Камалову – 50!

Дата: 
13 Фев 2015
Номер газеты: 

11 февраля Хаджимураду Камалову исполнилось бы пятьдесят лет. Прожил он всего сорок шесть. Казалось бы, пятьдесят лет – это не так уж и мало. Но для такого человека как Хаджимурад и ста лет в этой жизни не хватило бы… И мир этот был слишком тесен для него.

При всём при этом деятельности Камалова за прожитые годы хватило бы, чтобы насытить жизни трёх-четырёх людей с «активной жизненной позицией». Он действовал даже тогда, когда казалось, что он ничего не делает. Как компьютер в режиме сна со множеством открытых окон в браузере: кажется что не работает, но процессы идут.

Удивительна была способность Камалова чувствовать людей. Хаджимурад мог несколькими вопросами определить уровень образованности и интеллекта человека, именно поэтому его оценки тех или иных игроков в дагестанской политике были очень точными. Он рисовал психологические портреты людей, рассказывал о людях то, чего они сами о себе не знали. Поэтому я иногда был удивлён, когда какого-то, как мне казалось, бездаря он называл смышлёным, технарём или ещё каким-либо позитивным эпитетом. Хотя для меня на фоне Камалова они так и оставались бездарями.

И при всём этом своём умении оценивать людей он многим, будь-то журналист на испытательном сроке или новый назначенец в кабинете министров, выписывал большой аванс доверия. Даже когда вся республика уже разочаровывалась в том или ином человеке, он верил в его возможность стать лучше.

В период своей работы с ним я был слишком молод, чтобы по-настоящему оценить Хаджимурада Камалова и взять от него ещё больше пользы. Да что я, вся республика была слишком молода, чтобы понять его и использовать во благо. А ведь он не просил ничего взамен. Он выкладывал всё на газетных страницах. Причём слова, колонки, статьи были для Хаджимурада не самоцелью. Они были лишь одним из инструментов, которым он пытался помочь.

К сожалению, сегодня мы – поколение говорунов и пустословов. Мы привыкли говорить сами и слушать всю ересь, что нам говорят. За отсутствием реальных дел каждый стремится выступить аналитиком и считает высказанное мнение великим делом. Слово стало не инструментом, а конечным продуктом. И многие дела стали совершаться людьми лишь для того, чтобы потом можно было рассказать о них во всех красках.