[ Дагестанский конный полк ]

(Штрихи истории) Проекты князя Моисея Аргутинского-Долгорукова относительно нового военного формирования, представленные им 27 апреля 1851 г. командованию, были приняты и легли в основу положения о Дагестанском конно-иррегулярном полке, утверждённого 16 декабря 1851 г.

Командующему отдельным кавказским корпусом князю Михаилу Воронцову был объявлен царский указ, в котором говорилось: «Государь Император, в 16-й день сего декабря утвердив положение о Дагестанском конно-иррегулярном полку, Высочайше повелеть соизволил: положение это привести в исполнение ввиду опыта на три года». На Кавказской войне

Боевая служба Дагестанского конного полка началась с 1852 г. в Кавказской войне. Всадники полка отличились во взятии Гуниба 25 августа 1859 г. Нижним чинам, участникам штурма последнего оплота имама Шамиля, было пожаловано тогда по 2 рубля серебром каждому, а медали за храбрость получили урядник Молла Магомаев, всадники Абдул Кадыр Омаров, Али-бек Омаров, Ацы Магома Гусейнов, Али Бек Акулаев, Лабазан Омаров, Магома Уцумаев, Николай Кундухов и другие. Значение, которое имел полк во время Кавказской войны, лучше всего выражается в словах имама Шамиля, который, будучи уже в плену, заметил, что первое место среди кавказских войск занимают всадники Дагестанского конного полка. Храбрость их в сражениях заставляла его смотреть на них, как на «настоящую милицию». Боевая хроника полка Затем полк принимал участие в усмирении «мятежей и волнений»: экспедиции в Ункратль и Аргунский округ (1861), поход в Закатальский округ (1863), экспедиция в Кайтаго-Табасаранский округ (1866). Дагестанскому конному полку пришлось принять деятельное участие в утверждении русского владычества в Средней Азии: три раза призывался полк в степи за Каспием – Мангышлакский (1870) и Хивинский походы (1873), Ахалтекинскую экспедицию (1879).

Настоящей трагедией можно считать действия конного полка в подавлении восстания горцев 1877 г. в Дагестане, в котором аул Согратль Гунибского округа был взят штурмом и разорён до основания. Полку было пожаловано Георгиевское знамя, а многие всадники удостоились наград.

Ещё до объявления русско-турецкой войны 1877–1878 гг. кавказским начальством были сформированы из горцев новые полки, помимо Дагестанского конного. Так, в составы 2-го и 3-го Дагестанских конных полков были призваны некоторые всадники из 1-го полка. В турецкой войне особенно отличился 3-й полк (командир Александр Чавчавадзе), вернувшийся с войны со знаками на головных уборах с надписью «За отличие в Турецкую войну 1877–1878 гг.» и Георгиевским знаменем «За взятие Карса 6 ноября 1877 г.». На русско-японской

Полку не пришлось принять участия в полном составе в русско-японской войне, но части его, как и в турецкую войну 1877–1878 гг., послужили основой для нового полка – 2-го Дагестанского, с отличием послужившего на Дальнем Востоке.

31 января 1904 г. император Николай II повелел вызвать от своего имени всех желающих идти на войну с Японией из числа кавказских горцев, не несущих воинской повинности, а также всадников из Дагестанского конного полка. Из этих добровольцев, или, как их называли в то время, «охотников», была сформирована отдельная бригада, именовавшаяся «Кавказской конной бригадой», которая состояла из двух шестисотенных полков: Терско-Кубанского и 2-го Дагестанского. Начальником бригады был назначен генерал-майор князь Орбелиани, а командиром 2-го Дагестанского конного полка – полковник Хан Нахичеванский.

К 22 апреля сформировавшиеся сотни были приведены в сборный пункт полка в г. Петровске, где до отправления на фронт все всадники должны были пройти ускоренный курс военного образования.

24–26 мая полк выступил на Дальний Восток шестью эшелонами по железной дороге. Конечным пунктом его была станция Янтай, под Ляояном, куда эшелоны прибыли 4–6 июля, после чего началась боевая эпопея Дагестанского конного полка в русско-японской войне.

В конце января 1906 года 2-й Дагестанский конный полк вернулся в Петровск, где ему была устроена торжественная встреча.

14 февраля 1906 года в Тифлис наместнику Его Величества на Кавказе поступила телеграмма Николая II, в которой, в частности, говорилось: «Передайте чинам Второго Дагестанского конного полка Мою сердечную благодарность за их самоотверженную верную службу Мне и России. Посылая их на войну, Я был уверен, что они с честью оправдают доверие, и рад был убедиться в этом. Благодарю всех за выраженные Мне чувства. Николай». Командир – не дагестанец

Первым командиром нового полка был назначен майор драгунского Его Королевского Высочества наследного принца Виртембергского полка Михаил Джемарджидзе, а штаб полка временно был расположен в селении Верхний Дженгутай Мехтулинского ханства.

Уже за первый год существования полка многие служащие получили награды. Так, например, Али Хан, сын Гусейна, получил чин есаула; Карганов – орден Св. Анны 4-й степени; Багадур сын Нурича – золотую шашку «За храбрость»; Магома, сын Имама Газали – орден Св. Анны 3-й степени.

За всю историю Дагестанского конного полка ни разу командиром полка не назначался дагестанец, а в основном – грузины, осетины, иногда русские. Факт, свидетель- ствующий о том, что царские власти всё-таки не желали видеть во главе полка дагестанца. Горцев наверняка коробило это, и иногда это выражалось в поступках. Так, например, будучи командиром полка, князь Иван Багратион возвращался с отрядом из Салатавии. Желая поскорее добраться до Темир-Хан-Шуры, он набросился с криком на командира 1-й сотни сотника Али Клыча, дозволившего своим всадникам остановиться для вечернего намаза. На оправдание Али Клыча о том, что никто не вправе запрещать людям исполнять обряды религии, Багратион бросил ему обидную фразу и замахнулся нагайкой. Побледневший сотник тоже замахнулся на командира, в результате чего князь моментально развернулся и ускакал в голову колонны.

В первоначальный состав офицеров полка входили лишь аварцы – офицеры милиции, которые до этого служили в дагестанских всадниках. Лишь командир полка, адъютант и казначей, переведённые из регулярных войск, были не аварцы. С 1857 г. увеличился приток в полк офицеров не горцев Дагестана, русских среди них было мало, в основном грузины, армяне.

Первым врачом полка являлся штаб-лекарь Иван Костемеревский. Он участвовал почти во всех военных действиях 50-х годов, был награждён несколькими орденами, медалями. Впоследствии свои личные сбережения Костемеревский распределил между многими учебными и благотворительными учреждениями. Выйдя в отставку, он поселился в Темир-Хан-Шуре, где и умер в 1891 г.

История полка насыщена и интересна. Нельзя однозначно дать ему оценку. Созданный в основном из дагестанцев, полк участвовал в военных действиях против тех же дагестанцев, подавлял восстания, усмирял непокорные общества. Несомненно, образование полка входило в колонизаторскую политику царского правительства на Кавказе. Но в то же время многие горцы, служившие в полку, служили преданно, были верны своей присяге и слову, и не случайно полк гордился многими своими храбрецами. ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл