Путин, журналисты и борьба с рейтингом

По мнению отдельных силовиков, вот так и должна выглядеть журналистика в России
Дата: 
17 Июл 2020
Номер газеты: 

Эти дни просто огонь! И дело не только в погоде, когда термометр показывает в районе 35 градусов по Цельсию и выше, но и в тех политических процессах, что происходят в стране. Дагестанское общество достаточно лениво, чтобы влиять на них. Оно предпочитает пить кофе, выбирая роль наблюдателя за этими «играми для мальчиков», но вряд ли вынесет из увиденного полезный урок.

Политическая температура накаляется тем, что силовой блок откровенно прессует журналистов (и они пишут об этом, находя поддержку в обществе), гражданские власти нервно реагируют на ситуацию в регионах, читая результаты соцопросов (в том числе и закрытых), а все они вместе не знают, что делать с населением, уставшим от пандемии, экономического кризиса, давления «вертикали власти», «выборов» с предрешённым результатом, резкого сужения политических прав и возможностей защиты прав гражданских.

«Глубинный народ», но уже не в сурковском понимании, находится на грани. И, как показывает практика, приписываемое Сурковым «государству Путина» и лично президенту такое достоинство, как умение слышать и понимать народ, уже ставится под вопрос.

 

Журналисты

 

Слишком громко представители медиа, а с точки зрения чиновников и силовиков – «бумагомаратели» и «кнопкодавы» – рассказывают о нарушениях закона, совершаемых отдельными депутатами, олигархами, силовиками, их жёнами да любовницами. Эти нарушения вроде бы должны пресекаться и преследоваться правоохранителями. Но… появление таких историй в СМИ очень сильно раздражает отдельных представителей силового блока.

Вот рассказывает какой­нибудь Голунов про кладбищенский бизнес и кто в нём замешан и… надо же с рассказанной им историей что­то делать. Или согласиться, сказать: «Ты прав, Иван!», или опровергнуть: «Иван, ну что за чIанда!..» А иначе, что не исключено, тихий голос Верховного главнокомандующего по спецсвязи может позвонить и спросить: «Вы чем там вообще занимаетесь?», а у обладателя корочки с тремя буквами ответа и нет.

Не скажешь ведь: «Я в доле просто». А ответить надо: «Все задержаны и дают признательные показания!» Только вот не можешь этого сделать. А так как с фигурантами статьи журналиста сделать ничего не получается, поэтому делаешь журналиста фигурантом статьи Уголовного кодекса. И ничего, что с Голуновым не прокатило. В стране тысячи журналистов, сующих нос не в своё дело…

К счастью, журналисты понимают, откуда ветер дует, и пытаются организовать своё сопротивление. Вот, к примеру, власти арестовали журналиста Ивана Сафронова, обвинив его в госизмене и работе на иностранную разведку. Писал, понимаешь, слишком содержательные и подробные статьи про военную технику, увлёкся да секреты в них изложил. Непорядок!

Коллеги Сафронова, уже насмотревшиеся на «доказательственную базу» силовиков в деле Голунова, Светланы Прокопьевой, того же Абдулмумина Гаджиева и ещё в десятке аналогичных дел, естественно, усомнились в том, что контрразведка ничего не перепутала или же просто не возжелала на кого­то (не знаем, на кого) наехать. Журналисты вышли на одиночные пикеты, но… практически сразу их всех стали помещать в автозаки. Не для того, понимаешь, Конституцию «обнуляли», чтобы кто попало требовал её соблюдения! Да и у кого?! Не у Путина даже, а у самого мэра Москвы Сергея Собянина, на чей запрет ссылаются полисмены, задерживая одичавших на самоизоляции журналистов.

Журналисты молчать не стали и вскоре позвали народ на пикеты против того самого святого, что есть в нашей новой России – против поправок в Конституцию страны. И в Москве вечером в среду пикеты завершились задержанием более 140 его участников. Зато участников было более тысячи человек…

 

Собянин, Фургал и Рамзан

 

...Зачем Собянину такие ненужные запреты на закреплённые Конституцией одиночные пикеты? Возможно, он пытается всеми силами сбить свой рейтинг. А то вот Левада­центр в конце мая сообщил, что у Путина рейтинг падает, а у Собянина растёт. И ничего, что у Путина в конце мая было 25% поддержки населения, а у Собянина всего 4%, тут главное – тенденция. А с учётом того, что мэра Москвы регулярно в СМИ и соцсетях то на должность премьер­министра примеряют, то в президенты прочат, растущий рейтинг уже может быть засчитан как госизмена. Ну, или попытка таковой. А оно Собянину надо? Нет. Поэтому, возможно, мы видим, как «космонавты» гасят журналистов, ну и рейтинг ведущего политика заодно. Тем более что «за рейтинг» уже на Дальнем Востоке спросили.

Нервничает власть. И это понятно, ведь вот ещё случай был на неделе… Но уже в Хабаровске. Там задержали губернатора Сергея Фургала. У него был один серьёзный политический грех: он, будучи членом ЛДПР, взял да и выиграл в сентябре 2018 года губернаторские выборы у единоросса. Ну, как бы логичное продолжение карьеры: всю жизнь сидишь в депутатах, а потом созреваешь до мысли, что можно попробовать и губернатором стать. В принципе, привычное явление в загнивающих западных странах. Понятное явление и в европейской части нашей необъятной родины.

Дагестанским депутатам – сплошь газующим «львам» да «тиграм» – такое самосознание, к сожалению, не знакомо. О такой свободе мысли и политических действий они могут только мечтать. А вот на Дальнем Востоке, оказывается, политик, хоть и номинально, может почувствовать себя человеком, участвуя во всенародных выборах губернатора. Хочешь – в качестве голосующего населения. Хочешь – в качестве кандидата в губернаторы.

Так вот… Как оказалось, все эти годы, если верить данным МВД, распространённым в СМИ, люди в погонах и лампасах знали, что Фургал как минимум заказчик и организатор наёмных убийств местных бизнесменов. Причём с 2004 года. Но… К нему все эти годы не было претензий. Почему­то. Ещё раз: папочки с материалами оперативных и уголовных дел были, вещдоки и показания свидетелей – тоже были, а вот претензий не было.

И, к большому сожалению, мы вряд ли узнаем, заключается ли причина такого равнодушия силовиков к Фургалу в непрофессионализме или, наоборот, соучастии в его преступной деятельности (укрывательство преступления) со стороны отдельных представителей правоохранительного блока...

Претензии к Фургалу, как сообщают отдельные аналитики, появились только недавно, как только глава Хабаровского края разрешил себе ещё несколько крупных грехов: его рейтинг стал больше, чем у Путина (губернатор даже замечание от полпреда Трутнева получил), а по поправкам в Конституцию страны голосовать жители Хабаровского края не пришли. Явка – 44% (третье с конца место), поддержка обнуления – 63% (последняя десятка). Возможно, такие популистские шаги Фургала, как сокращение расходов на местных чиновников (сэкономили миллиард рублей), сокращение собственной зарплаты в два раза и прочее довели ситуацию до такого рейтинга.

Не исключено, что Кремль оценивает большой рейтинг Фургала и слабые результаты края по голосованию по поправкам чуть ли не как признаки экстремизма. «Это что, выходит, против… обнуления сроков идёте? Не хотите стабильности в виде стабильного лидера?» – возможно, примерно такая цепочка рассуждений взрывала мозг ответственных за Дальний Восток кураторов. Ну как можно прощать такие политические выходки? А никак! Поэтому Фургала забрали в Москву. В наручниках.

Но на этом приключения не закончились. Население Хабаровского края встало на митинг. Несанкционированный. Многотысячный. Пришли без медицинских масок, но с плакатами, лозунгами и… полной решимостью защитить своего губернатора. Пришли не на один день, а стояли дня четыре. Не «тигры», не «львы», не «БРАТЬЯ», а обычные россияне.

Хотя митинг в поддержку арестованного губернатора – это неожиданно, конечно. В стране, где население всегда приветствует аресты своих мэров, депутатов, министров и губернаторов, митинги с требованием «Руки прочь от губернатора!», не ждут. Обычно такие акции (вспомним хотя бы зачистку Дагестана, когда было арестовано и доставлено в Лефортово почти всё руководство республиканского правительства – Гамидов, Исаев, Юсуфов, Шахов и пр.) повышают рейтинг Путина. А тут… Загадочная хабаровская душа…

Я всё же предположу, что Кремль не боится рейтинга Фургала и той народной поддержки, что вокруг него. Как пример, есть Чечня, где личный рейтинг Рамзана Кадырова в разы больше, чем у Путина, где спокойно живёт Шаа Турлаев, которого активно разыскивали за покушение на убийство, к примеру, Сайгидпаши Умаханова (министр РД) и ещё на десяток таких же громких фамилий, а сейчас называют образцом для воспитания будущих поколений республики. Где, вместе с тем, есть жёсткий контроль всего и вся, а также те результаты голосований (хоть на выборах, хоть на обнулениях), которые физически можно показать и которые хотят видеть в Кремле.

Неуправляемость, непослушание регионов – вот что сильно пугает Кремль. Он боится, что могут смести. Поэтому предлагает только один вариант реакции – силовой. А это только усугубляет ситуацию... ]§[