[ День Готфрида ]

[День Готфрида] А говорят, культура в Дагестане чахнет. Не верьте! Если уж 23 октября на некруглую дату рождения Готфрида Гасанова собрался полный зал желающих поговорить о нём и послушать его музыку, притом за 2000 км от его Родины…

Знаете, Пушкинские дни не всегда собирают столько поклонников.

Ответственность за творческий вечер памяти Готфрида Гасанова, который проходил в Московском Доме Национальностей, взяло на себя Постпредство РД в Москве.

В уютном зале МДН собрались около ста абсолютно разных людей. Что интересно, большинство из них относились отнюдь не к старшему поколению, вживую успевшему ощутить всё обаяние и мощь музыкального гения Дагестана, но к поколению молодому, преимущественно симпатичного пола. Никого, кстати, не собирали по разнарядке с профильных факультетов и не тащили с занятий.

Точно к назначенному времени тихо и спокойно (ау, Дагестан, где это видано?!) друзья культуры вписались в камерную атмосферу МДН.

Пока творческие личности и их поклонники лобызали друг друга, всех гостей приветствовали коротким диафильмом, рассказывающим о творческом пути композитора, его достижениях и регалиях. Вела вечер Дженнет Шамасова, обязательная для таких мероприятий. Глава Постпредства РД Ю. А. Левицкий зачитал приветственное слово, в котором провёл чёткую линию генома Гасанова, начиная от Мухаммада Ярагского и Гасана ал-Кадари. Поддержал посыл Мунашир Якубов, один из учеников Гасанова, рассказав зрителям занимательные факты о его матери – полуфранцуженке-полунемке – и о том, как тяга родителей к культуре привела Гасанова на путь, казалось, противоречивый, но совершенно человеческий – объединения восточной и западной культур в одном человеке. Ярком и большом. Готфриде Гасанове. Но всё же основой вечера была музыка, лирическая и вдохновенная.

А когда маленький мальчик, которому наскучили речи, спросил: «А когда снова будет доремифасольляси?», – никто не смог удержаться от искреннего смеха.

Потом ещё «золотой голос Дагестана» Мухсин Камалов арией из «Хочбара» внушал гордость за наше прошлое, а молодой и искренний баритон Селима Аллахярова вызывал оптимистический взгляд в будущее, Ольга Алексеева же воспламеняла страстным меццо-сопрано настоящее.

Искренняя любовь Ширвани Чалаева и уважение к учителю легко читались в его рассказах о том, как будущий автор Гимна Дагестана вставал с восходом солнца, чтобы потом два часа работать под предводительством маэстро.

Невероятно интересным был Мурад Кажлаев. Он так увлекательно поведал о вроде бы будничных вещах 50-х годов, что казалось, весь зал погрузился в атмосферу того времени. Рассказы о «могучей кучке» Дагестана, как прозвал четвёрку композиторов во главе с Гасановым Тихон Хренников, перемежались с ностальгическими нотками в воспоминаниях о появлении Гасанова в доме Кажлаевых в Баку. Появлении, которое впоследствии круто повернуло всю его жизнь…

И там, скорее, отдавали дань памяти не столько Мастеру, сколько всему великому наследию дагестанского народа. Было больше надежды, чем ностальгии, больше позитива от сохранённого и донесённого, чем горести по ушедшим и потерянному.

Улыбок вам!

]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл