«Он мог стать Манделой!». Гаджимурад Омаров – «Черновику»

Правозащитник Руслан Расулов и политик Гаджимурад Омаров обдумывают дальнейшие шаги оппозиции
Дата: 
19 дек 2014
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

Во вторник, 16 декабря, дагестанское отделение партии «Справедливая Россия» провело пресс-конфе-ренцию, на которой обсудило ситуацию с критическими публикациями в его адрес. Лидер справедливороссов Гаджимурад Омаров призывал дагестанцев анализировать республиканские госСМИ, а последних – быть более справедливыми по отношению к нему и открытыми для тех, кто имеет отличное от власти мнение.

Так, по данным «справедливороссов», необоснованная критика наличествует как в центральной проправительственной прессе («Дагестанская правда»), так и в коммерческих изданиях («МК в Дагестане»). По мнению Гаджимурада Омарова, практика показывает, что объектом атаки его партия становится тогда, когда выявляет объективные ошибки действующей власти и стремится предложить свои пути решения кризисных ситуаций. В рамках пресс-конференции было затронуто множество тем. Говоря об отсутствии свободы слова, монополии на предоставление информации со стороны государства, политик отметил следующее: «Попробуйте провести  соответствующий анализ СМИ и проанализировать, сколько пространства в печатных изданиях, а также эфирного времени  в Дагестане получают проправительственные силы и глава республики, а сколько – оппозиция? Можно сделать вывод о том, имеет ли доступ к СМИ сторонний общественный деятель». В качестве примера Омаров привёл факт, что, являясь руководителем партии второй по представительству в парламенте республики, практически не даёт интервью в республиканских печатных изданиях, а на телевидении и вовсе находится в «стопроцентной блокаде».

Отвечая на вопрос о главной беде дагестанского общества, Омаров предсказуемо вспомнил о коррупции, усилившейся со сменой власти в Дагестане и ведущей республику к состоянию первобытно-общинного строя. Главной же задачей партии в этих условиях деятель назвал изменение ситуации в лучшую сторону путём концентрации внимания на проблемах молодёжи и старшего поколения. В качестве примера для подражания в процессе выхода из кризиса Омаров привёл опыт Татарстана, а также предложил журналистам оплаченный за его счёт вояж в эту республику, для того чтобы наша пресса могла оценить достижения соседей и задаться вопросом: «А почему всего этого нет у нас?».

 

Непосредственно до пресс-конференции Гаджимурад Омаров дал интервью нашему еженедельнику.

– Во времена Магомедсалама Магомедова (президент РД до 2013 года – «ЧК») вы находились по отношению к нему в жёсткой оппозиции. Были обвинения в коррупции, клановости... Сегодня вы снова в оппозиции. Что не устраивает на этот раз?

– Вопрос не совсем объективный. Я был в оппозиции ещё по отношению к Магомедали Магомедовичу [Магомедову] (экс-председатель Госсовета, возглавлял Дагестан до 2006 года – «ЧК»). Это 1999 год, выборы в Госдуму, когда 4 дня не объявлялись результаты выборов и только угрозы моих сторонников, что они перекроют федеральную трассу Ростов – Баку, вынудили власть объявить результаты. С того времени моя позиция не изменилась. Уже сменился четвёртый глава республики, поменялись фамилии, а суть системы та же. Против чего я выступал тогда и выступаю сейчас? Против клановости, коррупции, продажи должностей, отсутствия демократических принципов... А дагестанцы исторически всегда были впереди цивилизации. К примеру, рабство имамом Шамилём было отменено ещё до того, как его отменили в США... Мы были и образованными, и передовыми. А что случилось сейчас? Почему в XXI веке мы теряем и культуру, и образование? Когда я смотрю дагестанские новости, мне стыдно. Стыдно за ту политику, которую сегодня проводят, и за её результаты...

– Те же самые вопросы, которые вы задаёте – культура, образование, экономика – об этом говорит и глава РД Рамазан Абдулатипов. В принципе, вы повторяете его же тезисы...

(Вздохнув.) А не пора ли Абдулатипову от слов перейти к делам? Он аксакал, и ему уже пора перейти к делам.

– Вы считаете, что он ничего не сделал?

– Я не вижу ничего того, что он сделал хорошего. И даже когда хочу увидеть, тоже ничего не вижу... Десять приоритетных программ президента... Где эти программы? О них все слышат, но никто не видит!

– Среди аргументов, которые можно обозначить как достижения Абдулатипова, его сторонники называют то, что многие главы муниципальных образований, Саид Амиров (экс-мэр Махачкалы) в том числе, покинули свои должности, стало меньше взрывов, флешки (рэкет) сходят на нет...

– Абдулатипов не курирует силовой блок, и ни одна из силовых структур ему не подчиняется. Поэтому приписывать ему перечисленные заслуги нет никакого смысла. Абдулатипову, если он хотел руководить силовым блоком, надо было в этом статусе приходить в республику. А если ему президент России Владимир Путин доверил республику, то, уверен, не для того, чтобы здесь процветала коррупция, криминализировалось общество, происходил передел сфер влияния, укреплялись кланы... Все, в том числе глава Дагестана, должны ходить под законом, а не так, чтобы определённые личности вместе с родоплеменным сообществом Абдулатипова были над законом, а остальные, те, кто ему неугодны, – под законом. Это ведёт к деградации общества... Я Абдулатипова знаю более 20 лет...

– Кстати, об этом и хотелось спросить. Вы ведь с ним были в своё время, к примеру, во времена Магомедали Магомедова, как бы по одну сторону баррикад.

– Да, это так. Позиция Абдулатипова до назначения его главой Дагестана была всегда мне близка. И после первого Съезда народов Дагестана в Москве (так называемый космический съезд, прошедший 26 октября 2012 года в Москве, в гостинице «Космос» – «ЧК»), когда меня дважды пригласили в администрацию президента России, я дважды (!) подтвердил, что он является наиболее подходящей кандидатурой на пост главы республики. Но через несколько месяцев я был удивлён, насколько сильно власть его изменила. Я его двадцать лет знал одним человеком, а теперь это другой человек. Хотя у меня к нему, как к человеку, никаких претензий нет. Но то, что он сегодня делает с Дагестаном – это бесперспективно!

– Хорошо, вы можете перечислить какие-либо конкретные факты нарушений, совершённых командой Абдулатипова? Абдулатипов ведь не один, и он действует в рамках какой-то политической структуры, команды.

– Я не представитель прокуратуры и не следователь. Я всего лишь партийный лидер, руководящий отделением партии, оппозиционной не только к Абдулатипову, но и к любому коррупционеру, засевшему во власти. В данном случае, говоря о его нарушениях, хочу сказать о результатах его деятельности. Сегодня республика де-факто банкрот. Если посчитать, сколько кредитных ресурсов использовало правительство Дагестана, то мы увидим, что оно вышло за все регламентируемые нормы. Кадровая политика, если говорить о его команде... Я был членом комиссии по кадровому резерву. Я написал заявление и вышел из состава этой комиссии! Она оказалась формальностью, и ни одного человека из этого резерва ни на одну должность не назначили... Команды у Рамазана Гаджимурадовича нет. Его окружают те же люди, что «джигитовали» и вокруг его предшественников. Если завтра придёт новый руководитель, то и при нём они будут делать то же самое, облизывать его через полчаса после смены власти. От мусора республику он не избавил. Приоритетные программы не заработали. Правительство в финансовом кризисе. Заводов и фабрик – нет. Рабочих мест – нет. Бизнесу здесь практически делать нечего! Как и с кем он собирается развивать республику? С «коммерческим патриотом», советником главы РД Деньгой Халидовым?!

– А разве он плохой советник?

– Очень хороший советник! Он единственный, кто отказался от участия в оргкомитете по проведению первого Съезда народов Дагестана в Москве без уплаты денег. Там никому денег не платили, а он захотел оплаты… И это команда президента…

– Но ведь значительный состав правительства республики обновился... На уровне руководителя, министров, их замов...

– Ну, хорошо... Давайте поговорим о них и их результатах. Сколько заводов строится или построено с момента прихода Абдулатипова во власть? Какие инвестиционные программы из его проектов реализовываются? Каких высот в деле привлечения инвестиций добился его зять, хозяйствующий Магомед [Мусаев] (руководитель Исполкома Стратегического совета  при Главе РД – «ЧК»)? Почему именно он, и за какие заслуги возглавил Стратегический совет? За какие заслуги вся его родня должна была проникнуть во все властные структуры? В данном контексте мне непонятна и кадровая политика Москвы. Как можно человека, который никогда не занимался хозяйственной деятельностью, не создал ни одного предприятия или же руководил им, ставить во главе такого сложного субъекта России? Из-за громких лозунгов об освобождении дагестанцев от рабства? Абдулатипов двадцать лет представлял Дагестан в органах власти России! Получается, он все эти годы молчал о том, что Дагестан находится в рабстве? Почему же он в то время не боролся с рабством и коррупцией? А в чём сегодня смысл его борьбы? Увековечить себя? У него был такой шанс... Он мог стать для бедных дагестанцев Нельсоном Манделой (экс-президент ЮАР, борец с апартеидом – «ЧК»). Но он этот шанс не использовал.

– Если развивать вашу мысль, то какая, на ваш взгляд, его [Абдулатипова] самая главная ошибка?

– Самая главная ошибка – это то, что он изменил свой жизненный курс. Материальные ценности не стоят того, чтобы менять свои жизненные позиции.

– То есть вы считаете, что Абдулатипов, придя во власть и увидев материальный ресурс, перестал придерживаться своих принципов?

– Да. У него их просто не оказалось...

– То есть вы его обвиняете в коррупции?

– Я рядом не стоял, но коррупционная составляющая в республике, как я думаю, одна из высоких сегодня. Хотя борьба с коррупцией и развитие демократических инициатив – это его прямая обязанность. Сегодня я, приезжая в Дагестан, начинаю чувствовать себя рабом. Телевидение и пресса под контролем, все в страхе, непонятный хаос и никаких перспектив. Кого ни спросишь, все предлагают из республики бежать...

– Политическая деятельность в Дагестане носит агрессивный характер. Испытываете ли вы какое-либо давление со стороны различных сил?

– Чем они меня сегодня могут напугать?.. Я знаю, какое давление оказывали на меня предшественники. Прибегали ко всем возможным вариантам. Сейчас прибегли к тому, что в один день по команде главы РД освободили от занимаемых должностей троих моих родственников. Они не имели никакого отношения ни к партии, ни к тем акциям, что мы делали. Причём одного из них, кто находился в отпуске, отозвали из него и в тот же день выпустили приказ, чтобы отчитаться… 

– Ваши активисты сегодня заняты тем, что собирают подписи за отставку главы Дагестана, планируют провести голодовку в Москве. В Дагестане уже прошла серия голодовок, и по-разному она была воспринята... Скажите, а какую альтернативу вы предлагаете? Кого сегодня можно предложить в руководители Дагестана вместо Абдулатипова? Если взглянуть на те фамилии, которые обсуждаются в обществе, то можно увидеть Магомедсалама Магомедова, его возможное возвращение, Ильяса Умаханова, его возможное повышение, обсуждаются кандидатуры из силовиков и отдельных местных брутальных личностей. А кого на этом посту видите вы?

– Я хотел бы видеть профессионала, прежде всего, порядочного человека, настоящего дагестанца, который с болью переживает те страдания, происходящие в республике. Который мог бы гарантировать каждому дагестанцу его конституционные права. Который мог бы от популизма перейти к реальному делу.

– Из оппозиционных структур и партий в Дагестане ваша партия – одна из наиболее активных. Каковы ваши отношения с фракцией депутатов, избиравшихся в НС РД от имени «Справедливой России»? Отношения наладились или же носят натянутый характер?

– Отношения наладились с отдельно взятыми депутатами, кроме как с одним из руководителей фракции... Но не могу сказать, что они следуют уставу партии. Этого добиться не удалось, так как их привёл в НС РД экс-руководитель республики и создал из них филиал партии власти.

– Заметил, что, когда ваши сторонники говорят о необходимости проведения митингов или голодовок, то вы, как правило, высказываетесь или против, или же отстраняетесь. Это такая политическая осторожность? В чём причина этого?

– Я сторонник того, чтобы любые вопросы решались за столом, в процессе переговоров. Я всегда был против митингов и протестных акций. Поэтому всегда воздерживаюсь в этих вопросах и рекомендую не делать эти акции в силу «особого статуса» нашей республики (имеется в виду негативный информационный фон Дагестана на федеральном уровне – «ЧК») и осторожничая, что возможны провокации, в том числе со стороны власть имущих. Но, к сожалению, в данной ситуации нам не с кем и нечего обсуждать за круглым столом. Власть себя полностью скомпрометировала. Единственное, за что можно похвалить главу РД – за его ораторские усилия, красноречие с подставными шоу, где подставные вопросы. Поэтому я согласен полностью со своими коллегами, которые решили провести в Москве акцию голодовки, а также проголосовали за объявление сбора подписей с требованием отставки главы РД. Свою подпись я уже поставил. Мы собрали уже более трёх тысяч подписей. А планируем собрать до 50 тысяч. И будем собирать до тех пор, пока не будет отставки!