Цинизм эпохи... или Ваня Голунов – дагестанский римейк

В Дагестане всё как в плохой пародии. Следователи с судьями решили, что публичность процесса может повлиять на ход следствия...
Дата: 
5 Июл 2019
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

14 июня утром, как обычно, мониторил новостные ленты. Сообщения о наиболее  значимых или, наоборот, наиболее абсурдных событиях зачитываю по привычке вслух – старшие дети должны чувствовать эпоху, в которой живут. «Старшие дети» – это 12–13 лет. Пассионарный возраст, первые здравые умозаключения, анализ происходящего...

Once upon a time...

 

Итак. Зачитываю новость про арест редактора отдела дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева.

Сухо. «В доме прошёл обыск...», «подозревается в финансировании терроризма...», «взят под стражу...»

Я лично знаю этого человека. Испытываю шок, какое-то чувство дежавю. Сын спрашивает: «А чем конкретно занимался этот Абдулмумин?»

Отвечаю, что писал доступные и порой очень проникновенные статьи про ислам, изучал специфику экономических отношений в исламе, выступал экспертом и консультантом в экономических и юридических спорах действующих по шариату людей, занимался ликбезом в сфере мусульманского права и бизнеса, вёл общественную деятельность.

Подумав, дети немного сумбурно и скомкано, но всё же выносят конкретный вердикт, который помещается в следующий тезис: «Власти не очень нравится такая деятельность, дали команду её прикрыть, менты, как обычно, что-то подбросили ему при задержании или обыске, в суде практически ничего доказать невозможно будет...»

У горла ком. 13 лет. Как хорошо они, оказывается, разбираются в реалиях государственного устройства.

Цинизм противоправных действий ясен даже ребёнку. И заметьте: «менты»!!! Они так их называют. Похоже, что реформа Нургалиева так и не дала свои плоды. Дети интеллигентные у нас работников правоохранительных органов называют не иначе как...

Я стал отслеживать развитие этой новости. Чудесным образом оно шло параллельно, хотя и немного в другой хронологической и событийной последовательности, «эпопее» Ивана Голунова.

Как похожи противоправные «фишечки» московских и дагестанских работников органов. А говорят ещё о непреодолимой разнице в менталитетах. Оказывается, беспринципность сближает и даже объединяет.

Поводом для обыска и решения о заключении под стражу – первого, второго, а затем третьего – на два месяца – стали показания некоего московского молодого кавказца, который слышал от неустановленного знакомого, что Абдулмумин (далее иначе не сформулируешь!) «когда-то собирал какие-то деньги на неизвестный счёт для неизвестных целей». В ходе обыска и предварительных следственных действий ни один из фактов (если это можно так назвать) подтверждён не был. Самого молодого человека по фамилии Тамбиев, давшего показания на Гаджиева, арестовали в Москве и привезли в Дагестан с явными признаками физического воздействия (фото с синяком под глазом можно найти в Интернете). Позже Тамбиев лично признаётся Абдулмумину Гаджиеву, что невольно оклеветал его под пытками, но фактуры никакой предоставить не мог, так как её не было. В глаза бросается ещё одна несостыковка – арестовали Абдулмумина рано утром на основе показаний Тамбиева, данных поздно вечером того же дня. Если бы ситуация не была так трагична для общества и отдельных личностей, о которых идёт речь, то логично было бы провести аналогии с известным американским сиквелом «Назад в будущее».  Вечером оперативники «попали»  в будущее, допросили Тамбиева, вернулись, оформили документы, с утра нагрянули к Гаджиеву.

И ведь ни дагестанских, ни российских в целом судей такое вообще не смущает. Дают два месяца для того, чтобы оперативно-пыточными, подлоговыми и прочими мероприятиями следователи могли притянуть уши к одному месту, и известное на весь мир российское правосудие восторжествовало бы.

 

Ivan

 

Противоправный спектакль в отношении Ивана Голунова закончился драматично для его режиссёров и исполнителей главных ролей. Полетели с должностей, будет, видимо, и административочка и даже уголовочка. На моей памяти впервые в истории. Но то Москва... Авторитет известных журналистов... декорации другие...

В Дагестане всё как в плохой пародии. Следователи с судьями решили, что публичность процесса может повлиять на ход следствия. Вся мировая «закулиса», подумали, прокомментирует, как в случае с чеченским правозащитником Оюбом Титиевым, преследование дагестанского независимого журналиста. Процесс сделали закрытым. Кокорин, Мамаев, Кирилл Серебренников, даже господин Улюкаев имели больше шансов на общественную поддержку...

Для Ивана Голунова всё закончилось быстро. Спустя несколько дней он уже сидел с Ксенией Собчак и рассказывал жуткие, фашистские подробности того, что с вами могут безнаказанно сделать в Norte Pays Natal.

Дагестанские правоохранители не стали дожидаться, пока утихнет скандал с Голуновым. Видимо, чувствовали свою безнаказанность.

Ведь это уже «прокатывало» в Дагестане сотни раз. Десяткам молодых людей, только начинающим изучать свою религию, подбрасывали гранаты, патроны, «спайсы», воровали на пресловутых чёрных «Приорах», пытали током.

В Дагестане в последние тридцать лет гораздо безопаснее было воровать бюджетные средства миллиардами, убивать людей из-за должности или конъюнктуры, врать, лизоблюдничать, мошенничать, чем иметь средней длины бороду и ходить в мечети на Котрова или Венгерских. За первое ты сядешь максимум на три-пять лет (да и то уголовно наказуемым это стало совсем недавно – господин Васильев ввёл такую практику), за второе – можно споткнуться до восьми. А теперь сопоставьте общественную опасность двух деяний!

 

Активные и сочувствующие

 

О те, которые думают, что наладили свою жизнь. Присосались к новой кормушке или новому щедрому распределению. Нашли новых покровителей, отвязались от проверок. Выудили новые земельные участки. Заняли свою нишу в бизнесе Дагестана... Наладили сбыт или строительство. Обросли нужными связями... Наконец-то «решили» с «новым»... Поменяли Land Cruiser на Cayenne, Camry – на Mercedes, Hyundai – на Camry и так далее до бесконечности. Спрятались от «шлейфа» на депутатских креслах городского или республиканского собрания. Подстригли бороду до состояния лёгкой небритости...

Заставили жену закачать силикон во все места, чтобы она в своём хиджабе  не казалась агрессивной, а её развивающиеся на ветру губы лишь вызывали снисходительную улыбку у коллег и начальства... О все вы, братья, мусульмане!

Абдулмумин Гаджиев в своей деятельности трудился за всех нас! А мы, совершая нехитрые поклонения и путешествия, пока лишь получали удовольствие. Он делал свой маленький подвиг каждый день, чтобы сделать нас по-настоящему исламским обществом в полном смысле этого слова. Не Васечкины и Петровы, а именно он является нашим проводником к вечному и имеющему смысл на чаше весов.

Не прячьтесь теперь! Теперь ваша очередь сделать свой маленький подвиг и заступиться за него. ]§[