Бизнес, который мы потерялиОткрытое обращение Дмитрия Муратова к главе Российского союза промышленников и предпринимателей Александру Шохину

Глава РСПП Александр Шохин на встрече с крупнейшими российскими бизнесменами
Дата: 
17 дек 2021
Номер газеты: 

Уважаемый Александр Николаевич!

 

17 декабря РСПП встречается с президентом России. В преддверии встречи – всего одна цифра – 304 человека. Столько в прошлом году россиян было осуждено по 210 статье УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нём). Это данные судебного департамента при Верховном суде РФ. 210-ю вменяют ворам в законе, сбытчикам наркотиков, обнальщикам, контрабандистам, с недавнего времени губернаторам, мэрам, министрам и – бизнесменам. Последним 210-ю «пристегивают» к обвинениям экономического характера.

Чтоб уж наверняка сидели в СИЗО до приговора. И чтоб уж наверняка потом уехали в колонии. И они сидят. А потом уезжают.

Не буду долго. Вы про это и так все знаете.

210-я – статья тяжёлая. Точнее, из категории тяжких и особо тяжких. До 20 лет – тем, кого признают организаторами и руководителями ОПС. Некоторых предпринимателей признают. Кстати, среди них есть вчерашние члены РСПП. Они все сидят в «Лефортово». Вообще это СИЗО уже давно как «бизнес-центр»: там и бывший министр Открытого правительства Михаил Абызов, и бизнесмен Дмитрий Михальченко, и предприниматели, братья Магомедовы и ещё десяток неизвестных предпринимателей. И у всех отягчающая 210-я.

 

Многократный рост вменения 210-й бизнесу – свидетельство того, что  правоохранительная система раскусила предоставляемые этой статьей бонусы:

во-первых, 100-процентный, гарантированный арест человека,

во-вторых, увеличенные сроки в приговоре и, в-третьих, возможность торговаться с подследственным.

Всё это маскируется под интересы общества и защиту государственного строя.

При этом никакого разграничения не проводится: где было предпринимательство и экономика, а где терроризм, бандитизм и убийства? Следствие по делам, где фигурирует 210-я у бизнеса, избавило себя от обязанности доказывать сам факт события преступления и сам состав преступления по 210-й (по экономике, к слову, тоже). Достаточно просто сказать: «создали преступное сообщество» и подвести под ОПС весь бизнес, всех сотрудников предприятия, фирмы, холдинга.

Александр Николаевич, Вы сами года три назад поднимали вопрос о губительном характере применения к бизнесу 210 статьи УК. Речь, в частности, Вами заводилась о братьях Магомедовых. И президент, с которым ваш союз встречается 17 декабря этого года, тоже ранее поднимал данный вопрос – относительно всего бизнеса в целом. Более того, как Вы знаете, 1 апреля 2020 года президент подписал Федеральный закон №73-ФЗ, которым внес изменения в статью 210 УК РФ. Она дополнялась пунктом о том, что «учредители, участники, руководители, члены органов управления и работники организации, зарегистрированной в качестве юридического лица, и (или) руководители, работники её структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по настоящей статье только в силу организационно-штатной структуры организации и (или) её структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случая, когда эти организация и (или) её структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений».

Я не знаю всех бизнесменов лично, кто сидит по 210-й. Но я знаю Зиявудина Магомедова, которого знаете вы. Вместе с братом Магомедом Магомедовым и бизнес-компаньонами они свыше трёх лет сидят в «Лефортово». До приговора (!) Зиявудин – вчерашний член РСПП. И весь бизнес Магомедовых подвели под статью 210. Бизнес, который ещё 5 лет назад успешно реализовывал целый ряд социально и общественно значимых проектов: от строительства вторых очередей Балтийской трубопроводной системы и нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан до прокладки автодорог (М21 «Волгоград», М29 «Дагестан», «Новороссийск», М56 «Джалинда», М7 «Казань») и многого другого. Этот бизнес, плодами которого сегодня пользуются тысячи граждан нашей страны, точно не создавался «для совершения тяжких или особо тяжких преступлений». К слову, прокуроры в суде про эти тяжкие преступления и не рассказывают. Может, потому что их нет? Как нет состава и события преступления по 210-й?

(Замечу во избежание подозрения о конфликте интересов — нас с З. Магомедовым не связывают никакие деловые или финансовые отношения. Мы книжками хорошими увлекаемся. С М. Магомедовым не знаком вообще. Но суд (пока его не закрыли) производил гнетущее впечатление. Когда сам факт жизни на земле интерпретировался как состав преступления).

Даже согласно описанию «совершённых деяний», содержащемуся в предъявленном Магомедовым обвинении, их действия связаны с осуществлением ими функций руководителей и учредителей ряда организаций, осуществлявших предпринимательскую деятельность, взаимосвязь и взаимодействие между которыми были обусловлены организационно-штатной структурой и корпоративным устройством данных организаций…

Да, сложившаяся правоприменительная практика допускает отождествление организации с преступным сообществом, но по закону – только в случае полного отсутствия легальной хозяйственной деятельности. Согласно прозвучавшему ещё в открытом судебном заседании (потом его закрыли) обвинительному заключению, организации Магомедовых создавались в установленном законом порядке задолго до совершения инкриминируемых преступлений.

Организации:

  • не имели признаков недействующего юридического лица,
  • регулярно представляли финансовую и налоговую отчетность,
  • уплачивали налоги и сборы,
  • обладали офисами,
  • имели открытые расчетные счета и денежные средства на них,
  • штат сотрудников, оформленных в соответствии с гражданским и трудовым законодательством,
  • материально-техническую базу, необходимую для реального осуществления хозяйственной деятельности.
  • непосредственно вели эту хозяйственную деятельность, направленную на извлечение прибыли в различных отраслях экономики: строительстве, электроэнергетике, сельском хозяйстве и транспорте, что отражалось в картотеке арбитражных дел.
  • участвовали в закупках для государственных и муниципальных нужд…

Можно продолжать долго.

Александр Николаевич, но у братьев и их компаньонов все равно 210-я. А в бумажке под названием «постановление о привлечении в качестве обвиняемого» написано, что они создали ОПС и руководили им и входящими в него «структурными подразделениями», а «также координировали преступные действия и создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разрабатывали планы и создавали условия для совершения преступлений такими группами, раздел преступных доходов между ними, с использованием своего влияния на участников организованных групп».

210-ю сегодня предъявляют не только руководителям предприятий, но и как участникам менеджерам среднего звена (главбухам) и даже уж совсем низкого – грузчикам и водителям.

Три года назад, касаясь конкретного кейса, Вы говорили, что уставная обязанность РСПП – защищать своих членов: поддерживать ходатайства адвокатов о пересмотре меры пресечения, не пытаясь вмешаться в следственный и судебный процесс.

 

Одна просьба: передайте президенту 17 декабря 2021 года, что его закон о поправках к 210 статье УК суды и следствие не просто саботируют. А «как бы» не замечают. В упор.

Вряд ли это зачтётся как «вмешательство в следственный и судебный процесс».

 

14 декабря 2021 г.,

«Новая газета»