На четыре стороны

Гасангусейнов попросил президента взять дело об убийстве сыновей под личный контроль
Дата: 
12 Окт 2018
Номер газеты: 
Фото: 
Руслана Алибекова

7 октября в Доме журналиста в Москве прошла пресс-конференция, посвящённая расследованию убийства братьев Наби и Гасангусейна Гасангусейновых.

О ситуации с расследованием убийства журналистам рассказали адвокаты правозащитного центра «Мемориал» Мурад Магомедов и Дарья Бахарева, юрист Комитета против пыток Абубакар Янгулбаев, правозащитник Джамбулат Гасанов и отец братьев Муртазали Гасангусейнов.

Гасанов рассказал, что после вступления в дело адвокатов «Мемориала» удалось добиться заметных сдвигов в расследовании. В частности, суд обязал Следственный комитет РФ принять к рассмотрению заявление Муртазали Гасангусейнова об убийстве его детей, в чём следствие и прокуратура изначально отказывали, а сам Муртазалиев получил право быть законным представителем своих убитых детей. Он рассказал, что 13 ноября 2017 года прокуратура Дагестана прислала Гасангусейнову письмо, в котором указывалось, что в дни убийства братьев силовые структуры не проводили в Шамильском районе никаких разыскных или других мероприятий.

По словам общественника, 15 ноября 2017 года Гасангусейнов получил ещё одно письмо, в котором следователь Следственного управления СК РФ по Дагестану написал, что братьев Гасангусейновых убила группа неизвестных лиц из имевшихся при них автоматов.

«Причастность сотрудников правоохранительных органов к убийству Гасангусейновых вне всяких сомнений. Фактически установлено, что в день убийства и после него в окрестностях села и в самом селе находились сотрудники полиции, как районные, так и незнакомые, чего раньше никогда не было. А за несколько часов до убийства на пастбище к братьям Гасангусейным приходил работник ОМВД по Шамильскому райну и подробно расспрашивал, когда и каким путём они пойдут домой. Затем он совершил звонок с их телефона. Мы уверены, что он действовал по заданию начальника полиции Алиева», – рассказал Гасанов.

Во время прямой трансляции пресс-конференции в Instagram газеты «Черновик» активно комментировал слова Гасанова пользователь под ником Ibragim Aliev. Он уверял, что всё сказанное Джамбулатом Гасановым – враньё, и переходил на личности. Когда один из пользователей попросил рассказать, как на самом деле всё было, Ibragim Aliev перенаправил его в Следственный комитет России.

 

След в Буйнакске

 

Абубакар Янгулбаев отметил, что Комитет против пыток разделяет позицию, что к убийству братьев причастны силовики. Он рассказал, что им удалось получить новые улики, которых нет у следствия, но озвучивать их будут только после приобщения к делу. Юрист отметил, что после убийства братьев было начато четыре отдельных производства.

Первое – это уже прекращённое уголовное дело по ст. 317 УК РФ («Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). Второе – дело, возбуждённое по ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство»). Юрист пояснил, что как в первом деле не были установлены правоохранители, на которых якобы нападали Гасангусейновы, так и во втором деле лица, которые убили Гасангусейновых, также не установлены.

«Зная, что дело (по ст. 317 УК РФ) расследовалось в течение одного года и трёх месяцев, но в нём не было потерпевших, не были указаны лица, на которых нападали братья Гасангусейновы. Напрашивается логический вопрос: почему следствие длилось так долго? что они расследовали? Чтобы вы понимали, в этом деле около 22 или 23 томов. 1 том занимает как минимум 250 страниц. Это такая гора макулатуры. Получается, они расследовали какую-то пустышку. Это наводит на мысль, что они или халтурили, или что-то скрывают, но нам неизвестно, что… Есть информация, что все эти 23 тома по первому делу перешли в новое дело по убийству», – предположил он. По словам Янгулбаева, с уголовным делом по ст. 317 УК РФ их в полном объёме не ознакомили.

Он рассказал, что оперативная информация и. о. начальника (на тот момент) местной полиции Алиева, на основании которой было возбуждено это дело, признана сфальсифицированной, а материал по факту служебного подлога и халатности выделен в отдельное производство и находится в Хунзахском межрайонном следственном отделе СУ СКР по РД. (После пресс-конференции юрист пояснил корреспонденту «ЧК», что им неизвестно, на какой стадии материал и возбуждено ли по нему уголовное дело.)

По словам Янгулбаева, у них нет юридических оснований для доступа к этим материалам, но они будут ходатайствовать о приобщении их к делу об убийстве Гасангусейновых. Юрист рассказал, что в отделе полиции по Шамильскому району находится ещё одно дело, связанное с убийством братьев. Дело в том, что с места убийства пропал личный телефон Наби, с которого он позвонил своей матери, чтоб сообщить, что скоро они будут дома. С этого же телефона он позвонил отцу и рассказывал, что к ним приходил местный полицейский Шамиль Гамзатов и спрашивал, во сколько они будут возвращаться в село. По этому поводу Муртазали Гасангусейнов писал заявление.

7 мая этого года было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 158 УК РФ («Кража»). Сейчас оно приостановлено с формулировкой «лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено». Однако из постановления о приостановлении известно, что в последний раз, спустя восемь часов после убийства, номер телефона, с которого звонил Наби, отслеживался в Буйнакске. «Следовательно, хотя бы одного из убийц необходимо искать в Буйнакске. Также есть логичные вопросы, почему следствие само не додумалось за эти два года проследить маршрут человека, который держал при себе телефон, тем более это не простой телефон, а смартфон!» – задавался вопросом юрист.

 

ЕСПЧ

 

В ноябре прошлого года в Европейский суд по правам человека была подана жалоба от имени Муртазали Гасангусейнова. В ней юристы заявили о нарушении ст. 2 (право на жизнь) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Бахарева (она работала над подготовкой жалобы в ЕСПЧ) рассказала, что спустя семь месяцев после подачи жалобы она (жалоба) была коммуницирована, то есть передана России. «Мы сделали обоснованное предположение, что к этому преступлению причастно государство. Государство, в свою очередь, должно на это ответить… Существует путаница в связи с тем, была ли там контртеррористическая операция или оперативно-разыскные мероприятия, поскольку сразу после убийства МВД сообщило, что проводились ОРМ, а ФСБ это отрицало. Затем Алиева обвинили в ложных сведениях. То есть складывается впечатление, что правоохранительные органы что-то упорно скрывают», – рассказала она. Юрист отметила, что, согласно процедуре, государство должно ответить на вопросы, которые поставил перед ним суд (до 4 октября). Затем другая сторона, то есть заявитель должен так же ответить на вопросы суда (до 4 ноября).

Мурад Магомедов рассказал, что информация в СМИ о том, что из-за угроз и нападения на руководителя дагестанского отделения «Мемориал» Гасангусейновы остались одни, неверная. «Мы долго обсуждали, что может быть причиной этих действий, и пришли к выводу, что одной из причин является дело Муртазали Гасангусейнова. Но «Мемориал» и адвокаты не оставили это дело: именно с помощью «Мемориала» этим делом занялся Комитет против пыток. Я думаю, им легче потому, что у них больше ресурсов, и они, я думаю, доведут дело до конца», – сказал он.

В конце пресс-конференции Гасангусейнов обратился к главе государства с просьбой взять расследование под свой контроль. «Я хочу обратиться к Владимиру Владимировичу Путину, президенту Российской Федерации. Я знаю, Владимир Владимирович, что у вас сегодня день рождения. Выслушайте нас. Вы же гарант Конституции России. Я вас прошу взять это дело под личный контроль – найти убийц детей и наказать по всей строгости закона. Я вас очень прошу», – сказал он.

Через два дня, 9 октября, в Махачкале сотрудники полиции доставили его в отдел полиции по Советскому району. Он собирался  выйти на площадь с пикетом, чтобы обратить внимание приехавших в Дагестан руководителей силовых структур России. «Ко мне подошли сотрудники, стали обвинять, что я хочу провести митинг. В какой-то момент, когда уже уходил из парка, прикурил сигарету. Полицейский стал говорить, что я курю в общественном месте, так и забрали», – рассказал Гасангусейнов корреспонденту «ЧК». Вскоре его выпустили, с его слов, извинившись и уничтожив протокол задержания.

В МВД Дагестана задержание Гасангусейнова назвали приглашением: «Он был приглашён начальником УМВД России по Махачкале, полковником полиции Нурмагомедом Муртазалиевым для выяснения и оказания содействия в решении проблемных вопросов, имеющихся на сегодняшний день. Информация о задержании и привлечении Муртазали Гасангусейнова к какой-либо ответственности является недостоверной», – сообщило МВД.

P. S. Напомним, что Джамбулат Гасанов подавал заявки на проведение двух акций: 13 октября на территории парка 50-летия Октября и 14 октября – на площади Ленина. Но 4 октября Минюст Дагестана отказал в проведении митингов с требованием расследовать убийство братьев. В ответах врио министра Ханлар Пашабеков пояснил, что в указанный день и время в парке будет ярмарка, а митинг на площади запрещён, потому что она не входит в перечень утверждённых правительством Дагестана специально отведённых мест для проведения публичных мероприятий… ]§[

 

Комментарии:

Муртазали Гасангусейнов очень сознательный человек, в одном из выступлений он говорил, что прекрасно понимает, что его детей ему не вернут, но все это он делает ради того, чтобы прекратились эти убийства молодых и невинных ребят.
Этот очередной грязный случай вылез наружу, потому что этих ребят в селе и вокруг знали все, и они проявили упорство в доказательстве невиновности этих ребят. Если бы не их активность, то мы очередной раз увидели бы в СМИ сухие сводки про ликвидацию главаря банды и одного его помощника, а далее кому премии хорошенькие, кому звездочки на плечи.