[ Жертвы неизвестной депортации ]

Дата: 
18 Мар 2005
Номер газеты: 

В начале 1944 года решением «вождя всех времён и народов» Иосифа Сталина чеченцы и ингуши были выселены в Среднюю Азию. Первые эшелоны ушли из Чечено-Ингушетии 23 февраля, последний поезд прибыл к месту назначения 20 марта. Всего было отправлено 180 эшелонов с 493 266 переселенцами. В пути родилось 56 младенцев. Согласно официальным данным, умерло 1272 человека.

Эпоха «великих» переселений

Опустевшая Чечено-Ингушетия была поделена между несколькими республиками. Самая южная горная часть отошла к Грузии, большая часть Ингушетии – к Северной Осетии, восточная часть была «прирезана» к Дагестану. Из оставшейся центральной части образовали Грозненскую область, присоединив к ней отобранные у Дагестана Кизлярский, Крайновский, Тарумовский, Караногайский и Ачикулакский районы.

На включённой в состав Дагестана территории бывшей ЧИАССР (площадью 2,7 тыс. кв. км) было образовано 4 новых района. Чеченские названия были заменены новыми (за исключением Веденского): Андалалский (райцентр в с. Андалалы), Веденский (с. Ведено), Ритлябский (с. Ритляб) и Шурагатский (с. Шурагат). Кроме того, за счёт присоединённой территории была увеличена площадь Ботлихского и Цумадинского районов ДАССР. Внутри прежних границ Дагестана Ауховский район (в котором до выселения жили чеченцы-аккинцы) был переименован в Новолакский (с центром в с. Новолакское). При этом часть его территории (селения Кишен-Аух и Акташ-Аух) была передана в состав соседнего Казбековского района (современные Ленинаул и Калининаул).

В опустевшие районы Совнарком ДАССР обязан был до 15 апреля 1944 года переселить 6300 хозяйств колхозников из горных районов Дагестана. Однако руководство республики этот план выполнило уже в первую пятидневку переселения (25-30 марта 1944 года), то есть через неполный месяц после выселения чеченцев. К 10 августа было переселено в общей сложности 16 100 хозяйств, или приблизительно 62 тыс. чел. Процессом был охвачен 21 горный район Дагестана, причём 144 аула были переселены полностью, а 110 — частично. Кроме того, в июле из Грузии было переселено 700 хозяйств проживающих там аварцев. Так что общее число дагестанцев, переселённых на бывшие чеченские земли, составило не менее 65 тысяч человек. Фактически это около 1/5 части тогдашнего населения горной зоны Дагестана. Столь значительного выхода представителей народов Дагестана за пределы традиционного этнического ареала проживания история ещё не знала. Всё это происходило в тяжелейшие военные годы, когда Горный Дагестан вёл полуголодное существование. Горцам пришлось добираться до Чечни пешком и на вьючных животных. Переселяемые жители, в большинстве своём женщины, старики и дети (мужчины были на фронте), пешком проходили по заснеженным горным тропам и перевалам, оставляя по пути наспех выкопанные могилы.

Жизнь на новом месте

Около 55 тысяч дагестанских переселенцев были расселены в 4 районах, присоединённых к Дагестану, и более 10 тысяч — в предгорных и на равнинных землях внутри прежних границ Дагестана. В трёх районах, на присоединённой к Дагестану территории (Веденском, Андалалском и Ритлябском) были размещены аварцы из Ботлихского, Цумадинского, Цунтинского, Ахвахского, Кахибского, Тляратинского, Гумбетовского, Чародинского, Хунзахского, Гунибского, Буйнакского и Унцукульского районов (более 40 тысяч человек). В эти же районы были переселены аварцы, до 1944 года жившие в Ква- рельском районе Грузинской ССР (более 3 тысяч чел.). В четвёртом, равнинном, Шурагатском районе были расселены даргинцы из Акушинского, Сергокалинского, Левашинского, Дахадаевского и Кайтагского районов (более 10 тысяч человек). Около 7 тысяч лакцев из Кулинского и Лакского районов были поселены на землях бывшего Ауховского района, около 3 тысяч аварцев из селения Алмак Казбековского района – в Ленинаул и Калининаул.

Вайнахские названия переселенческих населённых пунктов в новых районах были изменены. Как правило, они назывались именами «старых» покинутых аулов (Кидеро, Шапих, Хушет, Ратлуб, Сулевкент, Мулебки, Герга, Гамиях и т.д.).

После переселения горцы из Дагестана оказались в новых природно-географических и социально-культурных условиях. Из-за болезней и эпидемий (главным образом, малярии и дизентерии) очень высока была смертность. По устным свидетельствам, в первые два года погибло до 20-30 % переселенцев. Дагестанцы с трудом адаптировались к новым способам ведения сельского хозяйства. Например, горцы не имели навыков выращивания кукурузы, основного культивируемого в Чечне злака. Цунтинцы вообще никогда её не видели. Часть горцев пыталась возвратиться назад, но их задерживали и отправляли обратно. Некоторые из старых аулов специально разрушались, чтобы пресечь поток «возвращенцев» (особенно много аулов было разрушено в Цунтинском районе).

Возвращение

16 июля 1956 года был обнародован указ Президиума Верховного Coвета СССР, по которому чеченцы и ингуши «сняты с учёта спецпоселений и освобождены из-под административного надзора органов МВД». Это ещё не означало возвращения на Кавказ. Вполне реальным считалось создание чечено-ингушской автономии на юге Казахстана. Во всяком случае, подобное предложение обсуждалось всерьёз. Но после первого шага неизбежны следующие. 24 ноября принято постановление ЦК партии «О восстановлении национальной автономии... чеченского и ингушского народов», а 9 января 1957 года вышел указ о воссоздании Чечено-Ингушской АССР.

Таким образом, в 1957 году, когда уже реабилитированные чеченцы и ингуши стали возвращаться на свои земли, большинству дагестанцев пришлось вторично и спешно переселяться в те же самые, уже разрушенные родные аулы или строить новые селения на равнине Дагестана, зачастую на голом месте. При этом время совместного проживания с вернувшимися на свои земли чеченцами (временно безработными и агрессивными) бесконфликтным или хотя бы бескровным тоже не назовёшь.

Но всё-таки в большинстве случаев отношения между дагестанцами и чеченцами складывались нормально. Дагестанцы с пониманием отнеслись к трагедии чеченского народа, добровольно и безвозмездно отдали отремонтированные и вновь построенные дома, технику и скот возвращающимся вайнахам.

Чтобы помнили…

Многие авторы, описывая депортации и ссылки, освещают их при помощи собственных оценочных данных, приводя иногда вообще нереальные цифры и факты. Чтобы избежать подобных ошибок, а также оценить приблизительное количество погибших во время депортации дагестанцев, приведём историю выселения одного селения. Ибрагим Инковасов, житель селения Ратлуб современного Шамильского района, суммируя рассказанное очевидцами переселения, приводит следующее:

«В угнетённом и подавленном состоянии ратлубцы 20 марта 1944 года, погрузив всё, что можно было взять с собой (на семью были выделены по два осла), вышли из селения. В холодную пору по горной дороге протянулась длинная цепь из навьюченных ослов и людей. По пути многие замёрзли и заболели. Пока дошли пешком из Ратлуба до Буйнакска, умерло три человека, которых похоронили по дороге. Вдобавок ещё несколько семей получили «похоронки» с известием о смерти отцов или мужей на фронте. В Буйнакске прождали ещё 4 дня, пока все отставшие (больные, старики и хоронившие родственников) догнали основную часть сельчан. На пятый день всех погрузили в товарные вагоны «под самую завязку» и под крики и вой женщин, впервые видевших поезд, тронулись в Хасавюрт. Далеко за полночь прибыли в Хасавюрт. На следующее утро на грузовых машинах нас перевезли в селение Зандак Ножай-Юртовского района. Пробыв там неделю, ратлубцы были распределены в село Рагун-Кожа (Бильтой-Юрт). Село оказалось большое – нам понадобилась только половина домов, остальные так и остались заброшенными. Ичкерия оказалась местом влажным, покрытым множеством болот, где плодилось огромное количество комаров, разносчиков малярии. Дагестанцы, всю жизнь прожившие в горах, где нет комаров, а тем более – малярии, абсолютно не обладали иммунитетом к этой болезни. Через месяц люди начали болеть. В течение полугода уже больше половины селения заболело малярией, по районам прошла целая эпидемия. Каждый день у нас хоронили одного или двоих человек. Многие семьи вымерли полностью. За первый год в нашем селении (600 человек) родился всего лишь 1 ребёнок, и умерло 120 человек! (То есть в среднем только за первый год умерло около 20 % горцев. Учитывая число «нерождённых» детей (косвенные факторы), цифра потерь дойдёт до 30% . – Прим. ред.) Люди начали бежать обратно в горы в родное селение. Тогда районное руководство и работники НКВД начали ловить возвращавшихся и под конвоем доставлять обратно в Чечню. Несколько человек бежали в леса и скрывались там годами. Тогда из райцентра послали отряд работников НКВД и милиции, которые разрушали покинутые дома, чтобы люди и не думали о возвращении. Но всё равно ратлубцы бежали во второй и более разы обратно в горы, и к началу 1950-х годов в селении жили несколько семей «возвращенцев». В 1957 году, когда только началось экономическое укрепление хозяйств, начали возвращаться чеченцы. Ратлубцы, понимая, что на чужой земле всё равно счастлив не будешь, начали возвращаться на родину. Село пришлось отстраивать заново, как и заново распахивать поля, которые превратились в целину. Частично ратлубцы переселились в селение Стальское Кизилюртовского района, где сейчас живёт более 100 семей». ]§[