[ Команда президента? ]

На этой неделе в редакцию «ЧК» обратилась жительница села Тамазатюбе Бабаюртовского района многодетная мать Джанбике Гаджиева, старшая дочь которой до недавнего времени страдала врождённым расстройством слуха. Оплатив 17 мая 2010 года в Астрахани дорогостоящую операцию по внедрению в организм ребёнка специального кохлеарного импланта*, позволившего вернуть надежду на восстановление слуха, Джанбике столкнулась с новой проблемой.

Обретшая, хотя и искусственно управляемый, слух (период реабилитации займёт 4 года) девочка должна была учиться жить по-новому: говорить, читать, писать она, естественно, не умела, и необходимо было заняться её образованием. Однако основная проблема девочки заключается в том, что обычные общеобразовательные учреждения ей (т. к. она инвалид), не подходят, а спецучреждения для глухонемых, с тех пор как девочка смогла слышать, тоже оказываются не нужны. Обратившись в Министерство образования, Джанбике Гаджиева нашла отклик и понимание (особую благодарность многодетная мать выразила министру образования РД Магомедфазилу Азизову). Благодаря помощи министра, Джанбике смогла воспользоваться закреплённым за ней конституционным правом на предоставление образования дочери. По сути, Минобр сделал то, что должен был, и это не может не вызывать уважения. У Гаджиевой было два возможных варианта организации образовательного процесса для дочери: посредством дистанционного обучения через Интернет, а также с помощью обучения с преподавателями на дому. Первый вариант явно не подходил в силу состояния девочки — в её положении нужны живой контакт и общение. Второй был более приемлем, и было решено пользоваться услугами педагогов на дому. Однако в самом Бабаюрте подобных специалистов-педагогов нет, а выезжать из Махачкалы туда ради 1 часа занятий с ребёнком вряд ли кто-то согласится. Таким образом, единственной возможностью, которая бы помогла восьмилетней девочке начать обучение, было переселение семьи в Махачкалу. Но для того чтобы снимать квартиру в городе, нужны деньги, а Джанбике бросила работу, потому как постоянно должна находиться рядом с ребёнком и следить за правильным функционированием вживлённого импланта до конца реабилитационного процесса. Возможности купить квартиру у неё нет. Незадолго до операции Гаджиева обратилась за помощью к депутату Государственной Думы Ризвану Курбанову. Он, в свою очередь, отправил соответствующий запрос в Минтруда и соцразвития РД о возможности включения семьи Гаджиевой в Федеральную целевую программу «Жилище» на 2011—2015 годы. Однако Министерство труда и социального развития РД не нашло семью Гаджиевой в «уточнённом списке ветеранов, инвалидов, и семей, имеющих детей-инвалидов, нуждающихся в улучшении жилищных условий и принятых на учёт до первого января 2005 года». При этом следует уточнить, что, подав документы на улучшение жилищных условий, 19 июля 2010 года, как мать ребёнка-инвалида, она заняла очередь по этому пункту. В ответе министерство ссылается ещё и на тот факт, что все поступившие на учёт после 1 января 2005 года «обеспечиваются жильём в соответствии с жилищным законодательством РФ». Согласно этому самому законодательству (ч. 1 ст. 57 ЖК РФ) «жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очерёдности, исходя из времени принятия таких граждан на учёт». А так как граждан, стоящих на учёте до 1 января 2005 года, более тысячи человек (они ждут своих квартир в первую очередь), то когда эта очередь дойдёт до Гаджиевой, вставшей на учёт в 2010-м, сказать сложно.

 

Начинай сначала

Ситуация, при которой человеку не отказали в помощи, но и не могут её предоставить, вскрывает ряд существенных недостатков в законодательстве РФ. Ещё более усугубляет эти недостатки отсутствие альтернативы в решении вопроса. У Джанбике Гаджиевой был вариант встать в очередь как многодетной матери (в 2010 году у неё родился 3-й ребёнок), однако, как выяснилось, по закону она имеет право претендовать на улучшение условий только по одному из направлений: либо как мать ребёнка-инвалида, либо как мать троих детей. Однако даже если бы подача документов была только в очередь для многодетных семей, проблема осталась бы такой же острой. В соответствии с ФЗ «О государственной поддержке многодетных семей» от 17 ноября 1999 года ч. 9, п. 1 ст. 5 многодетным семьям, нуждающимся в улучшении жилищных условий, в качестве мер по государственной поддержке предоставляются жилые помещения (в пределах нормы жилой площади) в первоочередном порядке бесплатно в домах государственного и муниципального жилищных фондов в соответствии с законодательством РФ.

Мы не зря выделили именно эту часть пункта. Самое интересное заключается в том, что проблема жилищного фонда касается не только Дагестана, но и всей России. Юридически существующий фонд на деле почти не функционирует. Всё что содержал жилищный фонд со времён СССР, роздано ещё в 90-е. Таким образом, законного жилья люди в очереди могут ждать хоть до второго пришествия. Главная причина, возможно, нехватка денежных средств на его пополнение.

 

Надо ли?

 В этой ситуации Гаджиева подаёт в суд на основании того, что имеет законное право на улучшение жилищных условий. Однако суд сразу же стопорится, учитывая отсутствие конкретного ответчика: «Мне сказали, что это будет или районная администрация, или министерство труда, и обещали дать информацию через три дня. Я бы вообще не занималась этими судами. У меня трое детей и итак много дел», — сетует Джанбике. Конечно, право подать в суд является законным для любого гражданина РФ. Однако проблема заключается в том, что кто бы ни был представлен в качестве ответчика, он заранее обречён на победу. Вспомним, Минтруда не отрицает того факта, что Гаджиева имеет право на улучшение условий. Ей нужно только дождаться своей очереди. При этом прежде неё реализовать своё право на жильё должно ещё немало людей, а взять эту самую помощь неоткуда…

 

Единственный шанс

Ситуация, в которой оказалась простая жительница Бабаюртовского района, снова демонстрирует нам совершенно циничное отношение государства к своим подданным. Пользуясь правовой неграмотностью населения, представители государства попросту футболят нуждающихся граждан из структуры в структуру, изматывая людей и оставляя их без единого шанса на справедливость. По мнению «ЧК», бюрократические проволочки, подобные этой, как раз и являются главной причиной роста социальной напряжённости в республике, когда отчаявшиеся граждане, остающиеся один на один со своими проблемами, идут на крайние меры различной направленности, вплоть до самоубийств, уходов «в лес» и прочих противозаконных действий. Конечно, мать троих детей топор в руки не возьмёт, но это вовсе не значит, что случай можно проигнорировать. Страна, как выясняется, не в состоянии решить этот вопрос только потому, что не работают существующие механизмы решения проблем льготного жилья. Отсутствует видимая работа профильных государственных институтов, в чью задачу входит как раз разработка закона для разрешения ситуации. И не совсем понятно, почему никто не обращает на это внимание. Сегодня именно законотворческие органы должны решать первоочередные проблемы граждан. Ведь у государства больше нет иной возможности существовать, кроме как работать с народом в одной команде…


Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл