Очередной секретный свидетель дал показания по делу Абдулмумина Гаджиева

Дата: 
6 дек 2021

В четверг, 2 декабря, в Ростове-на-Дону продолжился суд по делу Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова. Военные судьи, выйдя из отпуска, допросили двух секретных свидетелей, участвующих в процессе под псевдонимами Марат Джалилов и Владимир Сергеев. Далее подробный допрос Сергеева.

Свидетель сказал суду, что из подсудимых знаком с Абдулмумином и Абубакаром, Кемала не знает. Прокурор спросил, знаком ли ему Исраил Ахмеднабиев. Сергеев ответил, что с 2010 по 2015 год посещал мечеть по улице Котрова в Махачкале, где слушал проповеди Ахмеднабиева.

«В тот момент модно было, все ходили в эту мечеть. Сам я тоже норм салафитского течения придерживался. Слушал Абу-Умара лекции, было интересно. Большинство молодёжи туда тянулось, и меня тоже как-то туда тянуло. Он любил читать лекции о бракосочетании, говорил,  что надо помогать друг другу, поддерживать детей сирот. Честно скажу, я немного придерживался этого течения,  салафитского… И друзья, и братья ходили со мной», – рассказал Сергеев.

Далее он пояснил про фонд: «Он фонд «Ансар» открыл, чтобы люди перечисляли, помогали. Он говорил, что кто в Сирии, им деньги собирает. И якобы в Новосаситли открыл для детей-сирот братьев, которые воевали, школу хафизов, мечеть… Ну, университет для людей, не то, чтобы мечеть...», – не мог определиться свидетель.

– Помимо школы собирался мечеть ещё строить?, – уточнил прокурор.

– Не... не мечеть, ну, школу да вот эту…

«В один из дней, когда в мечети я был, Саситлинский сказал, что Абубакар и Абдулмумин помогают. Абубакар курирует фонд. Там ещё Керим был с Абубакаром вместе. Его фамилию не помню. Он подчеркнул, что они помогли ему открыть фонд, а Абдулмумин через интернет, ну, вот это вот, ну якобы через интернет куда деньги перечислить, распространением информации для людей… Там ещё один парень был, он занимался строительством для детей братьев-мусульман. Ну, домов для них. Он, по-моему, азербайджанец. Потом люди вопросы начали задавать Саситлинскому, якобы, куда деньги идут, куда он их тратит, почему отправляет деньги на Сирию, если здесь есть нуждающиеся, пусть здесь помогает, почему там. На что он не смог так хорошо ответить. Отчёт своим действиям он не давал. Я уговорил своего брата, чтобы он туда деньги дал.

Ну, он же аферист, на самом деле аферист. На чувствах людей, честно сказать, нельзя играть. Ещё умудрялся говорить, что, «вы тут не сплочённые, туда-сюда, посмотрите на братьев, которые в Сирии, они против Башара Асада идут, они хоть воюют, хоть там война, они сплочённее, чем вы здесь, будь те сплочённее», туда-сюда, а сам обманщик», – продолжал Сергеев.

Далее он рассказал об инциденте, который якобы произошёл в мечети, когда прихожане стали спрашивать Саситлинского о деньгах. «Абдулмумин там и Абубакар на мерседесе чёрном были, они забрали его. Сказали, что он сам знает, куда деньги тратить ему. Якобы, кто хочет даёт, кто не хочет не даёт. Короче, они его на машине забрали».

Прокурор продолжил допрос: «Ахмеднабиев говорил о помощи иной, скажем, тем, кто в Сирии воюет? Об этом подробнее можете пояснить?».

«Да, конечно, говорил, что он эти деньги отправляет. Что  отправляет то, что нужно: одежду, там, на это, на то. Поэтому же вопросы у братьев даже возникали. Хорошо, ты сегодня туда отправляешь эти деньги, кто-то 10 тысяч, кто-то 100, кто-то и миллион даёт. И ты всё туда, туда, туда, а здесь чё? Здесь, чё, не братья, не люди что ли? Когда ему начали вопросы задавать в мечети, ему не по себе стало. И за него Абдулмумин и Абубакар заступились», – ответил свидетель.

 – Вы знаете, где работал Абдулмумин, чем занимался?, – прозвучал вопрос от адвоката.

«Саситлинский сказал: вот брат Абубакар, Карим, Абдулмумин. Они помогли открыть фонд, что Абдулмумин он, как вам сказать… в интернете печатает статьи разные: на что деньги уходят, куда деньги уходят, на какой счёт деньги закинуть. И вот этот Рома был в компании, я же вам говорил, что он строительством занимался, он разного рода продажи их оформлял и всё», – ответил свидетель.

Вопрос задал судья Роман Сапрунов«Вы сами эти публикации Абдулмумина в газете, на сайтах читали, видели?».  (Отметим, что на момент вопроса, свидетель не говорил, что Абдулмумин писал что-то именно в газете – «ЧК»).

«Да, конечно.  Бывало написано, что собирают деньги для нуждающихся семей, для детей-сирот, банковские реквизиты были. Разного рода публикации бывали. Не в прямом тексте, аккуратно написано да… Каждый, кто туда закидывает, он понимал, куда он закидывает. Потому, что в мечети за них уже сказали, и люди знают, куда и для чего они закидывают, куда и кому эти деньги уходят», – рассказал Сергеев. 

– Вы сами лично деньги отравляли на эти счета?, – спросил адвокат.

– Нет, я лично сам не отправляя. У меня брат хотел, и конфликт получился. Я ему сказал: видишь, а ты хотел помочь. Здесь помоги лучше. Когда эту нечестность увидел, я отдаляться начал.

К допросу приступила адвокат Гаджиева Анна Сердюкова:

– Вы упоминаете имя Абдулмумин в своих показания, а фамилия какая у него?

– Фамилию я не помню его…

– Где, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с ним?

– В мечети на Котрова,  когда мы там сидели, Абу-Умар прихожанам там всем говорил: вот это Абубакар, это брат помог открыть фонд, Карим тоже…

– Я вас прерву. Я вас спросила про Абдулмумина.

– После пятничного намаза на улице Котрова в мечети. Где-то 2013 год, январь, примерно.

– Вы лично с ним знакомы? Разговаривали? Можете его описать?

– Я лично с ним ничего не обсуждал. Если увижу, то узнаю.

– Внешность опишите его.

– Невысокого роста, спортивного телосложения, единственное, знаю, что у него одно ухо поломанное.

– Больше ничего не помните? Цвет волос?

– Цвет волос черноватый…

– Бороду носил?

– Небольшую носил

– Известно ли вам, Саситлинский насколько тесно с ним был знаком?

– Со слов Абу-умара, Абубакару и Абдулмумину он очень сильно доверял, и они очень хорошие знакомые между собой.

– В вашем присутствии вы видели, чтобы они встречались, разговаривали?

– Помимо мечети не видел.

– Вы также сказали, что вам известно, что через интернет Абдулмумин публиковал свои высказывания. Можете назвать источник?  В виде чего это было? Вы лично это читали?

– Я один раз читал, наверное, и всё.

– Один раз вы читали в интернете это? Или где-то в другом месте?

– В Инстаграме.

Вопросы поступили и от других защитников:

– Вам  известно, кем и где работает Абдулмумин?

– В газете «Черновик»

–  Вы читали статьи в этой газете?

– Я читал и по сей день в интернете разные страницы читаю, смотрю.

– Статьи, которые писали в этой газете о религии, знаете кто писал?

– Саситлинский же сказал, что вот этот брат помогает…

Участие Гаджиева в фонде в чём заключалось?

– Правильно чётко написать, куда деньги, на что уходят. Ну, писать да..

– Ну, рекламировал, пропагандировал, да? – помог судья Сапрунов, добавив, что «словарного запаса свидетелю не хватает» объяснить.

– Вы сказали, что собранные деньги отправлялись в Сирию. Вам известен механизм, каким образом перечисляли туда, наличными или как?

– Саситлинский говорил, что непосредственно ездит туда, бывает в Сирии.

Далее вопрос от адвоката Молюковой:

– На что конкретно собирались деньги с прихожан?

– Для детей-сирот, покушать им, одежду купить, в чём они нуждаются. Настолько надо было в душу людям зайти, настолько надо было чтобы люди деньги закидывали... А потом вопрос возник: а почему говоришь, что всё отправляешь в Сирию, а здесь разве нет людей?

– Правильно суд понял, что официально объявлял, что на детей-сирот, а фактически переводил боевикам в Сирию, – снова уточнил судья. (Напомним, выше свидетель говорил, что Ахмеднабиев сам ездил в Сирию передавать деньги, а не переводил их – «ЧК»)

– Да…

– Пояснял, для каких детей-сирот деньги?, – продолжила Молюкова.

– Для детей братьев муджахидов, которые в Российской Федерации воевали против правоохранительных органов и системы Путина.

– Где эти дети находились?

– Якобы здесь. У каждого мать, бабушка, дедушка в разных местах. Саситлинский, наверное, лучше знал, где кто находится.

– Он пояснял, это дети в РФ или в Сирии?

– В РФ. Якобы он сюда тоже помогает. Там же каждый день возле мечети люди стояли с ящиками, помимо этого, на счета тоже закидывали

– Сообщалось, сколько всего таких нуждающихся детей?

– Нет

– Речь о Сирии вообще как заходила? Что туда деньги направлялись.

– Он приводил пример, что у нас не сплочённый народ: свободно вы живёте, как хотите, и не можете создать даже халифат, а братья, которым тяжело и которые воюют они сплочённее и то, чем вы…

– Вам известно, в Сирию деньги переправлялись или нет?

– Со слов Саситлинского, что в Сирии он тоже помогает.

– А вы сами были свидетелем того, что Саситлинский не совсем честный человек? Вот вы его аферистом называли.

– Недели две-три в мечети этот разговор шёл, почему он не даёт полный отчёт, что он аферист, что он, может, не туда деньги отправляет.

Вопрос от подсудимого Гаджиева:

– Знаете ли вы Магомедова Артура Газиевича?

– Нет

Вопрос от подсудимого Ризванова:

– Что вам известно о доме для сирот, который, как вы показали суду, строил Рома, где он располагался?

– Я не знаю, где-то в Махачкале, за Махачкалой,  я не интересовался этим вопросом.

Следующие 4 вопроса Гаджиева были сняты.

– На каких интернет-страницах распространялась иформация о денежных сборах?, – продолжил Ризванов.

– Телеграм, Инстаграм.

– Была ли у Саситлинского группа во «Вконтакте»?

– Не могу сказать.

– Проповеди кто-то на видео записывал?

– На телефон кто-то мог записать.

– Вы помните, кто тогда был имамом мечети?

– Нет

Далее суд зачитал протокола опознания лиц свидетелем. Адвокат попросила его ответить, как именно проходила указанная процедура, но судья вопрос снял.

Перед секретным свидетелем Сергеевым был допрошен секретный свидетель Марат Джалилов. Подробности допроса на сайте «ЧК».

Следующее заседание суда назначено на 9 декабря.

Подписывайтесь на "Черновик" в социальных сетях:

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: +7(909)478-48-88