С последним словом или без…

Абдулмумин Гаджиев уверен, что в 39 томах уголовного дела нет ни одного доказательства его вины
Дата: 
31 Июл 2020
Номер газеты: 

В среду, 29 июля, Верховный суд Дагестана продлил арест журналисту «Черновика» Абдулмумину Гаджиеву, предпринимателю Кемалу Тамбиеву и экс-соучредителю благотворительного фонда «Ансар» Абубакару Ризванову до 13 сентября. Их (Гаджиев был в футболке с надписью «Я/Мы Фургал», а Тамбиев и Ризванов – в футболках «Я/Мы Абдулмумин Гаджиев») в этот раз доставили в зал суда.

Судья Расул Магомедов сначала стал решать вопрос с общественными защитниками – Даной Сакиевой и юристом Арсеном Магомедовым. Спустя год выяснилось, что они не имеют права принимать участие в заседаниях наравне с адвокатами, а вынесенные ранее постановления судов первой инстанции о привлечении их в качестве общественных защитников не имеют силы. Оказалось, что такое постановление должен выносить следователь.

Абдулмумин Гаджиев ходатайствовал об участии его супруги Сакиевой в качестве общественного защитника наравне с адвокатами. Он заявил, что отказывается от рассмотрения без самого опытного его защитника. Перед этим, несмотря на представленные в материалах дела официальные документы, судья попросил Гаджиева подтвердить, что Сакиева его супруга.

Следователь Надир Телевов и прокурор Магомед Ибрагимов выступили против, ссылаясь на то, что на досудебную стадию допускаются только адвокаты. Также они высказались по ходатайству Тамбиева о привлечении в качестве общественного защитника его супруги Лауры Курджиевой. Судья разрешил ей, Сакиевой, представлять интересы подзащитных, но лишь на данном заседании. Прокурор попытался поспорить с судьёй, но тот ему предложил разобрать этот вопрос в частном порядке.

Далее Расул Магомедов отказал Гаджиеву и Ризванову в ходатайстве о фотовидеосъёмке исключительно их выступлений. Прокурор впервые оставил это решение на усмотрение судьи и не стал читать лекции о запрете прямой трансляции на заседаниях об избрании меры пресечения.

Телевов просил продлить арест, основываясь на решении руководителя Следственного комитета РФ о продлении расследования уголовного дела в отношении обвиняемых до 15 месяцев – до 13 сентября 2020 года. За это время арестантам и защите необходимо ознакомиться с 39 томами материалов дела и произвести ряд следственных действий. Телевов заключил, что оснований для избрания другой меры пресечения не имеется.

Адвокат Арсен Шабанов обратил внимание суда на то, что ни на одном листе ни одного тома материалов дела нет доказательств того, что Гаджиев может скрыться и оказывать давление на свидетелей, а следователю нечего предоставить в обоснование своих доводов. Адвокат Шамиль Магомедов предложил суду хотя бы один раз рассмотреть вариант другой меры пресечения – домашний арест, так как за 15 месяцев ни разу это даже не обсуждалось, а лишь были приняты во внимание голословные заявления следователя. Адвокаты Рашид Джафаров и Рафидин Курбанов тоже указали на несостоятельность доводов следствия и незаконность ходатайства следователя.

Гаджиев заявил, что уже ознакомился со всеми 39 томами уголовного дела и у Телевова не осталось даже формальной причины проводить какие-либо следственные действия: «Нас ставят в позицию, чтобы мы доказывали свою невиновность, хотя это задача следствия – доказывать нашу вину. Никто не выявлял, кто эти сотрудники правоохранительных структур, органов власти, Народного собрания Дагестана, с которыми у меня есть связи. Родственники в Турции есть у моей жены, какая степень родства, не знаю, но мы не говорим на одних и тех же языках и связь не поддерживаем».

Тамбиев просил отправить его под домашний арест, а его супруга гарантировала соблюдение всех мер и в Дагестане, и по месту прописки в Карачаево-Черкесии.

Ризванов указал на противоречивость ходатайства и на то, что не раскрыто, по каким именно сведениям они могут скрыться, есть только письма МВД РД и УФСБ РД от 17 июня 2019 года, а эти данные должны быть проверены, как и то, с какими представителями правоохранительных органов у него есть связь. На заседании 10 июня судья Мухтар Курбанов отмечал, что до этого проводились одни и те же следственные действия, а доводы следствия он признал несостоятельными, но из-за ограничительных мер в связи с пандемией коронавируса с 30 апреля по 30 июня продлил арест частично – на месяц.

Расул Магомедов больше часа исследовал письменные доказательства, отвергнул ходатайство Ризванова об исследовании сведений, которые подтверждаются ОРМ. Телевов заявил, что сотрудники управления уголовного розыска и УФСБ РД осуществляют сопровождение и ими была предоставлена эта информация.

Судья удалился в совещательную комнату и только через два часа удовлетворил ходатайство следствия, мотивировав своё решение тем, что обвиняемые могут выехать нелегально за границы РФ, а сведений о заболеваниях, свидетельствующих о невозможности содержания в СИЗО, нет. Отметим, что судья перед уходом не предоставил обвиняемым возможность выступить с последним словом. В Верховном суде не нашли нарушения с его стороны, сославшись на то, что при избрании меры пресечения эти стадии процесса не предусмотрены.

Арсен Шабанов пояснил «ЧК», что процедура проведения процесса по избранию меры пресечения не регламентирована Уголовно-процессуальным кодексом РФ. В этом случае должны ориентироваться на общие правила при рассмотрении дела по существу, где прописаны прения, реплики, последнее слово.

«Редко бывает, чтобы судьи при избрании меры пресечения оставляли подследственных без прений и последнего слова. Было ли нарушение со стороны судьи Магомедова? Это смотря с какой стороны рассматривать закон…» – считает адвокат.

Стоит заметить, что на всех предыдущих заседаниях по продлению ареста в Советском суде Махачкалы и Верховном суде РД Гаджиеву, Тамбиеву и Ризванову предоставляли право участия в прениях, репликах и последнего слова… ]§[

Комментарии:

убедительная просьба ГАЗЕТЫ "ЧЕРНОВИК" реструктурировать газету, пишете ерунду.. от слова "нечего делать". Войн либо должен идти до конца за правду, либо должен выбрать себе другую профессию..