«Зачем похищать министра? И так разбогател бы»Подсудимых Магомеда Омарова и Яхью Алискантова допросили на суде по делу о похищении экс-министра строительства Дагестана Ибрагима Казибекова

Ибрагим Казибеков скрывается и скрывает, как на самом деле проходило его похищение
Дата: 
2 Ноя 2018
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Процесс по похищению бывшего министра строительства Дагестана Ибрагима Казибекова близится к завершению. 18 и 25 октября были допрошены подсудимые Яхья Алискантов и Магомед Омаров, в качестве свидетелей – его сыновья, сотрудник Росгвардии Шамиль и оперативник Советского РОВД Асадула.

Магомед Омаров признался, что на должность начальника центра безопасности администрации главы республики устроил его одноклассник Раджаб Абдулатипов в феврале 2013 года, а также он действительно помогал своему троюродному брату  Залкепу Алискантову в получении гранта через замминистра сельского хозяйства Дагестана.

Отметим, что Залкеп Алискантов признался в организации похищения Ибрагима Казибекова и сотрудничал со следствием, в апреле этого года его приговорили к девяти годам колонии строгого режима.

«Алискантовы – достойная семья, но в семье, как говорится, не без уродов. Залкеп Алискантов сидел не за то, что совершил, он не за то берётся. Второй раз попадается за подготовку к покушению, это говорит о том, что не способен, но хочет всегда чего-то, ради денег братьев готов убить. Меня попросил его старший брат в 2016 году, когда Залкеп освободился, помочь ему получить грант до 1,5 млн рублей для начинающих предпринимателей. Родственники хотели в селе его куда-нибудь пристроить, чтобы он чем-то полезным занимался. По этой теме мы с ним разговаривали и несколько раз встречались дома, на работе. Я свёл его с заместителем Министерства сельского хозяйства РД Джамалудином Магомедовым», – пояснил подсудимый.

По словам Омарова, Залкеп набирался наглости и обращался к нему по многим другим вопросам, в том числе ему приходилось звонить судье Кировского районного суда Ягузалу Магомедову.

«Я не прибегнул бы к Залкепу Алискантову, он не способен оценить ситуацию. Если мне нужно было организовать похищение, у многих министров мои охранники были, я через них бы узнавал всю информацию, мог бы навязать своего водителя», – отметил Омаров, который 4 года работал в шестом отделе и знает толк в похищениях.

Подсудимый отрицает свою вину и считает, что изначально обвинения в его адрес имеют заказной характер, а после отставки главы Дагестана Рамазана Абдулатипова началась сплошная фальсификация доказательств. Он уверен, что после того как Алискантов и его подельник Хабиб Азизов в феврале 2017 года указали сотрудникам правоохранительных органов на него как на заказчика, то на его разработку и задержание хватило бы две недели, а не семь месяцев.

Омарова, по его словам, задержали 28 июля прошлого года на границе Ингушетии с Осетией, когда он ехал в Пятигорск на лечение. В этот же день к нему приехали сотрудники и сказали написать заявление по собственному желанию. Его доставили в Следственное управление СКР по РД в Махачкалу, продержали шесть дней в ИВС, 2 августа предъявили обвинение.

О том, что он подозревается в организации похищения министра, Магомед Омаров узнал от Рамазана Абдулатипова. «Я ему ответил, что это подстава. Затем о подозрениях в мой адрес я доложил руководителю Росгвардии. Я выждал несколько дней, увидел, что никаких решений организационного характера не приняли, поэтому решил, как и планировал, поехать в Пятигорск. Оставалось 10 дней до дня рождения Абдулатипова, и до этой даты нужно было вернуться. Я впервые за четыре года работы взял летний отпуск, потому как намечались свадьбы сына и дочери. Ко мне люди ходили с предложениями, зачем мне похищение Казибекова, я и так мог разбогатеть?» – пояснил подсудимый.

Омаров обратил внимание судьи на то, что он не давал никакой информации о Казибекове, не предоставил им рации, номера, машины, оружие, несмотря на то что в показаниях Шамиля Богатырёва, Хабиба Азизова, Залкепа Алискантова говорится об обещании обеспечить этим.

Кроме того, по его мнению, выглядит абсурдным, что он передал Залкепу телефон iPhone 5S с паролем, записанным на бумаге. В этом случае Омаров подставляет своего сына Асадулу – сотрудника Советского РОВД.

 

«Нас подставили…»

 

 

На допросе Асадула и Шамиль Омаровы рассказали, что происходило в их доме 20 июля 2017 года – в день похищения Казибекова.

По словам Асадулы Омарова, примерно в 23:00 он вернулся с работы, в домофон позвонил Залкеп и попросил отца спуститься. «Он сказал, что не хочет просить машину у отца, а также ему нужна рация и человек с «корочкой». Предложил мне поехать с ним по одному делу в Редукторный посёлок и заработать денег. Я относился к нему как к родственнику, хоть и с подозрением, так как он сидел в тюрьме. Я ему сразу не ответил отказом, сказал, что спрошу разрешения у отца, заведомо зная, что мне не разрешат. Отец не спустился, так как ему надо было рано утром с главой ехать в Дербент. До этого он говорил, что для Залкепа его нет. Мне категорически запретил с ним куда-либо ехать. То же самое Залкеп предложил Шамилю. Брат отказался», – вспомнил он. По его словам, Залкепа ранее он не видел в их доме, появляться он стал в период с января по июль прошлого года.

После этого они и дядя Махач прошли в беседку, которая находится во дворе дома, чтобы выпить чай. Асадула отметил, что в то время, как он принёс чайник, Залкеп попросил позвонить с его телефона. Как говорит сын Омарова, он без задних мыслей дал свой iPhone 5S и продиктовал пароль 20.10.89, а сам ушёл в дом за сладостями к чаю. Когда вернулся, Алискантов с дядей стояли у ворот и прощались. В тот момент Асадула не обратил внимания на то, что его телефон пропал. Обнаружилось это на следующее утро, когда брат спросил, зачем он звонил ему в два часа ночи. Асадула ответил, что не звонил, так как в это время спал. Потом от дяди узнал, что он видел у Залкепа в руках какой-то телефон, но думал, что это его. Позже брат Алискантова позвонил и сообщил, что Залкепа задержали. В Ленинском РОВД Асадуле сказали, что его родственника задержали сотрудники из СКФО по серьёзной статье с оружием, а все вещи, обнаруженные при нём, изъяты.

«Мне этот телефон подарил отец в январе 2017-го, я сам устанавливал пароль к нему. Никто больше моим телефоном не пользовался и не знал пароль. Залкеп решил нас подставить», – считает Асадула Омаров.

По словам Шамиля Омарова, при обыске в их доме силовики просмотрели всю документацию отца, все комнаты, но почему-то не согласились изъять запись с камер видеонаблюдения, установленных по всему периметру дома. На записи видно, как 20 июля зашёл Залкеп, его встретил Асадула и дядя Махач, и что Магомед Омаров не вышел к гостю. По словам Шамиля, в этот день Залкеп несколько раз звонил ему, так как на его телефонные звонки отец не отвечал.

 

Непутёвый брат

 

По словам Яхьи Алискантова, он приехал в Дагестан 26 июня на праздник Ураза-байрам поздравить маму и планировал провести здесь 2 недели.

«Все недовольны младшим братом Залкепом, он никого не слушался, непонятно чем занимался. Вместе с ним постоянно был Хабиб Азизов, они вместе куда-то ездили, брат часто не ночевал дома. Думали, что он наркотой занимается, хотел его вычислить, так как у меня у самого раньше были проблемы с этим. Как-то услышал разговор с Азизовым, что кто-то ему в карты проиграл 300 тысяч рублей, в счёт долга нужно было забрать машину. Я спросил про это у них, они ответили, что есть ребята, которые помогут им разрешить этот вопрос. Так как Залкеп и Хабиб отсидевшие, чтобы у них не было новых проблем, предложил самому поговорить с ними. Вот таким образом я оказался в компании Шамиля Богатырёва, Хабиба Азизова и других», – рассказал Яхья Алискантов.

Ему назначили встречу в 8–9 вечера 20 июля, они подъехали к дому, и Богатырёв сказал, что нужно поговорить с человеком, который должен деньги, причём обговаривалась сумма 100–200 млн рублей. Подсудимый отметил, что он предупредил их, что это слишком большая сумма, поэтому нужно брать то, что могут отдать. Там же были люди в чёрной форме и масках с оружием, которые, как объяснили Алискантову, контролировали ситуацию.

«Когда я вошёл в дом, там сидел мужчина со связанными руками и шапкой, натянутой на лицо. Я потом узнал, что это был похищенный министр. Я его спросил, знает ли он, чего от него хотят. Он ответил отрицательно. Потом спросил, во сколько оценивает свою жизнь, и сказал, что ему нужно отдать 100 млн рублей. Он сказал, что у него есть только 15–20 млн рублей, затем ему принесли телефон, и он сказал родственнику: «Мне нужны срочно деньги». Залкеп стоял рядом и молчал. Я ему ещё до этого говорил, что это подстава», – добавил подсудимый, уточнив, что после задержания его спрашивали, кто заказчик, но он не указал, что это Магомед Омаров. С ним, как признался Алискантов, он не виделся с 2010 года, а когда в последний раз приехал к нему домой с Залкепом и Хабибом, никаких разговоров о похищении они не вели.

Яхья Алискантов не признал предъявляемое ему обвинение. А явку с повинной, признательные показания и сотрудничество со следствием, по его словам, его вынудили подписать под пытками. Он также говорит, что в следственный изолятор к нему приходил сотрудник по имени Кирилл и говорил, что приехал от брата Запира, который работал в СОБР. Он сказал Яхье, что из-за них брата отстранили от работы, а он за него поручился, поэтому нужно подписать признательную. ]§[