Дагестан в руках…

20 ноября, вернувшись из отпуска, президент РД Рамазан Абдулатипов встретился с правительством республики, обсудил с ним текущие вопросы, а затем объявил о новых схемах управления Дагестаном. «Будет создано четыре территориальных округа, в каждом будет полномочный представитель президента РД. Они, в свою очередь, вместе с председателем правительства и председателем парламента будут еженедельно меня информировать о ситуации в том или ином районе и городе», – сказал Абдулатипов, отметив, что недостатком правительства является отсутствие чётко обозначенных кураторов в муниципалитетах, которые бы систематически информировали руководство республики.

Сообщение о создании четырёх территориальных округов и появлении в республике института полпредов, ввиду того, что об этом было объявлено неожиданно, всполошило экспертов, а также вызвало дискуссии в СМИ и обществе. (Аналогичных структур в других субъектах РФ нет.) Интернет запестрил заголовками о разделении Дагестана на части, появлении дополнительной бюрократии, плюсах и минусах этого новшества…

Этот шум заставил Рамазана Абдулатипова выступить с разъяснениями (один раз посредством заявления от имени пресс-службы президента РД и дважды – через свою страничку в соцсети Instagram). Он заявил, что, несмотря на то что существует Управление Администрации президента и правительства по внутренней политике и территориальному развитию, а министерство экономики было наделено функциями по контролю за развитием городов и районов, до главы республики не доводится качественная и своевременная информация о ситуации в муниципалитетах. Из-за этого целый ряд процессов упускается из виду, а необходимые решения принимаются с запозданием.

А 25 ноября был обнародован Указ Президента РД №317 «О полномочном представителе Президента РД в территориальном округе РД». Этот указ установил круг полномочий полпреда главы РД, а также утвердил, какие именно муниципальные образования входят в те или иные территориальные округа. Главам МО рекомендовано оказывать содействие полпредам, которые подчиняются и подотчётны непосредственно президенту РД. Полпреды назначаются на должность главой РД по представлению руководителя Администрации Президента и Правительства РД. Основной функцией полпреда является информирование главы РД о политическом и социально-экономическом положении в округе.

С этой целью полпред ежеквартально представляет главе РД доклад о ситуации в муниципалитетах, входящих в округ, еженедельно информирует об общественно-политической ситуации в округе. В случае каких-либо ЧП, выявления планируемых или стихийных акций протеста, конфликтов в межнациональной и этноконфессиональной сферах и формирования условий их возникновения, обращения граждан по вопросам, которые могут вызвать общественный резонанс и спровоцировать социально-политическую напряжённость в муниципальных образованиях, расположенных в округе, должен оперативно уведомлять об этом президента и решать возникшие вопросы, обеспечивать активное взаимодействие между федеральными, республиканскими органами власти и муниципалитетами («чтобы власть выступала как одна организованная сила»). Также полпред информирует о нарушениях закона со стороны главы МО и о ходе реализации приоритетных проектов президента.

Отвечая на обвинения в расширении чиновничьего аппарата, глава РД подчёркивает, что ранее из президентского аппарата было уволено 40 человек, что позволяет безболезненно для бюджета создать штат из 25 человек (максимум) для работы полпредов. Ожидается, что они будут в статусе вице-премьеров. Абдулатипов обещает, что полпредами будут не случайные люди, а наиболее опытные и авторитетные…

Абдулатипов также подчёркивает, что речь не идёт о разделении Дагестана на части, а наоборот, создание полпредств – это рычаг интеграции республики, укрепления её единства. Несмотря на эти заявления, в прессе и соцсетях появились две версии «нарезки» Дагестана.

Версия №1: «Рука Кремля». Согласно ей, решение о нарезке Дагестана было принято в Кремле. Причём сделано это с дальним прицелом: возможным разделением Дагестана на части с последующим изменением административных границ субъектов СКФО. В пользу этой версии говорят следующие факты.

Дагестан – наиболее крупная республика в СКФО (см. таблицу). Причём, если не брать в расчёт Махачкалу, население республики достаточно равномерно (даже с учётом миграции горцев на равнину) распределено по его территории. Естественно, чтобы управлять такой махиной, нужны эффективные политические, финансовые и юридические механизмы. Учитывая тяготение севера республики к самоопределению (в границах РФ) или же «уходу» под протекторат Ставрополья или Чечни, а также желание автономизироваться у определённых кругов равнинной части Дагестана и Юждага, не исключено, что федеральный центр, отчаявшись ждать от местных элит механизмов эффективного управления территорией и этнополитическими процессами, решился на крайние меры несилового характера.

Кроме того, Дагестан сегодня – головная боль федерального центра. (Во многом эта «боль» – продукт информационной войны, объявленной отдельными крупными федеральными СМИ республике, транслирующими исключительно негативный контент о Дагестане и дагестанцах.) Решение «проблем с кавказцами», в частности с Дагестаном, – это то, что сегодня ожидает от федерального центра значительная часть населения центральной России, придерживающаяся националистических и радикальных религиозных (не исламских) взглядов. Резкий рост организаций с такими взглядами постепенно уходит из-под контроля политических и правоохранительных сил страны. Поэтому циничный принцип, гласящий «если не можешь победить явление, то необходимо его возглавить» как бы подсказывает решение…

По этой причине не исключено, что в административном устройстве Дагестана могут произойти серьёзные метаморфозы, в результате которых север республики – Ногайский, Тарумовский, Кизлярский и даже Бабаюртовский район – может «отойти» Ставропольскому краю, Чечне или же превратиться в самостоятельный субъект в составе РФ. Дагестан же может вернуться практически к границам чуть ли не 1921 года.

Есть и другой, более мягкий вариант. Уже давно в экспертных кавказоведческих кругах (по заказу федерального центра) изучается и обсуждается вопрос об изменении административного устройства Дагестана путём объединения муниципалитетов по национально-территориальному принципу в кантоны1. (Как предполагается, в таких кантонах формирование органов местного самоуправления и госорганов будет осуществляться преимущественно по национальному признаку.) С вновь сформированными на обломках Дагестана элитами федеральному центру будет проще договариваться, осуществлять контроль, а также решать свои стратегические задачи развития государства. Впрочем, саму кадровую ротацию, причём всего руководства республики, отдельные источники в Белом доме прочат если не к концу этого года, то к дате завершения Олимпиады точно. Причём безотносительно к территориальному переустройству Дагестана.

Вариант №2: «Рука Абдулатипова». Главе РД надоело, что срочность и важность его указаний наталкивается на неисполнительность тех, кому поручено их исполнять. Надоело также получать искажённую картину с мест, не соответствующую действительности или же представлению главы РД о ситуации в МО. Ни общественным организациям, ни СМИ, ни многочисленным (своим!) советникам и кураторам Абдулатипов не доверяет. Плюс ко всему желание держать под тотальным контролем все происходящие в республике процессы, включая даже самые мелкие. (В принципе, это косвенный признак отсутствия у главы РД команды, членам которой можно в полной мере доверять.) Поэтому логичным является создание альтернативного конкурентного канала информирования главы РД (в этом его позитивный момент). Теперь главы МО и кураторы районов (не говоря уже о прочих влиятельных политиках, выходцах из конкретных МО) будут соревноваться с полпредами в оперативности, достоверности и глубине предоставляемой президенту информации.

Минус такой структуры в том, что влиятельный полпред может оказаться подвержен коррупционному воздействию со стороны влиятельных в территориальном округе персон.

P. S. Вопросы о целесообразности такой структуры управления, её политической подоплёки и возможных последствий остаются открытыми. Неясно, будут ли полпреды сидеть в Махачкале или постоянно находиться в центрах этих округов. Важен вопрос и о том, где будет находиться «ставка» полпредов? Для Северной зоны она будет актуальна в Хасавюрте или Кизляре? Для Центральной зоны – в Буйнакске или Махачкале? Для Горной – в Леваши, Гунибе или Хунзахе? Для Южной – в Дербенте или Ахтах? Вопрос не последний, так как от местонахождения полпреда будет зависеть и его видение проблем округа, оперативный доступ в тот или иной район, близость к населению.

Неясен и статус Махачкалы и Каспийска как будущей агломерации в этой «нарезке». Хоть они и включены в Центральный территориальный округ, но, объективно, будут неформально являться пятым округом. И, самое главное, кого подберёт Абдулатипов в полпреды? Будут ли ими уже имеющие влияние в муниципалитетах брутальные дагестанские политики, или появятся новые лица? Пока вопросов больше, чем ответов.


1Кантон – территориально-административная единица в некоторых странах. 

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл