[ Поле чудес... ...в стране дураков ]

Если задуматься: рабочая сила в Дагестане дешёвая или недорогая? От ответа на этот вопрос зависит ни много ни мало – инвестиционное будущее Дагестана.

Система образования в Дагестане (как и в любом другом месте) наглядно отражает то, как структурировано наше общество, какие в нём царят настроения и приоритеты и насколько качественно государственная и местная власть проводят свою политику в плане трудоустройства молодёжи.
25 тысяч людей с дипломами о высшем образовании! Большая часть из них с непонятного профиля «классическим» образованием: педагоги, экономисты, юристы. 25 тысяч выпускников с дипломами, а найти хоть немного внятную секретаршу – большая проблема. Нужно сокращать. И сокращать нещадно. Республике достаточно трёх – пяти тысяч выпускников. И если вас всё же волнует, куда деть остальные 20 тысяч, то нужно ответить ещё на один несложный вопрос: специалистов в каких областях нам не хватает прежде всего: экономистов, юристов или сантехников, укладчиков кафеля и электриков? И здесь речь не о квалификации даже (о ней лучше других сказали наши эксперты), а о банальном наличии корочки о соответствующем образовании.
Связка «престижность образования – высокий уровень оплаты труда», которая существует в Европе и даже в Москве, где диплом МГИМО – это априори зарплата не меньше 2 тыс. у. е., в Дагестане деформирована до неприличия. Тот же электрик или сантехник в условиях дефицита подобных услуг может зарабатывать намного больше, чем какой­нибудь юрист/экономист на полставки, «устроенный» за взятку в неработоспособное ведомство с официальной зарплатой в 3 тысячи рублей.
 
Дорогое удовольствие
 
Передовые мировые столицы давно пришли к тому, что оценивать качество образования в вузах необходимо по определённому набору бизнес­индикаторов, например, уровню зарплат выпускников, их востребованности у крупных компаний­работодателей, доле выпускников, устроившихся на работу по специальности, числу стажировок в вузе, наличию договоров о сотрудничестве вуза и работодателя, по наличию распределения, наконец. Такая оценка вуза была бы вдвойне полезна и населению в выборе самого учебного заведения на основе потребностей рынка труда, и работодателю, который сможет рекрутировать выпускников вуза­лидера. В итоге это увеличило бы состязательность между вузами, усилило бы их специализацию на рынке образовательных услуг. Но заказывать такое исследование у нас в республике определённо некому. Нет ни специалистов анализа данных, ни недорогой, но квалифицированной рабочей силы для их сбора.
Единственная возможность хоть как­то повлиять на ситуацию – властная инициатива. И даже вузам, подчинённым федеральному центру, можно показать их… лицо. Положение об общественном контроле за соблюдением вузами Закона об образовании, предусмотренное ФЗ «Об утверждении федеральной программы развития образования», никто ведь ещё не отменял. И по нему вполне реально создать комиссию в лице представителей Общественной палаты (ведь для чего­то она нам всё­таки нужна?), администрации президента, Министерства образования и преподавателей вузов – не больше трёх единиц по каждому вузу. Этой комиссии поручить провести несложную контрольную хотя бы в нескольких группах абитуриентов от каждого университета, поступивших на первый курс. Желательно в сентябре. А по итогам составить рекомендательное письмо на имя ректора – ничего более. Такая проверка была бы вдвойне эффективной, потому что, во­первых, это реальная возможность оценить качество приёма в высшую школу, а во­вторых, регулярная практика для высшего вузовского руководства по пресечению невзыскательности при приёме в вуз.
К тому же инициативность субъектов федерации непременно должна быть оценена в Кремле, где давно устали от антитеррористических зачисток и ждут позитивных изменений.
 
 
Теневой оборот
государственных
вузов в Дагестане
 
Чтобы не быть голословными в своих утверждениях, мы в приведённой таблице попытались оценить, каков годовой доход от взяток за поступление и сдачу сессий. Надо отметить, что данные о количестве студентов были взяты за 2006 год, плюс они были частично округлены. Причём данные о таких факультетах, как юридический и два экономических в ДГУ, а также стоматологический и лечебный в ДГМА, выведены отдельными строками, потому что некоторые показатели (процент «толкающихся» и цена за сдачу сессии) на этих факультетах на порядок отличаются от средних по вузу. В расчёт были взяты только государственные учебные заведения, ведь проблема именно их эффективности стала предметом нашего исследования. Мы сознательно не исчисляли теневые доходы от проведения аттестаций, допусков неуспевающих студентов к сессии, а также восстановления отчисленных. Знающие студенты могут подтвердить, насколько существенны эти статьи доходов. По нашим оценкам, они составляют не менее 30 % от оборота за сдачу двух сессий. Так что вы сами можете смело добавить сюда ещё миллионов 500. Все данные были получены путём опроса друзей и знакомых, студентов, а также профессиональных «толкачей». Касательно доходов от поступлений нужно отметить, что мы не интересовались конкретными данными о количестве абитуриентов за последний год, а просто поделили количество студентов факультета на 5. Полученное примерное число поступающих умножается на процент поступающих за деньги (например, для стоматологического факультета ДГМА этот коэффициент равняется 0,8, или 80 %). Затем сумма умножается на стоимость поступления (для тех же стоматологов это 20 тыс. долларов США), затем на курс валюты на сегодняшний день. Это хоть и не самая точная, но довольно объективная оценка, которую вполне можно принимать за основу в расчётах.
В итоге мы получили, что общий объём коррупционных доходов (без указанных выше ряда статей) составляет более 2,7 млрд рублей в год.
Государство ежегодно на обучение одного студента тратит в среднем 70 тыс. рублей. На наших 73 тысячи студентов, таким образом, ежегодно выделяется около 5 миллиардов,  то есть объёмы теневого оборота государственных вузов сопоставимы с теми средствами, которые выделяет им государство. Отсюда можно делать вывод о том, что население в целом готово платить за образование, участвовать в софинансировании наряду с государством, однако вместо этого оно финансирует своё же невежество и бесперспективное будущее.

 
 
ЧК № 23, 6 Июня, 2008
 
Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл