[ Детские воспоминания… …моей половины ]

Дата: 
14 Авг 2009
Номер газеты: 

Моя дражайшая супруга, будучи дамой, выросшей в дали от исторической Родины (в Москве, если быть более конкретным), очень часто любит рассказывать нашим отпрыскам истории из своего детства. С меня в таких вопросах толк небольшой – мои годы открытий и вступлений в жизнь проходили в среднестатистическом махачкалинском стиле. А вот у жены моей детство било ключом. Причём, бывало, что и разводным… Иногда она рассказывает свои истории мне. Они интересные. Потому, что излагать умеет весьма литературно. Вот так, например…

Однажды я была юной девочкой в красивом платье и с велосипедом «Салют-С». И у меня был сосед Вова. Тоже с велосипедом, но получше моего. У него был ненашенский велосипед, т.е. иностранный. И было лето, а мы жили на даче и постоянно пользовали велосипеды.
Родителям моим это не нравилось, потому что так пачкалось моё платье (Вова постоянно подрезал меня как нехороший человек, и я падала во всякие вонючие канавы, а он громко ржал). Чтобы упорядочить наше велосипедное лето, родители придумали для нас западло. Западло было такое – нам надо было вставать рано утром и собирать грибы с Вовиной бабушкой.
Каждое утро она будила нас хриплыми воплями – вставайте, черти, твари, опаздываем. Мы вставали в пять, чтобы не опоздать в лес, одевались, брали лукошки, термос и бутерброды, и шли в лес по грибы. В лесу мы садились под берёзу, разворачивали припасы и завтракали на поляне как охотники, а бабушка доставала свой хитрый термос с портвейном и хлебала оттуда, а нам не давала.
А нам тогда и не надо было, она нас подкупала шоколадными батончиками и главное – деньгами, чтобы мы на неё не стучали родителям Вовы, и разрешала брать велики, чего не разрешали как мои родители, так и предки соседа. Вот мы и не стучали, зачем стучать, когда грибы были прикрытием. После завтрака мы доставали из-под веток велосипеды и гоняли на них по лесу, срезая кусты, а бабушка сидела пьянющая на поляне с красными щёками и икала. Как вы сами понимаете, возвращались мы всегда без грибов, поэтому родители стали подозревать недоброе.
Мы решили эту проблему просто. В очередной грибной ход мы выловили в лесу грибника с корзиной и заставили его выменять содержимое корзины на бутылку непочатой водки и четыре шоколадных батончика. Непьющий дед-грибник с радостью согласился.
Бабушка критично бубнила и брезгливо рассматривала дедовы грибы, как бы недовольная сделкой, и даже, видимо решив, что она отоваривается в овощном, попросила его поменять один помятый гриб на более свежий вариант. Потом мы вернулись домой с корзинкой, набитой грибами, и нас погладили по голове родители за то, что мы молодцы.
А бабушка зло удалилась к себе в комнату, а потом вышла оттуда с красным носом, зачем-то поплакамши, и сказала нам с Вовкой, хихикнув:
– Надо было просто отобрать, чекушку просрали почём зря.
Боевая у Вовы была бабушка. До сих пор, между прочим, в лес ходит с термосом. И Вовиных детей к грибному делу приобщает…

Один вол жаловался второму:
– Отчего это, брат, так получается, что мы с тобой по целым дням работаем, а хозяева кормят нас только травой да соломой, а вот поросёнка, который никогда ничего не делает, они прямо-таки просто закармливают жирной рисовой кашкой с шафраном и специями?!
– Не завидуй ты ему, – отвечал второй вол, – ибо наша пища хоть и не вкусна, зато проста и здорова, и дарует нам долголетие, в то время как поросёнок, коего готовят к скорому пиршеству, поистине вкушает пищу смерти.