К кому у «лесных» были претензии

Дата: 
30 июл 2021

Допрошен очередной свидетель обвинения - Абас Исаев - один из тех, кому принадлежала инициатива строительства школы хафизов в селе Новосаситли. По словам свидетеля, давая показания нашим следователям больше года назад, ему пришлось несколько раз разорвать протокол допроса, поскольку, печатая показания, они упорно искажали его слова, пытаясь подвести их под тезисы обвинения. 

В суде Исаеву никто не мешал. Предлагаем вниманию читателя основные выдержки из его допроса. 

Судья: Знакомы ли вы с подсудимыми? 

Исаев: Абдулмумина видел один раз в жизни, других двоих не знаю. Абдулмумина тоже на лицо не узнал бы. Больше десяти лет назад увидел незнакомого человека в нашей мечети на намазе и спросил, кто это. Мне сказали, что журналист «Черновика» #АбдулмуминГаджиев. Потом пару раз попадались его статьи в газете. 

Вопросы прокурора

В: Расскажите, что вам известно о строительстве школы хафизов в вашем селе. Когда началось строительство, чья была инициатива, кто финансировал...? 

О: Строительство началось летом в 2009 году. Инициатива была общая. У нас было маленькое медресе, в котором не хватало мест для всех желающих, и мы решили построить побольше. Это не была инициатива одного Абу Умара, это была инициатива многих сельчан. Абу Умар занимался тем, что рассказывал людям, чтобы они подключались: на проповедях упоминал, в прессу обращался

Я был как старший в этом деле. Люди помогали, кто чем мог: кто работой, кто стройматериалами, кто деньгами. Деньги все проходили через меня, я уже передавал их прорабу, и он передо мной отчитывался. 

Один раз ко мне подошёл парень по имени Шамиль и передал миллион рублей. Я сказал ему, что это слишком большие деньги, за которые я не хочу нести ответственность. Он ответил, что слышал обо мне от людей и доверяет мне и заверил, что деньги честно заработанные: если у кого-то возникнут по ним вопросы, он готов на них ответить. Впоследствии он в течение нескольких лет передал 28 миллионов рублей. Все они прошли через меня.

В: Откуда он узнал про строительство? 

О: Я задал тогда ему этот вопрос. Он сказал, что присутствовал на проповедях Абу Умара в Каспийске и Махачкале, где он подробно рассказывал про это. Потом узнал обо мне, что я здесь старший, и все деньги передавал только через меня

Когда строительство уже завершалось, у меня возникли некоторые разногласия с Абу Умаром. Это было связано с тем, что он давал указания платить местным рабочим больше обычного. Ну, например, там, где квадрат стоит 500 рублей, он мог давать 700. Мне это не нравилось. Я считал, что в таком случае надо брать других работников, пусть даже не с села, кто будет работать за обычную плату. Я видел себя ответственным за деньги и сообщил об этом Шамилю. Шамиль сказал, что он не против, если деньги идут за работу, главное, чтобы не уходили на сторону. 

Я видел такой подход несправедливым и ушёл из проекта.

В: Что он за личность Абу Умар, каких взглядов придерживался? 

О: Я человек религиозный и свидетельствую перед Аллахом, что он никогда не поддерживал терроризм и ИГИШ*. В моëм окружении все были против этого. Потом из СМИ я узнал, что его обвиняют в поддержке терроризма. Я этому не верю. Я 30 лет работал с детьми, и Абу Умар с детства у меня учился. Если бы у него какие-то такие мысли были, от меня бы это не скрылось. Я не сомневаюсь, что это наговор или какая-то ошибка

В: Зачем ему понадобилась бронированная машина и охрана? На какие деньги она была приобретена

ОЕё не покупали. Ему дали в пользование машину. В том году было убито несколько проповедников, и знакомые Абу Умара дали ему эту машину в пользование бесплатно

В: Чьи дети учились в школе хафизов

О: Любые желающие дети-сироты. Мы не делили детей. Кто хотел, любого принимали. Никакой разницы не было, мы никому не отказывали

В: Дети-сироты - это кто именно? 

О: По шариату сирота - это ребЁнок, не достигший совершеннолетия, у которого нет отца

В: Я правильно понимаю, что там учились в том числе дети боевиков, убитых в Сирии

О: Нет. Когда детей принимали, в Сирии ещё войны даже не было

[Прокурор в разной форме задавал этот вопрос несколько раз, пока у судьи не кончилось терпение: "Ну понятно, не было там таких детей, ответил же он, что ещё вы хотите услышать? Давайте следующий вопрос!"

Этот тезис важен для обвинения, поскольку в обвинительном заключении говорится следующее: 

"...так называемой школы хафизов, якобы предназначенной для обучения детей нормам религии ислам, в которой предполагалось бесплатно содержать детей, в том числе детей указанных вооружённых формирований (ИГИЛ*, Конгресс моджахедов Кавказа*, Ичкерия*), убитых при совершении ими преступлений против общественной безопасности и государственной власти, в том числе посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов" (конец цитаты). 

Логика обвинения такова: подсудимые стояли у истоков школы, значительная часть учеников которой были детьми террористов. На самом деле подсудимые не имели отношения к школе, и в ней не учился ни один такой ребёнок. И если бы даже такие дети в ней учились, непонятно, что это даёт стороне обвинения. 

Единственное, что удалось установить следствию - отец одного из учеников школы через несколько лет после её закрытия уехал в Сирию. Но это не точно. В школе училось около 150 детей]. 

Вопросы адвокатов:

В: Вы упоминали, что кто-то пытался требовать деньги "на джихад". Кто это был? 

О: Лесные. Абу Умар говорил, до него дошло, что у лесных к нему претензии: почему деньги тратятся на какие-то медресе, если "идёт джихад". Ему даже угрожали убийством [Абас Исаев использовал слово "реххизе" ("скинуть").

Я сказал, если вдруг кто-то подойдёт, пусть любого ко мне отправит, я всем всё обосную. А если меня убьют, значит, такова воля Аллаха

В: Абу Умар не предлагал отдать им часть денег

О: Нет конечно! Такое было невозможно

В: А у него на руках не было денег? 

О: Нет. Все деньги шли от меня прорабу, и прораб отчитывался передо мной. Просто, по указанию Абу Умара он давал рабочим больше положенного. Из-за этого я ушёл. Но это было когда строительство школы почти полностью завершилось

В: У вас были доверительные отношения с Абу Умаром

О: Да.

В: Вы говорили, что он подключал прессу. Говорил ли он, что будет работать именно с "Черновиком" и Абдулмумином Гаджиевым? 

О: Нет, никогда не слышал от него такого. Он говорил о прессе в общем. 

Вопросы Абубакара Ризванова:

В: Начало строительство согласовывалось с руководством села, района? Кто ходил к главе администрации по вопросу выделения земли? 

О: Всеми этими вопросами занимался я лично. Абу Умар не имел к этому отношения. 

В: Имели ли отношение к школе хафизов Гаджиев, Ризванов и Тамбиев

О: Нет, не имели. Я их даже не знал никогда и от Абу Умара о них не слышал. 

В: Тратил ли Абу Умар деньги с медресе на строительство своего дома? 

О: Нет, это ложь. Такое было невозможно.

В: Известно ли вам, что Абу Умар имел какое-нибудь отношение к "Высшему военному малжлисуль Шура моджахедов Кавказа"* или "Конгрессу народов Ичкерии и Дагестана"*? 

О: Мне известно точно, что он не имел к ним никакого отношения.

[Следующих "свидетелей обвинения" будут допрашивать в ближайший четверг. Практически все они, кроме допрошенного оперативника (который ничего не помнит) , заявляют, что следователи пытались искажать их показания. Абас Исаев проявлял принципиальность, и разрывал искаженные протоколы, требуя писать только то, что он говорит. Следите за процессом].

*Данные организации запрещены на территории РФ

 


 

Подписывайтесь на "Черновик" в социальных сетях:

Связь с редакцией:

Тел.: 8(8722) 67-06-78, 69-22-59

SMS и WhatsApp: +7(909)478-48-88