"Школа – это не предвыборный штаб"Бунт педагога против ЕР

Дата: 
6 июн 2021

ИЗДАНИЕ "КАВКАЗ.РЕАЛИИ ПРИЗНАНО МИНЮСТОМ РОССИИ ИНОАГЕНТОМ.

ДАННАЯ СТАТЬЯ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНА ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И  (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.


Учительница английского языка тольяттинской школы №90 Алёна Скворцова отказалась участвовать в праймериз "Единой России". "Долг  беспрекословно подчиняться системе? И быть пешкой в чьих-то руках? Я не собираюсь накручивать рейтинги каким-то партиям, которые мне не симпатичны. Если вам позволяет совесть, пожалуйста. Но я не собираюсь как вы молчать и подчиняться",  написала педагог в мессенджере представителю администрации школы. На следующий день Алену Скворцову вызвали в кабинет завуча. Учительница объяснила, что "написала в общий чат, чтобы выразить свою позицию, чтобы коллеги знали, что можно отказаться". После этого ей сказали, что она была принята в школу на должность коллеги, ушедшей в декрет. В тот же день Алена Скворцова опубликовала эту историю в сети "ВКонтакте".

В интервью Радио Свобода 24-летняя учительница рассказала, почему решилась на такой шаг, работая в школе, которую возглавляет член партии "Единая Россия".

– 

В начале мая нас стали просить зарегистрироваться на сайте предварительных выборов "Единой России", просили скинуть скриншоты, потом стали требовать принять участие в голосовании и разместить эту информацию в родительских чатах. Некоторые учителя зарегистрировались, другие открыто говорили, что не хотят этим заниматься, им это неприятно. Потом, видимо, когда педагоги в недостаточном количестве отчитывались о регистрации и было мало скриншотов, завучи собрали совещание, на котором были все учителя нашей школы. Там говорили, что мы мало агитируем родителей, не зарегистрировавшихся на предварительное голосование. Учителям угрожали, что если мы будем недостаточно хорошо агитировать родителей и своих родственников, то будут последствия. Как только началось голосование, завуч организовала чат среди учителей-предметников. Там снова начали продавливать тему, чтобы мы голосовали. Я ответила, что не буду этого делать, потому что мне эта партия не симпатична. На это завуч стала говорить, что это мой гражданский долг, так как я госслужащая. Но закон не обязывает педагогов участвовать в каких-либо выборах. Более того, закон запрещает использовать образовательную деятельность для политической агитации. На следующий день в личном разговоре представители администрации школы угрожали мне. Слово "увольнение" никто не произносил, но мне сказали, что я была якобы принята на место учительницы, которая ушла в декретный отпуск. Но я работала в штате, а не замещала учительницу, ушедшую в декрет. Меня все это возмутило, и я выложила свою историю в интернете.

– Вы долго сомневались, предавать ли эту историю огласке?

– Я совсем не сомневалась. Мне показалось очень важным рассказать о принуждении учителей к участию в праймериз, так как я была уверена, что подобное происходит не только в нашей школе. Мои предположения подтвердились. После того, как я опубликовала пост, учителя из разных городов России прислали мне скриншоты похожих переписок из чатов своих школ.

– Как развивалась ситуация после того, как ваша история получила огласку?

– Как только моя история стала известна, школа, видимо, испугалась огласки и меня передумали увольнять. Директор предложил решить этот вопрос внутри школьного сообщества. Он хотел собрать комиссию из сотрудников школы, найти виновных в принуждении к голосованию и наказать их. Но я отказалась  у меня был конфликт с руководством школы, и доверить ему же беспристрастно разобраться в этой ситуации было бы странным. Я сомневаюсь, что решение заставить учителей зарегистрироваться для предварительного голосования было принято без ведома директора, поэтому его инициатива мне кажется фарсом. Я подала жалобу на принуждение к праймериз в прокуратуру и сейчас жду ответа.

– Учителя вас поддержали?

– Учителя подходили ко мне по одному и тихо говорили, что солидарны со мной. Коллеги поддерживают меня, но так, чтобы не привлекать к этому внимания.

– То есть открыто вас никто из педагогов вашей школы не поддержал?

– Открыто не поддержали. Две коллеги писали в чате, что я наношу вред репутации школы и выставляю ее не в лучшем свете. Я ответила, что говорила правду и сообщала только факты. У меня нет намерения вредить школе, где я работаю. Я предала огласке историю о принуждении учителей к участию в праймериз, так как считаю, что политике и любым партиям в школе не место, школа  это не предвыборный штаб.

– Как к вам сейчас относятся сотрудники школы и руководители?

– Сейчас у нас нормальные деловые отношения с руководством школы. Мне кажется, администрация школы со мной общается осторожно, но я чувствую тихую поддержку учителей.

Переписка Алены Скворцовой с представителем администрации школы

– Вы продолжаете работать в школе?

– Я работаю сейчас в летнем лагере, организованном на базе нашей школы. Больше разговоров об увольнении со мной никто не вёл. Директор, когда мы обсуждали конфликт и то, что я предала его огласке, делал вид, что ничего не знает.

– Вы не разочаровались в профессии учителя?

– Нет, меня не удивила эта ситуация, я предполагала, что такое может быть. Поэтому я была готова отстаивать свои права. Учителя могут защитить себя, если преодолеют свой страх и будут действовать сообща. Но пока они слишком боятся потерять работу или привыкли к такому. А я не боюсь и не считаю возможным привыкать к беззаконию.

– Алена, почему вы решили пойти работать в школу?

– Я начала работать в школе №90 в сентябре прошлого года, до этого я не работала школьным учителем. Раньше я преподавала английский язык в Китае, но когда началась пандемия, я осталась в России и искала работу в родном городе. Мне рекомендовали школу №90, моя знакомая сказала, что там хорошие завучи и педагоги. Я пришла на собеседование, мне понравилась школа, и мы договорились о сотрудничестве.

– Нет желания вернуться в Китай?

– Я планирую продолжить работать в школе и жить в России. Раньше я хотела уехать работать за границу, но сейчас я собираюсь обосноваться в России. В других странах, может быть, зарплаты выше, но все чужое, а в России меня окружают наши люди, мне с ними больше нравится работать и общаться.

– Как в этой ситуации повели себя родители учеников?

– Родители учеников писали, что поддерживают меня и гордятся, что у детей такой учитель, как я. Мне писали сотни людей, что они на моей стороне. Когда я была в магазине около дома, ко мне подошли двое мужчин, один их них сказал, что он из "Единой России", но меня поддерживает.

– Что бы вы, молодая учительница, хотели бы изменить в вашей работе?

– Хотелось бы нового молодого взгляда на систему образования. Сейчас школа придерживается советской системы образования, и за 20 лет ничего принципиально не изменилось. Я считаю, что было бы логичным назначать на место директора человека, который много лет работал в школе, был учителем, хорошо знает педагогический коллектив и учеников. Учителя нашей школы предлагали сделать директором одного из завучей, но их не услышали и нового директора назначили сверху. Я считаю, что мнение учителей по этому вопросу надо учитывать. Кроме того, если директоров всегда назначают сверху, то у педагогов нет карьерных перспектив. Им остается только всю жизнь работать на одной должности, и это выглядит не очень привлекательно в глазах молодых специалистов. Конечно, хотелось бы увеличить финансирование. В школе для работы мне выдали только учебники. Я преподаю английский язык ученикам 24-х классов. В таком возрасте учеников нужно активно вовлекать в образовательный процесс. Поэтому для работы мне необходимы игры, наглядные материалы, аудиосопровождение, интерактив. А я не могу на мою зарплату 15 тысяч рублей ничего купить для работы. Школа должна иметь материальную базу для более качественного обучения детей. Второклашкам очень нравится, когда я провожу уроки в виде игры, маленьким ученикам интересен творческий формат работы. А у меня даже колонок нет, чтобы хороший звук был на аудировании. В школе не хватает учителей английского языка. Сейчас я преподаю английский 15 детям одновременно и не могу уделить внимание каждому ученику. Недавно в нашей школе было собрание с директором. Он говорил, что в нашей школе учителя могут зарабатывать 40 тысяч, я даже не представляю, как это можно сделать. Сейчас я работаю на ставку 26 часов в неделю, но моя зарплата не превышает 20 тысяч.

Директор школы №90 Виталий Подоляко письменно ответил на вопрос Радио Свобода:

– Правда ли, что администрация школы принуждала учителей участвовать в праймериз "Единой России"?

– В данном случае субъективное мнение Скворцовой А.Ю., транслируемое ею в интернете, не соответствует действительности, как, впрочем, и ее мнение об "угрозе увольнения". Комментарии в социальных сетях и опасения самого учителя напрасны, потому что никто не планировал и не собирается ее увольнять. Я никаких оснований для этого не вижу. Это моя позиция как директора школы. Я внимательно просмотрел то сообщение, которое 25.05.21 г. оказалось в соцсетях, меня, конечно, это очень удивило, так как на самом деле в нашей школе есть пионервожатая Ирина Долгополова, которую мы все очень ценим и уважаем. Она училась в нашей школе, ее большинство учителей знают с 1-го класса, как она пришла в школу. Она из простой семьи, очень активная, ее знают как волонтера, который помогает людям. И когда ей дали возможность участвовать в предварительном голосовании для выдвижения на выборы в Государственную думу, то многие учителя посчитали, что это честь для нашей школы. Там появится представитель не только от нашего города, но еще и от школы №90. Поэтому учителя начали общаться и создавать свои сообщества, обсуждая, как можно помочь и поддержать Ирину Долгополову. Получилось так, что один из моих сотрудников, заместитель директора, создала небольшую группу, в которой было порядка десяти учителей, с которыми она посчитала возможным поделиться своими соображениями и попросила поддержать кандидата. Что касается Скворцовой, этот учитель пришел совсем недавно в наш коллектив. Она работает первый год. И возможно, что она не совсем хорошо знакома со всеми представителями нашего коллектива. Может, у нее не хватило времени, чтобы со всеми познакомиться, увидеть всех в работе, в жизни. И она восприняла, что ее подталкивают к принятию тех или иных решений. На самом деле никто не заставляет, и уж тем более не спекулирует и не угрожает увольнением. Я начал разбираться в этой ситуации, пригласил к себе завучей, чтобы выяснить, что за беседа состоялась, что произошло, и встречался непосредственно с Аленой Юрьевной. В ходе разговора она подтвердила, что прямых угроз не было, но она восприняла как намек на увольнение слова завучей, что она ведет те часы, которые раньше вела учитель, находящаяся сейчас в декретном отпуске. Я сам внимательно слушал эту видеозапись и не услышал никаких слов об увольнении. На сегодняшний день Скворцова А.Ю. работает в МБУ "Школа 90" учителем английского языка.

Источник: https://www.svoboda.org/a/shkola-ne-predvybornyy-shtab-bunt-pedagoga-pro...