Жертва палочной системы?

Адвокат Иноземцева Патимат Абдулаева защищает своего подзащитного всеми законными способами
Дата: 
5 ноя 2021
Номер газеты: 

26 октября на площади Махачкалы состоялись два одиночных пикета в поддержку лишённого звания «полковник в отставке» Сергея Иноземцева. Пикетчики требовали справедливого суда над Иноземцевым и жёстко прошлись по судье, который приговорил экс-полковника к восьми годам в колонии.

Бывший сотрудник МВД Иноземцев удивился тому, что судьи могут быть несправедливы

Напомним, летом этого года Махачкалинский гарнизонный военный суд признал виновным Сергея Иноземцева в попытке дачи взятки в особо крупном размере –3 миллиона рублей. Иноземцев до момента задержания был заместителем начальника отдела сил спецназначения Северо-Кавказского округа войск Национальной гвардии РФ, являлся полковником в отставке, когда-то возглавлял ОМВД по Тарумовскому району…

 

«Ваша честь! Вы уронили…»

 

По версии следствия, Иноземцев предложил взятку Дмитрию Некрасову – написал сумму на салфетке – 26 февраля прошлого года, находясь у него в кабинете.

Последний является начальником отделения – старшим государственным инспектором по госконтролю в сфере охраны морских биологических ресурсов Пограничного управления ФСБ России по РД. Он, согласно официальной версии, Иноземцеву отказал и доложил об этом начальству.

Попытку передать взятку, утверждает следствие, Иноземцев сделал через посредника Омаргаджи Шарипова. Отметим, Шарипов приходится Иноземцеву «бажой» – мужем сестры его супруги.

Деньги, как указано в материалах дела, предназначались за содействие в выгрузке улова рыбопромыслового предприятия ЗАО «МТС-Сельхозтехника» вне установленных мест, а также за возможность не осуществлять контроль незаконного вылова в объёме, значительно превышающем установленную долю квоты.

Изначально дело было возбуждено по п. «б» ч.4 ст.291 УК РФ, так как следствие исходило из 300 тыс. рублей, потому что именно эта сумма была обнаружена правоохранителями в папке Шарипова, с которой тот зашёл к Некрасову. Сам факт передачи денег не имел место. Но было возбуждено второе дело – за попытку дачи взятки в 3 млн рублей. (В последующем Шарипов заявил, что 300 тыс. рублей были его, а не Иноземцева.)

Приговор Иноземцеву был вынесен летом этого года судьёй Махачкалинского гарнизонного военного суда Денисом Степановым.

«Дело Иноземцева – позор судьи Степанова. Ваша честь! Вы уронили вашу честь! Требуем справедливого суда над полковником Иноземцевым», – надписи на плакатах, которые держала во время пикета адвокат Иноземцева Патимат Абдулаева, судью Степанова не щадили.

Второй одиночный пикет провёл активист Гусейн Шапиев

Южный окружной военный суд не поддержал апелляционную жалобу Абдулаевой и оставил решение Степанова без изменений.

Судом первой инстанции, как указано в апелляционном определении, «достоверно установлено, что Иноземцев 26 февраля предложил Некрасову взятку в 3 млн рублей за попустительство в незаконной добыче морских биоресурсов». С обвинением Иноземцев не согласен, и в настоящее время он и его защита надеются на поддержку Кассационного военного суда.

 

Несоответствия Некрасова

 

Три миллиона рублей, как заявляет адвокат, появились в деле исключительно со слов Некрасова. Ни следствие, ни прокурор, ни сторона защиты, по словам Абдулаевой, в полном объёме не ознакомилась с экспертизой имевшихся аудио-, видеозаписей, на которых были зафиксированы разговоры с Иноземцевым и Шариповым. Экспертиза этих переговоров, которые записывал Некрасов, занимает отдельный том.

«О том, что показания Некрасова не сходятся с записями, я обнаружила в процессе подготовки апелляционной жалобы. Не отрицаю, что в определённой степени это моё профессиональное упущение. Я несколько раз прослушивала аудио-, видеоматериалы, было плохо слышно, но внимательно не знакомилась с установленным текстом по этим записям», – рассказала «ЧК» Абдулаева.

Как следует из материалов дела, Шарипов пришёл 4 апреля прошлого года в качестве посредника, чтобы передать деньги Некрасову.

– ...Омар по моей просьбе позвонил Иноземцеву со своего мобильного телефона… Иноземцев сказал, что Омар передал мне часть информации, а остальную часть передаст в мае текущего года. Иноземцев имел в виду, что Омар принёс мне только часть денежных средств, а остальную часть денежных средств передаст мне в мае текущего года. Затем я передал сотрудникам… условный сигнал (отправил СМС со словом «пора»)… – рассказывал Некрасов в суде о происходившем в тот день у него в кабинете.

 – Что вы услышали в ответ? – спросили Некрасова в ходе судебного заседания.

– Я услышал то, что он сказал: «Это вам часть информации, остальное будет в мае».

– Что дословно по телефону сказал вам Иноземцев?

– Иноземцев сказал, что мне всё Омар объяснит, что с ним он передал часть, остальное привезёт в мае.

Однако показания Некрасова по вопросу «части информации», рассказывает адвокат «Черновику», прямо опровергаются текстом аудиозаписи. Абдулаева предоставила редакции один из фрагментов из заключения экспертов (Иноземцев – М1, Некрасов – М2):

М2: Сергей Михалыч! Алло! Чё-то этот, а-а, говорил он чё-то, объяснит мне.

М1: Не понял…

М2: Говорил э-, ты-ты же говорил, что он чё-то объяснит мне на словах.

М1: А, ну всё...

М2: А-а. И чё он понимает, я понял, э-э. Там, чё, в этой папке вся информация?

М1: Вся информация, да.

М2: И насколько-о интересная информация?

М1: Ну, почитайте, посмотрите. Я потом, вовремя во…уже подъеду сам. Думаю, дополнительно ещё раз, спокойно.

М2: В мае. Чё-то я это, э-э. По информации этот, ну. Ладно, я понял, щас я переговорю с вашим, это.

М1: Хорошо, хорошо, давайте поговорите...

Из экспертизы следует, что Некрасов давал суду ложные показания.

«Показания Некрасова, – считает адвокат, – были основаны на желании искусственно устранить несоответствие суммы в размере трёх миллионов рублей, указанной им в уведомлении, и суммы в размере 300 тысяч рублей, обнаруженной в папке Шарипова».

В суде апелляционной инстанции адвокат ходатайствовала об исследовании этого фрагмента из заключения экспертизы. Но суд, напомним, указал, что показания Некрасова являются непротиворечивыми и последовательными.

Абдулаева обратилась в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела в отношении Некрасова за дачу ложных показаний в суде.

 

 

Такая странная информация

 

В суде Иноземцев заявил, что у него с Некрасовым действительно была договорённость о предоставлении информации, но другого рода: информации о незаконно работающих причалах, а также незаконных действиях сотрудников пограничного управления, «которые заявляют, что действуют от Некрасова».

Эта договорённость произошла в тот же день – 26 февраля – когда, со слов Некрасова, Иноземцев предлагал ему взятку за покровительство рыбопромыслового предприятия ЗАО «МТС-Сельхозтехника».

Адвокат обратила внимание и на другие нестыковки в показаниях Некрасова как основного свидетеля. В рапорте на имя своего руководителя от 3 апреля 2020 года Некрасов указал, что он не договаривался о передаче ему какой-либо конкретной информации, касающейся исполнения его должностных обязанностей.

А из видеозаписи, проведённой на следующий день, усматривается, что на вопрос оперативного сотрудника, который проводил опрос Некрасова, последний отвечает: «...Сергей Михайлович, да, по-моему, позвонил. Сказал, что человек придёт, даст информацию. То есть даст какую-то эту… которая поможет в определённых вопросах по борьбе с браконьерством либо с нарушениями. Вот этот человек сказал, что «я от Сергея Михайловича, здесь в папке лежит». Я заранее предупреждал этого человека, что я взятки не беру».

Договорённость о предоставлении Иноземцевым информации Некрасову не была записана на диктофон, так как разговор состоялся на КПП, вне кабинета Некрасова. А телефон, как пояснял суду Некрасов, он с собой не взял. Некрасов, по его же словам, якобы собирался принять меры в отношении незаконно работающих сотрудников.

На одном из заседаний на вопрос судьи о том, ждал ли Некрасов от Иноземцева информацию, которая поможет с браконьерством, Некрасов ответил: «Изначально Иноземцев говорил мне, что даст информацию о том, что мои сотрудники в чём-то замешаны. Я сказал ему, чтобы он дал мне эту информацию, и мы разберёмся. Вместо этой информации я получил то, что получил».

Одиночные пикеты проходили и у этого суда.  Возможно, судья Степанов видел через окно «обидные плакаты» со своим именем

 

«В интересах знакомого»

 

В день, когда Шарипов – бывший коллега Иноземцева – пришёл к Некрасову с папкой, Иноземцев находился в госпитале в Пятигорске. Ни в ходе предварительного следствия, ни в суде, заявила изданию адвокат, не было доказано, что у Иноземцева был личный интерес к деятельности предприятия «МТС-Сельхозтехника», а также не доказана принадлежность ему денег.

«Он, – подчеркнула адвокат, – выполнял просьбу Шарипова. Вывод о личном интересе появился только потому, что Иноземцев в первом разговоре с Некрасовым сказал: «Ну, что там греха таить, у меня свой интерес». А в суде он сказал: ‘‘Я сказал это для поддержания разговора. Я же не должен был сказать, что меня друг попросил!’’»

В кассационной жалобе Иноземцев пишет, что позвонил Некрасову по просьбе Шарипова: «Он (Шарипов) сообщил мне по телефону, что у него есть для него информация по незаконным причалам, которые работают под прикрытием пограничников. Полагаю, что Шарипов желал встречи, имея свой личный интерес, связанный с причалом ЗАО ‘‘МТС-Сельхозтехника’’».

Также Иноземцев заявляет, что предупреждал Шарипова, «чтобы не было никаких конвертов».

Из показаний Шарипова в суде, как рассказала Абдулаева «Черновику», следует: «У него был личный интерес к этому предприятию, поскольку имел намерение поставить на причале этого предприятия несколько своих плавсредств», «Иноземцев разговаривал с Некрасовым по его личной просьбе», «папка и деньги принадлежат ему», «Иноземцев поручил ему собрать информацию по незаконным причалам», «Иноземцев сказал ему, чтобы передал информацию и ничего лишнего, никаких подарков и магарычей».

«Всем известно, – отметила адвокат, – что есть причалы, которые крышуют пограничники, на которые закрывают глаза. Иноземцев ему (Некрасову) говорит: ‘‘Ну, на тебя же там ссылаются. Получается, ты другие причалы крышуешь, а этим (на которые не распространено общее покровительство силовой структуры) житья не даёшь?!’’»

 

Открытие полковника

 

ЗАО «МТС-Сельхозтехника», по словам Абдулаевой, руководят земляки Шарипова, там работают многие его друзья.

«Руководителя этого предприятия – Абдулмажидова – прессовали, требовали от него дать показания на Иноземцева и Шарипова. Наверное, он должен был сказать, что он попросил поговорить с Некрасовым. Но тогда он, получался, был бы взяткодателем, а Иноземцев и Шарипов – посредниками. Абдулмажидов отказался давать такие показания», – рассказала Абдуллаева.

В своей жалобе Иноземцев, который в прошлом был начальником ОМВД по Тарумовскому району, указывает на противоречивость и нелогичность показаний Некрасова, которые не согласуются с другими доказательствами по делу.

Решение суда второй инстанции он назвал верхом цинизма, так как суд не учёл эти противоречия.

«Возбуждение уголовного дела, – полагает экс-полковник, – при отсутствии достаточных оснований было связано с лихорадочным желанием правоохранительных органов повысить свои показатели в работе по борьбе с коррупцией. Полагаю, что кому-то нужно было громкое дело, а теперь всеми правдами и неправдами будут делать всё, чтобы доказать законность возбуждения уголовного дела».

Иноземцев считает, что для «громкости дела» правоохранителям нужен был именно он, а не Шарипов. Также бывший начальник РОВД поделился внезапным для себя открытием: «Столько лет проработав в правоохранительных органах, я не предполагал, что судебные органы могут столь откровенно игнорировать требования закона при оценке доказательств».

Адвокат тоже не склонна предполагать, что её подзащитному кто-то мстит: «Мне один из сотрудников говорил в связи с делом Иноземцева, что работать (в правоохранительных органах) становится невозможно, поэтому многие ребята не выдерживают и уходят, потому что требуют показатели в работе. А показатели в работе – это уголовные дела».

Своего подзащитного адвокат считает жертвой палочной системы. ]§[