Инвалидная система

Длительные отпуска предприятия ещё больше  сокращают для инвалидов срок бесплатного ремонта
Дата: 
27 Сен 2019
Номер газеты: 

Стать в одночасье инвалидом – что может быть страшнее для здорового, полного сил и планов человека? Например, ежедневно бороться за свои права в новом социальном статусе. В Дагестане это, увы, особенно актуально. И дело тут не только в пандусах.

 

 

«Приходите к нам лечиться»…

 

Махачкалинское протезно-ортопедическое предприятие было основано в мае 1942 года решением Совнаркома СССР. Изначально это было предприятие с 12 работниками. В 1975 году все протезные мастерские РСФСР вошли в состав объединения Минсобеса РСФСР, в том числе и махачкалинское. С 1992 года ФГУП «Махачкалинское протезно-ортопедическое предприятие» является самостоятельным предприятием с уставным капиталом 500 тысяч рублей, численностью сотрудников 60 человек и стационаром сложного протезирования на 25 койко-мест.

«Сегодня мы являемся крупным производственным предприятием, оснащённым современным технологическим оборудованием и квалифицированными кадрами, которые способны обслужить всех инвалидов Дагестана на должном высоком уровне и по всем необходимым стандартам для лечения опорно-двигательного аппарата, включая протезно-ортопедическое обеспечение, ортезирование, лечебную физическую культуру (ЛФК), физиотерапевтическое лечение и т. д.», – говорится на сайте предприятия. На деле недовольных качеством обслуживания пациентов становится с каждым днём всё больше.  

 

Прокуратура разберётся

 

Проблемы, по словам наших собеседников, назрели давно, но высказаться о них решается далеко не каждый. Сегодня в Дагестане официально проживает 330 тысяч инвалидов. Из них около 5 тысяч человек регулярно нуждаются в услугах махачкалинского протезно-ортопедического предприятия. Это люди, лишившиеся конечностей или родившиеся без них, пережившие травмы опорно-двигательного аппарата, инсульты и др. Кому-то нужен протез ноги, а кому – специальный корсет для позвоночника. Ортопедическая обувь, средства гигиены – всем этим своих пациентов обеспечивает предприятие. Но, как говорят сами инвалиды, с постоянными перебоями и без предупреждений.

«Претензий накопилось в последнее время много, – говорит сотрудник предприятия, пожелавший остаться неизвестным. – Во-первых, наша организация часто закрывается на неопределённый срок. Работники остаются без основного заработка. На первом этаже у нас расположена мастерская, на втором – стационар с остальными отделами. В 90-е нас разделили и сделали первый этаж хозрасчётным, а второй – бюджетным. Первый этаж «посадили» на сдельную оплату труда. Есть заказы –  платят, нет заказов – нет выплат. 

В данный момент мы вновь находимся в вынужденном отпуске без содержания (по состоянию на 15.09.2019 г. – «ЧК»). Уже второй раз за год. Нам объясняют это отсутствием средств на содержание предприятия. Якобы денег не даёт Москва. В стационаре очень низкие зарплаты. Почти десять лет назад нам урезали на 25% зарплату. Но и её мы получаем нерегулярно. Также снизили проценты «за вредность» на производстве. От инвалидов часто слышим просьбы улучшить качество питания и медикаментов, набрать полный штат персонала. Нет даже санитарок, одна медсестра вынуждена исполнять обязанности уборщицы. Не хватает профильных специалистов. В протезке работает один специалист на несколько тысяч инвалидов. Если он не сможет выйти на работу, то кем заменят его? Приходят стажёры на испытательный срок, но им назначают такой мизерный оклад, что надолго никто не задерживается.

В изношенном состоянии оборудование, инвалидам не выдают вовремя положенные протезы. Они вынуждены ездить за свой счёт в другие регионы, чтобы получить протезы там».

Перебои в работе предприятия подтвердил председатель ДРО Всероссийского общества инвалидов Гаджи Гаджиев: «Предприятие подчиняется Министерству труда и социальной защиты России. Но получают заявки на выполнение работ они от Фонда соцстрахования Дагестана.

К нам обращаются инвалиды с безвыходным положением. И в предприятие обращаются наверняка. Как-то нам удалось озвучить проблемы местных инвалидов на самом высоком уровне, пожаловаться на некачественные протезы и частые длительные отпуска предприятия. На что заместитель председателя фонда социального страхования страны ответил, что знает о наших проблемах и у них самих есть вопросы по качеству изделий к нашему предприятию».

 – А что делать инвалиду, если ему срочно нужно поменять или отремонтировать протез, а предприятие на длительный срок закрыто?

– Просто ждать. Ничего другого не остаётся. Менять протез нужно обычно каждые 2 года. Но из-за таких простоев предприятия инвалиды зачастую меняют протез не через положенные 2, а 2 с половиной, 3 года, а то и больше.

(Кстати, такие паузы неудобны инвалидам и по другой, неочевидной причине. Дело в том, что на махачкалинском предприятии ремонт протезов бесплатно для инвалидов осуществляется в течение первых 6–7 месяцев после изготовления. Если человек с поломанным протезом обратится позже, он вынужден будет платить из своего кармана. А длительные отпуска предприятия ещё больше сокращают для инвалидов срок бесплатного ремонта «ЧК»). 

Ещё один непонятный момент. Фонд социального страхования Дагестана выделяет чуть ли не 50% средств на памперсы. То есть тратит половину бюджета, который можно было бы потратить на более качественные протезы. Памперсы можно приобрести сейчас в любой аптеке, при желании и необходимости. А протез – это индивидуальный инструмент, который достать гораздо сложнее и дороже.      

Пациенты предприятия – это зачастую люди со сложной судьбой и непростыми характерами. Но они наталкиваются на грубость там, где больше всего ждут поддержки. В итоге конфликты выливаются в многочисленные жалобы и обращения в вышестоящие инстанции. Пациент чаще всего добивается восстановления своих прав, а «обидчик» теряет репутацию.       

«Недавно я обратился в предприятие для того, чтобы мне поменяли гильзу на протезе ноги, – рассказывает пациент Магомед-Загид Ибрагимов. – Но был неприятно удивлён грубостью директора. Я обратился к нему повторно по телефону со своим вопросом. На что он нагрубил и бросил трубку – ему не понравилось, что я обратился к нему: «Брат».

До этого мне отказывали в протезировании ноги. Попросил дать мне отказную. Не дали. Обратился в прокуратуру Махачкалы, и через некоторое время меня вызвали в Фонд социального страхования Дагестана. Там о моем случае, оказывается, не знали. После обращения в прокуратуру (оттуда моё обращение было переадресовано по месту жительства в Хунзахский район) чудесным образом выяснилось, что новый протез мне положен. Хотя до этого мне доказывали обратное. Мой протез сейчас готов. С предприятия должны позвонить, но пока не звонят. Видимо, все до сих пор в отпуске. Директору больше не хочу звонить, очень грубый человек.

Это не единственное неприятное впечатление о пребывании там. В последний раз я лежал в стационаре предприятия два месяца назад, когда нужно было ремонтировать старый протез. Вечером заходит медсестра и говорит, чтобы срочно покинули помещение, так как все уходят в отпуск. Я живу в Хунзахском районе, куда мне сейчас ехать? Почему нельзя было предупредить об отпуске заранее?

Через полгода использования протеза берут деньги на ремонт изделия. Я узнавал в московском протезно-ортопедическом предприятии, насколько это законно. Мне там ответили, что протез можно бесплатно чинить в течение первых двух лет использования».  

 

«В Багдаде всё спокойно»

 

Директор предприятия Абдул Айгунов отрицает проблемы на своём производстве. По его словам, отпуск у сотрудников плановый. Да и нехватки специалистов они не испытывают: «Работа нашего предприятия заключается в том, что мы выигрываем госзаказ, который объявляет генеральный заказчик – Фонд социального страхования республики. На 23 сентября у нас запланирован выход из отпуска, потому что выиграли очередной заказ на контракт. Думаю, к тому времени нашим контрактам присвоят номера, и мы сможем работать в полную силу до 15 декабря. С 15 по 25 декабря у нас процедура закрытия финансового года, в этот период мы разбираемся с фондом соцстрахования по итогам года. А с конца января начинаем новый год с новыми контрактами. Специфика нашей работы такая. Нам сверху ничего не спускают, мы должны контракты выиграть на конкурсной основе по 44-му закону о госзакупках».

– А возможны ли платные услуги в вашем предприятии без очереди?

– У наших инвалидов нет средств на такие дорогостоящие услуги. Самая стандартная ортопедическая обувь стоит минимум 5 тысяч рублей. Дети имеют право на 4 пары ортопедической обуви в год. У какого родителя есть такие деньги? Взрослые могут рассчитывать на две пары в год.

– Испытывает ли предприятие нехватку профильных специалистов по изготовлению протезов?

– Сегодня нехватки нет. Бывает иногда – люди уезжают или к частникам уходят. Но сейчас кадрового дефицита на предприятии не испытываем.

С каким чудовищным бюрократизмом приходится сталкиваться больным людям, корреспондент «ЧК» ощутил на себе, обратившись за разъяснениями в Московское протезно-ортопедическое предприятие. Столичное учреждение потребовало официальный запрос от редакции со всеми вопросами отправить… почтой России. За более чем 10-летнюю практику работы корреспондента такое произошло впервые. Объяснения, что подобная переписка между редакцией и учреждением затянется не на одну неделю, строгую тётку на том конце провода не убедили. «Мне нужно будет обращаться с вашими вопросами к другим сотрудникам, а им нужно официальное подтверждение», – отрезала она.

Мы всё же направили запрос и будем надеяться, что совковую бюрократию там победят… ]§[

 

Комментарии:

Матвиенко оценила законопроект о гарантированном пенсионном продукте
Россияне не обладают достаточными накоплениями для того, чтобы в стране в полную силу заработал законопроект о гарантированном пенсионном продукте, считает спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.
РИА Новости