[ Педагогическая проза ]

Что ни говори, а ожидают-таки республику вузовские потрясения. Провалились акции с созданием попечительских советов; глава республики обозначил «национальную» позицию, предельные сроки полномочий ректоров приближаются. Где-то концентрируется «ветер перемен». В каком направлении он подует? На это и немногое другое отвечает директор Хасавюртовского филиала Даггоспедуниверситета Магомед Мусаев.

 
Экономику в школу?
 
– Какие требования выдвигает современное общество перед качеством образования? Насколько адекватно именно ваше вузовское учреждение отвечает этим требованиям?
– Сегодняшнему обществу требуются неожиданно новые технические решения, совершенно непривычные подходы к эффективному управлению имеющимися ресурсами и смелые технологии по возобновлению этих ресурсов. Ясно ведь, что в хорошо организованном обществе «образование вообще» (что бы мы ни говорили о культуре, этике и эстетике) в конечном итоге обслуживает экономику. А сегодняшней дагестанской экономике так же, как в эпоху индустриализации СССР, требуются люди, способные вырабатывать, повторяю, новые технические решения. Но сегодня у нас и строй другой, и принципы распределения материальных благ отличные от 1927 года. На улице РЫНОК! Поэтому появилась и ещё одна параллельная задача – готовить квалифицированных потребителей. Эта задача каждодневно­сиюминутной важности. А перед педагогическими вузами стоит более глубокая задача, решение которой работает на перспективу 10–15 лет: мы должны воспроизводить кадры (раз), которые будут воспроизводить кадры (два) для подготовки кадров (три), предназначенных идти в современную экономику. Беда лишь, что к нам ведь тоже приходят, условно говоря, «кадры», подготовленные в сегодняшних истерзанных школах. В течение последних пятнадцати (а может быть, и двадцати) лет школьное образование стагнировало. Сейчас оно в кризисе. И требовать от школы качественных выпускников было бы сейчас просто несправедливо. Ну и вот, наш филиал в меру своих скромных возможностей пытается поправить положение в Школе хотя бы на севере Дагестана.
– Главная проблема, на взгляд редакции, – выпуск дипломированных специалистов с высшим образованием без надлежащих знаний и навыков. То есть уровень подготовки специалистов не соответствует задачам экономического и социального развития, как сегодня их ставит общество. Разделяете ли вы нашу точку зрения и считаете ли вы, что это не относится к вашему вузу?
– В целом в профессиональном образовании так оно и есть. Хотя уже появились новые нюансы. Я о них дальше скажу, если позволите.
Что касается Хасавюртовского ДГПУ (я о филиале, конечно), то как раз­таки навыки, конвертируемые (!) навыки у нас студентам прививаются.
– А что…
– …что я называю «конвертируемыми навыками»? Отвечаю. Знание – это фундаментальная, глубинная категория; знания опираются на исторический опыт человека, формируют мыслительный и творческий процесс, создают новые знания. А навыки – это то, без чего при любой общественно­экономической формации, в любом обществе знания окажутся не использованы, а следовательно, и не востребованы. Без знания Microsoft Word, к примеру, или Excel невозможно быстро и ладно подготовить реальный бизнес­план, сверстать устав предприятия, учебный план. Очень важно сегодня свободно ориентироваться в Internet, входить в специализированные библиотеки, находить уже имеющиеся рецепты решения проблем, а не проходить уже пройденный другими путь. Не учиться на чужих ошибках. Современный человек должен уметь пользоваться электронным библиотечным фондом, информационно­правовыми базами «Консультант +» или «ГАРАНТ». Вот этот набор умений в быстром исполнении и есть «навыки», и без этого современное образование просто не мыслится. Беда только, что во всех учебных заведениях к этому относятся как­то шапочно, лишь отдавая дань моде. Почти все российские вузы пренебрегают этим, как правило.
  – Но именно в вашем­то филиале много отличного от других, какие­то неоспоримые преимущества?..
– Преимущества есть, но только перед другими дагестанскими вузами, не федеральными. Преимущество, прежде всего, в управлении профессорско­преподавательским составом: у нас сложилась своего рода логика взаимообязательств. Они разделяют мой взгляд на современные требования к педагогическому образованию и требуют соответствующих ресурсов и условий, чтобы стало возможно удовлетворить эти требования. Это во­первых.
Во­вторых, мы пробуем отойти от жёстких схем и стандартов. Пытаемся привить студентам инновационность, желание пробовать и творить. Выпускник такого педзаведения сам становится креатором в школе. Это наше конкурентное преимущество. Но результаты этого преимущества, к сожалению, в педагогическом процессе видны не сразу. Иногда во мне так и горит желание возглавить на 6–7 лет какой­нибудь узкопрофильный, специальный вуз, чтобы результаты были наглядны, очевидны. Но на трезвый взгляд я понимаю, что это вспышка личного тщеславия, и тогда я стараюсь… интенсифицировать воспитание педагогов с заданными параметрами.
 – В Махачкале стало модным суждение, что только в ДГИНХе (ректор Гамид Бучаев) и Правовой академии (ректор Багавдин Магомедов) не берут взятки во время семестровых сессий. Вы можете опровергнуть косвенное, в таком изложении, обвинение всех остальных вузов и филиалов? А вообще, верно ли, что коррупция в вузах существует?
– Я­то уверен, что в скором времени о повальной коррупции в высшей школе будут помнить только старожилы. Полностью, конечно, взяточничества не изжить, коррупция – спутник любого государственного управления, придуманного человеком. Просто конкуренция сделает своё дело. Вот вы сейчас называете Бучаева и Магомедова. Они сейчас инноваторы, первопроходцы, уже (!) живущие в конкурентных условиях. Поэтому и взяток, как я слышал, действительно нет.
А вы придите к нам во время сессии. Уверять в очевидном я вас не буду, сами увидите – ни один преподаватель, никакой лаборант не берёт взяток. Конкурентность и состязательность – это, в том числе, и наши козырные карты тоже.

Или школу в экономику?

 – Что, на ваш взгляд, нужно поменять в общеобразовательной школе, чтобы не было проблем в школе высшей? Неотрывность школьного и высшего образования – насколько это взаимосвязанный процесс? Может быть, нет причинно­следственной связи между степенью школьной подготовки и качеством студенческого образования?
– Я не считаю, что поступление в вуз – венец всей жизни школьника. Это одна из возможностей, но далеко не самая главная. Школы ведь должны ориентировать своих учеников на гораздо более широкие возможности, где они реализуют свой потенциал в полном объёме. Мне кажутся главными в школе три направления.
Первое: воспитание граждан, понимающих общественные законы, знающих, что есть такое система государства и права. Это направление даёт детям понимание, что все люди достаточно разные, и адаптирует их к этому понимаю, делает терпимыми, одновременно мобилизуя на конкуренцию.
С другой стороны, школа должна помочь детям стать предпринимателями, новаторами. Для этого им надо прививать только те универсальные знания, которые необходимы для успешного обучения в университетах: математику, логику, экономическую географию, программирование и алгоритмирование.
Ну и в третью голову, сразу за завершением начальной школы в каждом триместре надо научиться селектировать детей одарённых от природы и, не загружая их непрофильными предметами, готовить исключительно по будущей специализации с перспективой на исследовательскую деятельность, науку и проектно­конструкторский труд. Естественно, для каждого из этих трёх направлений должны создаваться обособленные образовательные программы, предусматривающие особенности будущей специализации.
 – Как вам удаётся решить проблему с квалифицированными преподавателями? Есть ли в республике достаточное количество педагогов, соответствующих вашим требованиям? Не прогнозируете обвал в пяти­шестилетней перспективе?
– Обвала, я думаю, не будет, но проблема действительно есть. Есть, правда, и объективная надежда, что качество преподавателей год от года всё же… улучшается. Я понимаю, что звучит это странно после моих нелестных эпитетов вузовской системе. Но в ста тысячах (!) вузовских студентов есть где­то 6–7 %, которые не надеются на папу­маму или взятки. Уверен, что они в ужасе просыпаются по ночам перед перспективой оказаться на улице в агрессивной среде монопольных госучреждений, а купить должность нет денег. Вот такие вот парни и девушки с отпечатком интеллекта на лице оказываются значительно лучше подготовленными, чем даже выпускники восьмидесятых! А идти им некуда. Большая часть, помыкавшись, уезжает в Москву или Петербург, а где­то треть начала выкристаллизовываться в вузовской системе.
 – Наши читатели обратили внимание на последовательное реагирование властей на публикации в «Черновике». Что бы вы хотели просигнализировать исполнительной власти республики, на что обратить её внимание?
– Сходу как­то и не «просигнализируешь». Если дадите недельку на подготовку и обсуждение, то скажу. Впрочем, могу сразу же предложить Муху Гимбатовичу не дожидаться инициативы в вузах, а самому начать формировать систему общественного контроля над качеством студенческого образования. Программу контроля, синхронизированную с запросами общества и опирающуюся на федеральное законодательство. Президент был у нас в Хасавюрте, он видел наших студентов воочию. Я уверен, что ему нет необходимости что­то советовать. А встать в ряд с его соратниками по реформе образования мы всегда готовы.

ЧК №49, Декабрь 2006
 [Педагогическая проза ]
 
Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл