работать. Или хотя бы изображать трудовую деятельность. Вставать рано утром пять дней из семи. Быть в 9:00 на рабочем месте. Оставаться там до конца рабочего дня. Чем-то заниматься, кого-то принимать и выслушивать, что-то подписывать и вникать в эти бумаги…

 

Ну нет! Только не это...

 

Как всё было безмятежно и беспроблемно еще четыре месяца назад. А когда началась нервотрепка? Да, с появлением в его жизни Джамили. Ну, сука, подумал он о второй жене. Ну, баран, подумал он о себе.

 

Теперь решение о втором браке он воспринимал не грустным «Зачем..?». Нет, теперь оценка предельно ужесточилась: «Вот на хрена мне это было надо?!».

 

Случай с официанткой Зайкой показал, что он может изменять жене. Конечно, не так тупо: прямо в банкетном зале, чудовищно подставляя себя под удар слухов и разоблачения. Тогда всё обошлось, но урок он извлек прочный. Никаких забав под носом у первой жены и её родителей!

 

Эпизодически «шалить» можно будет и дальше. Случайные связи на стороне… Без каких-либо долгих романов. Но с твердой гарантией сохранения тайны. Предпочтительнее где-то за пределами Махачкалы, а то и Дагестана…

 

А вот затея со вторым браком была тупой, думал он. Джамилю он не любит, это точно. Да, она – в отличие от Зули – нравилась и продолжает нравиться ему как женщина. Но это не любовь и не влюбленность.

 

Да, была страсть – острая, горячая, необузданная. С возбуждением, наступавшим, когда в те первые дни знакомства он просто читал её ответные сообщения в «личке». С готовностью тогда немедленно рвануть к ней и опрокинуть в горизонтальное положение, узнать бы только, куда мчаться…

 

Но эта страсть давно утолена. Его «охота» была завершена, добыча – на её условиях – получена, чувственно-физические порывы многократно удовлетворены.

 

А потом в его жизни появились ненужные проблемы…

 

 

17

 

«Я ни разу не врезал Джамиле за время её нытья и криков. Она, наверное, думает, что я мягкий человек и можно и дальше так мной манипулировать. Вытягивая всё новые суммы. Собственно, это и происходит. Сколько уходит только на аренду квартиры... А деньги в руки? А подарки? Сколько я уже на неё потратил вообще?

 

Еще полгода назад я, светский человек, и думать не думал, что пойду на всё это. Никях, многожёнство… Да и она явно не из соблюдающих мусульманок… Может, для неё это просто способ вытягивать из меня всё больше и больше?»

 

Он остановился на одной из аллей парка, нашел взглядом незанятую скамейку и присел на неё:

 

«Я вообще мало что о ней знаю. Ловкая, сметливая, скорее всего врет про единственную романтику с молодым кизлярцем в далекой юности и имеет бОльший опыт отношений с мужчинами… Она умеет «скромно кокетничать» по ситуации, умеет манипулировать людьми, приманивая их и используя…

 

Кстати, помимо денег от меня она получает нехилую зарплату. Да, наверняка немаленькую: как никак руководитель пресс-службы такого ведомства… Ну и как она в свои 25 лет влезла в это кресло? Какие у неё отношения с министром? С кем она общается? С кем дружит? Как проводит свободное время? Мы ведь встречаемся сейчас один-два раза в неделю, не чаще. А что она делает в остальные дни? И чем вообще дышит?

 

Ничего не знаю…

 

И что дальше? Само её присутствие в моей жизни – это угроза. Наверное, её обещания позвонить Зуле или вице-премьеру – это блеф. Джамиле ведь нужны деньги, а не скандал. Но характер у неё такой, что в случае расставания позвонить она может. Со злости, в отместку… Она может сломать мою комфортную беззаботную жизнь последних двух лет. Она уже доставляет мне серьезные неприятности, а способна навредить еще сильнее. И это очень нехорошо…

 

Очень нехорошо», - мысленно повторил он.

 

 

18

 

Скандалы продолжались. Снова и снова. Громкие крики, требования, упреки – и всё это вперемешку с очередными угрозами.

 

В понедельник Тимур опять поругался со своей второй женой. А во вторник он решил, что остаётся единственный выход – убить супругу.

 

Неожиданная мысль поначалу его так устрашила, что он испуганно вскочил с дивана. Но потом, в течение часа, прогнать эту идею не получалось; напротив, с разных сторон такой вариант выглядел решением сразу нескольких проблем. Её, эту мысль, даже стало приятно смаковать, пропуская через себя – если иметь в виду результат, а не способ совершения. О последнем он не задумывался вовсе.

 

Его так распирало желание думать, планировать и действовать, что стены просторной квартиры (в которой они проживали с Зульфией) показались сейчас ему тесными. Он побрился, оделся, спустился вниз и на подаренной «Тойоте-Камри» поехал в свое любимое кафе в районе железнодорожного вокзала.

 

Заказав 150 грамм коньяка, салат и порцию шашлыка, Тимур задумчиво оглядывал помещение, вертел в руках солонку, смахивал со стола несуществующие крошки. Он уже был во власти свежей идеи – и напряженно думал.

 

Зульфия в меня влюблена по уши. Я её спаситель. Её муж. Её первый и единственный мужчина. В конце концов, я высокий, стройный, красивый молодой человек, с которым ей хорошо в самых разных смыслах. Здесь мои позиции очень прочны. Очень прочны. И это – золотая жила для меня.

 

Наверное, её родители относятся ко мне не столь восторженно. Планы вице-премьера о браке дочери были совсем другими, а тёща скорее всего продолжает считать меня лентяем и бездельником. В самом деле, последние полгода я вообще не занимался банкетным залом… Какое там, больше, моё балдение началось еще до знакомства с Джамилей.

 

НО: пока Зульфие со мной хорошо и замечательно (а эту «площадку» я буду удерживать как неприступную крепость), её родители наперекор чувствам дочери идти не станут. И я ведь не случайный прохожий с улицы. Они помнят и учитывают, что я спас жизнь их дочери.

 

Я-ЕЙ-СПАС-ЖИЗНЬ.

 

И если я после этого до конца нашего брака не пошевелю даже пальцем (например, как материальный добытчик) – они, видимо, готовы меня терпеть. И фактически – пока я бездельничаю – содержать. При одном условии: я не представляю вреда и опасности для Зули, а она продолжает меня любить.

 

А я действительно не представляю вреда для неё.

 

Но вся их мягкость по отношению ко мне закончится немедленно, если они узнАют, что я позволил себе второй брак. Они – светские люди, и вообще я уверен, что они воспримут это как удар в спину и предательство по отношению к Зуле.

 

Их лояльное отношение ко мне явно не предусматривает наличия в моей жизни других женщин – будь они жёнами, любовницами, постоянными подружками или ещё кем.

 

И я очень сомневаюсь, что сама Зуля в такой ситуации встанет на мою защиту...

 

 

19

 

Тимур слегка отодвинулся от стола и убрал локти со столешницы: официантка принесла коньяк и салат. Плеснув грамм 70 в небольшой бокал, он сделал короткий глоток.

 

Он вдруг подумал, что, когда зимой пьёшь горячий чай или кофе, можно погреть свои руки о чашку. С коньяком наоборот: пьющий отдает свое тепло напитку.

 

И, согревая бокал в ладони, продолжал думать.

 

Так что это не эмоции и не «страшилка». Угрозу моей нынешней комфортной жизни со стороны Джамили нужно исключить. Ликвидировать. И сделать это можно, ликвидировав саму Джамилю.

 

Да, только так. Она – сука, она действительно может нагадить мне в самое блюдо в разгар пиршества…

 

С другой стороны – куча выигрышей. С исчезновением Джамили закончится и съём квартиры для неё. И расходы на это. Также прекратится настойчивое, в последнее время регулярное, требование у меня денег «на жизнь». Я перестану трястись, что о нашем союзе узнают Булатовы. Вообще вся эта окончательно надоевшая мне «романтическая история» с Джамилей останется позади. И, конечно, мертвая Джамиля уже не реализует свою угрозу «сдать» меня Зуле и её родителям.

 

Он допил бокал и поковырялся вилкой в салате.

 

Решено… Теперь – как…

 

И снова – пауза в размышлениях и долгий взгляд в окно. Переход от решения как такового к теме его реализации оказался совсем непростым.

 

Выпив второй бокал, он отодвинул остатки салата, съел шашлык, а затем, расплатившись, покинул кафе и поднялся из района вокзала по улице Орджоникидзе к месту, откуда открывался вид на порт и море.

 

Я ведь не убийца, я никогда не убивал людей. Ни на войне, ни по заданию начальства, ни по своей инициативе.

 

У меня нет никакого опыта по этому делу. И опыта уходить от преследования тоже нет.

 

Убить Джамилю – это может быть для меня не менее опасно, чем оставлять её в живых. (Если, конечно, меня вычислят и установят). А они будут стараться. Люди в погонах. Очень стараться. Убийство считается серьезным преступлением - и его очень стараются раскрыть.

 

Знакомый приятель, оперативник из РОВД, рассказывал мне, что при гибели женщины в первую очередь в поле зрения розыска попадает муж. Или любовник, сожитель… в общем, мужчина в её жизни. Вроде даже есть статистика, согласно которой женщины чуть чаще гибнут от рук своих мужей и любовников, нежели от действий посторонних людей.

 

А значит, в случае обнаружения трупа Джамили в съемной квартире в Пятом поселке первым под микроскопом у ментов окажусь я.

 

 

20

 

У него неприятно захолодели пальцы, и даже выпитый коньяк сейчас его не бодрил.

 

Или не окажусь? Джамиля там не прописана; она говорила, что зарегистрирована по адресу своей двоюродной тети в Новом Кяхулае.

 

Что вообще обо мне известно в связи с Джамилей?

 

Он долго вспоминал, глядя вниз на порт, и наконец слегка улыбнулся: «Ни-че-го».

 

Наш брак не зарегистрирован в ЗАГСе. Мы не проводили и никого не приглашали ни на какую свадьбу. Я категорически запретил ей что-либо выкладывать про наш союз в социальных сетях. Мы только раз за эти месяцы были вместе в ресторане, в день её рождения, и не столкнулись там со знакомыми. Мы ничего не сообщали родственникам. Это был тайный брак.

 

Тимур поймал себя на мысли, что об отношениях с Джамилей он уже говорит в прошедшем времени.

 

Все эти меры предосторожности были связаны не с планами убийства, тогда об этом и речи не было. Я скрывал второй брак от первой жены и её родителей. Но теперь эта конспирация очень пригодится в новой ситуации.

 

Соседи? Нет, в подъезде съёмной квартиры я ни с кем не заводил отношений. Я и бывал там наскоками: раз, максимум два раза в неделю. Почти без ночевок.

 

И, что вообще замечательно, никаких совместных наших фото с Джамилей. Я всегда отказывался даже от селфи «чисто для себя». Опасаясь, что это потом где-то некстати вылезет.

 

Еще раз бросив взгляд на порт и морские просторы, Тимур не стал спускаться к своей «Тойоте» (всё же было выпито 150 грамм крепкого алкоголя, не хватало сейчас лишиться водительских прав). Он пошел пешком в направлении «Первухи», продолжая оценивать ситуацию.

 

 

21

 

Слабых мест в моей обороне два. Первое: в съемной квартире хватает моих следов – отпечатки пальцев, волосы… Нужно будет воспользоваться вторым ключом и в отсутствие Джамили навести там порядок. Пройтись влажной тряпочкой по всем предметам, которые я там трогал: ручки дверей, табуретки, и т.д. Нужно будет всё тщательно пропылесосить. И простирнуть постельное белье. Не оставляя там никакого своего «генетического материала»…

 

И, конечно, наша добрачная переписка в соцсети. У себя в «личке» я давно её удалил, но нужно то же самое сделать и в смартфоне Джамили. Надо придумать, как это удалить у неё.

 

Никаких ориентиров, указывающих на меня!

 

Теперь – о том, как… Никуда не деться от этой темы, она – главная в деле. Как убить эту суку.

 

Я точно знаю, что не должен делать это сам. Это не моё дело, я никогда этим не занимался. А новички, берясь за что-то без практики и опыта, допускают ошибки. Много ошибок.

 

И потом, если я в чем-то «накосячу» и на меня укажут улики, на допросе менты быстро вытащат из меня признание. А что я им возражу? Подписывай «чистосердечное» - и борись за меньший срок.

 

Но вся прежняя замечательная жизнь беззаботного «кайфарика» на этом прекратится.

 

Нет, это ни в коем случае не должен быть я. Напротив, у меня должно быть твердое алиби на день убийства.

 

Не я… А кто?

 

 

22

 

Так, размышляя, Тимур дошел по Орджоникидзе до улицы Громова – и повернул в сторону станции «Махачкала-Сортировочная».

 

Когда-то тут неподалеку жил его ныне покойный дядя – и в школьные годы, оставаясь у родственников на ночлег, Тимур любил с двоюродными братьями бывать на этой станции. Слышать гудки маневровых локомотивов, наслаждаться обилием станционных огней, ждать ночное эхо объявлений диспетчера, наблюдать за проходящими пассажирскими и товарными составами… Вслушиваться в звуки перестука и трения металлических колес.

 

Однажды напротив маленького Тимура, стоявшего на перроне, ночью остановился вагон №8 экспресса с табличкой «Москва – Тегеран». В освещенных окнах вагона кипела жизнь: седоусый мужчина в спортивном костюме читал газету, прихлебывая чай из стакана в серебристом подстаканнике; женщина в голубой кофте, наклонившись, стелила постель; через незакрытую дверь купе было видно каких-то людей, торопливо сновавших по узкому коридору вагона.

 

А на него, Тимура, с верхней полки сквозь стекло внимательно смотрел лежащий на животе русский мальчик. Тимур тогда улыбнулся: он тоже в любом путешествии рвался к дорожным пейзажам, будь то виды из окна автобуса или иллюминатора самолета.

 

Наряду с образами и звуками юному Тимуру нравились еще и запахи железной дороги: креозот, которым обрабатывают колею во избежание коррозии; отработанное дизельное топливо; сгоревшая тормозная жидкость. А пропитанные смолой шпалы давали аромат хвои.

 

Рельсы, уходящие вдаль, словно были символом других городов и далеких стран, и маленькому Тимурику тогда очень хотелось самому отправиться куда-то в увлекательное путешествие.

 

Сейчас он даже замер, «вслушиваясь» в эти воспоминания детства, – и оглядывался вокруг, будто ища параллели с прошлым. Перрон, железнодорожные пути, несколько технических работников станции в оранжевых сигнальных жилетах… Почти такого же цвета молодой, но уже лобастый кот, который стал тереться о брючину Тимура. Его, видимо, здесь подкармливали, и людей он не боялся.

 

А вот потрясающего былого вида на горы в западном направлении уже не было: его перекрыли многочисленные высотки, выросшие над городом в последние годы.

 

Тимур усмехнулся: в одной из таких многоэтажек жил сейчас как раз он с Зулей. Получается, что, борясь (в том числе) за пейзаж, который открывался с террасы её верхнего этажа, борясь за возможность и дальше любоваться этой панорамой, он собирался убить Джамилю.

 

 

23

 

Впрочем, не воспоминания детства влекли Тимура в эти места. Неподалеку от станции располагалась букмекерская контора «Ставка на победу», и именно там он собирался найти человека, которого присмотрел на роль киллера.

 

Познакомились они почти год назад. Как раз в этой букмекерской конторе. Нет, игроманом Тимур не был: он понимал, что владельцы казино, игровых клубов и спортивного тотализатора открывают свои заведения не для того, чтобы раздавать деньги. А, напротив, дабы извлекать их из карманов «игровых». Компенсируя расходы на помещение, содержа небольшой штат работников, выплачивая налоги – и при этом оставаясь с прибылью.

 

Чем больше играющих и проигрывающих – тем выше прибыль владельцев азартного бизнеса.

 

Тимур понимал это. Но он был давним футбольным болельщиком. Смотреть игру при сделанной хотя бы небольшой ставке было веселее. Он выработал свои установки - и твердо придерживался их.

 

Одна из них касалась суммы: в месяц отдавать букмекерам совокупно не более 1000 рублей. Во втором случае речь шла об игровом настрое: за эту тысячу в месяц я покупаю себе состояние азарта (а не рассчитываю выиграть миллион), словно договорился Тимур сам с собой. Я прихожу сюда за эмоциями, а не за выигрышем. И эмоции получаю в любом случае.

 

Такой самонастрой позволял ему не сильно огорчаться при очередном проигрыше (ведь чувство азарта оплачено и удовлетворено) и не стремиться к немедленным отыгрышам.

 

Тимур вошел внутрь заведения и широко заулыбался: Нуцал был здесь. Тот, напротив, находился в удрученном настроении, нервно приговаривая «Красно-белые суки… Красно-белые суки…».

 

На молчаливый вопрос приятель пояснил:

 

- Вот, смотри, какая комбинация. Моя схема: сильные у себя дома выигрывают у слабых. Я очень ждал этого тура: слабаки едут в гости к лидерам!

 

При такой совокупной ставке сразу на множество матчей коэффициенты перемножались, и сумма выигрыша на выходе получалась очень высокой – если, конечно, все прогнозы оказывались точными.

 

- И? – переспросил Тимур.

 

- Все выиграли. Все! И «Ливерпуль», и «Барса», и «Бавария», и «Ювентус», и остальные… Все! И только «Спартак» не смог дома обыграть какой-то колхоз… Безногие п…сы! Я их маму сейчас вспомню…, - и новая порция ругательств в адрес красно-белой команды.

 

Тимур не стал успокаивать приятеля, но пригласил его в бар «Живое пиво» через дорогу. Нуцал охотно согласился.

 

 

24

 

Их отношения продолжительностью почти в год вращались вокруг этих мест: букмекерская контора, пивбар, прогулки в сквере неподалеку. Нуцал был охотным рассказчиком, Тимур чаще выступал в роли того, кто угощает приятеля ужином или выпивкой. Болельщики «Ливерпуля», они обнаружили затем и множество других общих тем для своих бесед.

 

Не нравилась Тимуру только задиристость товарища: тот нередко провоцировал стычки и драки. Чаще Тимур гасил их в зародыше, но пару раз избежать драк не получилось. Отступить, оставив приятеля наедине с группой разъяренных противников, по мнению Тимура, было бы не по-дружески, пусть сам Нуцал и затеял конфликт.

 

И уже позднее, когда они были знакомы около полугода, Нуцал как-то признался Тимуру:

 

- Ты читал о маньяках? Ну или фильмы видел?

 

- Кто? – не понял Тимур и пошутил: – Ты – маньяк?

 

Нуцал, задумавшись, промолчал. Заинтересовавшийся Тимур потребовал продолжения.

 

- Ну, типа того, - наконец медленно проговорил товарищ.

 

Тимур молча смотрел на собеседника, ожидая признания в несмешной шутке.

 

- Не, не бойся, я никого не убиваю и вообще ничего такого, - пояснил Нуцал. – Но у меня знаешь типа чего… Специалисты или неспециалисты называют это «острая фаза кайфа напряжения». Слышал о таком?

 

Тимур недоуменно помотал головой:

 

- А как это?

 

- Ну впервые было еще в 7 лет, в школе. Надо сдавать контрольную, а у меня ничего не готово. И учительница уже подгоняет: мол, пора… И вот на фоне этого напряжения, страха двойки, страха будущих криков матери… Вдруг такой кайф рванул, ну просто кабздец!!!

 

- Постой, - не понял Тимур. – Типа оргазма, что ли?

 

- Да нет, какой оргазм… Ну если и оргазм, то не короткая мужская вспышка на 5-6 секунд, а такой, как его описывают некоторые женщины: такая мощная волна по всему телу, да еще с переливами, и это везде в организме, понимаешь! С минуту где-то…

 

Тимур, что называется, раскрыв рот смотрел на товарища. Тот пояснил:

 

- Словно нырнул в океан кайфа… Ну чего ты отодвинулся, дурак? К гомосятине это никакого отношения… Это просто такое… я сам не знаю, что… Но это круче, чем секс, чем победа «Ливерпуля» под ставку и чем рождение сына. Схватил?

 

Этот глагол Нуцал использовал в значении «понимать».

 

- А ты к врачам не обращался? – растерянно спросил тогда Тимур.

 

- А зачем мне к врачам? Я не болен и не страдаю от этого… Меня не надо от этого лечить, - усмехнулся Нуцал.

 

- Потом еще несколько раз было, - продолжал он рассказ. -  Однажды у родственников, когда заподозрили, что кто-то из мальчиков украл кошелек двоюродной бабушки… И всех нас обыскали… Потом снова в школе, контрольную писали…

 

Нуцал на секунду замолк, вспоминая:

 

- Следующий раз: мы с Тамиком, одноклассником, поднялись на крышу девятиэтажки, сидели там, свесив ноги… А потом начали типа в шутку друг друга толкать вниз… Ну, не по-настоящему, конечно, а вроде как слегка, играясь… Ну, дебилы, не понимали, что можно так вниз упасть… И я вдруг там на секунду это понял… Что на волосок от падения и смерти… И снова так шибануло, просто ахтунг!!!

 

Тимур ошеломленно покачал головой: мол, надо же…

 

- Короче, один-два раза в год это повторяется. В каких-то очень напряженных или опасных, угрожающих ситуациях…

 

- Так вот почему ты драки провоцируешь, - понимающе кивнул Тимур.

 

- А, это, - усмехнулся Нуцал. – Это еще до армии первый раз случилось. Напрягся с одним, а он нож достал… Ну, небольшой, с выкидным лезвием… Там другие парни были, стали его тормозить, он чё-то орет, вырывается, они его держат… И всё это как бы отвлекает их от меня. А у меня – сразу как нож увидел в его руках – ну всё, опять ахтунг!

 

- В общем, вот такие дела, - задумчиво подытожил тогда Нуцал и допил кружку пива. – Если будет что-то типа таких моментов, зови меня, слышишь? Ну там, к примеру, сильный эмоциональный захлёст, или еще какая тема, где есть угроза жизни, здоровью… Или просто что-то, связанное с острым нервным переживанием. Схватил? Подгони мне такие моменты – и будешь неделю ставки букам за мой счет делать.

 

Тимур тогда снова кивнул, хотя не понимал, где он подберет для приятеля такие волнующие ситуации.

 

Еще Нуцал попросил никому об этом не рассказывать, и Тимур дал такое слово.

 

 

25

 

Сейчас, за кружкой пива в баре, Нуцал, прищурившись, молча разглядывал приятеля, сидевшего напротив, - словно ему нужно было оценить не неожиданное предложение Тимура, а его внешность.

 

Наконец Нуцал сказал:

 

- Так-то интересный поворот, но людей я еще не убивал. В армии – да, неплохо стрелял. На охоте тоже бывало… Но человека убить… Это же большой срок, если схватят. Но сама ситуация – конечно, очень заманчиво. Такой мощный стресс…

 

- Я и о твоей службе в армии, и рассказы о стрельбе, и об охоте – всё вспомнил и учитывал, - суетливо отреагировал Тимур. - А что касается срока… Помнишь, я говорил тебе о знакомом опере из РОВД. Так вот, он мне немало чего интересного открыл. Например, убийства в условиях неочевидности очень тяжело раскрываются.

 

- «В условиях неочевидности»? – заинтересовался Нуцал. – А что это?

 

- Ну, это когда ничего не ясно: кто, что и почему… Обратная ситуация: всё понятно, никакого розыска вести не надо. Допустим, пили двое – и один другого прирезал. И не отрицает… Или когда за руку поймали прямо на месте преступления. Но ты, если убьешь Джамилю, никак себя не выдашь. Вы вообще не знакомы, нигде не пересекаетесь, мотива у тебя нет… И ничто не будет указывать в твою сторону, понимаешь?

 

- А в твою? А ты меня не сдашь: как заказчик – исполнителя?

 

- Я вообще буду где-нибудь в Сочи, - поделился своими планами Тимур. - Полное алиби. Да и никаких явных связей между мной и ней нет. А те, что есть, я собираюсь, не откладывая, обрубить. По документам, по бумагам – мы с ней никто друг другу. Не родственники, не коллеги, не соседи…

 

Нуцал, ничего не говоря в ответ, захрустел чипсами со вкусом сыра и укропа (это была его любимая закуска к пиву).

 

Пользуясь паузой, Тимур постарался подбодрить приятеля:

 

- Да ты пойми: убийство в условиях неочевидности – ну как они его раскроют? Как выйдут на тебя? Ты же не дурак, чтобы на глазах у свидетелей её убивать. Или там паспорт свой обронить рядом с убитой. Если сам на себя улики не оставишь – менты не то, что выйти на тебя, они близко не будут понимать, что вообще случилось...

 

Вытерев рот салфеткой и выудив пару зубочисток из пластикового контейнера на грязноватом столе, Нуцал встал:

 

- В общем так, Тима… За угощение спасибо, а над темой буду думать. Много думать, - он оглянулся, не прислушивается ли кто к беседе. – Давай послезавтра здесь же в такое время, я уже буду с решением и вариантами.

 

 

26

 

Такое предварительное «да» от Нуцала настроило Тимура на продолжение активных действий.

 

Расставшись с приятелем, он поехал к знакомому предпринимателю – владельцу супермаркета в Редукторном поселке. Они познакомились, когда бизнесмен выдавал свою дочь замуж – свадьба состоялась в банкетном зале «Крым», и именно Тимур в тот недолгий период старательно выполнял функции управляющего.

 

Тимур, не вдаваясь в детали, попросил у «дяди Мурада» в долг 100 тысяч рублей: предстояли расходы, прямо или косвенно связанные с устранением Джамили, а снова лезть в ящик тумбы под телевизором в их квартире с Зулей он не хотел.

 

Выслушав просьбу без большого восторга, но зная, что она исходит от зятя вице-премьера, предприниматель всё же согласился помочь. Правда, наличными у него нашлись только 92 тысячи: Тимур обрадованно ответил, что этого хватит, и горячо поблагодарил кредитора.

 

Из соображений предосторожности, на фоне последнего скандального разговора с Джамилей, он решил внешне помириться со второй женой: с целью заглушить её агрессию (дабы она не реализовала в самом деле свои страшные для него угрозы), а также чтобы получить через смартфон доступ к истории её переписки с ним в соцсети.

 

Еще одна цель была гораздо менее важной, но тоже по-своему приятной: он решил напоследок, перед смертью Джамили, еще раз переспать с ней. Последний месяц они только ругались, и, признаться, он несколько соскучился по её молодому стройному телу.

 

Он хотел купить ей огромную охапку роз, но отказался от этой идеи: на мужчину с таким крупным букетом могли бы обратить внимание и запомнить соседи. Никаких цветов, никаких «следов»: его тактика теперь тем более предполагала подчеркнутую незаметность.

 

Вернувшись к машине, оставленной у железнодорожного вокзала, он сел за руль, считая, что за прошедшие почти 8 часов (после дневной трапезы с коньяком) алкоголь должен был уже распасться в его организме.

 

Приехав к съемной квартире, арендованной для Джамили, Тимур подушился в машине одеколоном «Eau de Vart»: она говорила, что очень любит этот запах с оттенком герани.

 

 

27

 

Джамиля была дома. Она встретила его хмуро, но пять красных купюр по 5 тысяч рублей заметно подняли её настроение. К тому же Тимур дал понять жене, что «через неделю будут еще деньги, чуть больше».

 

- Ты с работы? Наверное, голоден? – озабоченно уточнила Джамиля. – Я тебе сейчас быстро приготовлю спагетти с мясной подливой.

 

- Нет! – энергично возразил Тимур. – Сегодня вечером ты только отдыхаешь, а тему ужина я беру на себя.

 

Он связался по телефону со службой доставки ресторана «Гамбит» и заказал шашлык из осетрины, пиццу «Мехико» и два греческих салата.

 

- Да зачем так много? – не поняла Джамиля. - Ты же знаешь, я после семи стараюсь не есть, а сейчас уже полдевятого…

 

- Ничего, сегодня сделаешь исключение и составишь мне компанию.

 

Заказ привезли довольно скоро. В квартире нашлась непочатая бутылка молдавского вина, сам Тимур пить не стал («за рулем»), а вот Джамиля бокал за бокалом выпила в итоге все 750 грамм сухого красного. В состоянии средней степени опьянения в ней обычно проступали её подлинные чувства к собеседнику: в данном случае это были признательность и пробудившаяся страсть.

 

Они перебрались в спальню… Чуть больше четверти часа раздавались стоны, вскрики, слова любви и нежности – в основном женским голосом. Потом, когда Джамиля уже засыпала, Тимур тихо сказал ей на ушко:

 

- Джама, набери мне, не могу свою трубку нигде найти…

 

Она сонно разблокировала свой смартфон, набрала его номер – и вырубилась. Еще раз глянув на спящую жену, Тимур жадно схватил трубку, пока аппарат не требовал введения пароля.

 

Путь к истории их переписки в соцсети был свободен.

 

 

28

 

Через день Нуцал уже ждал Тимура в отдаленном углу пивной и хищно улыбался.

 

- Ну, я чувствую, мы сварим эту кашу, - довольно сказал Тимур, усаживаясь напротив.

 

- Это точно, сварим! – кивнул приятель – Но крупа, масло, соль, то, сё – всё это не бесплатно, схватил?

 

Тимур сыграл непонимание:

 

- Не понял… Я тебе ништяки подвожу, ну, для твоего «кайфа» того самого, а ты мне в ответ цену выкатываешь?

 

Нуцал мелко засмеялся:

 

- Ну, ты эти номера брось. Не знаю, что ты там задумал и почему, но по пустякам людей не убирают. Значит, твой выигрыш намного больше моей «минутки славы». А бесплатно тебе здесь даже полкружки чешского не нальют.

 

Тимур угрюмо уставился в грязновато-голубую клеенку, которой была покрыта столешница, а Нуцал примирительно добавил:

 

- Ты тоже давай здесь своим хасиятом не маши перед носом. Сам понимаешь: человека завалить – это не игрушки. Я миллиарды от тебя не жду. Даже на твою свежую «Камри» не претендую.

 

Он замолчал, и Тимур нетерпеливо подстегнул приятеля:

 

- Ну и чего же ты просишь за «работу»?

 

Нуцал по-прежнему молчал, и Тимур раздраженно воскликнул:

 

- Ну действительно чего тянешь? Чисто на разговоре хочешь опять свой ахтунг поймать, что ли?

 

Приятель захохотал, чуть отодвинув в сторону кружку, чтобы в приступе смеха не разлить пиво:

 

- Ладно. Маркетологи вроде вывели, что круглые цифры отпугивают клиента, так что с тебя 950 тысяч рэ – и к концу недели желанное блюдо будет на тарелке.

 

 

29

 

Тимур недоуменно смотрел на приятеля с секунду, потом пожал плечами, встал и пошел к выходу. Нуцал сначала сидя наблюдал за товарищем (не блефует ли?), затем вскочил и бросился за ним, догнав уже снаружи.

 

- Ну хорошо, какую цену ты сам предлагаешь? – сквозь зубы спросил он, схватив Тимура за руку и грубовато развернув к себе.

 

Тот выдернул руку, освобождаясь, подумал немного и вернулся в зал.

 

- Тима, ты всё же опустись на землю, а? – порекомендовал ему приятель. – Мы же одним делом занимаемся, давай без этих нервных вариантов. Ты чё хотел мне сказать?

 

Тимур, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, откликнулся:

 

- В общем так. 50 тысяч я могу дать тебе прямо сейчас. Ну, не здесь, - в машине. Дальше: все деньги, которые будут в сумочке Джамили (а у неё будут, это точно), тоже забирай. Еще у неё дорогие серьги и два золотых кольца на обоих безымянных пальцах – и они твои.

 

- Ну, это несерьезно, Тимур. Маловато… Маловато будет! – Нуцал передразнил персонажа советского мультфильма.

 

- И это не всё. Сразу после выполнения заказа получишь еще 300 тысяч рублей. Всё, больше ничего не проси, – у меня просто нет.

 

(На самом деле он понятия не имел, где доставать и эти итоговые 300 тысяч. Продать «Камри» и купить машину попроще? Нет, это подарок Булата Булатовича, его такой мой ход заденет. Надо будет съездить в Кизилюртовский район, проведать мать, я давно не был у неё, может, у мамы есть какие-то сбережения…

 

Сейчас нужно устранить с доски фигуру Джамили, а дальше разберемся. Может, и затяну слегка окончательную выплату, не пойдет ведь Нуцал стучать ментам на нас обоих…)

 

- Что ты сказал, я не совсем понял, - вслух произнес Тимур.

 

- Я говорю, что убивать её стану не в городе, - тихо повторил Нуцал. – И ты поможешь мне её выманить.

 

- Слушай, что ты затеял? – раздраженно уточнил Тимур. – К чему эти сложности? Реши всё в квартире и обставь как ограбление.

 

Нуцал сделал длинный глоток пива и отрицательно покачал головой:

 

- Не, не спеши… Я ведь для чего брал два дня паузы? Для мозгового штурма, вот для чего. И всё обмозговал. Ты послушай спокойно.

 

Он уселся поудобнее и продолжал:

 

- Тебе самому выгоднее, чтобы это случилось не в квартире. Это труп, это убийство, плохая статья.

 

Совсем другое дело, если Джамиля просто исчезнет. Нет трупа – нет статьи.

 

- Так её в первый же день станут искать, как она не выйдет на работу, - возразил Тимур. – Ты же знаешь, она работает в пресс-службе министерства. Перестанет выходить на работу и отвечать на звонки – коллеги забьют тревогу.

 

- Всё это я тоже продумал, - нетерпеливо перебил приятеля Нуцал. Он взял паузу потому что мимо них прошла шумная компания из троих мужчин, расположившаяся за соседним столиком в паре метров.

 

- Давай допивай и пройдем к машине, - почти беззвучно, одними губами предложил Тимур, и Нуцал согласно кивнул.

 

 

30

 

В салоне автомобиля он разъяснил свой план: Тимур предложит Джамиле взять отпуск, хотя бы за свой счет, и съездить с ним на отдых внутри республики. Там всё и произойдет. Джамиля в итоге просто исчезнет.

 

- Это мой родной Гирибский район, - Нуцал показал на смартфоне карту горного Дагестана. – Видишь голубой цвет, вот здесь? Это озеро на горном плато. Ну, плато не такое крупное и не такое известное как Гунибское или Хунзахское. Оно целиком входит в состав Гирибского природного заказника. Там егерем мой двоюродный брат работает, но сейчас он в районной больнице: с острым воспалением легких пролежит еще не менее недели.  

 

- Постой, - нахмурился Тимур. – Какой отдых, какая поездка? Я в день, когда ты… (ему было дискомфортно произносить слова «убить», «убийство»)… всё сделаешь, я в этот день должен находиться далеко. В Кисловодске, например.

 

- Ты будешь, где захочешь, - подтвердил Нуцал. – Твоя задача: в последний момент перенести свою поездку на один день позднее. Типа появились срочные дела, и ты подъедешь завтра. Ты лучше знаешь характер Джамили - и твоя задача убедить её поехать в район на один день раньше тебя.

 

Тимур задумался:

 

- Я постараюсь.

 

- Ну вот и замечательно. На самом деле тебе вообще в горы ездить не нужно, а я там на месте решу вопрос. Территория заказника большая, тело Джамили нигде не найдут.

 

- И не звони мне оттуда, - напомнил Тимур. – Вообще пусть между нами будет как можно меньше ниточек.

 

- Слушай, сам поменьше паникуй. Ты никак не засвечиваешься в этой теме. По документам вы с Джамилей никто друг другу. Ты в её жизни никак не присутствуешь: факт вашего никяха вы нигде не афишировали, вместе в городе не бываете, с соседями по съемной квартире ты не сближался.

 

- Что очень хорошо, - поддержал эту линию Тимур, - в последние недели из-за ссор мы почти не созванивались.

 

- Ну вот сам видишь, - согласился Нуцал. – В наше время телефон многое может рассказать о своем владельце.

 

 

31

 

Идею отдыха в горном «коттеджном поселке» Джамиля восприняла с восторгом:

 

- Супер, я люблю такие природные вылазки. Чистый воздух, зелень, красиво… И ты говоришь, что там всё благоустроено?

 

- Да, отдельный уютный коттедж с газом, электричеством, холодильником, горячей и холодной водой. Душевая кабинка, туалет в доме – всё есть. В посёлке большой продуктовый магазин. А конкретно для нас в день приезда зарежут ягненка – такой гостеприимный жест от хозяина.

 

- Ой, слушай, а как одеваться, что из вещей туда брать?

 

- Ну, днем еще тепло, а вот по ночам в горах даже летом прохладно, не говоря о сентябре.

 

- Там кто-то будет, кроме нас?

 

Тимур недолго раздумывал:

 

- Основная нагрузка у них летом бывает, а сейчас… Ну, пара семей, не больше. Но это вообще в поселке, а в нашем коттедже только мы с тобой. Очень удобно и то, что там есть Интернет: с одной стороны, отдыхаешь от городской жизни, с другой, связи с окружающим миром не теряешь. Для желающих есть пешие маршруты к ближайшему озеру или прогулка по окрестным горам на внедорожнике. Вроде бы поездки верхом тоже в программе. Съездим на недельку, развеемся. Тебе, наверное, с работы отпрашиваться придется?

 

- Класс! Нет, зачем отпрашиваться, я в этом году в отпуске не была еще. Просто напишу заявление – и вперед!

 

- Но о поездке со мной туда – никому; слышишь, Джама? А то кто-то загорится и по следам твоей рекламы рванет туда за нами – потом будет всему городу рассказывать про наш отдых.

 

- Не боись, правила конспирации я всегда соблюдаю при таком строгом учителе, - улыбнулась Джамиля. - Слушай, а как же работники этого поселка? Они же нас увидят?

 

- С этой стороны проблем нет: там двое местных жителей следят за порядком, они понятия не имеют, кто я и что я. Им мой здешний товарищ, хозяин этого проекта, уже дал команду, чтобы нас приняли хорошо – они и будут стараться.

 

 

32

 

Через день рано утром они уже сидели в салоне «Лады Калины» - автомобиля Нуцала.

 

Такой способ отправки на отдых Тимур объяснил тем, что плохо знает дорогу в те края, а тут хорошо знакомый человек, родственник владельца турбазы, сам направляется в ту сторону, заодно и их подбросит.

 

Однако они не доехали даже до Манасского кольца, когда у Тимура зазвонил телефон:

 

- Что?! – потрясенно сказал он в трубку. – Это ж надо, ошалеть… А Заур, Аслан в курсе? – он помолчал. - Да, конечно, буду…

 

Он отсоединился и вроде как в своих раздумьях уставился в окно.

 

- Тима, что случилось? – обеспокоенно спросила Джамиля.

 

Не отвечая сразу ей, Тимур сначала обратился к Нуцалу:

 

- Брат, притормози-ка пока на обочине.

 

И уже потом разъяснил жене:

 

- Представляешь, ночью Карахан на машине разбился.

 

- Какой Карахан?

 

- Ну, это наш одноклассник и вообще… старый товарищ. Меня там ждут, мне обязательно нужно появиться на похоронах.

 

- Да, жалко… Одноклассник, значит, молодой, как ты…

 

- Молодой, - вздохнув, подтвердил Тимур.

 

После паузы Джамиля поинтересовалась:

 

- А как же мы..? Наша поездка? Отменяется?

 

Тимур энергично повернулся к супруге:

 

- Нет, нет, почему отменяется? После похорон я еще часок побуду на соболезновании, а оттуда сразу рвану вдогонку за тобой. Ну там… на маршрутке, такси или на попутках выеду чуть позже. Думаю, к вечеру буду там.

 

- Ой, а мне сейчас одной ехать?

 

- Ну да, Джамиля, у нас ведь в багажнике твои вещи, сумки, чемодан. Не везти же всё это обратно в город, целая суета… Ты спокойно доедешь с дядей Нуцалом до коттеджного поселка в горах, а уже через несколько часов и я присоединюсь к тебе.

 

Джамиля раздумывала недолго: она уже прониклась «дорожным настроением» - и вылезать из машины, доставать вещи, ловить попутку в Махачкалу, перенося поездку, действительно не хотелось.

 

- Ну хорошо, - кивнула она Тимуру. – Но и ты не задерживайся, постарайся приехать еще до темноты.

 

- Обещаю, - ответил он. – Ты только не звони мне с дороги, я ведь буду на кладбище, неудобно как-то… Я сам тебе позвоню.

 

Реальная цель постараться удержать Джамилю от звонков заключалась в другом: не дать обозначиться её телефону в этой поездке и в точке прибытия, скрывая месторасположение трубки (и её хозяйки). А потом смартфон будет просто выключен и уничтожен.

 

 

33

 

Долгая дорога убаюкала Джамилю, и она задремала на заднем сиденье. Разбудил её крутой поворот; она подняла голову, оглянулась и увидела, что машина по извилистому серпантину в горах поднимается куда-то вверх.

 

- Ой, а где это мы? – прогоняя остатки сна, спросила Джамиля.

 

- Почти на месте, - отозвался Нуцал. – Наверху – коттеджный поселок.

 

Через четверть часа машина взобралась на Гирибское плато, продолжая движение на юго-запад. Джамиля с любопытством рассматривала обильную растительность вокруг: смешанный горный лес и кустарниковые заросли. Солнце пробивалось через зелень, придавая зрелищу приятный яркий вид.

 

- Здесь вокруг зЕмли Гирибского заказника, - пояснил Нуцал. – Охота запрещена, под охраной находятся редкие виды животных и птиц. Сегодня отдыхайте с Тимуром, а завтра гид на прогулке в лесу покажет вам и каменную куницу, и серну, и очень симпатичную птичку – горихвостку. Хвост такой яркий, что кажется, будто пламя горит.

 

- А эта речка – Аварское Койсу?

 

- Ну что вы, девушка, - быстро глянув влево, усмехнулся Нуцал. – Аварское Койсу находится в десятках километров отсюда, по нашему району она не протекает. А эта речка низвергается с северной стороны плато, в ходе экскурсии вам покажут красивый водопад.

 

- Отлично! – оживленно воскликнула Джамиля. – Я уже очень рада, что приехала сюда.

 

Водитель понимающе покивал.

 

- А там что? – ткнула она пальцем, указывая на юг.

 

- Ну вообще-то там Юждаг, но ближайшее селение очень далеко отсюда. Автомобильных дорог туда нет, а пешком идти полдня, не меньше.

 

- Ой, так чётко! Вокруг природа – и больше ничего. Здесь что, селений вообще нет?

 

- На самом плато – ни одного, - подтвердил Нуцал. – Даже маленьких хуторов нет. А селения нашего района остались с той стороны внизу, мы их проехали, пока вы спали, девушка.

 

 

34

 

Они остановились еще через четыре минуты пути. Обильная лесная растительность тут расступалась, на краю травянистой лужайки стоял деревянный домик егеря с двумя небольшими оконцами.

 

Ничего напоминающего «коттеджный поселок» здесь не было, и Джамиля вопросительно посмотрела на спутника.

 

- База отдыха с коттеджами – дальше, - махнул рукой Нуцал на запад. – А здесь мы выберем сыр для вас с Тимуром на неделю – и сразу отправимся в поселок.

 

Он указал на домик егеря, и Джамиля потянула на себя заскрипевшую дощатую дверь.

 

Нуцал прошел вслед за ней и вынул из внутреннего кармана куртки бывший сигнальный пистолет МР-371, переделанный им самим в боевое огнестрельное оружие.

 

Изначально это был спортивный пистолет, для использования в турнирных состязаниях: громкий звук холостого выстрела означал старт для соревнующихся. Сама конструкция стартового пистолета такова, что из него невозможно стрелять пулями.

 

Пользуясь набором обычных слесарных инструментов, Нуцал превратил МР-371 в оружие для поражения живой цели. Для этого он переделал затвор, выточил новый ствол, оборудовал патронник отверстием нужного размера, поменял ударник и оснастил пистолет новой возвратной пружиной.

 

Теперь из этого пистолета можно было убить человека, и Нуцал направил его на Джамилю.

 

 

35

 

В полумраке егерского домика она даже не сразу разобрала, что делает её спутник, но потом, разглядев ствол, недоуменно спросила:

 

- Вы чего?

 

Нуцал переложил пистолет в левую руку и ответил:

 

- Всё. Мы приехали. Особенно ты.

 

Тут Джамиля стала понимать, что происходит что-то непредусмотренное. И явно очень серьезное. Это понимание как бы встряхнуло молодую женщину, и она громко воскликнула, делая шаг вперед и переходя на «ты»:

 

- Что здесь происходит? Ты чего хочешь вообще?!

 

Он немедленно выстрелил чуть выше и немного левее её плеча, рявкнув в ответ:

 

- Пасть заткни свою, а то сдохнешь прямо тут.

 

Звук выстрела так ошеломил Джамилю, что она на несколько секунд словно впала в оцепенение. В состоянии дикого стресса почувствовала, как увлажняются и наполняются слезами её глаза. А потом срывающимся, словно чужим для себя, голосом попыталась пригрозить:

 

- Тима если узнАет, он тебя из-под земли достанет. Он скоро будет здесь, сам слышал…

 

Нуцал усмехнулся:

 

- Тима? Он тебя и заказал, красотка. А сам, наверное, уже приближается к Кисловодску, алиби себе готовит.

 

Женщина смотрела на него в ужасе, так и не прикрыв рот, и он жестом указал ей на деревянную табуретку:

 

- Сядь!

 

Джамиля не шелохнулась, и он поднял пистолет. Тогда женщина всё же подчинилась приказу, неловко опустившись на табуретку.

 

- Короче, так, - озвучил он свои намерения. – В план Тимы мы внесём с тобой только одно изменение. Я не буду убивать тебя вот так, словно палач, а сначала мы с тобой поиграемся.

 

Женщина затравленно смотрела на Нуцала, и он усмехнулся:

 

- Не, не в том смысле. Мы с тобой поохотимся друг на друга, понимаешь? Вот в этом огромном лесу, - Нуцал указал рукой на окно егерского домика.

 

- Что тут вообще происходит? - снова спросила Джамиля голосом, в котором отчетливо слышались страх, непонимание и слёзы. – Ты что, сумасшедший?

 

Вместо ответа он полез за грубо сколоченный деревянный шкаф:

 

- Тут у брата кое-что типа тайника. Мой двоюродный брат здесь егерем работает, в заказнике, - пояснил Нуцал и достал гладкоствольное ружье, внешне весьма напоминавшее автомат Калашникова.

 

Женщина в ужасе смотрела на второе появившееся в помещении оружие, более крупное и устрашающее, а Нуцал успокаивающе заметил:

 

- Ты не дрожи, а слушай внимательно. Это «Сайга 12», твой карабин. Да, твой! Всё у нас будет по-честному, ты же и в армии не служила, и на охоте вряд ли когда стреляла. Так что карабин твой, а я в нашей с тобой перестрелке буду пользоваться вот этим пистолетом, переделкой из стартового ствола.

 

Он внимательно посмотрел на Джамилю: понимает ли? И продолжил:

 

- Переделка – это такая ненадежная штука, которая в любой момент может отказать и подвести… А у тебя будет вон какой «зверь». «Сайга»! Понимаешь, какую фору я тебе даю? Как если бы мы с тобой бегали километр наперегонки, но ты бы начала бег на полминуты раньше.

 

Быстрые струйки побежали у неё по щекам:

 

- Послушайте… Всё это – наверное, шутка какая-то, да? Дурацкий розыгрыш? И сейчас сюда с цветами зайдет Тимур?

 

Нуцал раздраженно проворчал:

 

- Чё-то ты никак не схватишь… Я же тебе прямо говорю: заказал тебя Тимур. Я всех подробностей не знаю, но ты сама подумай, покумекай: из-за чего он может желать твоей смерти. Может, спор у вас был какой или еще что… Может, ты вредишь ему чем-то. Или вот-вот собиралась навредить. Ты подумай, вспомни: просто так люди друг друга не убивают…

 

Он продолжал говорить, а Джамиля смотрела в окно на залитый солнечным светом лес – и бледнела. Она только что поверила, что Тимур может желать её смерти. И догадывалась, почему.

 

Значит, никакого коттеджного поселка здесь в самом деле не существует, а вся поездка придумана для того, чтобы вывезти её сюда, подальше от города. И потом закопать её тело в этом красивом и безлюдном лесу. И никто не будет искать Джамилю на этом плато: она ни одному человеку не сказала, что собирается ехать с мужем в Гирибский район.

 

Она вообще не афишировала наличие у себя мужа, как тот и требовал.

 

Джамиля бросила тоскливый взгляд на входную дверь. Её телефон остался в сумочке, а сумочка - в машине.

 

Оставалось попробовать побороться за свою жизнь.

 

 

36

 

- Послушайте, - тихо сказала она. – Это какой-то страшный сон… Ну какая еще охота? Что вы такое говорите?

 

- Всё очень просто, - обрадованно ответил Нуцал, радуясь, что она наконец отреагировала на тему перестрелки. – Мы сейчас выйдем из домика и углубимся подальше в лес. Там ты получишь «Сайгу» с полным магазином и – для полного счастья – еще один магазин с дополнительными патронами. 8 + 8 – у тебя будет 16 выстрелов! Это просто сказка по сравнению с моим ржавым пистолетом.

 

Джамиля удрученно молчала, и Нуцал возмущенно спросил:

 

- Ты хоть понимаешь, какое преимущество имеет ружье перед коротким пистолетом?!

 

Женщина пожала плечами, и Нуцал объяснил:

 

- Ружье бьёт дальше! Ты можешь всё время держаться от меня в лесу на дистанции дальше пистолетного выстрела, и в итоге застрелить меня из карабина.

 

- Застрелить? – наконец сердито откликнулась Джамиля. – Да я вообще стрелять не умею! Ни из чего – ни из пистолета, ни из ружья или пушки… К чему весь этот цирк?

 

- Ничего, ничего, - успокоил её Нуцал. – Я вот по дому человек ленивый, но жрать захочу – чего-нибудь ведь приготовлю себе, хотя бы яичницу. Или кусок хлеба с сыром. А тут дело твоей жизни и смерти… А стрелять из «Сайги» несложно, это карабин с автоматической перезарядкой. Целишься – и пуляешь.

 

Тут она прищурилась:

 

- Ты отведешь меня подальше, отдашь эту винтовку и отпустишь в лес?

 

 

37

 

Нуцал ответил смеющимся взглядом:

 

- Ты чего это там надумала? Тупо сбежать? Нет, красотка, сбежать от меня здесь очень трудно. Это горное плато, понимаешь? Оно возвышается над окружающей местностью. На севере – почти отвесный склон, тебе по нему вниз не спуститься. На западе спуск более пологий, но попасть туда можно только через Волчье озеро, его подпитывают воды подземной реки, очень холодной даже сейчас. Сунешься туда – замерзнешь в воде и утонешь.

 

Он помолчал, давая ей время осознать услышанное. И добавил:

 

- Попроще дорога на юг, в сторону Юждага, но я уже говорил: десятки километров в том направлении – и ни одного селения в пути. Местности ты не знаешь, без карты, без компаса далеко не уйдешь, я охотник и легко тебя выслежу.

 

Он не упомянул еще один вариант, и Джамиля тоже промолчала.

 

Нуцал усмехнулся:

 

- Да, я знаю, о чем ты сейчас думаешь. Мол, можно ведь просто пешком спуститься по грунтовке обратно – по которой мы поднимались сюда. А там внизу – райцентр и другие селения. Но, во-первых, это направление я и сам буду контролировать более тщательно, а во-вторых, для того я тебя и уведу сейчас поглубже в чащу леса, чтобы так легко ты не могла найти эту грунтовку.

 

Джамиля снова посмотрела на собеседника как на больного – и тут у неё появилась новая идея. Стараясь, чтобы это выглядело красиво и сексуально, она вдруг потянула свою водолазку вверх. Не сняла, а просто задрала её выше линии лифчика. А затем, обнажая грудь, подтянула вверх и сам бюстгальтер. Проделав всё это молча и с некоторым вызовом глядя на Нуцала.

 

 

38

 

Мазнув коротким взглядом грудь средних размеров с розовыми сосками, Нуцал мелко засмеялся:

 

- Э, нет, голубушка, я уже сказал, что в эту игру мы шалить не будем. Ты опусти водолазку, опусти. Ладно, раз уж кому-то из нас жить осталось совсем чуть-чуть, открою я тебе свой большой секрет.

 

Он положил «Сайгу» на стол, давая отдохнуть руке, но оружие не отпускал. И начал рассказ:

 

- Есть у меня такая тема… ну организм такой, понимаешь… В условиях напряжения и большой опасности меня вдруг прошибает такой кайф, такой экстаз, что просто сознание потерять можно от наслаждения. А то, что ты мне сейчас предлагала – смех один на фоне такого моего ахтунга. Такое состояние у меня случается очень редко, и я хочу испытать его снова.

 

Кто-то скажет, что я маньяк и убийца… Так ведь нет же, наоборот, мне нужно, чтобы я сам оказывался в смертельной опасности. Ну или в очень сильном затруднении.

 

Джамиля явно заинтересованно слушала его, и он подытожил:

 

- Вот потому я и отступил слегка от нашей договоренности с Тимуром. Он-то думает, что я тебя сразу застрелю и закопаю. А вот нет, мне сначала надо под прицелом твоим побегать, услышать, как твои пули летают над головой, за жизнь свою испугаться – и получить свой кайф напряжения. А дальше видно будет, кто кого…

 

Нуцал замолчал, и несколько секунд в егерском домике царила тишина. Джамиля что-то старательно вспоминала и наконец кивнула головой:

 

- А-а, - понимающе протянула молодая женщина. – Так это ты, значит, как баба кончаешь

 

- Что? – замер Нуцал. – Что ты сказала?

 

- Ну, Тимур мне не так давно рассказывал… Мол, есть у него знакомый дурачок, у которого женский оргазм регулярно происходит. Как у бабы какой-нибудь…

 

Нуцал зло, враждебно и подозрительно смотрел на неё.

 

Джамиля чувствовала, что, будто вслепую шаря по невидимой стене, она нащупала пальцами какую-то щель – и постаралась поглубже запустить в эту щель всю руку, смешивая правду и оскорбительные выдумки:

 

- Вот, вспомнила: Тимур рассказывал, что в школе у этого Нуцала был дружок-гомосек. И однажды они на крыше многоэтажки с дружком стали толкаться прямо на краю – ну чтобы кайф напряжения пришел… Ну и в объятиях друг друга всё у них там и произошло. Как у любовников.

 

 

39

 

Нуцал окаменел, но всё же пошевелил пересохшим языком:

 

- Этот п….с про меня такую чепушню рассказывал?

 

- Конечно, - охотно закивала Джамиля. – Сказал тогда, что этого знакомого Нуцалом зовут – вот, всё совпадает.

 

Нуцал пристально вглядывался в лицо женщины, она ответила вызывающим взглядом в глаза. Он побагровел от ярости: Джамиля не могла придумать такое, слишком много точных деталей, значит, Тимур действительно говорил ей об этом, оболгав и унизив друга.

 

Он опустил глаза вниз, осматривая пистолет в одной руке и «Сайгу» в другой.

 

- Я этой мрази такое устрою… Он будет проклинать свою мать за то, что родила его, - глухо подытожил Нуцал.

 

Тут он странно посмотрел на неё, и Джамиля похолодела: Нуцал явно обдумывал, как ему быть с ней. Ведь расправиться с Тимуром так или иначе можно будет уже потом, после выполнения заказа и получения гонорара.

 

Женщина поспешно промолвила:

 

- Тебе ведь нужны деньги и кайф напряжения, так? Ну и сколько он пообещал тебе за мою голову? Сто тысяч рублей? Двести тысяч?

 

Нуцал молчал, и Джамиля продолжила:

 

- А я тебе сейчас такое предложу, что выполнение заказа Тимура окажется полной ерундой. Совсем другие деньги – миллионы. А еще гарантирую тебе целые часы твоего любимого «ахтунга». Всё будет очень напряженно и очень… круто.

 

Уловив в его глазах остаточные сомнения, Джамиля быстро добавила:

 

- Ну, если мой вариант не понравится тебе, тогда вернемся к твоему плану и поохотимся друг на друга.

 

Нуцал чуть наклонил голову влево с выражением лица, мол, «я тебя внимательно слушаю», и Джамиля уже по-хозяйски придвинула табуретку к столу, готовясь выложить свою задумку…

 

 

 

 

 

Часть вторая

 

«Никакой полиции!!!»

 

1

 

В рассказ корреспондента о визите главы Российского Российскогогосударства в Италию Руслан почти не вслушивался, а вот в толпе людей на телекартинке он легко определял «личников» - офицеров личной охраны президента. Его бывшие коллеги по периоду работы в Федеральной службе охраны.

 

С того периода прошло несколько лет. Руслан вернулся на родину в Дагестан, его новое хобби (путешествия с фотоаппаратом) вдруг, неожиданно для него самого, стало приносить доход. Оказалось, что пейзажные снимки бывшего «спеца» очень нравятся людям. Он получил несколько премий как трэвел-блогер, фотоработы Руслана пару раз публиковали в «National Geographic», на него стали выходить рекламодатели и заказчики с платными предложениями.

 

Вчера Руслан как раз вернулся из одной из таких поездок: по просьбе главы Курахского района он неделю провел в этом уголке Южного Дагестана. В поисках сюжетов для цветного издания к юбилею муниципалитета Руслан поднимался на склоны Самурского хребта, бродил вдоль местной речки Курах, спускался на дно Хпеджского ущелья, любовался здешними фруктовыми садами, углублялся в лесные массивы и взбирался в зону альпийских лугов.

 

Дважды он заблудился в тумане, несколько раз на него нападали пастушьи собаки, а ещё в первый день визита Руслан с трудом удержался от падения в местный водопад, поскользнувшись на влажных камнях.

 

Питаясь то в одном, то в другом гостеприимном селении, Руслан отметил для себя обилие сыра и зелени в здешней кухне. А популярный в этих краях мясной пирог – цкен – он называл для себя «лезгинской пиццей».

 

С любопытством «спец» вслушивался в Курахе в лезгинскую речь с её обилием звонких согласных. На слух она совсем не была похожа на родной – аварский – язык Руслана, в котором выделялись гортанные звуки. Впрочем, лингвисты включают аварский и лезгинский в нахско-дагестанскую семью языков. Ну, им виднее...

 

Получив вкупе с гонораром обильный загар и след от собачьего укуса (пса вовремя отозвал хозяин, чем спас животному жизнь), Руслан накануне ближе к полуночи вернулся домой в Махачкалу и уснул, как только лег в постель. Сегодня он решил провести утро и день в горизонтально-диванном положении, покидая ложе только для совершения очередного намаза.

 

Щёлкая пультом, Руслан вернулся к выпуску новостей, как вдруг зазвонил его телефон.

 

- Руслан? Беда случилась… Большая беда, - услышал фотограф знакомый глухой голос. – Если ты дома и готов помочь, я немедленно отправлю за тобой машину.

 

 

2

 

Бывший «спец» из ФСО отказался от машины, сказав, что немедленно выезжает сам – на такси. Завершив беседу, Руслан недоуменно взглянул на экран смартфона, читая имя позвонившего контакта, словно ему недостаточно было узнать голос.

 

Да, звонил его земляк-односельчанин и дальний родственник. Более известный в республике как миллионер и действующий вице-премьер местного правительства Булат Булатович.

 

Руслан быстро переоделся, а затем сходил в спальню, где он держал в сейфе пистолет СР-1 с дарственной надписью генерала ФСО Топорова. Аббревиатура «СР» означала «специальная разработка». Впрочем, среди «спецов» пистолет больше был известен под названием «Гюрза».

 

Наблюдая за сосредоточившимся лицом Руслана, жена не без язвительности сказала:

 

 - Я так понимаю, в парк аттракционов на «Анжи Арене» мы сегодня с детьми не идем.

 

Амина говорила по-русски с легким аварским акцентом, который усиливался при волнении.

 

 - Ну, я давно подозревал, что у меня самая умная и наблюдательная жена в городе, - улыбнулся «спец».

 

Супруга не приняла шутливого тона:

 

- Руслан… Дети ждали тебя целую неделю. Каждый день я их кормила «завтраками». И вот ты появился, но только, чтобы…

 

 - Слушай, кто опять забрал мой любимый табурет из прихожей? Не забыли, что я привык надевать обувь сидя?!

 

 - Мурадик утром унес в детскую, он что-то искал на верхней полке шкафа.

 

 - Пусть возвращает на место! Скажешь ему, когда проснется, что поездка на «Анжи Арену», аттракционы и мороженое переносятся ориентировочно на завтра. И добавь, что мусульмане добавляют, когда делятся своими планами на будущее.

 

 - Ну ладно. А Хадижке что передать?

 

 - Хадижке покажи вот такой кулак и предупреди: еще раз без спроса утащит мои жвачки с ментолом – я с ней поговорю по-мужски, - Руслан зашнуровал второй ботинок.

 

 - Ух ты! А «по-мужски» с 3-летней девочкой - это как?

 

 - Она знает… Но сначала поцелуй, а только потом кулак. Запоминается последнее, как учил наш коллега Штирлиц.

 

 - Хорошо, - в тон Руслану ответила супруга. – Постараюсь не перепутать. Только с чего это разведчик и бывший ФСОшник коллегами стали?

 

«Спец» шутливо подмигнул жене в ответ:

 

- Говорят, в нашем деле бывших не бывает.

 

 

 3

 

Жил Булат Булатович в двухэтажном доме в Каспийске. Руслан однажды уже бывал здесь у троюродного дяди, и ему очень понравилось уютное жилище, утопающее в обилии садовой зелени.

 

Архитектор пристроил гараж к дому (помещение гаража использовалось и как мастерская), а его крышу задействовал как террасу. В теплое время года, а оно в Каспийске порой продолжалось до поздней осени, здесь можно было устраивать семейные ужины или, общаясь за чаепитием, любоваться обзорными пейзажами.

 

Сам дом был выстроен на пригорке и отсюда открывалось многокилометровое пространство приморской низменности - от Махачкалы на севере до международного аэропорта на юге, с видом на цепочку Кавказских гор и дербентскую трассу вдоль неё.

 

В противоположной стороне с террасы можно было любоваться синими водами Каспийского моря. Руслан не знал ни одной другой обзорной точки, откуда бы открывался такой панорамный вид на 360 градусов.

 

Территорию широкого двора пересекали многочисленные дорожки почти метровой ширины, мощеные булыжником: они вели в сад, к мангалу, беседке и к гостевому домику.

 

Руслана встретил у калитки водитель Булата Булатовича и по центральной аллее проводил к дому. Миновав прихожую, «спец» оказался в просторной гостиной – в ней могла бы целиком поместиться почти вся трехкомнатная квартира Руслана.

 

В этой большой комнате с полом царили горе и напряжение.

 

Булат Булатович, миллионер, вице-премьер и троюродный дядя Руслана. Среднего роста, плечистый, но худощавый. Короткие темные волосы, седеющие виски. Наибольшее беспокойство исходило от него, 50-летнего хозяина дома.

 

Он быстро пошел навстречу Руслану, пожал гостю руку и пригласил присаживаться на диван. Сам Булат Булатович садиться явно не собирался – и «спец» также предпочел остаться на ногах.

 

Хозяин представил двоих других мужчин в комнате, они были моложе него лет на 15:

 

- Заур и Женя, мои помощники по вопросам безопасности. Я им доверяю как самому себе. Кстати, как и тебе – потому и пригласил в нашу команду. Если понадобятся – появятся и «мышцы», и стволы, но пока надо разобраться в самОй ситуации, и я очень рассчитываю на твою помощь, Руслан.

 

«Спец» решил, что сейчас последует новость о беде, которая случилась с вице-премьером, и тот не заставил себя ждать:

 

- Похищен мой зять – Тимур... Муж Зули.

 

 

4

 

«Спец» не задавал пока никаких уточняющих вопросов, понимая, что прозвучат новые подробности. Булат Булатович продолжал рассказ:

 

 - Они женаты около двух лет. Ты ведь был на свадьбе Тимы и Зули, мы тебя приглашали… Хотя вроде нет, ты тогда находился в зарубежной поездке. А, впрочем, какая разница… Вот мы приготовили его свадебные фото, тут хорошие крупные планы, и Тима не сильно изменился за это время, та же короткая стрижка.

 

Вице-премьер протянул Руслану несколько фотоснимков: стол жениха и невесты, довольное, чуть вспотевшее, лицо кареглазого дагестанца. Рядом – счастливая невеста в ярких веснушках, она заметно юнее своего супруга.

 

«Спец» запомнил лицо Тимура и всё же сфотографировал один из снимков своим смартфоном. А Булат Булатович продолжил повествование:

 

- Ладили они… Ну, в общем неплохо. Зуля без него жизни себе не представляет, она, кстати, сейчас под успокоительными притихла – там, наверху, в спальне с матерью. Прожили они эти два года, не рассорились, не развелись, что уже хорошо – ты же знаешь, сейчас каждый второй-третий брак распадается.

 

Руслан промолчал, и Булат Булатович добавил:

 

- Не скажу, что мы часто общались с Тимуром. Пересекались по праздникам, с днем рождения поздравляли друг друга. Текущие новости я получал от жены. Ну и от Зули, конечно: девочка как влюбилась в своего спасителя (да, он её позапрошлым летом из отбойного течения в море вытащил), так до сих пор и купается в тех же чувствах.

 

Поколебавшись, вице-премьер признался:

 

- Вообще-то, если называть вещи своими именами, он лентяй и бездельник. Фактически мы его содержим на сегодня. Предлагали зятю заниматься делами нашего банкетного зала «Крым», но Тимура это не сильно заинтересовало.

 

Руслан никак не отреагировал, и собеседник продолжил рассказ:

 

- Еще до свадьбы и в первый год их супружества я дважды пускал частного детектива по его следу: узнать, как живет и чем дышит человек – зять как-никак, с моей дочерью живет в одних стенах. Но ничего такого: беззаботный кайфарик, каковых немало. В целом безобидный. Зуля с ним счастлива, ну и пусть себе…

 

Булат Булатович чуть наклонил голову, словно припоминая что-то:

 

- Так что всё было если не круто, то терпимо. Но сегодня около полудня нам доставили вот это.

 

 

5

 

И он словно фокусник на сцене сделал широкий жест в направлении журнального столика у дивана. На столешнице Руслан давно заметил мятый лист бумаги и старенький, весь в царапинах, мобильный телефон.

 

- Это принесли сегодня незадолго до обеда, - тихо сказал Булат Булатович. – Точнее, привезли. К воротам подкатил таксист, во дворе как раз находился приходящий садовник, он у нас регулярно работает… Таксист даже не стал заходить во двор, отдал садовнику обычный шоппинг-пакет желтого цвета, мол, вот, просили передать хозяину.

 

- Это он? – утверждающе спросил «спец», указывая на пакет, который безвредно лежал на внушительном диване «Губернатор».

 

- Да, - кивнул вице-премьер. – А внутри - записка и вот этот покоцанный дешевый смартфон. Почитай, сразу всё поймешь.

 

Лист, явно вырванный из школьной тетради, был обильно исписан:

 

«Зуля! Это я… Меня похитили. Они, наверное, потребуют выкуп. Милая, любимая, единственная моя, если я тебе хоть чуточку дорог, уговори отца НЕ звонить в полицию. («НЕ» было выделено крупными буквами и дважды подчеркнуто) Подключение полиции, любая попытка выследить этих людей означает только одно – мою смерть.

 

В принципе они адекватные люди, с которыми можно найти общий язык в этой ситуации. Они не хотят делать больно тебе или мне. Им нужны деньги. Скоро они свяжутся с тобой или с папой по этому телефону.

 

Люблю тебя и надеюсь, что скоро мы снова будем вместе.

 

P. S. Никакой полиции!!!

 

Твой Тимур».

 

Руслан аккуратно, пользуясь чистым платком, перевернул бумагу: на противоположной стороне листа – ничего.

 

- Это привезли около полудня? – уточнил «спец».

 

- Да, мы как раз готовились с супругой к обеду. Прочитав письмо, я отправил водителя в Махачкалу за Зулей: без деталей сказал дочери, что нужно срочно прибыть сюда.

 

- И? Показали ей записку?

 

- Да. Нужно было ведь определиться с почерком... Оказалось: его рука, Тимура. Он писал Зуле открыточки на день рождения и к 8 марта, и дочь хорошо знает почерк мужа.

 

Помедлив, вице-премьер добавил:

 

- У Зули сразу же началась истерика, жена увела её наверх.

 

Руслан поднял голову:

 

- И что же похитители просят за освобождение Тимура?

 

- Ничего, - пожал плечами Булат Булатович. – Они до сих пор так и не позвонили.

 

 

6

 

- Значит, самое время звонить главе МВД и взять этот телефон под контроль, - предложил Руслан. – Как только похитители позвонят на эту трубку, силовики сразу определят, откуда сделан звонок – и возьмут их там. В ходе спецоперации. Крутые ребята в брониках, которые умеют подниматься куда нужно по вертикальным стенам и штурмовать дома и квартиры.

 

Вице-премьер поднял глаза и сухо откликнулся:

 

- Два вопроса. Первый. Ты гарантируешь, что в ходе такой спецоперации зять останется жив? Даёшь сто процентов?

 

Руслан ничего не ответил.

 

- Ну, тогда нет нужды задавать второй вопрос. А приоритеты мои очень простые. Счастье дочери. А не сохранение денег. И не задержание этих негодяев – ценой горя девочки. Я готов заплатить, чтобы Тимур вернулся к Зульфие. Живой и здоровый. Зуля без этого лентяя жизни себе не представляет, так что будем исходить из этого.

 

- В таком случае, - тихо подхватил «спец», - кто-то поймет для себя, что вы готовы выплачивать выкупы – и похищение может повториться.

 

- Поверь мне, я решу эту проблему. После освобождения из лап бандитов Тимур и Зуля безотлагательно покинут Дагестан и Россию. Возможно, навсегда. Ницца… Или средиземноморское побережье Испании… А может быть, Флорида… Разумеется, анонимно: поселятся где-то под чужими фамилиями. Я еще сам точно не решил, где.

 

- Для чего же вы пригласили меня, Булат Булатович? – поинтересовался Руслан. – Ведь ваш план прост: вы заплатите похитителям деньги, они вернут вам зятя. Зачем же тогда тут посторонние?

 

- Как раз потому что ты мне не посторонний. Ты хороший человек, это приятная редкость в наше время… Нет, нет, не нужно меня перебивать. Ты мой родственник, и среди выходцев из нашего селения о тебе говорят с любовью и уважением – других откликов я не слышал. Я имею в виду мнение людей о тебе, сложившееся еще до этих книжек, где описываются твои прошлогодние приключения.

 

Вице-премьер кивнул на две детективных повести издательства «Черновик», лежавшие на том же журнальном столике, что и «посылки» похитителей.

 

- Кстати, я в книжки не без интереса заглянул, - усмехнулся Булат Булатович. – Ну, что сказать: ФСО есть ФСО. Уровень! Вот поэтому и пригласил.

 

Руслан продолжал молчать, и вице-премьер добавил:

 

- Пойми, мы, минуя силовиков, вступаем в контакт с группой похитителей. О которых ничего не знаем. Кто они? Количество? Уровень подготовки? Планы? И в таком деле мне очень хотелось бы, чтобы рядом находился большой профессионал.

 

«Спец» коротко глянул на Евгения и Заура, и вице-премьер немедленно отреагировал:

 

- В квалификации и преданности своих помощников я уверен. Женя – большой ас в вопросах компьютерной безопасности. Заур не один год работал в органах, два месяца провел в Центре специального назначения Минобороны, без преувеличения за меня жизнь отдаст, чего я совсем не хотел бы…

 

- Это в Подмосковье? – заинтересованно уточнил Руслан.

 

- Да, в Кубинке, - кивнул Заур. – Но вашего практического опыта столкновений с реальным противником у меня и близко нет.

 

- В общем, Руслан, надеюсь, что окажешь мне помощь, - подхватил вице-премьер. – И на этапе переговоров с похитителями, и когда будем передавать выкуп и освобождать Тимура.

 

 

7

 

- Помощь я, конечно, окажу: никуда не денусь, в Дагестане живем, - улыбнулся Руслан, - хотя по-прежнему считаю предпочтительным обращение к силовикам. Это совсем другие ресурсы и возможности, Булат Булатович. Нет, я не спорю, просто еще раз высказываю своё мнение, а решать вам.

 

«Спец» понял, что вице-премьер не услышал ничего из его последней реплики: Булат Булатович сидел в кресле у журнального столика, потирая правый висок и устремив взгляд на письмо Тимура. По принципу перекрестного распределения зон влияния мозга это означало, что у вице-премьера сейчас задействовано левое полушарие – он тщательно анализировал случившееся.

 

Так и не отреагировав на последние слова «спеца», Булат Булатович вдруг вскинул голову:

 

- Слушай, Руслан, а без силовиков и до звонка похитителей, мы сами можем что-то выжать из этого письма?

 

«Спец» сделал шаг к столику:

 

- Да, я уже думал над этим. Прежде всего скажу, что скорее всего ваш зять не сам писал этот текст. Ему надиктовали всё письмо.

 

- Да? – вице-премьер явно заинтересовался. – А почему ты так считаешь?

 

- Исхожу из того, что человек только что похищенный и оказавшийся в плену, вряд ли будет использовать вот такие гладкие формулировки: «В принципе это адекватные люди», «подключение полиции», «в этой ситуации», «любая попытка выследить этих людей». Вы представьте: человек схвачен, он в шоке, ему, возможно, грозит смерть… А тут такие литературные выражения.

 

Булат Булатович стремительно обменялся взглядами с Евгением, и тот кивнул: мол, да, убедительно.

 

- Кроме того, - продолжал Руслан, - насколько я понимаю, в письме нет ни одной ошибки. Наверняка его сочинил человек грамотный, скорее с высшим образованием, предположительно – чья работа связана с русским языком. Возможно, Тимуру приказали просто переписать текст своим почерком с готового образца.

 

Евгений снова безмолвно согласился с аргументами «спеца»; другой помощник вице-премьера, Заур, молчал.

 

- Еще мне очень интересна личность таксиста, который привез эту… посылку. Наверняка ваш дом оборудован видеокамерами, и в запись попали машина и её номер.

 

Тут Евгений отрицательно покачал головой:

 

- Ни машины, ни номера. Он оставил свой автомобиль чуть ниже по улице, в полсотне метров. Мертвая зона. Садовник толком не запомнил ни марку, ни цвет – сказал лишь, что машина светлая. Зато в запись попал сам таксист, как он идет вдоль ограды, приближается к воротам, а затем передает садовнику «посылку». Хотите взглянуть?

 

- Да, я хотел бы увидеть лицо водителя, но чуть позже. Скорее всего это настоящий таксист, которому заплатили и поручили доставить письмо и телефон по указанному адресу... Таксистам нередко поручают вот так выступить в роли курьеров. Но поговорить с ним всё же было бы интересно: где его остановил этот клиент, как он выглядел… А сейчас давайте установим номер этого телефона. Наберите мне с этой трубки.

 

Это сделал Заур. Раздался «входящий» звонок, и «спец» показал присутствующим цифры на экране своего смартфона:

 

- Обычный местный номер компании «МегаФон», мне он ни о чем не говорит. Думаю, как и вам.

 

Булат Булатович прищурился:

 

- Я могу и без силовиков дать команду и выяснить, чей это номер.

 

«Спец» пожал плечами:

 

- Можно, но это мало что даст. Номер наверняка левый, куплен без предъявления паспорта, такие SIM-карты продают в некоторых «мобильных прилавках», да и в других местах.

 

 

8

 

Булат Булатович хотел что-то ответить, но тут телефон, присланный похитителями, издал характерный звук: получено смс-сообщение.

 

Вице-премьер стремительно схватил трубку и прокомментировал:

 

- С местного номера, тоже «МегаФон»…

 

Заур и Евгений заинтересованно обступили начальника слева и справа; «спец» решил не усиливать толчею и остался стоять напротив, внимательно слушая Булата Булатовича.

 

Тот продолжал озвучивать вслух свои действия:

 

- Открываю смс-ку… Она довольно длинная, - он быстро пробежал глазами первые строчки сообщения и замер.

 

Потом, словно вспомнив, что трое человек ожидают зачитывания текста смс, вице-премьер полностью процитировал его содержание:

 

«Освобождение Тимура обойдется вам в 4 миллиона долларов НАЛИЧНЫМИ. (Булат Булатович обменялся несколько растерянными взглядами со своими собеседниками и продолжал читать) Торговли не будет. Сумма не обсуждается, если не хотите получить во второй посылке правую руку Тимура, а в третьей – его голову. Через полтора часа ваш человек должен с приготовленной суммой выехать в место, о котором мы сообщим дополнительно. Любая попытка обмануть нас, подсунув «куклу», фальшивые купюры или сдав нас ментам, обернется немедленной смертью Тимура. Готовьте сумму! После того, как деньги будут проверены и пересчитаны, Тимур будет освобожден и вернется в город»

 

Побледневший Булат Булатович переводил взгляд с одного помощника на другого, при этом, тем не менее, быстро считая:

 

- 4 миллиона долларов… это… 40 тысяч купюр по 100 долларов.

 

- Да, - подхватил Руслан, - большая сумма и большая масса. В бумажник, - усмехнулся он, - или в небольшой чемоданчик они не влезут.

 

- Если считать, что одна стодолларовая купюра весит около грамма, - а насколько я знаю, так оно и есть, - то речь идет примерно о 40 килограммах денег, - подсказал Евгений.

 

- Понадобится крупная сумка типа дорожной или спортивной, - подытожил «спец». – Или две средних. Это если дойдет до выплаты денег. А они у вас есть, Булат Булатович?

 

- Сумки? – слегка растерянно уточнил вице-премьер.

 

- Нет, деньги, - сдержал улыбку Руслан.

 

 

9

 

После короткого раздумья Булат Булатович ответил:

 

- Есть. И если другого выхода нет, мы заплатим этим негодяям всю сумму, получим Тимура, навсегда увезем отсюда девочку и зятя – и на этом кошмар завершится.

 

- У вас «здесь и сейчас» есть 4 миллиона долларов наличными? – как бы не придавая значения своему вопросу, спросил Руслан.

 

Вице-премьер, не мигая и ничего не говоря, уставился в «спеца» долгим взглядом. Булат Булатович был авторитетным в мире бизнеса специалистом в области управления финансами. Некоторое время он прожил в Лондоне и США, специализировался на анализе рисков и управлении инвестициями. В компании «Halliburton» Булат Булатович отвечал за разработку стратегии. Это был состоятельный человек в масштабах Уолл-стрит, а по дагестанским меркам - очень богатый.

 

Осенью прошлого года его пригласили на Старую площадь в администрацию президента России. Аккуратный чиновник в ранге заместителя руководителя АП РФ более получаса убеждал (и в итоге убедил Булатова) вернуться на родину с перспективой стать будущим главой Дагестана.

 

Кремль решил вернуться к практике назначения первых лиц из числа уроженцев республики – и в этой роли видят именно его, Булатова. Но не сейчас; а год-полтора в ранге вице-премьера регионального правительства позволят крупному предпринимателю в деталях вникнуть в местную обстановку.

 

Такой сценарий был ему тогда открыт в беседе. Возможно, лишь один из ряда других вариантов, которые также находились в разработке.

 

Это было «предложение, от которого не отказываются» - и Булат Булатович тогда отказываться не стал.

 

- Я не держу дома столько наличности, - наконец ответил вице-премьер, - но организовать эту сумму для меня несложно.

 

И тут Руслан спросил:

 

- Вы мне доверяете, Булат Булатович?

 

Тот, не раздумывая, откликнулся:

 

- Как самому себе, я уже говорил.

 

- Тогда дайте, пожалуйста, телефон.

 

Помедлив лишь мгновение, вице-премьер протянул «спецу» старенькую трубку, полученную от похитителей:

 

- Только прошу: не навреди Тимуру, - дрогнувшим голосом добавил он.

 

Руслан кивнул и, включив громкую связь, набрал номер, с которого похитители прислали смс.

 

Булат Булатович, казалось, перестал дышать, двое его помощников внимательно смотрели на «спеца».

 

 

10

 

После четвертого гудка звонок был отклонен. А еще через минуту от похитителей пришла яростная смс с множеством восклицательных знаков:

 

«Не звоните сюда!!! Если чего-то не поняли – пришлите вопрос в смс!»

 

- И снова всё грамотно, - заметил «спец». – И в предыдущем длинном смс не было ни одной ошибки, даже все запятые верно расставлены. Словно ведением переписки в команде похитителей занимается профессиональный пресс-атташе, - усмехнулся он.

 

Вице-премьера заинтересовало другое:

 

- Почему они не ответили на звонок? – тихо спросил он. – Почему предпочитают общаться письменно?

 

Булат Булатович глянул на своих помощников. Заур хмуро пожал плечами, а Евгений, оживившись, стремительно предположил:

 

- Это кто-то из ваших знакомых, Булат Булатович! И они не хотят быть узнанными!

 

Вице-премьер вопросительно посмотрел на Руслана, и тот кивнул:

 

- Интересная версия, но не факт. Возможно, просто не хотят, чтобы голос переговорщика был записан. Это ведь улика, своего рода примета похитителя. Даже если это совершенно не знакомый вам человек.

 

Вице-премьер нетерпеливо задал следующий вопрос:

 

- А что дальше? Для чего ты звонил им?

 

«Спец» объяснил:

 

- Хотел убедиться, что ваш зять жив. Придется спросить об этом в смс.

 

И он быстро набрал текст: «Мы хотим услышать голос Тимура».

 

 

11

 

Пара минут прошла в напряженной тишине – и тут телефон завибрировал: на трубку поступил входящий звонок.

 

Включив громкую связь, на него ответил вице-премьер:

 

- Да.

 

- Булат Булатович, - в комнате раздался знакомый голос Тимура, - эти люди… Они похитили меня. Требуют деньги. Кроме вас, мне никто не в силах помочь. А если случится самое страшное, передайте… Передайте Зуле, что я всегда её любил...

 

Вице-премьер сглотнул комок, а «спец» быстро подсказал шёпотом:

 

- Число! Пусть назовет сегодняшнее число!

 

Булат Булатович недоуменно глянул на Руслана, но всё же повторил в трубку:

 

- Тимур, сынок… Какое сегодня число?

 

- Сегодня? Вроде 16-е…

 

- Сынок, мы скоро вытащим тебя оттуда. Очень скоро!

 

- Да, спаси…, - на полуслове связь была прервана.

 

И почти тут же поступило новое текстовое сообщение:

 

«Удовлетворены? Готовьте деньги! Срок – полтора часа».

 

Побледневший вице-премьер полез в карман за платком, а Евгений поинтересовался у «спеца»:

 

- Почему вы спрашивали о дате?

 

- Чтобы убедиться, что идет реальный диалог с живым Тимуром, а не включена запись его слов, сделанная ранее, - объяснил Руслан.

 

Булат Булатович вытер пропотевшее лицо, а затем сказал:

 

- Взмок словно на олимпийской дистанции… Мне нужно сменить одежду, а потом сделать пару звонков, решая вопрос с наличностью… Скоро они назовут место обмена, и мы должны быть готовы.

 

Он поднялся на второй этаж, Заур прошел на кухню, а Руслан с Евгением, отказавшись от чая, вышли во двор.

 

 

12

 

- Пройдем в сад? – Евгений кивнул на одну из дорожек, покрытых булыжником.

 

- Давай поднимемся на террасу на крыше гаража, - предложил «спец». – Осмотримся пока что.

 

- Да, круто, - оглядываясь на крыше гаража, заметил «хакер». – Горные долины – самое красивое, что есть на планете.

 

- Это не горная долина, - Руслан покосился на собеседника. – Это приморская низменность между Каспием и Кавказом.

 

Не вступая в спор, «хакер» сменил тему:

 

- У меня в голове не укладывается: Булат Булатович в самом деле собирается выплатить огромные деньги этим негодяям.

 

- Пока он следует их требованиям, - уклончиво ответил Руслан. – Они ведь предупредили: торговля по размеру выкупа спровоцирует увечье, а затем и убийство Тимура.

 

Провожая взглядом светлый микроавтобус, который двигался по далекой трассе от Каспийска к аэропорту, «хакер» задумчиво сказал:

 

- Мне кажется, я знаю, для чего вас пригласил Булат Булатович… Он хочет и зятя вызволить из плена, и денег не отдавать похитителям. А вы выступите в роли неприятного для них сюрприза, который расстроит все планы этих мерзавцев.

 

Руслан повернулся к хакеру, оглядел его с головы до ног, словно оценивая заново, и слегка качнул головой:

 

- Не совсем для этого, Женя.

 

Хакер с любопытством ожидал продолжения, но «спец» не стал ничего добавлять, лишь предложил:

 

- И давай-ка, Евгений, общаться на «ты»: не так уж велика разница в возрасте между нами.

 

- Ну, давай, - согласился хакер. – А вообще борзые они ребята, конечно… С волчьим аппетитом. Потребовать 4 миллиона! Не сто, не двести тысяч – нет, 4 ляма баксов! Понятно, для Булата Булатовича жизнь зятя бесценна…

 

- Скорее счастье дочери, как я понял, - уточнил Руслан. – Впрочем, в данном случае это одно и то же.

 

Тут их позвал в дом Заур: оказалось, что вице-премьер решил вопрос с наличностью, сюда уже везут нужную сумму.

 

 

13

 

Булат Булатович пригласил «спеца» в кабинет -  прямоугольную комнату с полом из дерева грецкого ореха.

 

Три стены здесь были обработаны дробленым мрамором, смешанным с шпаклевкой цвета лайма или ярко-зеленой лужайки. А четвертая стена представляла собой сплошное огромное окно, выходившее в сад.

 

Булат Булатович снова предложил Руслану присаживаться, но при стоящем хозяине не стал садиться и «спец».

 

Вице-премьер так долго всматривался в стену-окно, что Руслан проследил за его взором: черная кошка, припавшая к земле в саду настолько низко, что локтевые суставы возвышались над туловищем, охотилась на голубя. Делая медленные и осторожные шаги, хищница сократила расстояние до птицы до трёх метров...

 

Чем закончилась охота, «спец» не узнал, потому что Булат Булатович наконец отвлекся:

 

- Руслан, я хочу знать, кто эти негодяи.

 

«Спец» ничего не ответил, и вице-премьер добавил:

 

- Дело не в деньгах. Кстати, если бы их удалось сохранить, вызволив Тимура из плена без выкупа, я бы охотно отдал всю сумму тебе. Как гонорар, - он жестом попросил не перебивать себя. – Но сам факт похищения – это объявление мне войны. И я собираюсь эту войну выиграть. А как побеждают в войнах?

 

Руслан понимал, какого ответа от него ждут:

 

- Уничтожают живую силу противника, И принуждают его руководство к капитуляции на условиях победителя.

 

- Точно! – будто обрадовался вице-премьер, внимательно рассматривая «спеца».

 

Тот молчал, и Булат Булатович добавил:

 

- Я не склоняю тебя к самосуду, проблемам с уголовным кодексом и тому подобным вещам. «Уничтожить» - это выражение употребляется и образно. На сегодня я хочу знать, кто эти люди. Хочу знать противника в лицо.

 

- И как такие планы сочетаются с желанием тихо-мирно освободить Тимура, не пожалев для этого крупной суммы? – спокойно уточнил «спец».

 

- Одно другому не противоречит. Конечно, в приоритете спасение Тимы. Но эти люди, из-за которых у Зульфии сейчас была истерика, плюнули нашей семье в самую душу. Я не могу молча утереться, делая вид, будто ничего не произошло.

 

- Я с самого начала предлагал обратиться официально к силовикам, - напомнил Руслан.

 

- А я тебе еще тогда сказал, что такой маневр как раз будет противоречить приоритетной задаче спасения жизни Тимура, - несколько раздраженно отреагировал вице-премьер.

 

Спустя несколько секунд напряженного ожидания Руслан озвучил свое решение:

 

- Я попробую глянуть на этих людей – и поделюсь с вами своими впечатлениями.

 

- Отлично! – довольно подытожил вице-премьер. – А ну-ка идем, вон деньги приехали.

 

 

14

 

Два молчаливых парня в голубых джинсах и черных футболках доставили сумки в центр комнаты, коротко попрощались и исчезли.

 

Булат Булатович присел на корточки, заглянул в одну сумку, потом вынул пачку из другой и кивнул Руслану:

 

- Ты был прав: много места занимают 4 миллиона.

 

«Спец» сказал совсем о другом:

 

- Тут что-то не так….

 

- Что? – недоуменно вскинул голову вице-премьер. – Деньги фальшивые? Нет, нет, с этим порядок. Мне совсем не улыбается перспектива получить вместо Тимура посылку с его головой.

 

- Нет, не деньги, - откликнулся Руслан. – Во всей этой истории есть странная дыра…

 

Он не успел закончить мысль: раздался сигнал о поступившем на телефон смс.

 

Булат Булатович нетерпеливо схватил трубку и снова вслух зачитал текст сообщения:

 

«Ровно через 20 минут ваш автомобиль «Бентли» с одним человеком в салоне и с деньгами должен стоять на новой трассе «Каспийск – Махачкала», в 200 метрах от поворота на Новый Хушет (ближе к Махачкале). Сразу после проверки купюр и пересчета денег Тимур будет освобожден и вернется в город. Но даже минутная задержка в доставке суммы повлечет казнь зятя! Присутствие других людей на месте операции, любая попытка проследить за нами также повлечет казнь Тимура».

 

- Что это значит? – вице-премьер нервно поднял взгляд на Руслана.

 

- Ну, например, то, что они знают ваш местный автопарк, - ответил «спец».

 

- «Бентли» сейчас стоит в гараже, - лихорадочно размышлял вслух вице-премьер. – А служебную машину я в выходной день не вызывал. Вот что, Заур, тут на вес золота каждая минута, даже секунда, выгоняй машину и вези им деньги. Через 20… ох, нет, уже одна минута позади… через 19 минут ты должен стоять на указанном месте.

 

«Спец» уже вызывал по телефону местное такси.

 

- Руслан, ты чего? – не понял вице-премьер, услышав разговор «спеца» с девушкой-диспетчером. – Понятно, в «Бентли» вместе с Зауром ты не сядешь при таких строгих требованиях. Но есть еще «Мерседес», ты можешь даже сам сесть за руль и поехать следом…

 

- Нет, никаких «Мерседесов», - отрезал «спец». – Ваши машины они знают. Вы же видите! А кого-то другого вызывать будет дольше.

 

Руслан помог Зауру отнести сумки к черному «Бентли Континенталь» и записал в свою трубку номер его телефона. Напоследок Булат Булатович что-то требовательно шепнул своему помощнику, и тот рванул в направлении к улице на окраине Каспийска, откуда можно было напрямую выехать к новой трассе, ведущей в сторону Махачкалы.

 

«Спец» глянул на часы: до передачи денег оставалось 14 минут. «Бентли» с небольшим запасом времени должен успеть к повороту на Новый Хушет, а вот сам Руслан уже на 2 минуты отставал от Заура, и его это тревожило.

 

 

15

 

 Булат Булатович нервно прохаживался тут же, у ворот, и вдруг он спросил, почему-то шёпотом:

 

- Они что, расположились где-то поблизости – и наблюдают, какая машина стартует от дома?

 

«Спец» ответил обычным тоном:

 

- Находясь на крыше гаража, я не заметил вокруг ничего похожего на наблюдательный пункт. Если только кто-то из соседей не ведет разведку…

 

Тут на трубку Руслана поступил звонок, и почти одновременно к нему и вице-премьеру подъехало такси фирмы «Анжи» - серебристый «Шевроле-Лачетти». Не тратя ни секунды на прощание, «спец» сел на правое переднее сиденье.

 

- В Махачкалу же? – уточняюще спросил молодой водитель с густой щетиной, о направлении поездки он уже знал от диспетчера.

 

- Да, по новой трассе, причем мы сильно опаздываем, - поторопил его «спец».

 

- Щас везде камеры, потом приходят «письма счастья» за превышение, - ворчливо откликнулся водитель, но в скорости прибавил.

 

«Спец» глянул на время на своем смартфоне: они отставали от Заура на шесть минут.

 

Махачкалу с её городом-спутником Каспийском соединяют две трассы, именуемые в народе «старой» и «новой». Старая проходит вдоль побережья Каспия, а параллельно ей, в километре к западу, тянется новая трасса.

 

Вскоре такси выехало из Каспийска на это новое шоссе,       и уже через четыре минуты машина домчалась до упомянутой в смс похитителей развязки. Здесь дорога раздваивалась: поворот вправо с дальнейшим подъёмом на мост-путепровод уводил в сторону Нового Хушета, а прямой отрезок, проходя под этим путепроводом, вёл к Махачкале.

 

- Здесь сбавь в скорости, - тихо произнес Руслан. – Ещё!

 

Таксист недоуменно глянул на него, но подчинился. Его тут же подогнали требовательным сигналом сзади, и водитель перестроился с левой полосы в правую, «медленную».

 

«Спец» внимательно, в движении на невысокой скорости, осмотрел 200-метровый отрезок дороги, следующий после развязки. «Бентли» здесь не было, как не стояли на обочине и никакие другие машины.

 

Руслан слегка нахмурился, велев таксисту прибавить и следовать дальше. На оставшейся дистанции до Махачкалы он несколько раз пробовал связаться с Зауром, но трубка того была отключена.

 

Они доехали до въезда в Махачкалу у кольца с конным памятником «защитникам родины», где новая каспийская трасса вливалась в кипящий водоворот многолюдной и обильно заполненной транспортом столицы Дагестана.

 

Водитель «Анжи-такси» вопросительно глянул на Руслана: мол, куда? «Спец», закрепив мнение о себе как о странном клиенте, велел ехать обратно в Каспийск. Даже 100 рублей «чаевых» сверху тарифа, полученные таксистом в конце пути, не развеяли этого впечатления.

 

 

16

 

Булат Булатович встретил новости в гробовом молчании. Евгений тоже был удручен наступившей неизвестностью.

 

Руслан еще в дороге пробовал снова звонить Зауру, но это было бесполезно. Более того, теперь был выключен и телефон похитителей.

 

- Может быть, - незнакомым осипшим голосом предположил вице-премьер, - они взяли паузу и сейчас пересчитывают полученные деньги, а потом просто отпустят Тимура..?

 

Руслан ничего не ответил, его волновало другое. Евгений поддержал шефа:

 

- Ну да, они же прямо об этом написали. Они еще фальшивых купюр опасались, помните? Тимура отпустят только после проверки всех денег. Четыре миллиона – сумма немаленькая. За пару минут не пересчитаешь.

 

Вице-премьер снова глянул на «спеца»: его напрягало молчание Руслана. Тут со второго этажа спустилась Гульнара Агабековна. Коротко поприветствовав гостя, она сказала мужу о Зульфие:

 

- Уснула. Я ей в молоко снотворное добавила, а то совсем исстрадалась, масенькая, - голос у неё дрогнул, но жена чиновника взяла себя в руки. – Пусть выспится; может, когда проснется, Тимура уже отпустят..?

 

Явная попытка узнать о новостях, но мужчинам в большой комнате нечем было её обрадовать.

 

Тут раздался азан: наступил тот отрезок дня, который у мусульман именуется временем предзакатного ’аср-намаза. В семье не было молящихся, но в одной из комнат нашелся молитвенный коврик для Руслана.

 

Гульнара Агабековна тем временем увела на кухню Евгения, хотя хакер сопротивлялся и уверял, что ему не до еды.

 

Пока тот перекусывал, «спец» после совершения намаза       вернулся в зал. Булат Булатович напоминал каменный памятник самому себе. Наконец он поднял мёртвые глаза на Руслана:

 

- Как ты думаешь, может, они решили потребовать еще денег?

 

«Спец» ответил сразу:

 

- Это хорошая версия. Вы ведь платите им. Причем платите беспрекословно, не торгуясь, тщательно выполняя их требования по срокам. Почему же в таком случае им не потребовать еще четыре миллиона? Или пять. Или десять. Аппетит растет во время еды. Но… Я боюсь, что не попросят…

 

Вице-премьер напряженно всматривался в лицо Руслана, не совсем поняв смысл его слов и ожидая продолжения. «Спец», впрочем, прервал свой ответ и снова позвонил на номера Заура и похитителей.

 

«Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети» - в обоих случаях прозвучал одинаковый голос.

 

- И мне это очень не нравится, - подытожил Руслан.

 

 

17

 

К ним присоединился Евгений, который закончил с трапезой:

 

- Я вот что думаю. Насчет исчезновения Заура. Помните, эти негодяи написали в своем смс… Дайте-ка… Да, вот, в конце:          «После того, как деньги будут проверены и пересчитаны, Тимур будет освобожден и вернется в город». Возможно, для того похитителям и потребовался Заур? «Вернется в город» - то есть их логово находится где-то далеко. А значит, они пересчитают сумму – и просто исчезнут. А Заур привезет сюда Тимура…

 

«Спец», напротив, не стал говорить, что он как раз сразу обратил внимание на дважды повторяемую в обоих смс оговорку о возвращении (освобожденного) Тимура «в город». И такая настойчивость скорее беспокоила его, нежели успокаивала.

 

Булат Булатович не стал комментировать реплику хакера: скептицизм «спеца» словно передался и ему. Он задумчиво сказал о другом:

 

- Если они снова потребуют денег, я пойду навстречу – деваться некуда. Но теперь твердо потребую сделки на наших условиях: прямой обмен денег на Тимура. Тебе, Руслан, наверное, нужно продумать схему, как такое провернуть, чтобы их не пугала угроза разоблачения и задержания.

 

«Спец» откликнулся:

 

- Это несложно, но думаю, новых требований не поступит. И надеюсь, в вашем «Бентли» установлен охранно-поисковый маяк?

 

Евгений встрепенулся:

 

- Конечно! Я лично его поставил в колесной арке. Для защиты от угона.

 

-  ГЛОНАСС-модуль? – уточнил Руслан.

 

- Он у нас двойной, - уточнил «хакер». – GPS обеспечивает максимальное покрытие, а ГЛОНАСС более устойчив к помехам. Я сейчас же всё выясню…

 

Евгений бросился к своему ноутбуку и лихорадочно забарабанил пальцами по клавиатуре.

 

- Это действительно работает? – заинтересованно спросил вице-премьер у Руслана.

 

- Да, - откликнулся «спец». – Система действует посредством спутниковой навигации. Сведения о координатах объекта сохраняются на специальном сервере поддержки. Доступ к которому открыт через Интернет. Маячок с антенной совсем маленький, типа пачки сигарет, и спрятать его в машине можно в самых разных местах.

 

Напряженное молчание в комнате продолжалось недолго.

 

- Машина в Каспийске! – ликующе воскликнул Евгений. – Сейчас скажу точнее…

 

- Здесь, в Каспийске? – недоуменно переспросил Булат Булатович.

 

Через секунду «хакер» с досадой стукнул кулаком по столешнице:

 

- Блин, нет, это старые сведения. Утренние. Указывают на ваш гараж, Булат Булатович.

 

Разочарованный вице-премьер ждал подробностей. Евгений чуть отодвинул от себя ноутбук и разъяснил ситуацию:

 

- Круглые сутки прибор находится в спящем режиме. Он активизируется и посылает сигнал о своем местоположении только дважды в день. Это я установил такую периодичность: во-первых, чтобы затруднить угонщикам обнаружение маячка по его сигналам, ну и для экономии питания – он ведь работает от автономной батареи.

 

- Время очередного сигнала? – быстро спросил Руслан.

 

- Утренний поступил в 5 часов утра. Следующего ждем в 17.00.

 

Вице-премьер нервно глянул на часы: оставалось ждать более часа.

 

 

18

 

- Вы по-прежнему не хотите обратиться к силовикам? – тихо спросил Руслан.

 

- Нет, - мотнул головой вице-премьер. – Пока исходим из того, что негодяи в самом деле пересчитывают деньги. Будем выжимать тот сценарий, о котором договорились.

 

«Спец» промолчал, и Булат Булатович решил прояснить свою позицию:

 

- Если… Если с Тимуром уже случилось что-то… печальное, силовики ничем не помогут. Но если он жив, я по-прежнему считаю, что попытка его силового освобождения опасна. А денег за просто так эти негодяи у меня уже не получат.

 

И снова наступило тяжело молчание. Солнце опускалось на западе, освещая через окно и занавесь левую часть лица Булата Булатовича, правая оставалась в тени, – и Руслан подумал, что так вице-премьер похож на персонажей картин Рембрандта ван Рейна.

 

- Учитывая, что мы, надеюсь, временно, потеряли Заура, нам нужны еще силы? Люди, оружие? – этот вопрос задал Евгений, словно признавая Руслана «начальником штаба» в новом раскладе.

 

Вице-премьер тоже вопросительно глянул на «спеца» и добавил:

 

- Да, если нужно, есть частное охранное предприятие во главе с моим двоюродным братом. Он целую дивизию отправит сюда по моей просьбе.

 

Руслан знал руководителя этого ЧОПа – земляка-односельчанина и бывшего офицера полиции. Он улыбчиво спросил:

 

- Это он отслеживал жизнь Тимура перед свадьбой с Зульфией? Ну, помните, вы упомянули, мол, хотели разобраться, что за человек будущий зять…

 

- Да, он, - усмехнулся вице-премьер. – Следил за Тимой лично со своим замом, больше никого вовлекать в дело не стали. Ну так что насчет его парней?

 

- Нет, «дивизия» здесь без надобности, - откликнулся «спец». – Если дойдет до второго выкупа, что я считаю крайне маловероятным, организуем всё по-другому. Крепких ребят не нужно, мы с Женей справимся.

 

- Как знаешь, - отреагировал вице-премьер, и опять замолчал.

 

Руслан мысленно отметил физическую форму своего родственника: Булат Булатович подолгу сидел в кресле в одной позе и глядя перед собой. Он не вертелся, не склонялся по сторонам, не облокачивался на подлокотник кресла.

 

«Он, как и Зуля, любит поплавать, - вспомнил Руслан. – И железо таскает, вон какие мозоли на ладонях. У них тут в подвале тренажерный зал».

 

Евгений, который сидел на соседнем диване, вдруг вскинулся, наклонившись к своему ноутбуку.

 

- Есть! – почти тут же радостно объявил он, почему-то громким шепотом.

 

Руслан отметил, что дорогущие настенные часы «Hermle» показывают ровно 5 часов.

 

 

19

 

- «Бентли» в Махачкале! – воскликнул Евгений. – Так, щас… Южная часть города. Это в Степном поселке.

 

«Спец» придвинулся чуть ближе к ноутбуку, и хакер пояснил:

 

- Совместное покрытие GPS и ГЛОНАСС обеспечивает высокую точность обнаружения объекта. Плюс-минус 2,5 метра. То есть можно установить точное место, откуда исходит сигнал.

 

И через секунду Евгений назвал конкретный адрес, недоуменно пожав плечами:

 

- Большой частный дом.

 

- Я знаю это место, - нахмурившись, ответил Руслан и рванул по указанному адресу, на сей раз не отказавшись воспользоваться вторым автомобилем вице-премьера – «Мерседес S 560».

 

***

 

Чемпион Махачкалы, Дагестана, России, Европы, мира и Олимпийских игр Насимбек Гасанов всю свою жизнь прожил в Степном поселке. Даже адрес его не изменился, только теперь на месте былого домика возвышался 2-этажный особняк. Разбогатев, Насимбек за щедрую плату выкупил дом и участок соседа слева по улице, заметно расширив свои владения – и построив себе новое жилище.

 

Еще в юности Насимбек быстро понял, что победы на ковре позволяют заработать себе кусок хлеба, а вскоре и кусок хлеба с маслом. Коллекция золотых медалей росла, земляки, что называется, носили его на руках – впрочем, и буквально тоже: когда в 2012 году вольник прибыл из Лондона в ранге олимпийского чемпиона, толпа болельщиков в аэропорту на руках пронесла его от самолета к автомобилю.

 

Насимбек стал первым золотым олимпийцем в своем районе на юге республики – и правительственные премии, денежные призы и подарки от частных лиц лились на него рекой. За ними последовали и гонорары за рекламные ролики, в которых чемпион стал тогда сниматься.

 

Часть средств он с младшим братом вложил в бизнес и даже разок ходил в депутаты Народного Собрания, но, поссорившись с бывшим главой республики, переизбираться не стал.

 

Именно Насимбек Гасанов проживал по адресу, куда сейчас направлялся Руслан. «Спец» за рулем «Мерседеса» повторил путь 3-часовой давности, проделанный тогда с таксистом по новой трассе «Каспийск – Махачкала».

 

В дороге он теперь трижды опускал стрелку спидометра ниже отметки 230 км/ч – и в итоге добрался из одного города в другой за без малого 4,5 минуты. Общие впечатления от езды лишь закрепили мнение «спеца» о высоком качестве продукции немецкого автопрома.

 

Влившись в автомобильные потоки столицы республики, скорость Руслан, конечно, сбросил – и еще около четырех минут добирался до нужного адреса. Это была часть Степного поселка между озером Акгёль и железной дорогой, которая тянулась далее на юг в сторону Дербента.

 

Уже видя вдали большой частный дом, «спец» напрягся: металлические ворота во двор особняка были открыты, и из них как раз выезжал на улицу черный «Бентли Континенталь»!

 

Руслан нажал на педаль газа, одновременно вынув «Гюрзу» и отключив на пистолете один из двух предохранителей. Взведя курок, он опустил правую руку с оружием вниз: перед выстрелом оставалось отключить второй предохранитель – нажав на кнопку, расположенную прямо на спусковом крючке.

 

 

20

 

«Бентли» тем временем развернулся по направлению против движения «спеца». В салоне двухдверного английского купе класса «люкс» Руслан заметил только одного человека – за рулем. Возможно, кто-то ещё притаился на одном из раздельных задних сидений.

 

«Мерседес» Руслана встал посередине неширокой дороги так, что «британец» не мог объехать его справа или слева. Левая дверца «Бентли» стала открываться, «спец» чуть приподнял пистолет.

 

Однако из салона автомобиля вышел хорошо известный всем дагестанцам Насимбек Гасанов, который разводил руками не столько агрессивно, сколько недоуменно. Олимпийский чемпион находился в очень хорошем настроении и не был расположен к конфликту.

 

«Спец» тоже вышел из машины, вернув оружие в карман куртки. Насимбек прищурился – он где-то видел этого человека. И узнал «спеца»: чемпион читал в «Черновике» о приключениях Руслана в Рохском районе, видел в газете фотографии экс-офицера ФСО.

 

Они направились друг к другу, и после короткого и теплого приветствия Руслан сказал, указывая на «Бентли»:

 

- Насимбек, это машина Булата Булатовича.

 

Чемпион согласно кивнул:

 

- Да, была. А с сегодняшнего дня она моя. Он продал «Бентли» мне.

 

«Спец» широко улыбнулся:

 

- Булат Булатович продал тебе вот ЭТУ машину?

 

- Конечно, - уверенно ответил Насимбек. – Именно её. Точнее, продал его зять, Тимур, по поручению тестя.

 

- Когда? – Руслан постарался сохранить спокойствие.

 

- Сегодня, - чемпион глянул на часы. – Два, нет, уже почти три часа назад. Ну, вышли они на меня ещё вчера, по телефону. Разговоры же ходили через общих знакомых, что я про «Бентли» подумываю. Ну, вот Тимур и предложил мне эту машину. Он сказал, что Булату Булатовичу срочно-срочно нужны наличные и, если я куплю её сегодня, цена на миллион рублей будет ниже средней за такой «Бентли». Мне этот вариант очень подошел. И сегодня после обеда они пригнали мне сюда машину, а я отдал им деньги.

 

- Тимур пригнал? – будто перестав дышать, уточнил «спец».

 

- Тимур с двумя товарищами. А ты, брат, почему интересуешься? – слегка насторожился чемпион.

 

 

21

 

Руслан на секунду задумался. Солнце уже почти скрылось за горой на западе, стало заметно прохладнее, но без дискомфорта. Стаи птиц носились в воздухе, словно совершали легкую небесную прогулку перед отходом ко сну. Где-то впереди по улице у себя во дворе стучал молотком немолодой сосед чемпиона, с противоположной стороны за невысоким забором сохли на веревке длинное женское платье и две зеленые кофты.

 

Со стороны железной дороги, заглушая любые другие звуки, раздался протяжный гудок локомотива: длиннющий товарный состав вёз лес из России в Азербайджан.

 

«Спец» наконец решился открыть часть правды чемпиону:

 

- Насимбек, это действительно машина Булата Булатовича. Но он её не продает. Произошла, точнее, прямо сейчас продолжается очень нехорошая история.

 

Победитель Лондона-2012 недоверчиво смотрел на «спеца», и тот, недолго думая, достал свой смартфон и набрал номер вице-премьера, причем воспользовавшись функцией «видеозвонок»:

 

- Булат Булатович, вот ваш «Бентли». А вот уважаемый Насимбек Гасанов. Прошу вас подтвердить, что вы не собирались никому продавать вашу машину.

 

Чемпион ошеломленно смотрел на вице-премьера на экране смартфона, тот без паузы говорил около минуты. Теперь Насимбек окончательно поверил Руслану и его телефонному собеседнику – и был крайне растерян.

 

- Я вам еще позвоню, - сказал «спец» в трубку и отключился.

 

Руслан сочувственно глянул на чемпиона, предложив:

 

- Давай сначала уберем машины в сторону и освободим проезд.

 

- Не нужно. В той стороне тупик, после моего только один дом – бабы Шуры, - Насимбек кивнул в сторону двора с приземистым забором и кофтами на веревке. – Туда никто не ездит, кроме «Скорой помощи» один-два раза в месяц.

 

- Ты сам куда-то собирался? – поинтересовался «спец».

 

- Да тут недалеко, в мечеть, - пояснил чемпион. – На коллективный магриб-намаз. Ну и заодно хотел похвастаться покупкой.

 

- До послезакатного азана остается еще минут двадцать, - глянул на часы на смартфоне Руслан. – Где будет удобно переговорить?

 

- Пойдем в дом, конечно, - пригласил Насимбек. – Там и намаз тогда сделаем, можем вместе, если ты тоже совершаешь. Эх, а я уже у себя в соцсетях выложил фото машины…

 

 

22

 

Они направились к двухэтажному дому, но тут «спец» остановился:

 

- А может, на свежем воздухе пообщаемся? – он указал на деревянную скамейку со спинкой в виде необработанного спила ствола. – Вон какое уютное место. Сам придумал?

 

- Не, это младший брат, - улыбнулся Насимбек. – Он вообще затейник по таким темам. Смотри, как красиво: бревно специально поставили так, будто из дерева прямо здесь вырубили лавку.

 

- И доски брашировали?

 

- Ну да, чтобы вид был как у старого столетнего дерева. И обжигали ещё. Ты садись, я сейчас схожу за чаем.

 

Хозяин удалился, а Руслан с интересом осмотрел стол: его вкопали в землю и обработали так, чтобы конструкция напоминала большой круглый пень, оставшийся от огромного срубленного дерева. Дальше тянулась детская игровая площадка, в противоположной стороне двора росли плодовые деревья; а что было за домом, «спец» отсюда не видел.

 

Насимбек вернулся с кипятком в электрочайнике, коробкой «Гринфилда» в пакетиках и банкой варенья.

 

- Жена и дочери-школьницы сегодня остались на ночь у тещи, так что по дому я сам, - пояснил хозяин. – Еды полный холодильник, можем и…

 

Руслан сразу отказался от трапезы, добавив, что чаепития вполне достаточно. И, дождавшись, когда хозяин разольет кипяток по чашкам, продолжил:

 

- Насимбек, происходит очень странная история. Я пока не могу рассказать тебе всего, но уверен, что ты в итоге или останешься с машиной, или получишь назад деньги. Другая важная просьба: никому ни о чем не рассказывать.

 

Чемпион отхлебнул глоток чая и кивнул: мол, понимаю.

 

- А пока расскажи, что тут случилось, - предложил Руслан.

 

Насимбек подробно рассказал, как вчера к нему дозвонился Тимур… Они знакомы еще с юности, когда занимались в одном зале. Впоследствии Тимур оставил вольную борьбу, плотного общения парни не поддерживали, но, пересекаясь в городе, «здоровались». Насимбек, конечно, знал, чьим зятем два года назад стал Тимур.

 

Он предложил чемпиону купить «Бентли» по умеренной цене, и обладатель олимпийского золота сразу ухватился за эту идею. Первый разговор состоялся вчера, а уже сегодня вскоре после обеда машину пригнали к дому.

 

- У тебя нет видеокамер? – оглянулся «спец».

 

- Не, - пожал плечами Насимбек. – У меня только сам дом богато выглядит, а внутри особо воровать нечего. Я не любитель собирать дорогие вещи.

 

- А как же золотая медаль из Лондона?

 

Чемпион снова прищурился:

 

- Она и другие призы в тайнике, о котором, кроме меня, младшего брата и жены, никто не знает.

 

- Сколько человек пригнали «Бентли»? – спросил Руслан, хотя чемпион уже говорил об этом.

 

- Трое. Но одного я почти не видел, он оставался на улице. Я был полностью сосредоточен на машине, ходил вокруг, любовался, за руль тоже сел, прокатился туда-сюда. Потом Тимур с товарищем прошли в дом, их третий остался на улице. Брат вынес деньги. Сегодня – выходной, разные оформительные движения отложили на завтра.

 

- Что-то показалось тебе странным, Насимбек? Необычным?

 

Чемпион сразу же кивнул и задумчиво замолчал.

 

 

23

 

Руслан не стал подгонять собеседника, давая ему возможность вспомнить детали. Красное солнце окончательно опустилось за гору, но в первых легких сумерках пока еще можно было без труда читать газету, например.

 

Сосед по улице уже не стучал молотком, и в наступившей тишине четче были слышны далёкие машины. Они в полукилометре отсюда по широкой шестиполосной улице Булача двигались через Степной поселок в направлении Редукторного поселка - или обратно, на юго-запад, к конной статуе «защитника Родины».

 

Со стороны Каспия подул слабый ветерок, сейчас, в середине сентября, он был теплым. И Насимбек наконец заговорил:

 

- В дом вошли двое. Мой брат сразу сказал, что часть денег в рублях, хотя по телефону до этого разговор шел только о долларах. Но Тимур никак не отреагировал на слова брата, словно его это вообще не волновало. Он был в таком дурном настроении, что я даже спросил, мол, чё стало? Ответил, что у него регулярные мигрени, голова трещит. Его товарищ все время рядом был, чего-то руку в кармане держал.

 

Тут у Руслана появилась неожиданная мысль, и он достал свой смартфон, найдя в фотобанке свадебное изображение Тимура:

 

- Это же он? Зять Булата Булатовича? Он приезжал к тебе?

 

Чемпион быстро глянул на экран и усмехнулся:

 

- Ну, конечно, он. Другого я и не знаю.

 

- И почём он предложил тебе «Бентли»?

 

- Ну, смотри. «Бентли Континенталь», 2018 года выпуска. Маленький пробег. И за такую машину с учетом срочности продажи запросили всего 15 миллионов рублей.

 

- Кстати, сколько это? В килограммах?

 

- Знаешь, не так много. 10 миллионов у нас были в рублях, в 5-тысячных это примерно, - Насимбек показал своими широкими ладонями, - как две-три буханки хлеба. Остальное в долларах. У них была небольшая кожаная сумка, коричневая, всё туда легко поместилось.

 

- Тимур пересчитывал деньги?

 

- Тимур просто сидел, опустив голову, как будто у него близкий человек умер. А тот, другой, считал. И на просвет купюры смотрел: фальшивые, нет?

 

- Как он выглядел? Другой? Одежда? Внешность? Он – кто?

 

 

24

 

Насимбек заинтересованно глянул на «спеца»:

 

- Знаешь, вот сейчас ты спросил, и я вспомнил… Как я подумал о нем. Он – волк. Очень похож на волка. Такой, знаешь…, - чемпиону не хватало слов, и он постарался выразить свою мысль стремительным жестом – упорство и целеустремленность.

 

- …точно знает, чего хочет, - продолжал Насимбек. - Нам еще тренер говорил: мол, «физика» и техника – это хорошо, но нужен характер. Нет характера – нет чемпиона… Вот у того волчары характер есть. Он – боец. Ловкий, уверенный.

 

- Возраст?

 

- Он постарше Тимура, но не старый. Лет за 40 немножко. Стройный, на нем хорошо сидел джинсовый костюм. Ты спросил, кто он… Понимаешь, по своему виду это может быть кто угодно. Бригадир маршрутчиков, тренер по боксу или хозяин кофейни… Но точно, что мужик крепкий. Я сам спортсмен и вижу, как человек двигается, как руку пожимает, садится, встает с дивана…

 

- Говоришь, в джинсовом костюме?

 

- Да, а на голове бейсболка, он её ни разу не снял в доме. Так что волосы, стрижка – тут ничего не скажу. Ну, что еще… Среднего роста, скорее смуглый, небритое лицо. Не борода, а просто человек не брился дня четыре…

 

Да, вот что: у него под джинсовой курткой белая футболка, и на груди написано «Барселона». Я почему запомнил: я в этой Барселоне своё первое европейское золото взял.

 

Чемпион помолчал и тихо спросил сам:

 

- Вы что, ищете его? Он деньги у Тимура украл?

 

«Спец», сожалея, покачал головой:

 

- Все подробности не могу пока сообщить. Не мой секрет, понимаешь… Но всё еще сложнее, чем ты предположил.

 

Насимбек помедлил:

 

- Мне теперь что… Пригнать «Бентли» обратно Булату Булатовичу?

 

Руслан принял быстрое решение:

 

- Пусть пока остается здесь. Я тебе позвоню… Думаю, эта история завершится сегодня-завтра. Набери мой номер, вот он, и сохрани его у себя. И покажи, с какого номера Тимур звонил тебе вчера и сегодня.

 

Чемпион тут же открыл в своем смартфоне функцию «Принятые звонки» - и развернул экран к Руслану. «Спец» увидел незнакомый ему номер.

 

Руслан позвонил на этот телефон со своей трубки, но лишь наткнулся на голосовой ответ: «Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

 

Именно сейчас раздался азан, наступило время послезакатного магриб-намаза - и Руслан с Насимбеком совместно совершили его, пройдя в дом.

 

Уже прощаясь, «спец» снова спросил:

 

- Значит, другого спутника Тимура ты не видел?

 

- Нет, он оставался на улице.

 

- И на чём они уехали?

 

Насимбек остановился, словно наткнулся на невидимое препятствие. Вспоминая, он слегка нахмурил брови:

 

- Ты знаешь, а я не видел. Они попрощались с нами, тот, второй, взял сумку с деньгами, я-то хотел проводить их, но тут мне позвонили… Министр спорта звонил: у нас общая тема насчет одного турнира, где я буду типа почетного гостя, а еще вручу приз от себя. Ну, победителю в своей весовой категории... Вот, я и отвлекся на разговор с ним, с министром…

 

На улице почти стемнело. Руслан еще раз поблагодарил за беседу и угощение и сел за руль «Мерседеса». Насимбек открыл ворота, чтобы на ночь загнать «Бентли» во двор.

 

- Не угонят? – озаботился «спец».

 

- Очередь из «калаша» получат, если попробуют, - подмигнул олимпийский чемпион.

 

Руслан уже трогал с места, когда Насимбек наклонился к нему:

 

- Но я точно помню, что они втроем приехали на «Бентли». Другой машины не было, понятия не имею, как они увезли деньги… Может, тот, третий, вызвал такси, пока мы находились в доме..?

 

Напоследок «спец» попросил чемпиона пока больше ничего не трогать в салоне «Бентли» (могли остаться отпечатки пальцев спутников Тимура) и умчался в Каспийск.

 

 

25

 

Булат Булатович выслушал короткий рассказ Руслана в угрюмом молчании, а Евгений взволнованно воскликнул:

 

- Ну вы поняли, да?! Они включили «Бентли» в комбинацию потому, что решили захватить и машину! Помимо получения выкупа. И немедленно заработать на его продаже. Потому и выбрали самый дорогой ваш автомобиль. Подумать только, какой размах дерзости! К 4 миллионам долларов выкупа они добавили 15 миллионов рублей за авто. И понятно, что для этого хода им нужен был живой Тимур, которого они использовали для правдоподобности сделки.

 

Хакер покосился на вице-премьера: он понял, что из его слов вытекает смысл о ненужности похитителям (теперь) живого Тимура.

 

Воцарилось молчание, которое первым нарушил Булат Булатович:

 

- И что же сейчас происходит с Тимуром? Кстати, и с Зауром? Где они и что с ними?

 

«Спец» по-прежнему молчал, и своим предположением поделился Евгений:

 

- Логово этих негодяев находится где-то недалеко от Махачкалы. Я имею в виду большую Махачкалу, с поселками. Помните их смс: «После того, как деньги будут проверены и пересчитаны, Тимур будет освобожден и вернется в город».

 

Булат Булатович вопросительно смотрел на хакера, мол, ну и что?

 

Евгений пояснил:

 

- Значит, их база не в городе, но где-то рядом. На это ясно указывает время действий. Очень маленький промежуток между получением ими «Бентли» и продажей машины олимпийскому чемпиону. Они никак не успевали отогнать автомобиль куда-то в Хасавюрт или, к примеру, в Гуниб, доставить в своё логово выкуп, пленить Заура, а затем вернуть «Бентли» в Степной поселок и продать чемпиону.

 

У Руслана было что возразить на эту схему, но он ничего не сказал. Хакер тем временем продолжал:

 

- Похитителей как минимум трое или даже четверо. Продавать «Бентли» чемпиону поехали двое, это был и своего рода конвой, который контролировал Тимура. Они, видимо, до смерти запугали вашего зятя: мол, попробуешь поднять шум и всё сорвать – получишь свинца в ухо.

 

Помните, Насимбек упомянул, что «джинсовый костюм» держал руку в кармане? Вот, а двое других членов банды сторожили в это время Заура. Где-то на их базе, в какой-нибудь берлоге, расположения которой мы не знаем…

 

- Зачем? – тоскливо спросил вице-премьер. – Для чего им сторожить Заура? Зачем он им?

 

Хакер понял мысль шефа и тихо ответил:

 

- Булат Булатович… Пока у нас нет оснований считать, что они готовы пойти на убийство… Они же не дураки, наверняка знают, что за убийство с целью скрыть другое преступление в уголовном кодексе идёт вплоть до пожизненного. А вот бескровное похищение человека или захват заложника с требованием выкупа так строго по кодексу не караются. Они сорвали очень крупный куш и могут этим ограничиться. Отпустив наших парней…

 

- Которые видели их в лицо? – мрачно уточнил вице-премьер. – А может быть, которые даже знают, кто эти похитители?

 

Он как-то внутренне подсобрался и выпрямился в кресле, явно готовый к какому-то решению:

 

- Нужно признавать свои ошибки… Наверное, Руслан был прав в том, что следовало сразу обратиться к силовикам. Я, возможно, как и любой человек в такой ситуации, по-прежнему надеюсь на лучшее - на то, что продолжается проверка купюр и пересчёт денег: 4 миллиона – это не две копейки… Но, если к утру не будет добрых новостей, в 8.00 я свяжусь с министром МВД.

 

Что скажешь, друг? – теперь вице-премьер почти требовательно повернулся к «спецу», который до сих пор молчал.

 

 

26

 

- Нужно кое-что выяснить, - неопределенно откликнулся Руслан.

 

И он набрал номер заместителя министра внутренних дел Дагестана Султана Султановича. Они познакомились в Рохском районе в прошлом году, позднее Руслан помог полковнику еще раз в запутанной истории в Приморске.

 

Тогда замминистра заверил «спеца», что теперь у того есть союзник в стенах МВД и предложил свою помощь в любой ситуации.

 

До сих пор Руслан ни разу не воспользовался тем предложением.

 

Султан Султанович ответил на звонок сразу, было слышно, что он куда-то едет. «Спец» поприветствовал полковника и спросил о здоровье и делах. Замминистра ответил на приветствие и после короткой паузы бесцветным голосом добавил:

 

- Руслан, у меня полчаса назад в горах умер отец… Тромб… Я сейчас как раз направляюсь туда, в Рохский район.

 

«Спец» выразил соболезнование старому знакомому и, воздержавшись от каких-либо просьб, попрощался и отключился.

 

Однако практически сразу полковник перезвонил сам:

 

- Руслан, я понимаю, что просто так ты звонить не будешь… Говори, в чем дело.

 

«Спец», бросив короткий взгляд на вице-премьера, объяснил в трубку, что ему нужно.

 

Полковник сразу же порекомендовал:

 

- Свяжись с дежурным МВД… Хотя нет, я сам позвоню ему сейчас, скажу, кто ты и что ты. Он свяжется с тобой и поможет.

 

Телефон зазвонил через четыре минуты:

 

- Старший оперативный дежурный МВД подполковник Фархадов, - представился собеседник. – Слушаю вас, Руслан.

 

«Спец» включил громкую связь и задал свой вопрос.

 

- Да, - ответил дежурный. – За неделю ни одного убийства, а тут сразу три трупа.

 

Булат Булатович никак не выдал своего волнения, разве что сжал кулаки. А вот Евгений вскочил с места, словно ему было тяжело выслушать подробности сидя.

 

- Утренняя поножовщина в Тарумовском районе, - продолжал свой рассказ подполковник. – Да, пили с утра, не знаю, что это за мода. Ну, и по схеме «после совместного распития спиртных напитков…» Местные жители, за 50 лет. У одного неглубокие ножевые повреждения, второй же получил от раненого два удара топором. Погиб на месте.

 

Руслан молча слушал, не перебивая дежурного.

 

- Два других трупа совсем свежие. Близ селения Талги есть животноводческая ферма, к её владельцу из города приехали внуки-школьники. Ну, и пошли гулять к небольшому озеру, там рядом. Место довольно безлюдное, туда редко кто ходит… Ну вот, только мальчишки надумали искупаться, после обеда сегодня тепло было, как с противоположного берега озера, а он высокий, обрывистый, в воду влетела «Приора». Утонула. Вы меня слышите, Руслан?

 

Булат Булатович молчал, только заметно побледнел, Евгений одной рукой нервно потирал локоть другой, а «спец» ответил:

 

- Да, слушаю очень внимательно.

 

- Ну ребята сами в воду лезть не стали, побежали к ферме. Взрослые вызвали полицию, из МЧС тоже подъехали с техникой… Извлекли «Приору», а там два трупа на заднем сиденье… Убитые еще до сброса машины в озеро: у одного пулевое ранение в голову, у второго – три выстрела в грудную клетку.  Молодые мужчины… Ну как молодые, за 30…

 

Руслан увидел, как намертво вцепился Булат Булатович в подлокотники кресла, и тихо спросил в трубку:

 

- У вас есть их словесные портреты?

 

- У меня сейчас нет. Но замминистра предложил оказывать вам полное содействие, так что могу связать вас с оперативниками, которые отработали там, у озера.

 

- Да, буду благодарен.

 

 

27

 

Шесть минут прошли в тревожном молчании, только Евгений тихонько барабанил пальцами по столешнице журнального столика.

 

- Это ведь не может быть Тимур! – вдруг вскинулся хакер, от волнения он снова перешел на «вы». – Руслан, вы же сами рассказывали со слов чемпиона, что после обеда Тима был у него, в Степном поселке. А до Талги еще добраться надо.

 

Вице-премьер скептически, но и с некоторой надеждой глянул на «спеца», тот коротко ответил:

 

- Зависит от конкретного времени, когда «Приора» с телами убитых была сброшена в озеро.

 

И практически сразу зазвонил его телефон, Руслан снова включил режим громкой связи.

 

Собеседник представился оперативником уголовного розыска Ленинского РОВД, по имени Лачин.

 

- Сокол, значит, - слегка улыбнулся Руслан. – Так вот что, Лачин, ты, видимо, подключился к истории не сразу?

 

- Да, в угрозыск сообщили уже после четырех, когда машину достали из озера и в ней обнаружили трупы с огнестрелом.

 

- А почему Ленинский РОВД Махачкалы? – Руслан пока откладывал главный вопрос, который волновал присутствующих в комнате, и спрашивал о другом. – Как я понял по карте, речь идет о небольшом озере Карагёль, нет? Так ведь оно находится в Буйнакском районе?

 

- Потому что ориентировались по селению Талги, а оно административно относится к Ленинскому району Махачкалы. И хотя и ферма того старика, и тем более озеро расположены гораздо западнее, то есть действительно в Буйнакском районе, вызвали нас. Ну, вот потому что Талги…

 

- Какие дороги ведут к этому Карагёлю?

 

- Со стороны фермы – ничего, только пешком. А вот от шоссе Махачкала – Буйнакск к озеру идет грунтовка. В неплохом состоянии. Там вокруг и другие хозяйства разбросаны, - добавил оперативник.

 

«Спец» понимал, с каким нетерпением Булат Булатович и хакер ждут вопроса о внешности убитых, но он полагал, что реакция на ответ в комнате может оказаться непредсказуемой. И предпочитал сначала разобраться в том, что произошло на северном обрывистом берегу Карагёля.

 

- А следов других машин не было? – спросил он. – Там, на берегу?

 

- Там вообще следов не было, Руслан, - откликнулся Лачин. – Это же не почва – твердая каменистая поверхность. Так что мы даже не знаем, на чем убийцы, сбросив «Приору» в воду, вернулись к буйнакскому шоссе. Это вообще мог быть один человек, который потом пешком пошел к трассе.

 

- Ты как думаешь, Лачин, для чего машина была заброшена в озеро? – поинтересовался «спец».

 

- Как «для чего»? – недоуменно откликнулся опер. – Для сокрытия убийства и трупов. Безлюдное место, а со стороны высокого берега в озере вообще не купаются. Машина полностью ушла под поверхность воды. Убийцы, наверное, ошалели, увидев после сброса авто мальчишек на противоположном низком берегу. Или, наоборот, не видели их, там деревья, кустарник близко подходят к берегу, детей в зарослях могли и не заметить…

 

Руслан наконец задал отложенный вопрос:

 

- Личности убитых установлены?

 

- Пока нет, Руслан. Никаких документов при них не было; не то, что документов… убитые были раздеты до трусов. По приметам таких мужчин в розыск тоже не объявляли.

 

- Ты видел их тела? Можешь описать их? – спросил Руслан, и Булат Булатович совсем сгорбился перед выслушиванием ответа, а хакер, казалось, перестал дышать.

 

- Не только видел – внимательно осматривал, - откликнулся Лачин. - Один лет 30 или чуть старше, высокий, телосложение среднее, без увечий. Темноволосый. Карие глаза. Руки такие… офисные… ну в общем, человек не из рабочих. Увечий, шрамов типа от аппендицита, золотых зубов, иных особых примет – ничего такого нет. Уверен, что этнический дагестанец: лицо не славянское. Двухдневная щетина, но он не из тех, кто отпускает бороду, у него равномерно загорелое лицо, значит, бреется… Брился…

 

Пока оперативник перечислял приметы, лицо вице-премьера болезненно дёргалось с каждой новой деталью («Тимур… Тимур… Тимур…»), а когда Лачин заменил глагол «бреется» на прошедшее время, Булат Булатович словно постарел лет на десять.

 

Сейчас этот человек с безвольно опущенными плечами совсем не был похож на миллионера, который своими оригинальными финансовыми решениями вызывал одобрительные кивки коллег по крупному бизнесу и который на следующий год рассматривался в качестве вероятного будущего главы республики.

 

Руслан сдержал вздох и тихо спросил:

 

- Так, а второй?

 

- Этот чуть постарше, тоже темноволосый, ниже ростом, смуглый, крепкий, широкоплечий, тренированный… Сильный. У него свежие следы ножевых ранений по телу, типа пыток, и выстрел в упор в лицо.

 

Евгений схватился за голову («Заур!»), а Руслан спросил с нажимом:

 

- Я могу взглянуть на них? На погибших?

 

Оперативник на секунду заколебался:

 

- Вообще-то… Ну, старший опердежурный поручил оказывать вам «полное содействие». Их к вечеру доставили в Бюро судебно-медицинской экспертизы, завтра – вскрытие. С утра можете подойти, я предупрежу, что есть указание из МВД показать вам тела убитых.

 

 

28

 

Телефонная беседа завершилась. Руслан молчал, Евгений грустно уставился в пространство перед собой, а Булат Булатович словно наконец взял себя в руки:

 

- Тимур, сынок… Хороший человек был или плохой, а, впрочем, у нас не индийское кино: у любого есть и плюсы, и минусы… Но что за гнусность вот так убить человека, принести горе людям – жене, матери, родным и близким… Убить, чтобы скрыть другое злодеяние.

 

После паузы вице-премьер добавил:

 

- Заур был солдатом. Верным, преданным… Знаете, говорят, что лучший телохранитель – это не только сильный тактик и боец, но и тот, кто в безвыходной ситуации прикроет объект охраны собой… Вот Заур в некотором смысле… К чему его склоняли, что выведывали? Негодяи пытали его… Да, это смерть солдата в бою. Эх, Заур, я виноват перед тобой, а ты за нас жизнь отдал…

 

Руслан был многоопытным «спецом», побывавшим в различных переделках, не раз защищал от покушений свою жизнь, по необходимости убивал сам. Но сейчас, когда Булат Булатович поднял голову, «спец» похолодел: в лицо ему словно смотрела сама месть – неукротимая, неистовая.

 

- Скоро Зуля узнает о случившемся, и она…, - вице-премьер запнулся, подбирая слова. – За каждую слезинку моей девочки эти твари ответят литрами своей крови. И за смерть Заура тоже. Мне всё равно, Руслан, даже если ты не захочешь помочь… Пусть мерзавцев ловит полиция, пусть судят, сажают… Я их достану и в тюрьме.

 

Он уже собрался уходить и в конце предложил:

 

- Уже совсем поздно, Руслан, оставайся на ночлег, утром у меня есть еще одно дело к тебе. Сейчас не могу говорить: голова гудит. И еще: что это за ерунда с вскрытием? Всё ж ясно: смертельные пулевые ранения, чего они там хотят… Завтра же рано утром решу вопрос, чтобы ничего такого не выдумывали. Тимура похороним, его маме окажем финансовую помощь. Ох, бедная женщина… Заур… Надо же, человек за меня жизнь отдал, а я не в курсе, из какого селения, рода он. Знаю только, что из соседнего с нашим района. Ну, с его родителями тоже познакомлюсь, если живы…

 

Евгению тоже было предложено переночевать в доме, но он поблагодарил хозяина и уехал домой. Сказал напоследок, что с раннего утра будет готов к любым поручениям и появится, где необходимо – здесь или в здании правительства на площади.

 

 

 

29

 

Служанка по дому накормила Руслана поздним сытным ужином, а затем показала гостевую спальню. Но он хорошенько выспался накануне, тянуло не в сон, а к анализу случившегося. «Спец» вышел из дома, поднялся на террасу, с которой он несколько часов назад любовался дневным видом.

 

Ночной обзор был красив по-своему: по освещенному аэропортовскому шоссе даже сейчас сохранялось обильное движение, за трассой мигали огоньками дачные поселки Каспийска, а еще дальше, у цепочки Кавказских гор, проходило дербентское шоссе, тоже расцвеченное иллюминацией.

 

К северу большим пятном светилась Махачкала, к югу сиял аэропорт, а за спиной у Руслана готовился ко сну Каспийск. Большинство огней частного сектора погасли, где-то громко хлопнула дверь и одиноко залаяла сторожевая собака.

 

Ответное гавканье оказалось совсем недолгим, и стало слышно в ночи только шуршание шин по аэропортовскому шоссе и пение сверчка совсем рядом, шагах в двух от «спеца».

 

Руслан долго вслушивался в его трель, а потом подумал, что сюда, на эту террасу на горке, нужно вернуться как-нибудь с фотоаппаратом. И, нехотя покинув точку обзора, спустился в сад.

 

Прогретый за день воздух был напоен здесь благоуханием цветов и ароматом декоративных растений. В глубине сада Руслан увидел Гульнару Агабековну и негромко кашлянул, чтобы не испугать женщину неожиданным появлением.

 

Она уже увидела «спеца» и приблизилась:

 

- Какой ужас… Мне Булат всё рассказал…

 

Руслан ничего не ответил, только кивнул.

 

- Бедненькая, спит и еще ничего не знает, - «спец» понял, что Булатова говорит о дочери. – Ох, что будет утром… Я попросила Джейран-ханум приехать с утра, она типа нашего семейного врача. Ну чтобы всё прошло под контролем… Не знаете её? Она довольно известный медик в республике.

 

«Спец» не слышал о такой. Гульнара Агабековна задумалась:

 

- Знаете, Руслан… В юности ночь была моим любимым временем суток. Немецкие поэты-романтики, вот это вот всё… Ночь как страна девичьих грез, загадочных лунных теней и тихого шороха листьев в саду.

 

Руслан с интересом её слушал, она продолжала:

 

- Кстати, мне кажется, такая мечтательность и ранимость, они у Зули от меня… Вот… И тогда же, на стыке детства и юности, я любила подбегать к телефону и отвечать на звонки. Видели бы вы, как я стремительно мчалась к стационарному аппарату в прихожей, - мобильной связи тогда еще не было - стремясь первой поднять трубку.

 

Я отвечала в родительском доме на все звонки – родственников, друзей папы и коллег мамы, приятелей старшего брата, своих подружек и первых ухажеров, которых я отшивала. Это была веселая и беззаботная жизнь, во всяком случае, так мне сейчас кажется. Мы, наверное, идеализируем прошлое, запоминая и выделяя то, что приятнее вспомнить. Хотя, конечно, и тогда были и проблемы и заботы.

 

А потом… Случилось горе – и я возненавидела и ночь, и телефонные звонки. После той трагедии я так и не разучилась вздрагивать при их звуках, будь то резкие пронзительные звонки советских аппаратов или мелодичная трель современных мобильников. Сигнал телефона стал символом тревоги, опасности…

 

Руслан вопросительно глянул на женщину, и она пояснила:

 

- Старший брат был любителем-мотоциклистом. И однажды он не вернулся со своей мотопрогулки. Не вернулся ни к десяти часам, ни к полуночи. И ночь уже не казалась мне чудесной страной мечты, нет, я чувствовала, что там, в темноте за окном, нашу семью поджидает ужас и беда. Мама тихо плакала на кухне, отец глотал валидол и куда-то порывался рвануть, но не понимал, куда… Брат никогда такого себе не позволял: отсутствовать так поздно без предупреждающего звонка.

 

 

30

 

Гульнара Агабековна помолчала, словно вспоминая детали:

 

- А ближе к половине первого ночи раздался телефонный звонок, и я по привычке рванула к аппарату, надеясь, что брат задержался у друзей и он сейчас сообщит об этом. Хотя никогда ранее такого не было…

 

Но незнакомый мужской голос сухо поприветствовал меня, назвал нашу фамилию, а потом произнес в самое ухо: «Вам необходимо прибыть на опознание трупа…». И что-то еще, но я уже выронила трубку, и дальше с ночным собеседником говорил папа… С тех пор ночь навсегда перестала быть моим чудесным другом, а воспоминания о том ужасе не оставляют меня и по сей день…

 

«Спец» сочувственно кивнул, но снова ничего не сказал, и жена вице-премьера промолвила:

 

- С того времени, Руслан, я не верю в безмятежное счастье и беззаботную жизнь. Даже когда у тебя на счету миллионы. Ведь в любой момент костлявая лапа горя может снова схватить тебя за горло…

 

Она залюбовалась фиолетовой в лунном свете окраской листьев садового барбариса, а потом вдруг спросила:

 

- А вы? Что думаете вы, Руслан? Где на земле найти нам настоящее, а не исчезающее и иллюзорное счастье?

 

«Спец» сначала решил, что её вопрос – это форма рассуждения, но Гульнара Агабековна ожидающе смотрела на него, и Руслан ответил как думал:

 

- Безмятежное счастье, то есть покой, мир, бесконечное довольство души и тела и полное отсутствие горя и лишений наступит только в Раю – для тех счастливчиков, которые навсегда окажутся там. И, напротив, Ад огромен и страшен…

 

Она не ответила снисходительной или насмешливой улыбкой, как это делают некоторые люди, реагируя так на подобные темы. И Руслан продолжал:

 

- А здесь, в этой преходящей земной жизни, всё иначе. Тут радость солнечного дня соседствует с тяжелыми болезнями и потерей близких, красота вечерней зари уживается с нуждой и тревогами, а чудесное пение ночного сверчка порой замолкает, уступая место грохоту злодеяний.

 

Но, оплакав своё горе, мы снова можем порадоваться следующему дню и вновь получить блага земного бытия, пока не наступит и наш личный срок… Тут, в этой жизни, мы переживаем и горе, и радость, - нам знакомо и то, и другое. И только там выяснится, кто из нас по-настоящему окажется несчастен или счастлив.

 

Гульнара Агабековна тихо отреагировала:

 

- Ну, еще днем, когда вы попросили коврик для очередного намаза, я поняла, что Руслан из тех соблюдающих мусульман, которые правильные ответы на все свои вопросы ищут в Исламе. Получается, ваш ответ: нужно просто подождать? Пока счастье не наступит там?

 

Он лишь вздохнул:

 

- Эх, если бы только «подождать». Ведь возможен и иной исход – леденящий кровь и вселяющий ужас. А своей вечной участи мы не знаем... Но знаем, что можем просить и надеяться. И, конечно, стараться преодолевать свои пороки и слабости.

 

Гульнара Агабековная с интересом взглянула на собеседника:

 

- А есть, так сказать, путеводитель, может быть, секретная инструкция, как проследовать в эту область бесконечного счастья и мирного покоя, о которой вы говорите?

 

Руслан улыбнулся:

 

- Так Вы сами только что упомянули этот точный путеводитель. Ну, или, если хотите, «инструкцию». Она совсем не секретная и называется Исламская религия.

 

Она смотрела на него так, будто явно хотела что-то добавить, но тут у женщины прямо в руке зазвонил её смартфон, и Руслан заметил, что она действительно вздрогнула в темноте ночного сада.

 

Звонила проснувшаяся Зульфия. «Спец» не разобрал её слов, но слышал только жалобный тон в трубке.

 

- Нет, Зулечка…, - отвечала мама. – Нет пока, доча моя. Что? Ну, с чего ты это взяла? Что? Точно? Масенькая моя, это точно? Ну ты с ума, что ли, сошла, ехать туда среди ночи? Да не плачь же ты, мы сейчас решим эту проблему…

 

 

31

 

Гульнара Агабековна отключилась и растерянно улыбнулась:

 

- Вот дурит девчонка… Уверяет, что, когда днем водитель Булата приехал за ней в Махачкалу, она там, в их с Тимуром квартире, в суете сборов забыла выключить воду в ванной. И сейчас девочка в панике. А там под ними живет профессор-биолог, членкор РАН, он сейчас в отъезде с семьёй. И Зуля боится, что затопила его квартиру. И рвется ехать туда, представляете? Ну, чтобы проверить воду. Среди ночи…

 

- Зульфия уверена, что не выключила воду? – уточнил Руслан.

 

- Говорит, что уверена. А кто её знает, в нынешнем состоянии? Спала под успокоительными, уж не приснилось ли ей всё… Водителю, что ли, позвонить и разбудить, чтоб съездил, проверил…

 

«Спец» быстро принял решение:

 

- Не нужно никого будить. Я съезжу, проверю и вернусь.

 

Гульнара Агабековна не стала из вежливости отговаривать его: человек предлагал свою помощь, и это был удобный вариант решения проблемы. Она быстро сходила за ключами от квартиры Тимура и Зули и, протянув связку, сообщила Руслану адрес в Махачкале.

 

* * *

 

«Спец» в третий раз за последние 15 часов мчался по новой трассе из Каспийска в столицу республики. На сей раз «Мерседес S 560» не нарушал правил дорожного движения и соблюдал ограничения, установленные на этом шоссе.

 

«Спец» был очень подавлен – как последними событиями, так и своей беспомощностью в расследовании дела.

 

Версия, которую Руслан осторожно «щупал» в течение дня, в итоге лопнула! Версия была очень смелой, она впервые возникла, когда «спец» задумался над очевидным и очень грубым просчетом в тактике похитителей. Или, предположил тогда он, это не просчет, а часть их плана?

 

И сразу родилось объяснение. Настолько неожиданное, что без проверки своей версии Руслан не стал никому говорить о ней.

 

И вот эта версия рухнула два часа назад, во время телефонного разговора с оперативником Ленинского РОВД!

 

«Ты стареешь, - мысленно сказал себе 37-летний «спец». – Люди на тебя надеются, просят о помощи, а твои прикидки и расчеты никуда не годятся. Думал об одном, а происходит, похоже, что-то другое… Наверное, это не у похитителей грубый просчет, а в твоих мыслительных способностях».

 

Он подъехал к элитной многоэтажке в центре Махачкалы, сонный охранник у въезда во двор узнал знакомую машину отца одной из жительниц дома – и открыл ворота. Руслан не стал загораживать пространство у подъезда и отогнал автомобиль чуть дальше на здешнюю стоянку.

 

Через полминуты, набрав цифровой код от домофона, он был уже в подъезде. И поднялся на лифте на самый верх. Руслан отпер два замка и оказался в двухуровневой квартире с террасой. Отсюда открывался так поразивший Тимура в первый раз отличный вид на город, на Каспий на востоке и гору Тарки-тау на западе.

 

Противоположный балкон выходил во внутренний двор между двумя многоэтажками.

 

Впрочем, «спец» сразу прошел в просторную ванную комнату – и усмехнулся: оба крана закрыты, вода не течет. В состоянии стресса Зуля ошиблась, ей показалось. Она не забыла выключить воду перед выездом к родителям в Каспийск.

 

Раз уж приехал, Руслан решил заодно проверить воду и газ на кухне. Там тоже всё было в порядке. Он сразу отправил смс-сообщение Гульнаре Агабековне, мол, не волнуйтесь и Зулю тоже успокойте.

 

А затем, нащупав выключатель у входа, прошел в гостиную, с любопытством оглядывая обстановку. Дорогие настенные часы, массивная тумба с большим телевизором, диван, кресла, два стеллажа с нетронутыми книгами, которые больше выглядели как часть обстановки.

 

В комнате было несколько фотографий Зули, две из них – общие с Тимуром: одна – свадебная и вторая – у Ниагарского водопада на границе Канады и США.

 

Руслан, сам большой любитель путешествий, заинтересовался вторым фото – и вдруг замер: он услышал скрежет ключа в замочной скважине.

 

«Спец» вспомнил: пройдя в квартиру, он только закрыл дверь, но не запер её снова изнутри. И неожиданный гость сейчас должен это понять – и, вынув ключ, просто распахнуть незапертую дверь.

 

Так и произошло, «спец» успел за секунду до этого погасить свет в гостиной, в которой он находился. В темную квартиру вошел высокий мужчина, который сразу нащупал выключатель в прихожей.

 

Руслан увидел вошедшего на свету, сам он оставался пока необнаруженным в глубине темной гостиной.

 

Если бы «спец» умел, он бы от изумления раскрыл рот: в квартиру вошел Тимур. Живой и невредимый. Правда, заметно осунувшийся и какой-то взъерошенный.

 

 

32

 

Хозяин квартиры недоуменно оглянулся на дверь (почему не заперта?) и опустил на пол большую дорожную сумку.

 

«Спец» легко узнал её: несколько часов назад Заур увез из Каспийска эту и еще одну точно такую же сумку с выкупом для похитителей. Сейчас она была без одинаковой пары, однако Тимур устало снял с плеча и другую сумку, поменьше – коричневого цвета.

 

Она была незнакома Руслану, но он вспомнил рассказ олимпийского чемпиона о проданном «Бентли». «Спец» решил до «прояснения» не выдавать своего присутствия. И, оглянувшись, скрылся за полупрозрачной желтой занавесью у окна в гостиной.

 

Тимур первым делом заглянул как раз в гостиную, ничего не заметил и затем обошел всю квартиру. Потом он вернулся в гостиную, тяжело опустился на диван, и «спец» с близкого расстояния наблюдал его недоуменное лицо. Похоже, хозяина продолжала беспокоить незапертая дверь.

 

Затем выражение лица изменилось: теперь оно выдавало целеустремленность и спешку человека, у которого нет времени подолгу рассиживаться на диванах.

 

Тимур подскочил к массивной тумбе, присел на корточки и стал быстро доставать оттуда необходимое. Несколько купюр красного и зеленого цвета. Загранпаспорт. Аналогичный внутренний документ.

 

Он явно куда-то собирался и не планировал долго оставаться в квартире. У него сейчас при себе 2 миллиона долларов наличными в большой сумке, а еще денежный эквивалент стоимости «Бентли» (в рублях и долларах), подумал Руслан. И такая внушительная наличность выглядела и как масса возможностей, и как серьезная проблема для их владельца – например, при пересечении государственных границ.

 

Вот только что именно происходит?

 

Рассовав деньги и документы по карманам, Тимур огляделся, будто желая ничего не забыть. Окно и занавесь его не интересовали, а по мебели он прошелся взглядом.

 

«Он сейчас выйдет в прихожую, поднимет свои сумки – и снова исчезнет», - решил Руслан. И, откинув занавесь, весело произнес:

 

- Тимур, а мы тебя обыскались!

 

 

33

 

Реакция зятя вице-премьера на неожиданное появление «ниоткуда» в комнате постороннего человека ростом почти под два метра была соответствующей: он испуганно вскрикнул, отшатнулся, сделал шаг назад и, споткнувшись, едва устоял на ногах.

 

«Спец» улыбнулся, пытаясь разрядить атмосферу, и приветственно протянул хозяину руку:

 

- Тима, не узнаёшь? Я троюродный племянник Булата Булатовича, за последние два года мы не раз пересекались с тобой на разных свадьбах и соболезнованиях.

 

Однако реакция Тимура была стремительной: он набросился на Руслана с кулаками. «Спец» легко ушел от удара слева, и, не желая наносить противнику слишком большой урон, технично прошел ему в ноги, схватил за щиколотки и рванул на себя.

 

Сила рывка была такой, что у Тимура в мгновение словно пол ушел из-под ног. Он опрокинулся на спину, больно ударившись затылком, хотя пушистый ковер смягчил жёсткость падения.

 

Охнув, сознания Тимур не терял, и по его взгляду «спец» понял, что тот еще не «угомонился» и готовит новую атаку.

 

- Это плохая идея, - предупредил Руслан, сел на лежащего хозяина квартиры верхом и намертво прижал его руки к полу. Это был способ, не нанося увечий и повреждений, продемонстрировать противнику значительную разницу в силовой подготовке и бесперспективность сопротивления.

 

Попутно «спец» ощупал Тимура: оружия у того не было.

 

Хозяин продолжал тяжело дышать, но искорки борьбы в его глазах погасли, а на смену им постепенно пришло чувство тяжелой подавленности.

 

Еще минуту назад он был полон планов, надежд, намерений. Впереди, считал Тимур, его ждала неизвестность, но он полагал, что, обладая такой серьезной суммой, он готов к встрече с этой неизвестностью.

 

Двумя днями ранее в его жизни произошло чудовищное событие. Страх и ужас, шок и оцепенение. Зажатый в угол, не имея желанного выбора, он вынужденно принял чужие правила игры.

 

Но полтора часа назад в событиях произошел резкий поворот: казалось, что Тимур неожиданно выкарабкался, да ещё добыл главный приз! Во всяком случае, значительную его часть. Недолго думая, Тимур на скорую руку сочинил себе новый план действий.

 

Он понимал, что после всего случившегося его прежняя жизнь зятя вице-премьера, мужа Зульфии (и Джамили) останется позади. Но считал, что впереди иное, но по-своему тоже яркое, интересное и обеспеченное будущее.

 

Новая жизнь, в которой будет место тайне. В которой ему придется какое-то время скрываться - в условиях материального благополучия и наличия ресурсов для таких «пряток».

 

Его даже манила такая неожиданно открывшаяся перед ним перспектива – как остросюжетное приключение, как квест.  Как увлекательная игра, в которой у него, Тимура, были уверенные и надежные ставки. И запасные козыри в резерве.

 

И вдруг – только что - всё рухнуло! Всего за минуту улетело коту под хвост. Превратилось в иллюзию.

 

И теперь Тимур был не смелым мечтателем и конструктором своих новых планов, а всего лишь пленником, ощущая железную хватку малознакомого рослого крепыша. И понимая всё отчетливее, что это – конец…

 

 

34

 

- Ты успокоился? – спросил Руслан.

 

Тимур угрюмо молчал.

 

- Я с тебя слезу, но пожалей себя и не доводи до вывихов и переломов, - предупредил «спец».

 

Он встал, через несколько секунд Тимур сел на полу и передвинулся на метр правее, чтобы облокотиться спиной о стену.

 

- Что происходит? – спросил Руслан. – Ты что, инсценировал похищение себя?

 

Тимур отрицательно покачал головой.

 

- А что же?

 

Зять вице-премьера немного подумал:

 

- Меня на самом деле взяли в заложники и требовали выкуп. И получили его. А потом я сбежал.

 

- С деньгами?

 

Тимур пожал плечами.

 

- Сбежал – и ничего не сообщил ни Зуле, ни тестю, которые из-за тебя с ума сходят? Им не сказал ни слова о своем освобождении, зато тебе зачем-то срочно понадобился загранпаспорт..?

 

Тимур молчал.

 

- В общем, ситуация простая, - объяснил «спец». – Ты мне сейчас всё подробно расскажешь. Без выдумок и прочей ерунды. И если лично твои руки не в крови, если за тобой нет других серьезных мерзостей, я попробую убедить Булата, чтобы он не сдавал тебя в полицию. Ну, свои личные дела – с женой, с её родителями – будешь разруливать сам. А я имею в виду уголовные дела.

 

Тимур вздохнул и, продолжая сидеть на полу, подтянул колени к груди и обхватил их руками:

 

- Ты тот самый ФСОшник, да? Про которого в газетах, в книгах писали? Да, я тебя вспомнил сейчас.

 

- Молодец. Ну, так что же случилось?

 

Зять вице-премьера молчал, взвешивая ситуацию. Что ж, на данный момент его противником стал этот физически крепкий и рослый «спец». От которого необходимо как можно скорее отделаться.

 

Как? Только рассказав ему значительную часть правды. Много правды. Врать нельзя – с опытным «спецом» это вряд ли пролезет. Нужно рассказать ему бОльшую часть правды, усыпить его бдительность – и далее реализовывать свой план. Отделаться от «спеца» - и исчезнуть.

 

Только уже, к сожалению, без денег. Почти без них. Подняв сюда две сумки, он лишился их обеих. (Тимур не хотел даже на очень короткое время оставлять столь крупную сумму без присмотра в салоне «Камри») Только одну пачку долларов он спрятал в своей машине, которая сейчас стояла внизу у подъезда. Сто купюр по 100 долларов. Вот их, возможно, получится сохранить.

 

А сейчас нужно выкрутиться. И начать жизнь заново.

 

И Тимур сначала вкратце рассказал Руслану о своей семейной жизни с Зулей, а более подробное повествование началось с появления в его жизни Джамили.

 

Тимур вспомнил об Интернете и знакомстве, об ухаживаниях и свидании в ресторане, о никяхе-бракосочетании и съёме квартиры, о первых проблемах в его отношениях с Джамилей и её угрозах раскрыть их тайный брак, сообщив о нем его первой супруге и её родителям.

 

Сказав «а», пришлось говорить и «б»: Тимур рассказал о том, как он пришел к решению убить Джамилю и нанял для этого Нуцала. «Спец» никак не прокомментировал такой поворот, но выражение его лица демонстрировало отношение Руслана к таким способам разрешать семейные неурядицы.

 

- Ну вот, - продолжал Тимур. – Джамиля поверила в нашу задумку с «отдыхом» в коттеджном поселке в горах, Нуцал в своей «Калине» увез её в Гирибский район, чтобы выполнить там заказ, а я сразу же выехал в Кисловодск – делать себе алиби, - продолжал свой рассказ Тимур. – А через день Нуцал, как и договаривались, позвонил мне с новой трубки и назначил встречу – ну, чтобы рассказать о том, как всё произошло. И по оплате еще раз перетереть. Короче, он объяснил мне дорогу, и я поехал туда к нему.

 

- Где он назначил встречу? – сразу спросил Руслан.

 

- Ну как сказать… У него тут на окраине города есть охотничий домик. Недалеко от Каспийских скал, это в Талгинском лесу. Только от южного поста нужно не в сторону селения Талги ехать, а мимо Нового Параула – и вверх, в гору.

 

- Постой, это рядом с мусорным полигоном? – уточнил «спец».

 

- Ну да, мусорная свалка как ориентир подходит, но сама она не нужна. А надо вверх, в сторону Каспийских скал двигаться. Там рядом только один охотничий домик, его видно с поворота грунтовки.

 

- Так – и? – Руслан вернул Тимура к основной ветке рассказа.

 

- Ну, приехал туда, захожу в этот домик, а Нуцал меня на мушку взял. Целится в меня из своей «Сайги». И рядом Джамиля сидит, живая.

 

 

35

 

- Ну я там охренел, конечно, - вздохнул Тимур. – Джамиля угрожает, матерится, дрянь такая. Нуцал орёт, какую-то чепушню погнал: якобы я его оскорбил, «гомосеком» обозвал. И они сами себя заводят в ярости; я боялся, что он вот-вот выстрелит.

 

Потом я вроде понял, о чем он. Да, я как дурак по секрету открыл Джамиле некоторые тайны Нуцала…

 

- Какие тайны? – уточнил «спец».

 

- Ну, про его «ахтунги», как он их называет, - Тимур подробно рассказал Руслану о своём приятеле по тотализатору и его «кайфах напряжения». – Но я никогда не говорил, что он – гомик! Ни Джамиле, никому. С чего он взял..? Наверное, совсем кукухой поехал…

 

После паузы Тимур поделился своими соображениями:

 

- Короче, я так понял, там, в горах, Джамиля как-то охмурила его, и Нуцал раздумал её убивать. Наоборот, теперь они объединились против меня. Тут еще такое дело… Я в этом охотничьем домике снова слажал: в разговоре с ними признал под стволом, что нанял Нуцала убить её. Нет, не в смысле как официальное признание, а просто в разговоре упомянул, что это так. А как отрицать, если Нуцал сам об этом говорит..?

 

Ну вот, а они, оказывается, записали эти мои слова с фактическим признанием на смартфон. Да еще переслали запись кому-то еще... Ну, чтобы обезопасить себя от каких-то моих действий: если с Нуцалом или с Джамилей что-то «случится», тот неизвестный мне человек отправит запись в полицию.

 

Тимур помолчал, вздыхая:

 

- И всё стало совсем плохо…

 

Руслан наконец уселся в кресло и кивнул: мол, продолжай.

 

- Они сказали, что у них теперь новый план – заработать на богатствах моего тестя. И потребовали, чтобы я «включился» в их игру. Чтобы придумал, как вынуть из него много денег.

 

- И ты придумал?

 

Тимур долго молчал, глядя в угол:

 

- Они угрожали, что иначе меня «сольют». И тут разговор шёл не только о раскрытии семье Булатовых моего второго брака. Ставки выросли: типа Нуцал так зол на меня, что пойдет и заявит обо всём ментам.

 

- О чем именно заявит? На себя как на исполнителя в том числе?

 

- Ну, заявит, что я нанял его, а он типа подумал, отказался и «добровольно сотрудничает» с полицией. А меня посадят. Надолго… И все эти угрозы он повторял под истерику Джамили, мол, чего со мной долго возиться, меня убить мало прямо там.

 

- Играла? – поинтересовался «спец». - Они разыграли роли?

 

 

36

 

Тимур задумался:

 

- Да хрен её знает… Она-то действительно сильно зла на меня была, я же вроде как убить её хотел.

 

- Почему «вроде»? – недоуменно переспросил Руслан. – Очень даже хотел. Киллера нанял. Кстати, скрывать не стану, я тоже записываю твой рассказ. На смартфон.

 

- Да?! Зачем? – вскинулся Тимур, но тут же опустил голову. – А, уже нет разницы. Один х…

 

- Итак, насчет криков Джамили, что тебя убить нужно прямо там, в домике, - «спец» вернул Тимура к его рассказу.

 

- Да, громко орала. Это вообще по её части – орать. А понарошку или как… Там, кстати, проблем нет завалить человека. Вокруг никого, Новый Параул далеко… Хочешь – режь, хочешь - стреляй. Но Нуцал своё гнёт: типа просто убить – ему толку нет от этого, ему нужны «движения» для его ахтунга. Ну, и деньги.

 

- И ты придумал, как их вытащить из тестя? Деньги?

 

- Не то, чтобы придумал… Просто очевидно, что другого способа нет. Кроме как похитить меня и требовать выкуп. Ведь, играя на чувствах Зули ко мне и отца к дочери, можно было сильно нажать на Булата.

 

- Дальше, - потребовал «спец».

 

Тут Тимур задумался, и Руслану не понравилась эта пауза; он снова поторопил «похищенного».

 

- Ну, что дальше…, - наконец откликнулся тот. - Джамиля сочинила жалобное письмо от моего имени, я его переписал своей рукой – Зуля знает мой почерк. Потом они меня связали, пока я с Джамилей один в домике оставался, а Нуцал уехал в город решить насчет телефонов с «левыми» симками. Одна трубка и моё письмо уехали с таксистом в Каспийск к Булату, а со вторым мобильником Нуцал вернулся в охотничий домик. И начались переговоры.

 

- Точно? Ничего не упустил? – спросил «спец».

 

- Да вроде ничего.

 

- Такую крупную сумму выкупа ты придумал?

 

- Не… Я вообще почти ни в чем больше не участвовал. Полулежал там, связанный. Хотя нет, меня потом развязали, чтобы я ответил на вопросы тестя по телефону. Джамиля сказала, мол, Булатов хочет убедиться, что я жив. Ну, я поговорил с ним.

 

- Откуда вообще взялась цифра в 4 миллиона долларов?

 

- Ну, спрашивали меня, сколько можно у него потребовать. Я никаких конкретных сумм не советовал, только подтвердил, что тесть очень богат. Ну, Нуцал с Джамилей и решили вдвоём: по два миллиона каждому. Баксов. А мне как бы за участие тоже пообещали кое-что - часть денег от продажи «Бентли». Точнее, Нуцал обещал, а Джамиля категорически против была… Это Нуцал придумал, что можно вместе с выкупом и «Бентли» прихватить...

 

 

37

 

Руслан встал, его многое тревожило в рассказе Тимура. «Спец» прошелся по комнате, задумчиво провел ладонью по собранию сочинений Шекспира – пыльно. И, повернувшись к Тимуру, спросил:

 

- Не очень понятна роль Джамили в этой истории. Молодая женщина, работает в пресс-службе крупного министерства, к миру криминала отношения не имеет… И вдруг такая активность в этой истории. С чего бы?

 

- Ну так не на пустом месте, - пожал плечами Тимур. - За жизнь свою боролась, а иначе Нуцал в самом деле собирался её застрелить. Вот она и придумала, как его отвлечь…

 

Я потом из их разговоров стал понимать, что случилось, а кое о чем просто догадался. Там в горах Джамиля уговорила Нуцала, что есть более крутой план – и по деньгам, и по крутизне эмоций. Ну, для его «ахтунгов». Нуцал клюнул, они вернулись в город, вытащили меня в Талгинский лес...

 

- Но по возвращении в город она уже не была его пленницей. Могла просто послать Нуцала подальше..?

 

- Не, я её хасият знаю. Джамиля деньги очень любит. Сказать, как она меня называла? «Богатенький Буратино». До всей этой последней истории её план, конечно, был не таким дерзким: она просто искала себе богатого человека, чтобы жить припеваючи за его счет. Поставила, как говорится, на мою кандидатуру. Даже не она поставила: я сам в Интернете свалился в её нежные объятия, уж очень умело она раскрутила меня, пока просто в «личке» общались… То подманивала, авансами кормила, то на пару дней строгие паузы брала, доводя меня до «кондиции»…

 

Тимур недовольно поморщился и продолжал:

 

- Но со мной не очень по деньгам получалось... А уже когда всё это завертелось, там, в Гирибском районе, она, под стволом киллера, сначала отводя удар от себя, придумала новый отвлекающий «ахтунг» для Нуцала. Ну и потом сама прочно прониклась этой темой: действительно можно почти на пустом месте такие деньги поднять! В ней тоже, знаешь, есть что-то такое… от игрока. И она совсем не тупая. Шустрая на разные варианты.

 

- И она не робела перейти дорогу такому человеку как Булат Булатович? – недоверчиво уточнил «спец».

 

- Ну, во-первых, её роль как бы косвенная: она не похищала, не убивала, за выкупом не ездила, «Бентли» олимпийскому чемпиону не пригоняла. И на сегодня нигде не засветилась. Так, строчила смс-сообщения, вот и всё.

 

И главное: так это же я успокоил Джамилю, что опасности мой план не несёт. Ну, убедил её, что за меня тесть точно будет платить, - опустил голову Тимур. – Конечно, не из большой любви ко мне, но пойдет на всё для счастья своей Зули. Иначе дочь с ума сойдет.

 

- Так и есть: у девушки случилась истерика, - подтвердил Руслан. – Булат Булатович весь день как на иголках… Ладно, любви у тебя к ней никакой нет, этакий с твоей стороны брак по расчету, но у тебя не нашлось даже элементарной благодарности и признательности не гадить людям, которые тебя содержат эти два года. И которые и здесь, не колеблясь, бросились выручать тебя…

 

Тимур вяло махнул рукой, мол, может, не будем об этом… Руслан сердито продолжал:

 

- Влип в какую-то похотливую историю… Ну, куда тебе две жены..? Ты и единственную супругу не обеспечивал, жил на всём готовом. Что за страсть появилась у некоторых мужчин брать жён будто жевательные резинки: захотел – вскрыл, пожевал, поднадоело – выплюнул… Другие парни, плотно «наевшись», объявляют разводы на второй-третий месяц отношений… Но ты и их сильно переплюнул, убить человека вздумал.

 

 

38

 

Тимур явно не был расположен комментировать эту тему, снова замкнулся, глядя в пол.

 

- Остаются еще два важных вопроса. Первый: как ты сбежал от них?

 

Тимур усмехнулся:

 

- Они по ночам по очереди караулили меня: то один не спит, то вторая… А днем ведь столько дел, нервотрепки, «движений». Тяжеловато под такой нагрузкой спать только полночи. Утомились они в итоге, вырубились оба глубоким сном. Да и бдительность у них притупилась: я ведь уже согласился сыграть в их игру, помог, все деньги добыли, на утро планировали поделить их и разбежаться.

 

- И тогда ты…? – подстегнул его «спец».

 

- И тогда я решил, что это мой шанс. Смотрю, так крепко спят оба – ну словно сами просят оставить их без денег. Одну из крупных сумок с двумя миллионами я не решился вытаскивать: Нуцал её держал прямо под своей кроватью, я побоялся разбудить его.  А остальные деньги лежали у стены просто на полу, накрытые курткой Джамили, тут всё прошло тихо.

 

- Машина твоя, «Камри», во дворе там стояла? У домика?

 

- Нет, дворик совсем маленький, машины оставались снаружи. И моя «Камри» тоже. Сел и уехал.

 

«Спеца» очень смущала словоохотливость Тимура, но на каких-то противоречиях он его пока не поймал. И всё же что-то тут было не так: зять вице-премьера настолько легко под аудиозапись рассказал почти постороннему человеку о деянии, которое согласно уголовному кодексу рассматривается как покушение на «убийство по найму».

 

Насколько Руслан знал уголовное право РФ, разница между покушением (не доведенным до конца по причинам, не зависящим от Тимура: это ведь Нуцал отказался убивать Джамилю, а Тимур «заказа» не отменял) и оконченным убийством заключается в строгости наказания. За неоконченное покушение на преступление верхняя планка судебного приговора не может превышать трех четвертей максимального срока, при этом максимальное наказание (смертная казнь и пожизненное лишение свободы) не применяется.

 

То есть в случае со статьей «Убийство, часть 2» (при нереализованном покушении) речь идет о возможном сроке «20 лет Х 3\4 = 15 лет». Очень немало! И Руслан не понимал, с чего Тимур так легко признаётся в нарушении столь тяжелой статьи. Да, он упомянул, что ранее уже признался в этом под запись в беседе с Нуцалом и Джамилей, но совсем не факт, что они собирались обнародовать это его признание!

 

Руслан так и не решил для себя, в чем заключается мотивация Тимура, и задал следующий вопрос:

 

- Что они - Нуцал и Джамиля - знали о твоих планах до этого побега?

 

- Они думали, что я вернусь к жене, ну, к Зульфие, а тестю наплету всякую хрень вперемешку с фактами, чтобы было похоже на правду. А я решил, что больше в такой жизни не будет прежней сладости – ну, жить под угрозой их нового шантажа, запись-то моих слов с признанием оставалась у Нуцала. И пересланная копия еще у кого-то.

 

Трястись, что всё вскроется и я останусь у разбитого корыта, а то и чего похуже – не, такое не по мне, - покачал головой Тимур. - И как увидел, что два миллиона баксов плюс цена «Бентли» лежат без присмотра, будто меня дожидаются – ну, я и решился. Деньги для меня огромные, Россия большая, а мир еще больше.

 

- Направляясь сюда, не думал, что в квартире кто-то может находиться? Например, Зульфия?

 

- Нет, я был уверен, что в такой ситуации Зуля уехала к отцу в Каспийск. Ну, и звонил сюда дважды на стационарный телефон – никто не подходил.

 

Руслан долго молчал, заметив, как Тимур облегченно вздохнул. Почти незаметно, но от внимания Руслана это не ускользнуло. И неожиданно «спец» спросил:

 

- А что вы сделали с Зауром?

 

 

39

 

Тимур нахмурился, его взгляд пополз в «зону лжи»:

 

- С каким Зауром?

 

- С тем, который привез вам выкуп. Убили человека, теперь придется отвечать.

 

Тимур высоким тоном, даже взвизгнув, воскликнул:

 

- Лично я пальцем никого не трогал! И всё время просидел в охотничьем домике. Кроме поездки к Насимбеку, когда я понадобился, чтобы продать чемпиону «Бентли». И никакого Заура я не знаю.

 

Руслан думал недолго:

 

- Ладно, тогда сейчас съездим к Булату Булатовичу, и ты ему просто подтвердишь, что в глаза не видел Заура. Только сам он считает его своим солдатом, погибшим за семью в этой схватке.

 

Когда «спец» произнес вместе имена Булата Булатовича и Заура, да еще в контексте немедленной поездки к вице-премьеру, в глазах Тимура полыхнул такой пожар, что Руслан стал привставать.

 

Он был готов отразить новую атаку зятя вице-премьера, но Тимур рванул в противоположную сторону – к выходу из комнаты на широкий балкон.

 

«На 17-м этаже ему деваться некуда, что он затеял?», - быстро подумал «спец» и стремительно бросился следом.

 

Прятаться здесь было в самом деле негде, но Тимур длинным прыжком преодолел ширину балкона и, схватившись за перила, перескочил через них и исчез в пустоте.

 

«Покончить с собой вздумал?!» - изумленно подумал Руслан и подбежал к перилам.

 

Нет, этажом ниже Тимур повис на бельевой веревке: шесть отрезков из прочного джута были протянуты параллельно балкону между двумя металлическими кронштейнами. Зять вице-премьера держался за крайний из них, наиболее удаленный от балконного ограждения.

 

«Ну, он работал в МЧС, наверное, научился там не только тонущих спасать», - вспомнил «спец» и окликнул Тимура. Тот поднял голову вверх: на лице ничего, кроме напряжения и решимости.

 

Наверное, Тимур счел, что высоты всего одного этажа маловато, чтобы вот так нестандартно уйти от преследования «спеца». Он посмотрел вниз, увидел тремя метрами ниже похожую конструкцию для сушки стиранной одежды – и, желая увеличить вертикальную дистанцию с Русланом, отпустил веревку, за которую держался.

 

Пролетев еще три метра, Тимур этажом ниже снова вцепился правой рукой в один из параллельных отрезков бельевого шнура: тут вдоль перил их было протянуто восемь.

 

Однако здесь это был не крепкий джут из растительных волокон, а дешевый пластиковый аналог. Под рывком массы взрослого мужчины шнур разорвало надвое, тело Тимура на большой скорости столкнулось с балконом. Удар головой о балконное ограждение был столь силен, что у Тимура сломался нос, он потерял сознание, отпустил в обмороке бельевой шнур и полетел дальше.

 

Еще четырьмя этажами ниже его тело столкнулось с левым кронштейном очередной конструкции по сушке одежды, перекувыркнулось в воздухе и уже беспрепятственно продолжало стремительное падение головой вниз.

 

Долетев до земли, Тимур угодил в край каменной цветочной клумбы с гвоздиками и шалфеем.

 

 

40

 

«Спец» немедленно бросился в прихожую, отодвинул в сторону сумки с деньгами, вышел из квартиры и, заперев дверь, вызвал лифт. Кабина после прибытия Тимура оставалась на этаже.

 

Спускаясь вниз, Руслан глянул на часы на своем смартфоне – 2:06. Глубокая ночь; судя по тишине и отсутствию какой-либо суеты, никто не обратил внимания на падение человека с балкона.

 

«Камри» стояла у подъезда: Тимур оставил её прямо здесь, он поднимался в квартиру всего на минутку, за документами.

 

«Спец» быстро обогнул автомобиль, подскочив к лежащему Тимуру, – и по тяжелой черепно-мозговой травме открытого типа сразу понял, что тот мёртв. Тем не менее Руслан убедился в отсутствии у погибшего дыхания и сердцебиения.

 

Помедлив, «спец» оглянулся, достал телефон и позвонил Булату Булатовичу. Смартфон вице-спикера был отключен, и Руслан связался с Гульнарой Агабековной. Она явно не спала и ответила сразу:

 

- Руслан, что случилось? Почему вы не возвращаетесь?

 

«Спец» сдержанно попросил её сейчас же разбудить мужа, она тревожно подтвердила, что поняла, и отключилась.

 

Вице-премьер позвонил через полторы минуты. Руслан в общих чертах рассказал о случившемся. Булат Булатович потрясенно молчал.

 

Затем «спец» намекнул, что в квартире заперта половина суммы выкупа за Тимура и деньги от продажи «Бентли» олимпийскому чемпиону.

 

- Булат Булатович, я не могу сейчас говорить вам о всех деталях, дорога каждая минута. Тимур лежит прямо тут, у подъезда... Ваши вещи я запер в квартире. А сам уезжаю сейчас же. И ничего не говорите пока дочери, я должен кое-что вам показать…

 

Вице-премьер поблагодарил его и предложил помощь, от которой «спец» отказался. Через минуту он уже мчался через почти пустой город к южному посту при выезде из Махачкалы.

 

 

41

 

В пути Руслан напряженно перебирал вопросы и загадки. Как минимум одна из них прояснилась: стало понятно, кто выполнял роль «пресс-атташе» в команде лже-похитителей, составляя столь грамотные смс-сообщения.

 

«Спец» усмехнулся: днем он иронично использовал название этой профессии, имея в виду автора текстов, а Джамиля как раз и оказалась пресс-секретарем по основному роду занятий.

 

Но оставалось много других вопросов. И Руслан перебирал их один за другим, продолжая размышлять.

 

  1. Почему Тимура так встревожило упоминание имени Заура как «солдата» Булата Булатовича?

 

  1. О чём приврал зять вице-премьера в рассказанной истории? В основном он говорил правду, я это видел, но были и отрезки лжи...

 

  1. Для чего лже-похитители дважды в своих смс-сообщениях намекали, что Тимур содержится вне Махачкалы?  «Сразу после проверки купюр и пересчета денег Тимур будет освобожден и вернется в город» - гласило их смс. И чего они этим добивались?

 

  1. Насимбек говорил, что домой к нему в Степной поселок продавать «Бентли» приехали три человека. Трое мужчин! Из рассказа же Тимура третий участник группы (не считая его самого) никак не вырисовывался.

 

  1. Тимур действительно воспользовался сном Нуцала и Джамили, сбежав от них с деньгами, – или произошло что-то другое?

 

«Убить человека для него не проблема, во всяком случае организовать убийство, - история с «заказом» Джамили это подтвердила. И..? Правда, мне не показалось, что он врал в этой части рассказа», - решил Руслан и, нажав на газ, проехал пустой перекресток, когда мигающий зеленый на светофоре сменился на желтый свет.

 

  1. Рухнувший план Тимура исчезнуть с двумя миллионами долларов. Раствориться в «никуда». Начать новую жизнь; возможно, не в России. Правдоподобно ли это? Ну, судя по истории со вторым браком, такие резкие «короткие» решения ему привычны. И он не всегда тщательно задумывается о возможных последствиях.

 

  1. Что означает восклицание Тимура незадолго до смерти «Лично я пальцем никого не трогал!»? В этой истории есть труп? Он сказал так, когда речь зашла о Зауре…

 

  1. Имеет ли отношение к «похищению» Тимура обнаружение двоих погибших в салоне автомашины, извлеченной из озера..? Та машина была найдена на востоке Буйнакского района, совсем недалеко от селения Талги. И от Талгинского леса!

 

  1. А странная фраза Булата Булатовича «Эх, Заур, я виноват перед тобой, а ты за нас жизнь отдал…»? В чем вице-премьер мог быть виноват перед своим телохранителем? (Ну, это можно и нужно прояснить одним звонком, подумал «спец»)

 

И очень важный вопрос, который тревожил «спеца» с самого начала истории: почему похитители вели переговоры смс-сообщениями по мобильной связи, не опасаясь, что их местоположение будет отслежено?!

 

Да, они очень тщательно постарались запугать вице-премьера, что любая попытка привлечь полицию и выследить похитителей приведет к смерти Тимура. Но они ведь не могли быть уверены на 100 процентов, что Булат Булатович воспримет их угрозы!

 

 

42

 

Размышляя обо всём этом, «спец» проехал целиком длиннющую улицу имени Амет-Хана Султана, знаменитого летчика, сына отца-лакца и матери-крымской татарки.

 

Миновав южный пост у выезда из города, Руслан около километра следовал по дербентской трассе, а затем повернул на запад, в направлении Нового Параула.

 

Административно поселок относился к территории Карабудахкентского района, но географически располагался близ Махачкалы, напротив Нового Хушета по другую сторону дербентской трассы.

 

Сам поселок не был нужен «спецу», и он, помня рассказ Тимура, следовал дальше в горы, постепенно углубляясь в талгинский лес. «Мерседес S 560» уверенно набирал высоту.

 

Неожиданно в ночи в полосу света фар автомашины на грунтовке попал скачущий заяц. Руслан сразу сбавил в скорости, давая зайчишке покинуть дорогу, но рыжевато-серый зверек продолжал мчаться вперед.

 

«Кажется, они не могут выскочить из коридора света», - вспомнил Руслан и резковато взял левее, притормаживая.

 

Этот неожиданный на прямой дороге маневр спас «спецу» жизнь: раздался выстрел, однако пуля не пробила ему голову, а, пронзив лобовое стекло, угодила в зеркало заднего вида.

 

Осколками разлетевшегося стекла Руслану посекло правую щёку и горло. Пуля, пробив еще и подголовник кресла, потеряла убойную силу и упала в задней части салона.

 

Руслан как бы по инерции проехал в ночной темноте еще метров 70 и наискосок остановился на обочине. Открыв нараспашку левую водительскую дверцу, он при этом покинул салон справа, через пассажирскую дверь, прикрыв её.

 

«Спец» спрятался справа от дороги, за широким стволом карагача, так в этих краях называют вязы. Машину же с распахнутой левой дверью он оставил так, будто водитель, выскочив из кабины, нырнул в кустарниковые заросли с противоположной стороны грунтовки – там обильно росли мушмула и невысокий боярышник.

 

Руслан терпеливо ждал, достав из кармана куртки «Гюрзу». Он снял пистолет с предохранителя и взвел курок.

 

Только минут через шесть послышались осторожные шаги стрелка. Он вышел из кизиловой рощи с правой (по ходу движения автомобиля) стороны грунтовки и под углом приближался к «Мерседесу». Крепкий мужчина среднего роста с гладкоствольным карабином наперевес. «Сайга 12».

 

Стрелок подошел к автомобилю и заглянул в салон. При лунном свете «спец», продолжая таиться за карагачем, с изумлением узнал Заура.

 

Телохранитель вице-премьера убедился, что в машине никого нет, и обошел её, внимательно всматриваясь в заросли мушмулы.

 

Находившийся у него за спиной с противоположной стороны грунтовки «спец» негромко окликнул Заура по имени. Тот немедленно развернулся и дважды выстрелил в направлении Руслана. Первая пуля впилась в ствол карагача, вторая прошла в полуметре левее.

 

Руслан ответил также двумя выстрелами. Заур ругнулся и скрылся за автомобилем. Судя по шелесту листвы, далее он бросился в заросли кустарника.

 

 

43

 

Сокращая дистанцию, «спец» быстро перебежал неширокую грунтовку, также используя автомобиль как прикрытие.

 

- «Заур, ты что, ошалел? – сердито закричал он. – Это я, Руслан!

 

Еще один выстрел в ответ. Теперь пострадала левая задняя пассажирская дверь «Мерседеса».

 

Продолжая прятаться за капотом и передним колесом, «спец» отправил сразу три пули в направлении шиповника, откуда секундой ранее стреляла «Сайга», а также произвел по выстрелу метром правее и метром левее цели.

 

Руслан почему-то вспомнил любимую присказку инструктора учебного центра ФСО майора Грищенко. Наставник по ведению боевого контакта в лесистой местности, он любил повторять «Инициатива – она и в джунглях инициатива». При этом инструктор подчеркивал, что атака должна быть подготовленной и обоснованной, иначе это не инициатива, а безрассудство.

 

Но здесь, после энергичного огневого контакта и отсутствия противника в поле зрения, «спец» предпочел ждать. Не контролируя ситуацию в деталях, он не спешил бросаться в заросли к профессиональному телохранителю, который сам, по его словам, прошел подготовку в Центре специального назначения Минобороны.

 

Руслан ждал. А ждать он умел, готовый неподвижно провести в ожидании не минуту или две, а при необходимости полчаса или час.

 

В тишине безветренной ночи движущийся человек обнаруживает себя звуками. Под каблуком может хрустнуть ветка. При ходьбе шелестит первая опавшая в сентябре листва. Старые пни порой ужасно трещат. Высокая трава шуршит. Твердая подошва стучит о грунт. Оружие может звякнуть о камни.

 

И даже неподвижный человек порой выдаёт своё местоположение. Лёгкое покашливание. Вздох. Сопение.

 

И «спец» внимательно вслушивался в звучание зарослей.

 

«Сюда бы пару ручных гранат не помешало», - подумал он и еще раз пересчитал количество произведенных выстрелов из «Гюрзы» - семь. В магазине оставались 11 патронов. И запасная обойма в кармане куртки.

 

 

44

 

Вдруг Руслан понял, что он слышит в зарослях хрип. Ему хорошо был знаком этот звук! Он сам так хрипел, когда прошедшей весной – как и множество других дагестанцев, россиян, жителей планеты – переболел пневмонией на фоне тогдашней пандемии коронавируса.

 

Посторонние звуки свидетельствуют о затрудненном прохождении воздуха в легких.

 

Но хрип и свист раздаются не только при пневмонии. При ножевом или огнестрельном ранении грудной клетки иногда образуется гемоторакс: кровь из поврежденных сосудов легкого изливается в плевру.

 

Острая кровопотеря может сопровождаться пневмотораксом: через отверстие раны снаружи в полость плевры поступает воздух, сжимая лёгкое, – оно как бы «съёживается», спадается. И выключается из процесса дыхания. Газообмен прекращается, кровь больше не обогащается кислородом.

 

Нет, такие вот звуки – хрипы, свист и надрывный кашель – не инсценируешь. И Руслан аккуратно двинулся от автомобиля к обочине, а затем сполз в кустарник.

 

Сначала он обнаружил брошенную «Сайгу». Дальше, в трех метрах от неё, в зарослях мушмулы на спине лежал Заур. Он тяжело дышал; лицо покрыто потом, под светом фонарика смартфона заметна болезненная гримаса.

 

Еще один приступ мучительного кашля; кровавой пеной покрыт рот и подборок Заура. «Ранения сосудов у ворот легкого обычно бывают смертельными», - вспомнил «спец» основы оказания первой медицинской помощи при огнестрельных ранениях.

 

У телохранителя вице-премьера обнаружилось при себе еще одно оружие – популярный в мире австрийский пистолет «Глок», но Заур был не в состоянии им воспользоваться. Руслан переложил ствол себе в карман.

 

Он еще раз внимательно осмотрел Заура. Из семи выстрелов «спеца» цели достигли два: одна пуля угодила в пах, другая – в правое лёгкое.

 

- Я сейчас сбегаю к машине, наверняка в «Мерсе» богатая аптечка, - тихо сказал Руслан.

 

В ответ Заур произнёс только два слова. Точнее, одно слово – два раза:

 

- Ася, - дважды повторил он.

 

И умер.

 

 

45

 

Руслан осмотрелся, потом глянул на часы. Менее получаса до рассвета. «Четвертый…», - без большой радости подумал «спец» о количестве людей, убитых его руками за последние два года.

 

Перестрелка с Зауром стала ответом сразу на несколько вопросов. Так вот почему похитители вели переговоры смс-сообщениями по мобильной связи, не опасаясь, что их местоположение будет отслежено.

 

Всё потому, что участник их группы в лице Заура находился в непосредственной близости от вице-премьера и был в курсе, какое решение примет Булат Булатович – платить выкуп или обратиться к силовикам.

 

Конечно, затем Заур, увозя деньги, покинул дом своего шефа - и перестал быть источником информации в его окружении. Но для того похитители и организовали себе запас прочности, удерживая вице-премьера от активных действий: они убедили его, что им необходимо некоторое время, чтобы проверить (не фальшивые ли?) и пересчитать внушительную сумму денег.

 

Отсюда и настойчивая добавка в их смс-сообщениях о возвращении освобожденного Тимура «в город»: мол, это само по себе потребует дополнительных часов.

 

На самом деле дополнительное время им было нужно, чтобы продать «Бентли» и – для чего еще?

 

Да, похоже, я поторопился с самокритикой по дороге из Каспийска к дому Тимура и Зули, подумал «спец».

 

Неожиданная версия, которая у него возникла в самом начале истории, в итоге оказалась близкой к реальности. А двое убитых, обнаруженных в утопленной машине в озере на востоке Буйнакского района, не имели никакого отношения к этой истории. Просто двое мужчин с отчасти похожей внешностью на Тимура и Заура, таких в Дагестане немало…

 

«Спец» снова посмотрел на лежащего Заура, опустился на корточки и обыскал карманы убитого. Ничего, кроме носового платка, связки ключей, паспорта и небольшой суммы денег – российских, не из выкупа.

 

Руслан двинулся по направлению к грунтовке, подобрал лежащую «Сайгу», поставил карабин на предохранитель и положил оружие на правое пассажирское сиденье «Мерседеса». И, петляя на склоне горы, поехал по дороге вверх, к охотничьему домику. До него оставалось чуть менее километра.

 

Вскоре справа показалось одноэтажное деревянное строение, практически в лесу. Грунтовка здесь раздваивалась: поворот налево вёл выше и дальше к Каспийским скалам, а короткое ответвление направо через полторы сотни метров упиралось в этот дом, точнее, в небольшой двор при нем.

 

Руслан съехал здесь с дороги и остановился, решив преодолеть оставшееся расстояние пешком. Но сначала он внимательно огляделся, изучая местность.

 

Где-то далеко внизу, в Новом Парауле, заголосили первые предрассветные петухи. В ночном небе ярко светила Венера: своей яркостью планета превосходила любую звезду. Не дрожа и не мерцая в отличие от них, она светила спокойным ровным светом.

 

Словно соревнуясь с небесным светилом, вокруг в ночной тиши далеко внизу беззвучно сияли островки света – дагестанские города и поселки.

 

Часть пейзажа оставалась темной: ближайшие горы, на склоне одной из которых находился и сам Руслан, нависали над полосой приморской низменности. За ней, еще дальше на восток, уходила до линии горизонта водная гладь Каспийского моря.

 

Полоса человеческой цивилизации - между массивом гор и широким пространством моря. Удивительное сочетание тишины ночной природы здесь, на зеленом склоне горы, и беззвучного океана огней города там, внизу.

 

Пахло влажной лесной зеленью, покрытой сейчас предрассветной росой. Единственным звуком оказался шорох в зарослях боярышника: ночной ёжик спешил куда-то по своим делам. Потом раздался негромкий всплеск в ближайшем ручье, он был полон рыбы.

 

И снова – тишина.

 

Руслан понятия не имел, что всего в четверти часа езды от Махачкалы есть такое живописное местечко, где чувствуешь себя столь далеким от города - и в то же время он, город, сияющий огнями, находится внизу на расстоянии взгляда.

 

Руслан усмехнулся: «спец» боролся в нем с фотографом-пейзажистом.

 

Как там говорила Гульнара Агабековна? Ночь – страна лунных теней и девичьих грёз. Или что-то такое… Только в жизни есть место и горю, и недалеко отсюда, в кустах шиповника внизу, лежал ещё теплый труп Заура, омрачился Руслан.

 

Нужно было заканчивать с этим делом.

 

 

46

 

«Спец», прячась в деревьях, дошел до небольшого дворика. Двускатной крышей и бревенчатым чердаком охотничий домик немного напоминал избушку из русских сказок.

 

Судя по всему, дом состоял из трех небольших помещений. Неширокое окошко на восток выделялось на темно-коричневой стене тусклым светом. «Спец» прошел дальше, за угол: в доме было еще одно окно – на север, в этой комнате свет не горел.

 

Обойдя строение по периметру, он постучал в деревянную дверь. Спустя секунду Руслан неясно слышал шуршание, скрип половиц и какое-то бормотание в доме.

 

Потом раздался встревоженный женский голос:

 

- Заур, ты?

 

- Джамиля, откройте, пожалуйста, с Зауром произошла беда, - откликнулся «спец».

 

За дверью продолжалась невидимая возня, и вдруг резкий мужской голос потребовал:

 

- Отойди, сука!

 

Одновременно с женским вскриком раздались два выстрела и тупые удары пуль о дубовую дверь, пробить крепкое дерево изнутри они не смогли. И почти сразу – звук падения человеческого тела на пол.

 

«Нуцал убивает Джамилю?!» - встревоженно предположил «спец» и бросился вдоль стены к освещенному окну.

 

Светошумовую гранату бы сейчас, подумал Руслан. Но можно было воспользоваться лишь тем, что есть под рукой.

 

Отвлечь внимание противника! – «спец» нашел во дворе старую полусгнившую табуретку и швырнул её прямо в стекло. Эффект был соответствующий: звон, осколки стекла, обломки дерева. Ещё раз! – и он трижды выстрелил в это же окно, целясь в потолок.

 

Короткий рывок перебежкой, поворот за угол, второе окно, неосвещенное. С пистолетом в руке Руслан прыгнул внутрь, разбивая раму и сильно повредив себе правое ухо. Он перекатился в сторону и тут же вскочил на ноги с «Гюрзой» в руке.

 

В темной комнате никого. Свет горит дальше, в небольшой прихожей. Он бросился туда: безоружная Джамиля испуганно отреагировала на появление в помещении рослого незнакомца, выставив вперед руки; но с ней всё было более-менее в порядке.

 

А вот мужчина средних лет в джинсовом костюме у двери охотничьего домика ничком лежал на полу и тихо стонал. Рядом валялась огнестрельная переделка из спортивного стартового пистолета. С внутренней стороны дубовой двери в дереве засели две пули.

 

- Что с ним? – громко спросил Руслан. – Ранен? Сердечный приступ?

 

«Спец» отшвырнул ногой пистолет, присел к лежащему и спросил, положив руку тому на плечо:

 

- Тебе плохо?

 

Джамиля к тому времени несколько пришла в себя и язвительно ответила:

 

- Да нет, наоборот, ему очень хорошо. Он в общем-то для этого и затеял всё… Похитил меня! А сейчас я пыталась помешать, но он все равно успел два раза выстрелить, пока не свалился…

 

- У него ахтунг, что ли? – уточняюще спросил Руслан. – Кайф напряжения?

 

Джамиля изумленно уставилась на «спеца».

 

- Да, знаю, - кивнул Руслан. – От Тимура. И всё остальное – тоже. Так что кто кого похитил и было ли вообще похищение – об этом лучше не надо.

 

«Спец» аккуратно ухватил Нуцала за плечо и перевернул его на спину. Под джинсовой курткой показалась футболка с надписью «Barcelona» на груди, и «спец» вспомнил рассказ олимпийского чемпиона.

 

Сам Нуцал, казалось, отсутствовал в реальности. Приоткрытый рот, закатившиеся глаза, еще один короткий стон, больше похожий на рычание…

 

Джамиля усмехнулась:

 

- За последние полчаса – уже второй раз. Первый – когда внизу шла перестрелка, здесь слегка было слышно. Он засуетился, хотел сбежать, но свалился в корчах. И сейчас вот, но уже посильнее намного.

 

 

 

Часть третья

 

Зуля. Джамиля. Ася. Амина

 

 

1

 

Руслан огляделся, заметил в тускло освещенной комнате моток веревки и, пользуясь беспомощным состоянием Нуцала, крепко связал его. У самого «спеца» струйка крови, стекавшей на куртку, и пронзительная боль в правом ухе сообщали, что легкими царапинами дело не обошлось.

 

Он перенес Нуцала на старый диван и почувствовал напряженный взгляд Джамили.

 

- Вы кто вообще? – наконец спросила женщина. – Из полиции? Вроде нет…

 

- Нет, не из полиции. И не из следственного комитета. И даже не от профсоюзов.

 

Джамиля была настойчива:

 

- Так откуда же вы?

 

- Из «Черновика», - усмехнулся «спец». – Веду журналистское расследование.

 

Женщина скривилась: мол, не смешно…

 

- Вы знаете, что у вас с ухом проблемы? – она продолжала попытки «наладить контакт».

 

Руслан и сам по потёкам крови на куртке и рубашке догадывался, что повреждение не поверхностное. В отсутствие жировой ткани ухо обильно снабжается кровью; скорее всего у меня повреждены и хрящ, и крупный кровеносный сосуд, решил «спец».

 

«Надо бы спуститься к машине за аптечкой», - подумал Руслан, но пока, просто зажав рану платком, снова осмотрелся.

 

Как и рассказывал Тимур, вторая сумка лежала у стены, только она, уже пустая, не была накрыта курткой Джамили, а три одинаковых кучки долларов покоились на нешироком деревянном топчане.

 

Женщина подавленно наблюдала за движениями «спеца». Нуцал же на диване, похоже, крепко уснул после волны «кайфа напряжения».

 

«Спец» сделал два звонка и, подхватив табуретку, сел напротив Джамили.

 

- Так вы, значит, типа частного детектива у Булата… Булатовича? – расстроенно уточнила женщина, исходя из состоявшейся телефонной беседы; новость явно не обрадовала её.

 

- Ну, это уже ближе к правде, - «спец» не стал вдаваться в подробности.

 

- А я уже хотела предложить вам сложить все деньги в ту сумку и исчезнуть… Два миллиона долларов на дороге не валяются…

 

- Поздно, - улыбаясь, развел руками Руслан. – Вы ведь слышали, вице-премьер уже всё знает.

 

Поморщившись от боли, он достал свой смартфон:

 

- Джамиля, ситуация такая… Заур погиб в перестрелке, вы её слышали здесь. А вот Тимур подробно, даже очень подробно, дал, так сказать, показания.

 

И Руслан, включив аудиозапись, позволил Джамиле послушать немалую часть его беседы с Тимуром.

 

Она довольно долго молчала, а потом усмехнулась:

 

- Каким был вруном, таким и остался. Ошиблась я в нем… В самом начале ошиблась.

 

- В чем Тимур врет?

 

- Да много в чем. По разделу денег наврал. Или: якобы мы связывали его… Да ничего подобного: он так испугался, когда мы на него «наехали», что сразу загорелся как-то услужить нам с Нуцалом. И придумал эту идею с «похищением»…

 

- Джамиля, раз уже всё стало известно, расскажите, что же произошло. Не под запись, просто для меня... Вот мой смартфон, видите, я его выключил…

 

Она долго молчала, потом махнула рукой:

 

- Ладно… Вообще-то, узнав обо всём, ну, о том, что Тимур «заказал» меня, я очень хотела наказать его. Напугать и наказать. Посадить – таким был мой план. Уговорить Нуцала не убивать меня, настроить его против друга, пообещать ему острые приключения для его ахтунгов и путь к большим деньгам, вернуться с ним в город. И добраться до Тимура! Записать признания муженька в том, что он «заказал» меня… И посадить. Ну, если бы в порыве ярости Нуцал просто застрелил его – я бы тоже не расстроилась.

 

- Но..?

 

- Но всё пошло не так… Тимур руками и ногами схватился за возможность выжить, ну и вообще… Захотел выкрутиться из ситуации с выгодой. И увлёк своим планом Нуцала. Насчет шантажа тестя. Далее всё придумал практически он, Тимур. Ну, этот план с «похищением» себя. И Заура тоже Тимур втянул в эту историю.

 

 

2

 

- Как? – «спец» даже подался вперед. – Как втянул?

 

- Они познакомились задолго до того, как Заур стал работать охранником у его тестя. У Тимура с Зауром были абонементы на соседние места в одном секторе «Анжи Арены». Давно еще, когда команда играла в высшей лиге… Ну, так и подружились.

 

И Тимур знал, что Зауру очень нужны деньги. Много. А еще у телохранителя был большой зуб на шефа. Из-за Аси…, - добавила Джамиля.

 

«Спец» вспомнил о последних словах умирающего телохранителя.

 

- Ася – неродная дочь сестры Заура, - пояснила Джамиля. – Сестра – разведенная, бездетная… Несколько лет назад она удочерила девочку из детдома. Непросто было сделать это: детей стараются отдавать в полные семьи.

 

Вот… А в этом году у Аси выявили редкое заболевание крови. Ну, детали я не знаю, вроде клетки разрушаются, и ребенок может в любой момент умереть от тромбозов. Таких больных лечат в клинике во Фрайбурге, это в Германии, но и основный курс, и поддерживающее лечение стоят очень дорого. Почти полмиллиона долларов в год.

 

- Заур просил помощи у Булата Булатовича? – тихо спросил «спец». (Он вспомнил фразу вице-премьера, услышанную в Каспийске: «Эх, Заур, я виноват перед тобой, а ты за нас жизнь отдал…»)

 

- Да, но получил отказ. Ну не прямой отказ, а такой уклончивый, типа попробуем включить девочку в федеральную программу, и всё такое. Заур потом напоминал, но бесполезно.

 

Руслан молчал, Джамиля пожала плечами:

 

- Возможно, вице-премьер думал: мол, мало ли родственников у подчиненных с разными проблемами. Всем помогать..? А тут в помощи нуждался не сам Заур и не его дети… Как бы племянница, фактически чужая девочка…

 

Да, неродная. Но Заур так любил её, так заботился, как многие родные отцы о своих собственных детях не беспокоятся. Каждый визит к сестре и девочке – с подарком. Гулял с Асей часто, парки, аттракционы, игрушки… В Домбай сестру с ребенком свозил, в Грузию тоже… На отдых. А когда девочка заболела, куда он только не обращался. И в минздрав, и в фонды, и у родственников пытался просить… Но где-то сразу отказывали, где-то обещали, но без подвижек, а у фондов нет таких денег, речь идет о сотнях тысяч долларов в год…

 

- Вы всё это от Тимура знаете?

 

- И от самого Заура тоже, мы ведь позавчера встречались вчетвером, когда план «похищения» отрабатывали в деталях…

 

- Никто, конечно, не ждал вчера Заура у хушетского поворота на каспийской трассе, когда он вёз «выкуп»? – уточнил «спец».

 

 - Нет, а для чего…

 

- Неужели он за рулем «Бентли» просто приехал прямо сюда с деньгами? – не понял Руслан.

 

- Ну нет, зачем её тут «светить»? - откликнулась Джамиля. – Такая машина заметная… Сумки в Степном поселке из «Бентли» перегрузили в нуцаловскую «Ладу Калину», а дорогую иномарку они втроём – Заур, Нуцал и Тимур – поехали продавать олимпийскому чемпиону. Тимур с Насимбеком еще накануне договорились о продаже машины.

 

- А потом что он планировал делать?

 

- Заур? – уточнила Джамиля.

 

- Да, Заур.

 

- Ну, мы все вернулись бы к обычной жизни. Только уже обогатившись на кругленькую сумму. А Заур собирался объяснить шефу, мол, его держали под стволами, завязали глаза и привезли в незнакомое место. И он типа не сопротивлялся, чтобы Тимуру не навредить. А «Бентли» похитители якобы забрали себе и, пока Заур был в плену, продали чемпиону…

 

 

3

 

Руслан встал и медленно прошелся по небольшому помещению, грустно думая: «Так вот почему Заур стал стрелять, увидев знакомый «Мерс» с одним человеком в салоне. Он защищал себя, свою тайну, секрет этого домика. И, конечно, защищал деньги, добытые им для лечения Аси…»

 

Вслух «спец» спросил:

 

- Значит, Заур не собирался исчезнуть в «никуда»?

 

- Так и Тимур не собирался! – воскликнула Джамиля. -   Ну, то есть нам не говорил. А так, я думаю, Тимур с самого начал имел в виду кинуть нас на бабки. Использовать любую возможность, чтобы захватить себе всё или сколько получится. А не как договаривались…

 

Руслан заинтересовался:

 

- А договаривались как? Наверное, вы запросили 4 миллиона – потому что на четверых, да? Каждому – по миллиону долларов?

 

- Да. И выручку от продажи «Бентли» тоже решили на четыре равные части поделить. Как неплохой довесок к миллиону.

 

Джамиля помедлила и добавила:

 

- А Тимур, оказывается, просто ждал, пока все уснут…

 

- Почему вы не разбежались сразу, получив выкуп и продав «Бентли»? – не понял Руслан.

 

- Ну, а куда спешить? Никто за нами не гнался… Как говорят в кино, никто не повис у нас на хвосте, - Джамиля смерила «спеца» взглядом. - Здесь спокойно, вокруг – никого. Да и вымотались за день, устали как собаки. Решили выспаться, а утром на свежую голову поделить деньги – и расстаться.

 

- Так что же случилось ночью?

 

- Ну как… Мы все эти дни переживали сильно, волновались, особенно я. Очень плохо спала предыдущей ночью… А когда всё закончилось, за ужином махнули несколько рюмок коньяка, - Джамиля кивнула на пустую бутылку в мусорной урне. - Все трое пили, только Тимур отказался, мол, ему коньяк не очень, пьёт только водку и пиво… Ну, меня и Нуцала сморило с усталости и выпитого, а Тимур только и ждал, пока мы покрепче уснем. Хорошо, хоть одну сумку оставил: наверное, не решился шуметь, вытаскивая её… А хотя чего хорошего: какая сейчас разница…

 

- А Заур где был?

 

- Дежурить ушел – туда, ниже по грунтовке. Там, где кизиловая роща. Сказал, что умеет чутко дремать сидя, прислонившись к дереву…

 

- Зачем?

 

- Ну, типа лично ему так спокойнее. Мол, чтобы там, у дороги, быстро принять решение, если кто-то неожиданно нагрянет… Вступить с «гостем» в схватку или, наоборот, скрыться. А здесь он вроде как в ловушке себя чувствовал: если оцепят территорию и домик – всё, ни туда ни сюда...

 

- Ну и как Тимур проехал мимо него с деньгами?

 

- Промчался на огромной скорости, - объяснила Джамиля. – Заур, если и ждал неприятностей, то снизу, а не со стороны домика. И тут мимо него по грунтовке проносится «Камри»… Заур растерялся, пошел сюда выяснять, в чем дело, куда уехал Тимур. А мы с Нуцалом спим, понятия не имеем, Заур только разбудил нас… Обматерили Тимура как могли, а толку-то: бОльшую часть денег он увёз.

 

- И? Заур вернулся «дежурить»? На свой «пост» у грунтовки, где позднее он обстрелял меня?

 

- Да, снова спустился, только перед уходом потребовал, что теперь нужно без задержек расходиться: мол, задерживаться здесь опасно, мало ли... Поручил пока поскорее поделить оставшиеся деньги на три равные части, сказал, что чуть позже вернется в домик за ними – и разбежимся… Там не все деньги в одинаковых пачках, делёжка затянулась, и тут мы услышали внизу стрельбу…

 

 

4

 

- Мне вот что непонятно, - признался Руслан. – Не опасался ли Заур вчера, что Булат Булатович мог передумать – и всё же обратиться в органы? Не опасался, что вас тогда вычислят здесь на горе?

 

Джамиля недоуменно смотрела на «спеца»: мол, как?

 

- Ну, по исходящим телефонным звонкам и смс-сообщениям с «левой» трубки, – пояснил «спец».

 

- По каким звонкам? – снова не поняла Джамиля.

 

- Ну вы же отправляли отсюда Булату Булатовичу смс с требованиями о выкупе, - напомнил Руслан.

 

- Нет, не отсюда, - замахала руками женщина. – Заур категорически потребовал, чтобы на охотничий домик ничто не указывало. Никакие телефонные следы «левой» трубки.

 

- И как же вы поступили? Для отправки смс спускались куда-то вниз?

 

- Да, спустились, пересекли дербентскую трассу, только там включили «левый» телефон и оба смс-отправления вице-премьеру делали из Нового Хушета. На тот случай, если трубку захотят отследить. И ждали от Заура смс «Доча, хлеба тоже купи» на ещё одну нашу «левую» трубку – если бы он прислал такое, это означало бы сигнал тревоги и отбой операции.

 

Руслан улыбнулся, Джамиля не обратила на это внимания и продолжала рассказ:

 

- Но вице-премьер не стал обращаться в полицию… С его стороны прозвучало только одно требование – дать ему убедиться, что Тимур жив. Ну, Тимур позвонил тестю, - усмехнулась Джамиля, - заболтал его слегка. И, отправив последнее наше смс о выкупе, уничтожили телефон, симку - и «чистыми» вернулись в охотничий домик.

 

Руслан молчал. Все фрагменты мозаики заняли своё место. Да, конечно, Заур вполне профессионально подготовлен, чтобы исключить какие-либо указания на логово «похитителей». Был профессионально подготовлен, мысленно уточнил «спец».

 

Но и он при своей подготовке чего-то не учел. Чего? Побега Тимура с деньгами. Тревоги Зульфии на фоне стресса, что она не выключила воду в ванной. Моего пересечения с Тимуром в его квартире. А еще Заур не учел зайца в свете моих фар, который помешал ему точно выстрелить

 

Нуцал продолжал крепко спать, а Джамиля подошла к окну и долго смотрела на восток.

 

- Светает, - наконец сказала она. – Но явно не в моей жизни.

 

Претензия на афоризм обернулась дрогнувшим голосом; женщина заплакала.

 

Ещё через минуту стало слышно, как вверх по грунтовке поднимаются два автомобиля: к охотничьему домику приближались Булат Булатович с двоюродным братом и тремя парнями из булатовского ЧОПа.

 

 

5

 

Вице-премьер, только глянув на кровавое месиво на месте руслановского уха, сразу решил:

 

- Немедленно в больницу! Еще не хватало тебе здесь оглохнуть… Все подробности – по дороге в машине.

 

- А как же быть с ними? – напомнил «спец», указывая на Джамилю и просыпавшегося Нуцала.

 

- Не знаю пока, - откликнулся спустя секунду Булат Булатович. – Тоже поедут вниз – с ребятами во второй машине, а там решим. Хочу сначала выслушать в деталях, что вообще случилось.

 

* * *

 

Минуты три в пути Руслан говорил сам, а затем просто включил аудиозапись своего продолжительного диалога с Тимуром. Его хватило почти на всю дорогу до больницы.

 

Булат Булатович долго молчал, а потом уточнил:

 

- Почему же он сначала всё рассказывал, довольно детально, а потом решил сбежать через балкон?

 

- Я точно не знаю, - задумчиво ответил «спец». - Видимо, потому что я сказал о немедленной встрече с вами. Да еще и в контексте выяснения того, что случилось с Зауром. Причем сказал на фоне некоторого недоверия к рассказу Тимура, чего я не скрывал. Он совершенно не был эмоционально готов к разговору с вами вот в таких условиях – немедленно, ночью, в ситуации, когда его будут ловить на противоречиях. Вас он боялся еще больше, чем меня. Опасался, наверное, что, уличенный во лжи, он окажется под очень жёстким прессингом. В том числе и физическим… И одно дело – выставлять себя потерпевшим, которого угрозами принудили выступить в роли «похищенного». И совсем другое дело – страх оказаться двойным предателем. Который предал вас и склонил к предательству другого человека.

 

- Ты имеешь в виду его связку с Зауром?

 

- Да, ведь именно Тимур уговорил и втянул вашего телохранителя в эту историю. Он, наверное, испугался, что, доставленный к вам, не сможет выдержать точную линию смеси правды и вранья – и будет пойман на нестыковках.

 

Машина вице-премьера уже въехала в город и остановилась на перекрёстке. Наблюдая, как на красной фаре «длинного» светофора идет обратный отсчет секунд, Булат Булатович тихо сказал:

 

- Да, аукнулась мне та история с Зауром и Асей…

 

Руслан вопросительно глянул на троюродного дядю, и тот пояснил:

 

- Заур действительно обращался за деньгами. История мне показалась мутной, выплаты – уж очень крупными, причем не разовыми. Какая-то племянница, которая фактически посторонний ребенок… Ну, Заур был очень взволнован – и прямо отказывать я не стал. Пообещал через минздрав, через соответствующие программы попробовать что-то сделать…

 

Машина двинулась дальше, заворачивая к зданию больницы. Булат Булатович продолжал:

 

- А как раз в тот период у меня возникла подковёрная политическая схватка с некоторыми местными силами… Очень непростая схватка, опасная. И всё остальное вылетело из головы.

 

Помедлив, вице-премьер добавил:

 

- Понимаешь, Руслан, когда ты в гонке, будь то в бизнесе или в политике, когда ты сосредоточен и устремлен к цели, - а я, несомненно, в гонке, и на финише светит нехилый приз, - в такой ситуации многие остальные вещи начинают казаться не столь важными и не столь срочными.

 

Руслан ничего не сказал, а Булат Булатович подытожил:

 

- И когда в той суете Заур вторично напомнил о своей просьбе, я, увлеченный своими делами, кажется, просто отмахнулся от него… Ну, он, человек гордый, больше напоминать не стал. А просто затаил тяжелую злобу на меня...

 

Автомобиль остановился, и перед выходом «спец» сказал:

 

- Дядя Булат, я прошу тебя вот о чем. Разум и ответственность… Я о твоём предстоящем решении по Нуцалу и Джамиле...

 

Разум и ответственность, - снова повторил Руслан. - А еще в народе ходят разговоры, что в следующем году ты возглавишь Дагестан. И очень бы не хотелось, чтобы к рулю пришел человек с руками, обагренными кровью… Не с такими, как у меня сейчас, - вдруг сказал «спец» и показал дяде свои руки, действительно перемазанные кровью из его раны.

 

Не дожидаясь ответа, Руслан вышел из автомобиля. Не спавший всю ночь, раненый, он устало побрел к зданию больницы.

 

Вице-премьер тяжело смотрел в спину удалявшегося троюродного племянника. Он понимал, о какой ответственности говорит его младший родственник, известный своим стремлением к тщательному соблюдению Ислама…

 

 

6

 

- Ну, слышать будешь, а таким красивым, как раньше, уже нет, - пошутил пожилой седоусый врач, заканчивая хирургическую обработку раны.

 

- Что именно со мной произошло? – уточнил Руслан.

 

– Если говорить откровенно, наружное ухо повреждено очень серьезно; у тебя глубокие колотые и резаные раны, а также частичный отрыв ушной раковины. Я извлек из раны осколки стекла, фрагменты гниющего дерева и наложил швы. При этом повреждений костной ткани нет.

 

- Значит, можно обойтись без госпитализации?

 

- Ах, ты не в курсе? – грузный хирург заговорщицки наклонился к «спецу». – Про тебя уже звонили «оттуда» и потребовали уделить «особое внимание». Даже попросили об отдельной палате. С этим проблем нет, у нас как раз 4-я пустует. Так что давай не будем спорить с вышестоящими ходатаями. К тому же тебе нужно выспаться, смотри, какой ты «вареный».

 

Руслан не стал спорить с медиком и отправился в приготовленную для него «отдельную» палату. И с удовольствием проспал там почти до полудня. Чуть позже в больницу примчалась его жена, которую он «обрадовал» новостью о своей госпитализации и попросил привезти чистую одежду.

 

И почти сразу же вслед за Аминой в палату вошли двое молодых парней в голубых джинсах и черных футболках: их Руслан видел накануне в доме Булата Булатовича, тогда они привезли наличность для выкупа. И вот сейчас парни несли те же две тяжелые дорожные сумки, которые легко узнал «спец».

 

Нахмурившись, Руслан принял от одного из визитеров еще и белый конверт. Неожиданные гости удалились. «Спец» кивнул жене, мол, присаживайся пока.

 

А сам вскрыл конверт. Там оказались несколько листков плотной бумаги, исписанные летящим почерком Булата Булатовича:

 

«Дорогой Руслан!

 

Во-первых, большущее тебе спасибо! Теперь всё позади, и даже Зуля, выплакавшись и прослушав твою аудиозапись с рассказом Тимура, поняла, с каким опасным эгоистом она жила…

 

Сначала о тебе. Я звонил в МВД и в Следком, имею в виду в Москву, и объяснил, как тобой был убит Заур. И на видеорегистраторе «Мерседеса» видно, как прячущийся в деревьях у грунтовки Заур первым стреляет по движущейся машине.

 

Всё происходившее далее с твоей стороны - это очевидная самооборона, а оружие у тебя наградное, законное. Конечно, дашь показания, уголовное дело по факту возбуждают в любом случае, но с этой стороны проблем не будет, мне пообещали.

 

Дальше.

 

Что в этих сумках? Деньги. Все 4 миллиона долларов. И я настаиваю, чтобы ты их принял! Как ими распорядиться – решать тебе. Подари супруге миллион белых роз (да, мне больше нравятся белые, но дело ваше). Отдай в детдом. В мечеть для раздачи нуждающимся. В какой-нибудь фонд. Вложи в бизнес, открой своё дело. Или тупо положи в банк под хIарамный процент (ну, тут я шучу) – короче, распоряжайся как считаешь нужным.

 

Знаешь, я тут полазил слегка по твоему фотоблогу. Как же всё-таки прекрасен окружающий нас мир! Да, я говорил тебе, я в «гонке» и мне вроде как не до панорамных пейзажей… А тут зашел на твою страничку и провел там минут 40, не мог оторваться.

 

Я подумал, что новые финансовые возможности позволят тебе порадовать нас уже и зарубежными видами… Горные реки западных Альп и огромные пустыни Азии. Заснеженные шапки Гималаев и буйные джунгли Бразилии. Чудесные фьорды Норвегии и природные парки Калифорнии (можем следующим летом смотаться туда вместе, как тебе?).

 

А пещеры восточной Турции? А скалистые рыбацкие городки прибрежной Италии? А солнечная Греция? А Кашмирская долина? А острова Тихого океана? А Стамбул на стыке Европы и Азии?

 

Опять же решать тебе, но я уже подписался на твой блог и буду ждать новинок.

 

Что касается твоей последней просьбы в машине – насчет крови и рук… Знаешь, я просто отпустил Джамилю.

 

Да, освободил её, хотя мог, не трогая пальцем, организовать ей очень серьезные проблемы. Просто по уголовному кодексу. Вымогательство… группой лиц… в целях получения в особо крупных размерах… Там очень большие сроки, Руслан.

 

Но не стал. Почему? Джамиля, конечно, этакая хищница по жизни, но, может, всё случившееся станет для неё уроком? Сидела, рыдала в моей машине, клялась… Что-то стало жалко её как женщину…

 

Она в некотором смысле подруга по несчастью моей Зули. Одну из них Тимур обманывал и жил фактически за её счет, другую вообще убить решил… Ну, а если все слёзы и клятвы - это ложь и актерство, и Джамиля возобновит свои игры с мужчинами… Что ж, за будущие выкрутасы не мне её судить… Мне и своего хватает…

 

С Нуцалом, конечно, дело иное. Это неадекватный и опасный для людей тип. Он принял «заказ» убить женщину - и не довел его до конца, просто переключившись на другую «тему». И потом активно в ней участвовал. Он собирался убить и тебя, стреляя через дверь.

 

А в нашей второй машине Нуцал, оказывается, попытался выхватить у одного из ЧОПовцев его травмат, сломал парню нос. Ну и после этого получил тоже, конечно…. В общем, сейчас Нуцал в больнице под присмотром наших парней, но я собираюсь отдать его полиции. Или в психушку на принудительное. Позвони, если что думаешь или возражаешь.

 

Тимур и Заур? Не хочу говорить о них. Хочу навсегда забыть, будто и не было в моей жизни этих людей. Не держу ли я теперь на погибших зла? Ну вот в том смысле, что хочу забыть о них, – нет, не держу. Мы все там будем, и ныне пока живые тоже, и каждый ответит за своё…

 

P. S. В бумагах у себя поискал и нашел телефон Аси. Точнее, номер её приемной матери... Сегодня же попрошу толковых медиков разобраться, что там с болезнью девочки. И если действительно отечественная медицина в этом деле бессильна и необходимо лечение в Германии – вопрос будет решен. Обещаю.

 

При необходимости первым траншем пойдут деньги от продажи «Бентли» Насимбеку, мы уже созвонились с чемпионом и подтвердили сделку.

 

P. P. S. Знаешь, Руслан, сейчас поставил точку и подумал, как приятно обещать сделать доброе дело. И делать его – тоже. Спасибо тебе, сынок, и за это».

 

 

7

 

Руслан спрятал листки в конверт и, усмехнувшись, глянул на две тяжелые сумки с подарком. А потом ногой затолкал их под кровать.

 

И только тут заметил слезы в глазах жены.

 

- Что с тобой, маленькая? – тихо спросил он.

 

- Со мной..? – горько улыбнулась Амина. – Ты себя в зеркале видел? В Рохском районе тебя чуть не застрелили в горном лесу. В Приморске сломали ключицу. Сейчас изуродовали ухо… И это не закончится, пока…? Пока что?

 

- Ухо – не беда, мы же в Дагестане, забыла?! – радостно отреагировал «спец» и перебравшись к кровати жены, обнял её плечи. – Тут у нас «боевые ранения» уха – это «тема!», это как половина олимпийской медали.

 

Амина, не приняв шутливого тона, расстроенно отвернулась к окну - и обратила внимание на настоящую небесную битву. Там, в вышине над городом, развернулось целое сражение между солнцем и крупным белым облаком.

 

Наконец облако уступило, точнее, это солнце, продолжая подниматься вверх, снова озарило ярким светом приморскую низменность, лежащую между Каспийским морем и цепочкой Кавказских гор.

 

А Руслан негромко добавил:

 

- Маленькая, помнишь, когда три года назад ты рожала Хадижку, с осложнениями, мы заранее отвезли тебя в больницу, и еще до родов ты наглоталась в роддоме таблеток…

 

- По ошибке, - вытирая слезы, ответила жена. – Принесли целую горсть, на 10 дней вперед, а я подумала, что на один раз. И проглотила всё вместе. Еще главврачиха роддома разволновалась и потом орала на меня, мол, беременные женщины тупеют!

 

- Да, по ошибке, - кивнул Руслан. – И перепугались мы с медиками тогда всерьез, речь шла о жизни и смерти… И я помню, как ты позвонила мне, когда медики уже везли тебя на промывание желудка. Нет, ты не стала кричать в трубку, что умираешь, «я хочу жить!» и всё такое. А стала объяснять, как без тебя вЫходить и вырастить двухлетнего тогда Мурадика. И еще рекомендовала, на ком мне потом следует жениться. Ну, чтобы в дом пришла добрая мачеха, которая будет по совести следить за мальчиком…

 

Первая улыбка тронула губы Амины; она кивнула, мол, помню.

 

- Сказать, что я был потрясен – это очень слабое слово…, - продолжал «спец». – Молодая красивая женщина умирает, моя маленькая уходит, но думает не о себе, не о своей жизни, а о том, как овдовевший муж справится с сыном. И о том, какая новая жена будет для меня и для Мурадика лучше

 

НЕ О СЕБЕ, понимаешь? Меня тогда охватил такой порыв нежности и восхищения тобой, что я решил: если всё закончится благополучно, никогда не женюсь при тебе на второй жене… И я пока не передумал, решение – «железка»! – шутливо подмигнул Руслан.

 

Супруга была растрогана: и самим воспоминанием, и реакцией мужа – он никогда ранее не рассказывал ей об этой истории вот так, как бы со своей стороны. В самом деле прошло уже три года, Амина сама давно забыла о той драме в роддоме. А он помнил…

 

- И имея такой тыл, маленькая моя, - серьёзно продолжал Руслан, - я уверенно чувствую себя и с фотоаппаратом высоко в горах, и под обстрелом, и с почти оторванным ухом… Это очень важно, когда мужчина, уходя, так сказать, на войну (или просто утром на работу), спокоен и знает, что там, - он кивнул рукой себе за спину, обозначая тыл, - всё надежно и есть на кого положиться.

 

Аминка, и я ведь совсем не ищу себе горячих приключений. Занимаюсь своими делами, а тут кто-то зовет на помощь… Не услышать? Не откликнуться на зов? А как? – «спец» недоуменно пожал плечами: - Меня совсем не греет вариант просить тебя отвечать на звонки и говорить, мол, мужа нет дома…

 

Она усмехнулась:

 

- Да уж, ты скорее выберешь без уха или еще без чего остаться, чем такое...

 

- Но ждать ведь будешь всегда-всегда? - Руслан притворно состроил взволнованную гримасу. - Из самой далекой и опасной поездки?

 

- Всегда-всегда, - в тон ответила жена. – Не отходя от окна и не выпуская из рук твой старый бинокль…

 

* * *

 

В палату заглянула молоденькая медсестра с блокнотом:

 

- Здравствуйте, Руслан, как вы себя чувствуете? Скоро обед, прием пищи у нас проходит в палатах. На первое сегодня, по выбору пациента, борщ и тефтелевый суп с рисом. На второе, тоже по выбору, пюре с котлетой из нежирной говядины или макароны «по-флотски». На третье – кисель и компот из кураги.

 

- Тащите всё подряд, плиз, я не ел со вчерашнего дня, - улыбнулся Руслан и глянул на часы. – А еще, девушка, подскажите, пожалуйста, где у вас тут совершают омовение?

 

 

Издательство «Черновик»

Альберт Мехтиханов

 

 

Зона поиска

 

Дагестанский детектив