Взбесившееся правосудие

Дата: 
5 ноя 2021
Номер газеты: 

Совсем недавно мы жили в «стране взбесившегося принтера». Так мы – общество – называли Госдуму и считали, что нет в российской политике более невменяемых субъектов, чем депутаты парламента со своими (в основном) безумными инициативами.

Сейчас можно дружно «поздравить» друг друга: мы живём в стране периода «взбесившегося правосудия». Или, как, может быть, сказал бы Невзоров: «Правосудобесия».

Мы наблюдаем в новостях, что кто­то на митинге в Москве бросил бумажный стаканчик или пластиковую бутылку в гвардейца. Кто­то откинул гвардейцу забрало со шлема. Кто­то вообще просто стоял или за два часа до митинга шёл на пробежку. Все эти действия «оскорбили», «причинили боль и нравственные страдания» гвардейцам. Потому все задержаны. Все наказаны. Одному даже ногу сломали. Ну, тому, кто на пробежку шёл. А чтобы не бегал…

А потом мы – общество – читаем репортажи из судов, где со скоростью революционных двоек и троек рассматриваются уголовные дела в отношении этих лиц, смотрим, какие несоразмерные деяниям выносятся наказания и охрен... Изумляемся, в общем.

Мы видим, что судебная система даёт сотруднику ФСБ, который засунул в зад питерскому бизнесмену карабин, четыре года лишения свободы, а парню, вина которого в том, что задерживавший его омоновец (растяпа!) вывихнул себе руку – три с половиной. Где справедливость?

Мы медленно, но верно начинаем осознавать, что звание «неадекват года» у депутатов Госдумы забирают судьи. И неважно, решают ли они судьбу Павла Устинова, Кирилла Жукова или Абдулмумина Гаджиева.

Почему судьи, а не силовики? Потому что нынешняя судебная система демонстрирует какую­то абсолютно рабскую покорность следствию и оперативным органам. Подчинение не закону, а политической целесообразности.

Принципиальная (независимая и объективная) позиция судебной системы в таких вопросах очень резко остудила бы желание у следователей и оперативников превращать административку в уголовные дела, а прокурорам напомнила бы про забытую ими компетенцию: прокурорский надзор.

Здесь, помимо вопросов законности, справедливости, гуманности, этики и морали, встаёт и вопрос репутации президента страны. Он утверждает судей, даёт им полномочия именем Российской Федерации карать и миловать, не оглядываясь (по Конституции РФ) ни на кого, даже на Путина.

А в конечном итоге получается, что судья оглядывается на «товарища майора», но не на закон... ]§[

№36 от 20.09.2019 г.