Вместо вещей – вешать срок?

Дата: 
26 фев 2016
Номер газеты: 

25 февраля Советский суд Махачкалы принял решение изменить меру пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу в отношение активиста движения «Союз справедливых» Хирамагомеда (Мухаммада) Магомедова.

Суд посчитал, что Хирамагомед Магомедов (на фото) должен находиться под стражей, так как подозревается в преступлениях, квалифицируемых статьями 222 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов»), 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») и 205.5 («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации») УК РФ.

Такой набор статей, как за несколько часов до помещения под стражу рассказал Магомедов, связан с личным конфликтом между ним и следователем ФСБ Наимом Сеидовым.

Магомедов выложил в социальных сетях своё публичное обращение к общественности, в котором изложил своё видение ситуации. Он рассказывает, что 23 мая прошлого года был схвачен неизвестными лицами у здания ректората ДГУ. Его руки завели за спину и надели наручники, а затем посадили в машину и доставили в Ленинский РОВД Махачкалы. По дороге, утверждает Магомедов, ему за пояс, так, чтобы он был на виду, засунули пистолет и вытащили оттуда только после доставления в РОВД и проведения досмотра.

«Так было возбуждено на меня уголовное дело по статье 222 УК РФ. Тогда благодаря помощи добрых людей я смог выйти из СИЗО. И дело как бы пропало: не завершилось, но и не велось. Оно было передано в УФСБ, где ждало своего часа», – вспоминает Магомедов.

Задержание Магомедова вызвало серьёзный резонанс: за него вступились ряд известных в стране общественных деятелей и правозащитников. К примеру, председатель движения «Выбор России» Владимир Рыжков, правозащитник Екатерина Сокирянская, руководитель Центра социально-экономических исследований RAMCOM Денис Соколов, сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара Ирина Стародубровская, журналист Максим Шевченко и др. («Вместо вывода», «ЧК» №21 от 25 мая 2015 г.) 4 июня 2015 года Ленинский суд Махачкалы решил, что активист может находиться под домашним арестом…

Нынешнее осложнение ситуации Хирамагомед Магомедов связывал с тем, что в 2013 году в его доме проводился обыск, при котором часть его имущества была изъята. Примечательность изъятия, по мнению общественника, заключается в том, что уголовное дело в те годы на него не завели, но и имущество не вернули.

«На мой резонный вопрос следователю УФСБ РФ по РД Наиму Сеидову когда он вернёт моё имущество, он затруднялся ответить, говоря «время покажет». И вот минуло более двух лет. Я вновь начал требовать своё имущество назад, наивно полагая, что за этот срок они смогут разобраться, представляет ли моё имущество для следствия интерес», – пишет в своём публичном обращении Магомедов.

Устав ждать от следователя возврата имущества, Магомедов обратился с заявлением в прокуратуру Дагестана.

«Заявление я подал 18 февраля сего года, а уже после официальных праздников мне пришёл ответ. Но, к моему удивлению, не от прокуратуры, а от Советского районного суда г. Махачкалы, который сообщил мне, что 25 февраля назначено слушание об избрании меры пресечения по ходатайству… Как вы думаете, кого? Правильно! От следователя УФСБ капитана Сеидова!» – предлагает удивиться Магомедов.

В этот же день Магомедов был переведён в СИЗО Махачкалы… ]§[