«Вписал(ся) в историю…»

Абдулмумин Гаджиев напомнил судье, что вынесенное решение останется на его совести до конца дней...
Дата: 
5 Июл 2019
Номер газеты: 
Фото: 
автора

В среду, 3 июля, Абдулмумин Гаджиев выступил с последним словом во время рассмотрения апелляционной жалобы на свой арест. Предлагаем читателям полный текст выступления нашего коллеги и самим сделать выводы…

– Та следственная группа, которая меня задерживала и доставляла в Следственный комитет, говорила, что всего лишь исполняет приказ сверху. Следователи, которые меня допрашивали, говорили, что всего лишь обрабатывали ту информацию, которую им предоставили. Видя перед собой невиновного человека, следователь Надир Телевов говорил мне, что если бы была его воля, то он отпустил бы меня под домашний арест или под подписку о невыезде до решения суда. С его же слов его воли в следственных мероприятиях не было. Работники, не боясь, говорили мне, что всего лишь охраняют меня до решения суда. Конвой, который доставлял меня в суд, говорил, что они маленькие пешки в этой большой игре, задача которых – лишь отвезти и привезти меня. Работники СИЗО говорят мне, что ничего против меня не имеют, но должны держать меня в камере до вынесения приговора.

Конечно, в этой ситуации я наивно полагал, что своё веское слово скажет судья. Однако он хладнокровно закрыл глаза на отсутствие доказательств моей вины и на многочисленные доказательства моей невиновности и шёпотом отправил меня за решётку на два месяца. Уже потом я прочитал в газетах, что судья в таких ситуациях ничего не решает, что это стандартное клише, что у него связаны руки.

Так вот, я задаюсь вопросом: кто в этом государстве отвечает за то, что меня, человека, не совершавшего в жизни ни одного преступления, хотят упрятать за решётку сроком от 10 до 15 лет? Кто несёт ответственность передо мной, перед моей семьёй, моим родителями, перед редакцией моей газеты, перед общественностью?

Я провожу время в камере с людьми, которые обвиняются в убийствах, в покушении на убийство, распространении наркотиков, в грабежах, разбоях. Однако знаете, у кого самое тяжкое преступление и кому грозит самый большой срок? Мне. «Финансисту» террористов.

Я долго думал о том, почему меня задержали, кому я перешёл дорогу. Я пришёл к выводу, что здесь одно из двух. Либо это просто грубая топорная работа правоохранительных органов, которым надо сдавать квартальные отчётности. Либо, что более вероятно, из-за моей журналистской деятельности, в частности по профилактике экстремизма. Возможно, кому-то выгодно распространение в нашем регионе экстремизма, ни для кого не является секретом: на борьбу с терроризмом выделяются огромные деньги. Я не считаю, что это позиция государства. Я думаю, что воля отдельных людей в правоохранительных структурах.

Хотел бы сказать ещё несколько слов в очередной раз в доказательство того, что я не верблюд. Это на самом деле морально тяжело. Я не знал об этом, пока не оказался перед государственными обвинителями, которые, как выразилась одна журналистка, решают судьбу человека, словно таскают кирпичи.

 Моё задержание было основано на показаниях Кемала Тамбиева. Сейчас прокурор ничего нового не добавил. Во-первых, как показания Кемала Тамбиева могут быть основанием для моего задержания, если его допросили после меня? Во-вторых, как его показания могут быть основанием, если он дал показания под пытками, о чём заявил суду лично и о чём свидетельствовал его внешний вид? Текст, который его вынудили подписать, был составлен настолько топорно, что оперативники умудрились назвать меня руководителем проекта «Худа-медиа», перепутав с Абубакаром Ризвановым.

В-третьих, как эти показания могут быть основанием для моего задержания, если они даны со слов третьего лица, который никому из нас не известен? Разве это может служить доказательством согласно действующему законодательству? В-четвёртых, как эти показания могут быть основанием для моего задержания, если в них говорится, что я собирал средства для благотворительного фонда, причастность которого к ИГИЛ не установлена?

В-пятых, как эти показания могут быть основанием для моего задержания, если в них говорится про 2013 год, когда ИГИЛ вообще не существовало? Не говоря уже о том, что в России эта организация стала запрещённой только через несколько лет.

Пользуясь случаем, я хотел бы попросить своих друзей морально поддержать моих сыновей. Также, если бы кто-нибудь из спортсменов пошёл к ним или пригласил их куда-нибудь, я был бы очень благодарен. Имена называть не буду.

Также хочу сказать несколько слов о своих якобы подельниках, с которыми мне удалось познакомиться в камере во время заседания суда. Кемал Тамбиев. Я с ним поговорил. Он образованный, начитанный человек. Специалист по программированию, успешный предприниматель, руководит большими проектами.

Абубакар Ризванов. Этого человека три раза задерживают за одно и то же. Первый раз его задержали, пытали, били. Не нашли ничего противозаконного в его фондах «Ансар» и т. д., в причастности к которым меня обвиняют. Отпустили. Через некоторое время его опять задерживают. Во всех этих мероприятиях участвует один тот же следователь. Проверяют все те же самые фонды. В очередной раз не находят никаких доказательств в финансировании терроризма. И что они делают? Подкидывают ему «спайс» и гранату, после чего он сидит 3,5 года в СИЗО. Он выходит из этого СИЗО и решает вообще уйти из общественной жизни. Забирает свою семью и переезжает в Ахвахский район в своё село, чтобы уделить внимание своей семье. Никуда не суётся, ничем не занимается. Больше полугода живёт в своём селе. Нет, его опять оттуда выдёргивают, привозят в Махачкалу больше чем на 10 машинах. Несколько раз его ударили. И заставляли признаться опять в чём-то. Проверяют вновь всю деятельность благотворительного фонда. И представляете, на это раз в этих же документах, бумагах, отчётах, которые проверялись два раза несколько лет назад, уже всплывает финансирование терроризма. И нам троим грозит срок от 10 до 15 лет.

Хочу сказать: я образованный человек, который умеет трудиться, зарабатывать деньги, я зарабатываю в последнее время около 150 тыс. рублей в месяц, официально плачу налоги, и вся эта судебная система содержится, в том числе на наши деньги. Вы поступили неправильно: и следствие, и суд. Я вас призываю к совести! Сейчас в нашей стране и за рубежом и по всему миру идёт тренд на популяризацию гражданских институтов, сейчас, в этот момент, пишется история.

Уважаемый судья, ваша честь! Я вас прошу, чтобы вы вписали своё имя в историю честным человеком. Вы видите это всё, этот произвол. И если вы будете выносить это решение, оно останется на вашей совести до конца ваших дней. Я вам об этом говорю как гражданин страны и как полноценный член того общества, из которого меня незаконно вывели и посадили в клетку. ]§[