Злата Прага

Прага заканчивается не в здании аэропорта у пункта регистрации на рейс и даже не в салоне самолёта Czech Airlines. На самом деле это происходит в момент, когда заходишь в здание московского Шереметьево и встречаешь угрюмые, хмурые лица российских туристов в зале ожидания посадки. После открытых пражцев это как контрастный душ… или контрастные души.

В Праге был организован семинар, участницей которого мне посчастливилось стать. Нашу группу обучали основным правилам видеосъёмки и монтажа, а в перерывах мы пробовали на вкус пражскую жизнь. Послевкусие великолепное. И вот что этому способствовало.

 

Люди в Праге

 

«Здесь люди в среднем получают около 20 тысяч крон. Это не такие большие деньги, но людям этого достаточно. Здесь не стараются прыгать выше головы, как-то выпендриваться. Живут и всё», – сказала Аня, один из организаторов семинара. Она эмигрировала в Чехию из Беларуси.

Нам с коллегой по группе дали задание записать на видео социальный опрос. Спрашивать пражцев можно было о чём угодно, но решили остановиться на ситуации с Украиной. Вопрос звучал примерно так: «What do you think about situation between Russia and Ukraine?». Но, как оказалось, найти в Праге в 10 утра человека, который мог бы поразмышлять на эту тему, очень непросто. Большинство отнекивались ещё на вопросе «Excuse me, do you speak English?». Остальные просто спешили по своим делам. В итоге отыскали-таки нескольких чехов. Но и тут не довелось услышать каких-то глубокомысленных рассуждений. Суть их ответов была примерно такой: «Да, я что-то слышал об этом, но подробностями не интересовался, поэтому сказать, кто прав, а кто виноват, не могу. Извините». Почему-то мне сразу вспомнились слова университетского преподавателя истории: «Общество, которое следит за политическими и экономическими событиями – это больное общество».

Зато когда к нам пришёл очередной лектор из правозащитной организации Чехии, он начал свою речь загадочным «На самом деле в благополучной, на первый взгляд, Чехии тоже ущемляют права граждан…». И далее речь шла о преследовании цыган (по его словам, недовольство толпы вызвано распространённой дезинформацией, что пособия по безработице у цыган больше, чем у коренных жителей).

 

Музыкальный город

 

В центре, где мы часто гуляли, повсюду раздаётся музыка, особенно в районе Вацлавской площади. За одним углом три студента играют «Шторм» Вивальди. Двое на скрипках, а третий – водит смычком по струнам виолончели. Чуть поодаль – какой-то паренёк сидит за синтезатором, нахлобучив на себя лошадиную голову. Наигрывая «My heart will go one», главный саундтрек «Титаника», он начинал мотать этой самой головой и тихонько в тон к музыке ржать (в прямом смысле слова). Довершали эту «романтическую» картину горящие вокруг свечи. Но цель достигнута: публика смеялась и безжалостно расставалась с кронами. Доиграв композицию до конца, он склонял свою лошадиную голову на клавиатуру и молчал, пока какой-нибудь неискушённый зритель не вдохновит его монетой на дальнейшую игру. Тут наш великий маэстро воскресал и начинал игру вновь, всё так же тряся лошадиной головой.

Был ещё один музыкальный персонаж. Слепая женщина играла на флейте. Коробочка для монет была привязана к её ноге. Это производило впечатление даже большее, чем её незрячесть. Но коробки для монет иногда бывали и символическими. Однажды в праздничный день филармонический оркестр, ряженый в традиционные для чехов бордовые жилет и бриджи до колен, с белыми гольфами, высыпал на площадку перед Рудольфинумом (главная концертная площадка классической музыки в Чехии). Игру сопровождал звон монет, летящих в пустой чехол от скрипки.

 

Братья наши меньшие

 

О безграничной (порой абсурдной) любви европейцев к братьям нашим меньшим мы все наслышаны. Вот как эти легенды материализуются в Чехии. Начнём с того, что за всё время пребывания там мне не встретился даже самый захудалый бродячий пёс или кот. Птицы и те не жаловали столицу Чешской республики. Зато внимательный прохожий может наглядно ознакомиться со всем разнообразием породистых собак. Кстати, ведут себя последние как-то отрешённо. Не лают, не принюхиваются, не говоря уже о том, чтобы набрасываться на людей. Можно подумать, что ходить на поводке (или без), виляя хвостом перед хозяином, – это предел их собачьего счастья.

Впрочем, сами хозяева разделяют это счастье не меньше. Например, сидя прямо на брусчатке площади Вацлава, уличный концерт скрипачей слушал один персонаж. Молодой человек задумчиво поглаживал что-то большое, чёрное и мохнатое, что покорно разместилось на его коленях и, казалось, тоже наслаждалось скрипичной музыкой. Сказать, что это была совершенная идиллия, значит ничего не сказать.

И напоследок один организационный момент. На урнах в парке висят бумажные пакеты. Догадаться, для чего они, без посторонней помощи мне так и не удалось. Оказалось, для того, чтобы собачники могли убирать за своими питомцами.

 

 Из других наблюдений

 

На самом деле встретить на улице пианино со стулом – это обычное дело. И периодически кто-нибудь за него садится и начинает музицировать. Однажды на площади у Стары Града (Старый Замок) я наблюдала такую картину: за инструментом сидели бомжи, один играл что-то трудноразличимое на фортепиано, а второй изображал аккомпаниатора, изо всех сил обрывая оставшиеся струны своей гитары. Но странно даже не это. Несмотря на их традиционный для бомжей вид и (простите) запах, рядом стояла пражанка, смеялась и хлопала в ладоши.

Отдельная история с транспортом. Во-первых в трамваях за всё время мне не встретился ни один кондуктор, а в метро у аппаратов, считывающих билеты, нет захлопывающихся дверей. Более того, основная масса людей абсолютно не утруждает себя пробиванием билетов. Возможно, что у всех проездные, но в аналогичной ситуации в России обязательно стоял бы некто, кто подошёл бы и проверил, не «заяц» ли ты.

 

Внешний вид

 

Вы понимаете, что находитесь в Праге, а не в каком-нибудь российском/дагестанском городе, ещё по дороге из аэропорта. Проезжая часть, как правило, неширокая. Дорожная разметка как будто вчера нарисована, а в центре транспорт вообще колесит не по асфальту, а по брусчатке. На тротуарах тоже брусчатка, только совсем мелкая, со стороной почти вдвое меньше дециметра. Невольно приходит мысль, какое терпение нужно, чтобы покрыть ею столько улиц.

Ну и, наконец, архитектура. Всё выглядит очень гармонично. Экстерьер каждого дома продуман до мельчайших подробностей. На окнах часто встречаются кашпо. В центре преобладает готический стиль, барокко и модерн, без многоэтажек и прочих прелестей современности. Судя по тому, что прочла в одном путеводителе, охраняется архитектурный облик весьма тщательно: «Охранная грамота ЮНЕСКО распространяется не только на внешний облик зданий, но и на интерьер со всей начинкой. Без специального разрешения нельзя даже гвоздь в стенку вбить, не говоря уже про установку стеклопакетов и прочих технологических удобств». Для сравнения: в одном из интервью директор Дербентского музея-заповедника Али Ибрагимов сетовал, что при подготовке к юбилею города Дербента не учитывается мнение специалистов: «Интересы старой части города в этом юбилее представляют мало дербентцев, которые живут там и знают её проблематику, в том числе и инфраструктурную. Я ни разу не был приглашён ни на одно совещание по реставрации улиц. И результат налицо: сейчас на улице Мамедбекова уложена современная плитка. Но она этнически и стилистически не сочетается со стенами VI века».

Встретить на улице пианино – обычное дело


1 Что вы думаете о ситуации между Россией и Украиной?

2 Извините, вы говорите по-английски?

 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл