«Неучтёнки» Бастрыкина

Прочитал сегодня в «Коммерсантъ» статью «За журналиста рассчитались неучтенкой», за авторством Николая Сергеева и удивился. Оказывается, я веду полемику с целым председателем Следственного комитета России Александром Ивановичем Бастрыкиным.

 

Его комитет сообщает, что расследовал убийство моего брата, учредителя «Черновика» Хаджимурада Камалова. Я сообщаю, что есть большие сомнения, что следствие можно считать оконченным. Тут же, ко дню следственного работника, появляется ответ  Александра Ивановича в «Российской газете», что виновные и заказчик установлены, что убить Камалова команду давал вице-премьер дагестанского правительства Шамиль Исаев. Якобы статьи моего брата мешали карьерному росту заказчика.

Тут снова я пишу, что данное уголовное дело – это маскарад, а Шамиль Исаев никогда не был такой величиной, чтобы на его карьерный рост могли повлиять или не повлиять статьи в «Черновике». Он, на тот момент был простым бизнесменом-неудачником, в долгах, без ясных перспектив. Из всех достижений только то, что он оставался ещё депутатом Народного собрания Дагестана. Только Рамазан Абдулатипов в 2014 смог увидеть в Исаева политика. Абдулатипов может. Они оба очень похоже по характеру. И если бы не приход в те годы республику Абдулатипова, Исаев сегодня, может быть, сидел бы где-нибудь в Общественной палате Дагестана.

Стоило заявить обо всём этом, как сегодня, 27 июля, появляется ответка – статья в «Коммерсантъ», где Николай Сергеев уверенно пишет, со ссылкой на источники, что я, Магди Камалов, в ходе собственного расследования выяснил, что к убийству моего брата причастны боевики, в частности, Омар Хиндахский (Омаргаджи Ибрагимов, убит в 2012 году – «ЧК»). Откуда он это взял? Что за надёжный источник сообщил «Коммерсанту» эти сведения? И это в то время, когда я был одним из немногих, кто владел информацией о том, что Хиндахский, наоборот, зная, что моего брата заказали, но, не зная, кто именно, предупреждал Хаджимурада об этом. Я сообщил эту информацию следствию, чтобы они не шли по ложному пути, пытаясь искать след боевиков.

Там же Сергеев утверждает, что по итогам моего расследования меня вызвали в качестве свидетеля к следователю, но я, как выясняется, свои выводы «никакими весомыми доказательствами подкрепить не смог». «Зато следствие по показаниям свидетелей установило, что Омар Хиндахский дружил с Камаловым-старшим, присутствовал на его похоронах и говорил, что пытался примирить с ним Шамиля Исаева», – пишет Сергеев. Аплодирую проницательности Сергеева и его попытке намекнуть на связь с бандподпольем!

Почему автор текста в «Коммерсанте» – издании, которое является одним из эталонов российской журналистики – не счёл необходимым позвонить мне и получить комментарий? Ведь сделать это не составляет большого труда.

 

Нестыковки

 

По версии источников «Коммерсантъ», в материалах дела указано, что Исаев обещал вознаграждение в 1 млн рублей и доходы с АЗС убийцам моего брата. Обещал, но не выплатил. С 2011 года. То есть, факта выплаты вознаграждения нет? Тогда, господин Сергеев, сообщите, пожалуйста, на чем строится вся версия следствия? На показаниях Магомеда Абигасанова (подозреваемого в убийстве журналиста Абдулмалика Ахмедилова) желающего отомстить своему брату Абакару и братьям Исаевым за изгнание из «Немецкой деревни» города Краснодар, где он удачно скрывался от следствия? То есть просто на словах? А где в деле прямые доказательства выплаты вознаграждения за убийство?

Если бы в действительности заказчиком убийства Гаджимурада Камалова был бы Исаев Шамиль, и он является коварным серийным убийцей журналистов-односельчан (Гаджи Абашилов, Абдулмалик Ахмедилов, Хаджимурад Камалов), каким его хотят представить в Следственном комитете РФ, а затем и Сергеев, то разве не логичнее было бы Исаеву скрывать Абигасанова от следствия или вовсе потерять его насовсем? Раз следствие рисует из Исаева, какого-то отважного льва, то сразу напрашивается логика: почему он не ликвидировал такого важного и опасного свидетеля?

Сообщу Сергееву два примечательных момента из уголовного дела по факту убийства моего брата. (Хотя подобных фактов в 80 томах уголовного дела очень много, но, пока, я не могу о них говорить из-за подписки о неразглашении.)

Первый момент. В качестве доказательств обвинения служат, в том числе, публикации Хаджимурада Камалова в «Черновике», обозначенные следствием, как «мешающие карьере Исаева». Примечательность момента тут в том, что в этих публикациях (авторских колонках) хоть и не называются фамилии политиков, но говорится об авторитаризме и деспотии… бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова. Колонки, посвящённые Саиду Амирову, следствие «перековало», как на посвящённые Исаеву. Для чего это делает следствие? С чьей подсказки? Для создания нужного образа Исаева? Я уже не говорю, что в деле нет соответствующих лингвистических экспертиз этих публикаций.

Второй момент. В публикации «Коммерсанта» указывается, что убить Хаджимурада Камалова планировалось в его доме, но от этой мысли отказались, так как там может быть много свидетелей. «Во двор выходит много окон и могли оказаться свидетели расправы, к тому же оттуда было мало так называемых путей отхода», – со знанием дела пишет Сергеев. Поэтому решили убивать у здания редакции по ул. М. Гаджиева в Махачкале.

В материалах уголовного дела указано, что квартира, за которой больше недели проходила слежка, расположена в Махачкале по пр. Петра Первого, 45. Неувязочка. Это квартира нашей матери. Сам Хаджимурад жил отдельно, по адресу Петра Первого, 59. Обвиняемые – его односельчане – не знали этого? О том, где живет Хаджимурад, знали все: и друзья, и враги. Он никогда этого не скрывал. Изучайте внимательнее матчасть, господа следователи.

 

Убийство Абашилова

 

Свою статью в «Коммерсантъ» Николай Сергеев завершает, как ему кажется, сенсацией: тем, что вскоре Шамилю Исаеву могут вменить убийство в 2008 году и другого дагестанского журналиста – директора ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилова.

Скажу один факт. За два часа до убийства, Гаджи Абашилов и Шамиль Исаев в кабинете последнего орали друг на друга, иногда переходя на мат. Через два часа его расстреляли, в совершенно другом месте. Это было спланированное убийство.

Вопрос: если ты запланировал убийство человека (а это было тщательно спланированное убийство), будешь ли ты за два часа до убийства, в своем кабинете проявлять в отношении этого человека открытую агрессию? А вот за что Гаджи Ахмедович в тот год взбесил мэра Махачкалы, Саида Джапаровича? Вот это бы расследовать господам пинкертонам. Или спросите хотя бы об обстоятельствах этого убийства у замдиректора Росгвардии России Сергея Ченчика. Он, в бытность начальника ГУ МВД по СКФО, курировал в те годы это расследование и в числе подозреваемых Исаева не рассматривал.

 

Подытожу. Я всё больше утверждаюсь во мнении, что современное следствие похоже на стандартного хитрого школьника-троечника на уроке математики. То сначала подсматривает ответ в конце учебника, а потом использует всевозможные формулы и полёт фантазии для того, чтобы прийти к нужному ответу.

А тут, в деле Хаджимурада Камалова, ответ, с одной стороны, задан… Александром Ивановичем Бастрыкиным. Ведь не зря же он в своё время, с таким шумом забрал из Махачкалы с собой в Москву дело моего брата, когда сам Исаев уже был в СИЗО Лефортово. А формулы и фантазии подсказывали (нашёптывали) следствию стада местных, дагестанских, стукачей, прямо заинтересованных посадить Исаева. Они так свою месть реализовывают.

Я не отрицаю, что каждый из обвиняемых является социально-опасным для общества, но считаю, что общество не должно выступать в роли палача или оперативника МВД подкидывающего наркоману большой сверток анаши и патроны и произносящего фразу: «Ну и что сейчас у него нет с собой. Все же знают, что он наркоман и её курит. А патроны, чтобы точно сел надолго».

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Вкл