[ Империя наносит… ответный удар… ]

Дата: 
7 Авг 2009
Номер газеты: 

Отключение горячей воды посреди летней жары – это преступление против человечности. В тот самый момент, когда любому нормальному городскому жителю жизненно необходимо смыть с себя пот и грязь, являющиеся следствием палящего солнца, краны в его квартире глухи и хлещут холодом. Месяц без горячего водоснабжения в профилактических целях выглядит в этом случае издевательством – в остальные времена года Махачкала тоже не купается в кипятке, а оплату за работу полумёртвых котельных и свистящих труб собирает исправно…

Беда, как говорится, не приходит одна. Как только в наши дома решила вернуться горячая вода, за ней следом прискакали и проблемы износившихся коммуникаций. Ровно через сутки после того, как бойлер в нашем подвале обрадовал возможностью полноценно принять душ, лопнула труба горячей воды. Привычный коммунальному обществу нашего ЖЭКа ремонт в чопиковом стиле результатов не дал – течь вроде как устранили, но давление резко упало, и вместо горячей воды в наши ванны полилась чуть тёплая. Считай, как при «профилактике». Настойчивые попытки призвать управляющую компанию (теперь наш ЖЭК гордо называется именно так) привести трубы в норму натолкнулись на то, что мы услышали гениальную причину невозможности устранить проблему. «Сварщика у меня нет!» – отрезал вдруг начальник. Поняв бессмысленность попыток объяснить главе ЖЭКа, что, мол, это вообще-то не наша проблема, а твоя – нет сварщика, так найми на разовую работу на стороне, было решено действовать хитрее. Пара звонков знакомым в городское УЖКХ, и вот уже откуда ни возьмись на горизонте появился сварщик вместе с самим товарищем начальником.
Сварщик довольно резво подключил свой чудо-аппарат к электрической сети и нырнул в подвал. Начальник остался на улице и принялся увещевать жителей, что сейчас всё будет сделано в лучшем виде. Чувствовалось, что вставили ему в вышестоящей инстанции по самое не балуйся и пообещали, видимо, добавить в случае неисполнения указаний. Аппарат мерно гудел, из подвала летели искры…
Когда именно сварщик затих – не знаю. В пылу бесед с начальством мы просто не заметили, как пропал свет. «Магарам!» – вдруг проорал в тёмную пропасть подвала наш коммунальный бог. Тишина… «Магарам!!!» – уже на три тона выше. Вновь ни звука с обратной стороны. Начальник полез в проём самостоятельно…
В подвале что-то грузно чавкнуло и издало истошный нецензурный вопль. Тут уж пришёл черёд нырять всем нам и вытаскивать на поверхность два вырубленных тела. Когда оба пришли в себя, выяснилось, что сварщика ударило по голове какой-то свалившейся из ниоткуда трубой, а начальник сослепу нарвался на торчащий во все стороны силовой кабель, который его подчинённые должны были заделать ещё год назад, и его от души одарило электрическим разрядом. В общем, через четыре дня наши подвалы сверкали, как начищенные сапоги, и вода шла таким кипятком, как ни шла ни разу до этого…

Однажды Мулла Насреддин положил на большое блюдо три сливы и понёс в подарок завоевателю Тимуру. Дорогой сливы стали перекатываться на подносе с одной стороны на другую, и как ни говорил Мулла: «Лежите смирно, не двигайтесь, а то я вас съем!» – ничего не действовало: сливы всё подпрыгивали и перекатывались. Мулла, рассерженный, съел одну за другой две сливы и представил Тимуру всего одну сливу. Тимур очень был обрадован и пожаловал ему много денег.
Через несколько дней Мулла набрал корзину свёклы и опять понёс государю. Дорогой попался ему человек, и, узнав, что Мулла несёт Тимуру свёклу, сказал:
– Отнеси ему инжир, он ещё больше обрадуется.
Мулла раздобыл немного хорошего инжиру и поднёс Тимуру. По приказу государя приближённые и слуги стали бросать в Муллу инжиром. И по мере того как инжир попадал ему в голову, Мулла то и дело причитал:
– Благословение Господу, хвала тебе, милостивому, всещедрому! Теперь я понял смысл благодетельного совета!
Тимур услышал это и спросил:
– Мулла, что ты всё возносишь благодарения?
Насреддин ответил:
– Государь, я сперва нёс тебе свёклу, но по дороге один человек отговорил меня от этого. Если бы я принёс свёклу, что со мною было бы! Я лишился бы глаз и головы, и ничего от меня бы не осталось.