[ «Папа всё решит» ]

У выборов и вступительных экзаменов много общего: несознательность электората/поступающих, предопределённость результата и усиленно создаваемое впечатление о легитимности и чистоте самого процесса. И, собственно, откуда взяться размышляющему электорату, если ещё на стадии вступительных экзаменов в вуз большинство из его состава не могут сделать выбор в пользу правильного ответа на тот или иной вопрос.

ЧВ июле в большинстве дагестанских вузов начались вступительные экзамены. «ЧК» на примере одного-двух потоков приёма намеревался проследить за процессом: действительно ли отбирают лучших абитуриентов в каждом из государственных вузов республики? Благо опыт в качестве наблюдателей у коллектива газеты солидный: выборы мэра Махачкалы в 2006-м, парламентские выборы и выборы в органы местного самоуправления в марте 2007-го.

Как и тогда, мы наметили два этапа наблюдения: непосредственно во время проведения экзамена и в процессе проверки приёмной комиссией тестовых работ. Мы, как народ в общем-то вежливый и свято чтящий протокол, предварительно послали в крупнейший вуз республики письменный запрос. И. о. ректора ДГУ Магомед Аммаев заверял нас на своей пресс-конференции, что ДГУ для прессы открыт. Но…

23 июля группа журналистов «ЧК» отправилась наблюдать за проведением вступительного экзамена на известном степенью своего законопослушания юридическом факультете ДГУ. Но пронаблюдать нам довелось только за начальной стадией торжества университетского «правосудия» – за тем, как, делая или только стараясь делать сосредоточенный вид, будущие студенты юридического факультета ДГУ выполняли тестовые задания.

Впрочем, и за то время, которое нам отмерили, в залах спорткомплекса ДГУ произошло немало интересного.

Первым был эпизод с фальшивым абитуриентом: студент 3 курса Правовой академии наклеил на чужой паспорт свою фотографию. Очевидно, приходил сдавать экзамен за другого.

Потом нескольких студенток-платниц юридического факультета ДГУ, которые пришли сдавать вступительные на бюджетное отделение, не пустили на экзамен. Одних отправили домой, других, по словам очевидцев, совсем не случайных людей, «провёл» в зал декан одного из факультетов (в силу обстоятельств мы не можем назвать, какого именно). Хотя, как мы знаем, по закону «О высшем и послевузовском образовании» (ст. 16) это вполне реализуемый переход (с платной на госбюджетную форму обучения), и если по каким-то причинам высшее вузовское начальство решило этот закон не принять во внимание, то почему у студенток приняли документы в самом начале? Нужно отметить, что присутствовавший на экзамене председатель Общественной палаты Дагестана Абдулмуслим Муртазалиев тоже не помешал нарушению закона.

В десять часов задержали новую группу лиц, пытавшихся сдать экзамен за других абитуриентов. Их уже в зале при проверке документов обнаружил сотрудник УБЭП. На исполнителей заведено уголовное дело по статьям «мошенничество» и «подделка документов». Абитуриенты-заказчики в данное время от следствия скрываются.

Разные личности

По рядам будущих юристов (историкам было спокойнее) постоянно прохаживались ректор, проректоры, декан юрфака Шихтимер Магомедов и председатель Общественной палаты РД Абдулмуслим Муртазалиев. Наблюдатели следили сверху за «разговорчиками в строю», 367 партами, расставленными по залу. На самом деле сверху было даже удобнее наблюдать за тем, как кто-то пытается уловить ответ из наушников, переговаривается с соседом или просто, улыбаясь, наугад ставит крестики в тестовых заданиях.

Меж рядов парт и в фойе часто мелькала фигура одного из основных кандидатов на должность ректора, нынешнего и. о. проректора ДГУ Муртузали Рабаданова. Было ощущение, что он чувствует себя чужим на этом празднике жизни и как-то не может вписаться в процесс. Из своих источников мы узнали, что более или менее свободно он чувствовал себя на вступительных экзаменах у математиков и физиков. Причина тому – оторванность от общих университетских дел ввиду научной деятельности в Институте кристаллографии РАН. «ЧК», составляя ещё в апреле свой рейтинг кандидатов в ректоры ДГУ, писал о полной дистанцированности Рабаданова от групп влияния внутри университета. Теперь объективность нашей оценки подтвердилась наглядно. Дистанцированность пошла не на пользу одному из кандидатов в ректоры… А может статься и наоборот…

Продуманный ход

Антикоррупционная направленность этих вступительных экзаменов в ДГУ рекламировалась давно. Не знаем, что именно подвигло главный дагестанский вуз на такую открытость, но на запрос «Черновика» о возможности присутствовать на экзаменах представителю газеты ответили положительно и официально на пресс-конференции, которую руководство ДГУ провело 26 июня. Тогда в присутствии и. о. ректора Магомеда Аммаева и проректоров ответственный секретарь приёмной комиссии Назир Ашурбеков высказался так: «Приходите, смотрите. Можете ходить по залу, присутствовать от начала и до конца. В том числе и на проверках…». Он же пригласил поучаствовать на вступительных и всю остальную журналистскую братию Дагестана, представителей общественных организаций и сообщил о том, что на экзамене будет и УБЭП. Пообещал открытость и прозрачность. Пообещал так, что мы даже поверили.

На деле операция «антикоррупция» выстроилась из сочетания малоубедительных аргументов и технических средств тоже небольшой эффективности: в залах были установлены камеры слежения и «глушилки» сигналов мобильных телефонов. Последние всё то время, что корреспонденты «ЧК» находились на экзамене, не работали, как говорят, перегревались – и связь позволяла бесперебойно получать шпаргалки на телефон. Хотя, может, оно и к лучшему, потому как «глушилки», по словам Запира Алхасова, председателя молодёжного клуба ДГУ, вредны для здоровья.

Несмотря на заверения о полной прозрачности процесса, на проверку работ нас не пустили. И. о. ректора Магомед Аммаев так прокомментировал свой отказ: «Нет, я не могу вас туда пустить. Смотреть там нечего: ассистенты внесут ответы в компьютер, и он выдаст результаты. Только и всего. Присутствовать там СМИ не положено по инструкции. Поэтому как это вы будете там находиться?! Даже я там присутствовать не буду!..». Так Аммаев показал пример, которому надлежало следовать «ЧК» и всем остальным. Вдаваться в подробности, что за инструкция такая, он не стал.

После получения отказа черновиковцы из зрительного зала удалились. По дороге мы встретили одного из тех самых улыбающихся поступающих, которые так мало сосредоточивались на заполнении тестовых заданий. На наш вопрос: «Ну, как написал?» – он ответил так же весело и уверенно, как вёл себя в зале: «Папа всё решит!»

Комментарий «ЧК»

В серии материалов о высшем образовании «ЧК» обозначил критерии НАЦИОНАЛЬНОГО университета, которым, при условии некоторых качественных изменений, может стать ДГУ.

А рейтинг дагестанских вузов и рейтинг кандидатов на должность ректора Даггосуниверситета показали, в каком именно направлении должны эти преобразования осуществляться. Мы говорили о парадигме высшего образования (приоритеты – технология – техника – специалисты) и связывали её с личностью нового ректора, от которого ждали и сейчас ждём перемен. Только начинать преобразования, как оказалось, надо не с удовлетворения абстрактных потребностей дагестанской экономики, а с гораздо более приземлённых нужд республики в конкурентоспособной, а значит, некоррумпированной системе образования. Такой пока у нас нет. И, следовательно, вся ответственность за её воссоздание ляжет на плечи будущего ректора.

11 июня истёк срок действия контракта Омара Омарова, 15 лет возглавлявшего ДГУ. Выборы нового ректора, назначенные на май, постоянно переносились и теперь должны состояться ориентировочно в октябре. А до этого времени управлять университетом поручено Магомеду Аммаеву, бывшему проректору ДГУ.

Понятно, что от и. о. нелогично ждать какого-либо реформаторства и человек, исполняющий эту роль, призван лишь обеспечить относительную стабильность в вузе до избрания нового управляющего. Но несмотря на это мы ждали. Надеялись, что тень Омара Омарова покинула университет и обещания открытости и борьбы с коррупцией будут исполняться. Но тень, как у Ницше, оказалась не менее сильной, чем сама личность. Назовём эту тень. Команда. И она сработала как часы. Несмотря на внутренние распри, расколы и соперничество, команда выдала нужный результат по отработанному годами механизму и проигнорировала требования перемен, которые давно назрели. Консервная банка под названием «ДГУ» не поддалась вновь. Очевидно, ножи для её вскрытия должны быть острее.

]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл