[ Запас карман… …не тянет ]

Дата: 
26 Июн 2009
Номер газеты: 

У богатых свои причуды. И проблемы у них тоже свои. Первый миллиардер в истории человечества Джон Дэвисон Рокфеллер когда-то вывел весьма занятную пропорцию: если у вас мало денег – у вас мало проблем. Много денег – много проблем. Но если у вас очень мало денег, то у вас – очень много проблем. А если денег очень много, то проблем практически нет…

Мой сосед, которого на работе зовут исключительно по имени отчеству, а для меня он продолжает оставаться Муртузом, относится к распространённому в Дагестане классу «бобровых». Присущий этой прослойке общества набор атрибутов незыблем и вечен. Так же, кстати, как и вечны их проблемы. Муртуз, поднявшийся из грязи в князи, чётко осознаёт счастливый выбор судьбы, преподнёсшей ему родственника с высокой должностью в республиканском руководстве. Поэтому продолжает оставаться простым парнем для тех, кто знал его ещё в давние времена. Остальным же он преподносит свою персону исключительно в ранге не ниже генерал-аншефа острова Борнео. Ну да не о нём речь. Точнее, не совсем о нём.
Пиво мы с Муртузом на лавочке у подъезда, конечно же, не распиваем. Но когда сталкиваемся во дворе, часто ведём продолжительную беседу. То он мне на жизнь пожалуется (да-да! У этих людей случаются проблемы в казалось бы безоблачной жизни), то я ему. В общем, определённый «диалог цивилизаций» мы поддерживаем.
В этот раз на судьбу жаловался он. И занимали его карманные деньги детей. Не могу, говорит, понять, почему им не хватает той суммы, которую я выделяю им еженедельно (сумму называть не буду, дабы не шокировать читателей). Едят они их, что ли? Детей у Муртуза двое: мальчик семнадцати лет и четырнадцатилетняя девочка. Вполне вероятно, что легко достающиеся купюры отпрыски соседские спускают на всяческие развлечения да шоппинги. Молодёжь нынче цены деньгам не знает и потому весьма безалаберно к ним относится. А деньги они ведь такие – счёт любят…
Посочувствовав Муртузу, я поднялся к себе домой. И, когда ужинал, увидел в окно старшего соседского сына, который показывал какие-то очередные «навороты» на своей машине одному из своих друзей. Карманные деньги, о которых так сокрушался Муртуз, стояли прямо под окнами нашего дома и сверкали хромированными дугами и вертящимися колпаками на колёсах. Меня осенило! Я набрал на телефоне номер соседа и сказал ему: «Муртуз! Я знаю, как решается твоя проблема. Ты должен давать детям ровно столько денег, сколько захочешь сам!». И рассказал ему вот эту притчу…

Однажды Ахмедхан разорился. Чтобы прокормить любимую жену и детей, он поехал в дальний город и стал учителем.
В конце года получил он сто золотых монет и решил послать их домой, но в те времена ещё не было почты. Как раз через тот город, где Ахмедхан учил детей, проходил разносчик мелких товаров, и учитель спросил его:
– Куда держите путь?
Разносчик назвал разные города, среди которых оказался и тот, где жила семья учителя. Учитель попросил передать жене сто золотых монет. Разносчик отказался, но учитель стал его уговаривать:
– Господин хороший, моя бедная жена в страшной нужде, не может прокормить детей. Если вы возьмёте на себя труд передать эти деньги, можете дать ей из ста золотых монет сколько сами захотите.
Жадный разносчик согласился, полагая, что сумеет провести учителя.
– Ладно, – сказал он, – только с условием: напишите жене, что я могу дать ей из этих денег сколько сам захочу.
У бедного учителя выхода не было – и он написал жене такое письмо:
«Посылаю сто золотых монет с условием, что этот разносчик мелких товаров даст тебе из них сколько сам захочет».
Прибыв в местечко, разносчик позвал жену учителя, вручил ей письмо и сказал:
– Вот письмо от вашего мужа, а вот деньги. По нашему уговору я должен дать вам из них сколько сам захочу. Вот я и даю вам одну монету, а девяносто девять оставляю себе.
Бедная женщина просила сжалиться над ней, но у разносчика было не сердце, а камень. Он оставался глухим к её мольбе. Жена учителя повела разносчика к кади, который славился своим умом и находчивостью.
Внимательно выслушал кади обе стороны и стал уговаривать разносчика поступить по законам милосердия и справедливости, но тот и знать ничего не желал. Вдруг кади осенила мысль.
– Покажи-ка письмо, – сказал он.
Он долго и внимательно читал его, потом сурово посмотрел на разносчика и спросил:
– Сколько из этих денег ты хочешь взять себе?
– Я уже сказал, – ответил жадный разносчик, – девяносто девять монет.
Кади встал и сердито сказал:
– Раз так, значит, их ты должен отдать согласно уговору этой женщине, а себе взять только одну монету.
– Я требую справедливости! – закричал разносчик.
– Чтобы соблюсти справедливость, нужно выполнить уговор, – сказал кади. – Тут чёрным по белому написано: «Дорогая жена, разносчик даст тебе из этих денег столько, сколько захочет сам». Сколько ты хочешь? Девяносто девять монет? Вот и отдавай их. И делу – конец!