Заколебали

Как достучаться до судей, чтобы они увидели стоящих за оглашаемыми ими приговорами живых людей?
Дата: 
2 Окт 2020
Номер газеты: 

В один день, пока сидел я в следственном кабинете СИЗО и ознакомлялся с очередным томом нашего сфабрикованного уголовного дела, до моих ушей дошёл разговор одного из его авторов с режимником (сотрудником, следящим за исполнением режима – в насколько это возможно полном значении этого слова) СИЗО по имени Фарух.

«Ты зачем ему дал разрешение на эти звонки?!» – негодовал он, говоря об Абубакаре Ризванове. Ранее следователь Надир Телевов вынес постановление, позволяющее нам осуществлять звонки с телефонного аппарата изолятора за свой счёт. Судя по тону разговора, Абубакар оказался первым в истории махачкалинского СИЗО, который воспользовался данным правом.

«Мы уже заколебались с этим аппаратом!» – продолжал возмущаться Фарух, так как настройка работы телефонного аппарата потребовала недюжинных усилий от сотрудников нашего места содержания под стражей.

«Да если бы я ему этого разрешения не дал, он бы вас всех тут заколебал!» – отвечал Телевов.

«Да эти трое нас давно уже всех заколебали!» – не сдерживался Фарух, явно имея в виду нашу троицу.

Такой отзыв нашего влияния на администрацию СИЗО-1 Махачкалы, конечно, не может не льстить. К тому же мне такая откровенность предстаёт довольно забавной. Ситуация помогла сформулировать мне то, о чём я хотел написать уже давно, но мысли не собирались в единую логическую цепочку. Оказалось, что в качестве связующего звена не хватало лишь слова, выведенного в заголовок.

Подражая своему «коллеге», я тоже постоянно выстраиваю аналогию нашего сизошного мини-государства с государством как таковым. И смею заметить, что, как обычно бывает при диктаторских режимах, даже после смены власти система остаётся та же. Само собой, некоторые аспекты изменяются (какие-то – в лучшую сторону, какие-то в худшую), но в общем и целом система приводит все дробные слагаемые к общему знаменателю.

 

О чём это я?

 

Вот во времена деспотизма режима Абдусаламовича (Дауд Давыдов, экс-начальник СИЗО-1, сидит в том же СИЗО по обвинению в коррупционных преступлениях – «ЧК») в Махачкалинском Централе было крайне сложно добиться даже рассмотрения какой-либо своей мало-мальской жалобы. Требовалось заколебать всех, кого только можно, из числа администрации: объявлять голодовки, резать вены, организовывать бунты, поджоги, погромы... Писать заявления и жалобы почти никто не умеет или не желает по различным причинам. Поэтому я выделялся в глазах начальства, что даже Дауд Давыдов меня называл писулей, ибо заявлял свои законные требования и жаловался во все инстанции. То бишь «заколёбывал» своими методами.

Положительный эффект был. Но особенно эффективно метод стал работать после революционного свержения «верхушки». Правда, впоследствии снова, для того чтобы достучаться до начальства, нужно было прибегать к дебошировским средствам. Тогда я объявил голодовку, посредством поддержки «Черновика» добился реализации немаловажных требований и призывал Азнаура Расуловича и Артура Алибековича просто не доводить до острой ситуации, а решать возникающие у арестантов вопросы мирно.

Но нет. Система этого не предусматривает. В итоге, несмотря на уверения нового начальства, что после снятия карантина нам в камеры поставят холодильники и закроют уборные из вида, произошёл бунт. Арестанты «спецблока» разбили камеры видеонаблюдения и выдвинули не очень грамотно сформулированные требования… (Отметим, что о бунте в СИЗО руководство УФСИН РФ по РД общественности не сообщило «ЧК».)

Я до сих пор возмущён произошедшим. А из-за моей открытой позиции против подобных методов некоторые арестанты этажа, припомнив детсадовские слухи, заочно списали меня со счетов. Но больше всего меня возмущает позиция администрации и сотрудников изолятора, диктуемая установившейся системой и допускающая решение только тех вопросов, которыми их конкретно «заколёбывают».

 

А если подумать?

 

Разве во всей стране не так? Нужно тебе добиться получения /приёма документов в МФЦ или Росреестре (я уже стал забывать названия всех этих странных учреждений), и как их добиться?

А обращения с жалобами в прокуратуру, администрацию, полицию как довести до каких-то телодвижений с их стороны?

А в судах? Как достучаться до судей, чтобы они увидели стоящих за оглашаемыми ими приговорами живых людей? Да мало того, что надо самому изрядно заколебаться, так и их всех надо изрядно заколебать, чтобы хотя бы обратили на тебя внимание... И самое забавное – тебя ещё будут за это обвинять. А самое удивительное – мы будем чувствовать себя реально виноватыми.

Какой парадоксальный недуг утвердился в наших умах, из-за которого львиная доля недовольных способна лишь на словесные сетования где-нибудь в комментариях «Инстаграма» с обезличенного аккаунта или на шконке махачкалинского изолятора в ограниченном кругу лиц.

Почему не пишете жалобы? Не записываетесь к начальству? Не выходите на пикеты? Не делаете хоть что-нибудь хоть для малейшего исправления положения?

«Это бессмысленно», – ответят одни. «А вдруг мне проблемы будут?» – подхватят другие. «Чего это я один должен газовать?!» – возмутятся оставшиеся. И все они добавят: «Не хочу портить отношения/ругаться с ними». Какие могут быть ещё комментарии по всему этому?..

 

Пример для подражания

 

Ярким примером, который колоссально отличается от всех остальных, является наш (не побоюсь этого слова) реалист Абубакар Ризванов. Он не гнушается тем, что заколебал всех (в лучшем понимании этого слова): от администрации СИЗО до судей Советского райсуда Махачкалы – и добивается соблюдения его законных прав всеми имеющимися способами. По изолятору он ходит как по собственному офису, а в суд ездит как на работу, где судьи соревнуются в количестве рассмотренных за день «жалоб Ризванова».

И знаете что? Это круто! Как сказали некоторые мои сокамерники и один из адвокатов: «Вот если бы все так делали, что-то бы да изменилось!» Только вот сами они это делать готовы, наверное, лишь тогда, когда это будут делать все...

P. S. Кстати, возвращаясь к теме администрации СИЗО, я вот уже две недели пишу заявления на личный приём и по различным нуждам (газеты, звонок, холодильник и т. д.), но в ответ тишина, нарушаемая лишь сообщениями Фаруха: «Ну, ты же понимаешь, что у нас суета!» (О суете в системе УФСИН РФ по РД читайте на 2 стр.  «ЧК».) Зато стоит кому-то постучать по двери и конкретно пошуметь, его зов не остаётся без внимания. И что мне прикажете делать? ]§[

01.10.2020 г.

Из СИЗО-1 Махачкалы