[ В главной роли... Джамал Ажигерей ]

Осенью прокатчики обещают нам новое русское кино. Не мелодраму, не мюзикл, а самый что ни на есть блокбастер. Фильм режиссёра-дебютанта Владимира Пасичника «Путь» по книге Александра Червоненко «Судный день». Авторы фильма гордятся тем, что впервые российской съёмочной группе позволили делать кино в интерьерах Шаолиньского монастыря. Чтобы получить разрешение, сценарий пришлось перевести на китайский и тайский языки, и только после этого настоятель монастыря дал своё благословение на съёмки. Продюсеры договорились ещё и о том, чтобы в массовках снимать настоящих монахов и на Великой Китайской стене (вот уже десять лет власти Китая отказывают съёмочным группам всего мира подходить с камерами к исторической святыне). Но роль монаха-учителя досталась не шаолиньцам, а дагестанцу. Джамалу Ажигерею.

Это пятая роль в большом кино мастера спорта международного класса, тренера высшей категории по ушу и 10-кратного чемпиона России. Спортом Джамал начал заниматься с детства. Началось всё, как несложно догадаться, с вольной борьбы. Потом были дзюдо и карате. До тех пор, пока в 14 лет он не попал к тренеру по ушу Абдулкадыру Атаеву. И сейчас, спустя 22 года после своего знакомства с ушу, Джамал, сделав прекрасную карьеру спортсмена и тренера, продолжает работать со своими первым учителем. В подмосковной Жуковке у него свой спортивный клуб «Школа воинских искусств Джамала Ажигерея», где он, мастер тайцзи цюань (направление в ушу, «помогающее постигать жизнь в гармонии с природой»), готов поделиться своим мастерством с каждым. А кроме этого, ведёт занятия в клубе «Московский Будокан».
У меня 40 минут на разговор, которые Джамал выкроил в своём плотном графике. С утра тренируется сам, вечером тренирует других. Девочек, мальчиков, взрослых спортсменов. Красный рюкзак за плечами, кофе на бегу, переезды из Москвы в область, и при всём при этом не забывает в суете купить младшему сыну свежий комикс.
– Вам нравится работа тренера?
– Да. Частные уроки я даю редко, больше нравится работать с командой. Выкладываешься одинаково, а энергетика в работе с группой в разы мощнее. Ушу – это воинское искусство. Я от него не устаю. Я всегда чувствовал его как искусство, а не как спорт. Это внутреннее ощущение. Я это люблю и получаю от занятий колоссальное удовольствие.
– Даже сейчас, будучи тренером, вы не перестаёте тренироваться у своего мастера, для чего?
– Ушу – это непостижимое искусство, им невозможно овладеть в одночасье, как невозможно постичь мир. Духовный рост бесконечен. Как боевое искусство этот стиль неисчерпаем: он призывает к постоянному саморазвитию, делает своих приверженцев настоящими исследователями тела и духа. Освоение боевых элементов – это увлекательнейшая практика, в которой многолетний опыт лишь повышает интерес. Учитель мне в этом помогает. Моя религия и увлечение ушу учат меня постоянно двигаться вперёд. Возможно, ещё и то, что я – дагестанец, помогает мне крепко стоять на ногах и сохранять свою самобытность.
– А что вы подразумеваете под «самобытностью», и как вы её сохраняете?
– Наверное, это дагестанский дух, культура, воспитание, да всё вместе. Может быть, я плохо объясняю это. По-моему, каждый внутри себя должен сохранять как обычаи своего народа, так и общедагестанские адаты. Я учу своих сыновей уважать старших, не меняю те свои привычки, которые чужды Москве и к которым я привык с детства. Ещё очень важно говорить на своём родном языке, не забывать его в чужом городе. Каждый из нас должен хоть немного постараться для того, чтобы сохранить нашу культуру. Не показывать друг на друга пальцами и критиковать, а поддерживать всё хорошее, что в ней есть, хотя бы в рамках своей семьи.
– По первому образованию вы художник-оформитель. Вы рисуете сейчас?
– Да, иногда пишу. Для меня это своего рода эмоциональный отдых. Хотя чувствую, что мне не хватает художественного образования. Нет времени заняться этим всерьёз. А когда провожу лето в Махачкале, часто выезжаю за город и рисую маслом. У меня даже есть серия арабской каллиграфии, и я хотел устроить выставку в Махачкале. Работ много, но опять же всё упирается в нехватку времени.
– А откуда это увлечение каллиграфией?
– Я в детстве учил арабский язык. Это было задолго до того, как ислам стал так популярен в Дагестане. Мой дедушка делал намаз и меня тоже молитве обучил. У него на листах бумаги были записаны суры, и мне всегда нравилось их переписывать. Сначала он ругал меня за то, что я беспорядочно раскладываю их, переписывая, а потом смирился и отправил меня к известному дагестанскому арабисту Садыки учить язык. Так что любовь к каллиграфии у меня с детства.
– Как случилось, что вас пригласили в кино?
– В конце 90-х я уже добился серьёзных успехов в спорте и был капитаном сборной России по ушу. В тот период Глеб Музруков, президент Федерации ушу России, снимал фильм «Монах» и пригласил меня на главную роль. На съёмки этого фильма собралась вся команда наших спортсменов. И играли сами, и снимали сами. «Монах» имел успех; после него последовали три серии «Удара Лотоса». А скоро на экраны должен выйти фильм «Путь», где я сыграю мастера ушу из Шаолиньского монастыря. В фильме много спортсменов – Олег Тактаров, Николай Валуев, Ирина Чащина – и известных российских актёров. И что интересно: впервые российской съёмочной группе разрешили снимать в интерьерах Шаолиньского монастыря. Я играю там мастера – монаха Шаолиня. Пришлось даже пойти на жертвы (смеётся). Для съёмок мне осветлили волосы, и после я постригся наголо.
– Вам не хотелось бы развивать свою актёрскую карьеру?
– Нет. Актёрство меня не волновало, если есть – хорошо, нет – не страшно. Я к нему очень спокойно отношусь, не равнодушно, но спокойно. Мне периодически звонят с предложениями. Но сейчас не хочется сниматься. Кино – очень тяжёлый труд, а я не всегда готов выкладываться в нём. И, конечно, я не снимусь в первом попавшемся фильме.
– А в каком сниметесь?
– (удивлённо) Конечно, только в хорошем. Некачественное кино делать не хочется, у меня уже был такой опыт, поэтому не желаю плодить лажу даже за очень большие деньги. Ведь все знают, что лучше умереть бедным, чем хоть раз облажаться в Дагестане (хохочет).
– Кстати, не собираетесь в Дагестан возвращаться?
– Я бываю там регулярно, и нет ощущения, что я его покинул. Деловых предложений мне никогда оттуда не поступало, хотя встречают в Махачкале всегда очень тепло. Хотелось бы сняться в фильме о Дагестане. Мой хороший друг написал сценарий, по которому можно снять отличный фильм. Только на него нет ни времени, ни денег. А ведь действительно можно снять красивый фильм о красивом крае со своей историей и культурой. Вот это мне было бы очень интересно.
Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл