[ Бергманн против ЧIудхури ]

Автор статьи «Чей город Дербент?» некий лезгинский патриот Гьаджизхва ЧIудхури («ЧК» №34 от 2.09.2005 г.) в своём праведном гневе против «бакинских сочинителей пасквилей» и «тюркских шовинистов» впадает в такие крайности и допускает столь одиозные толкования исторического прошлого, что его самого, пожалуй, можно охарактеризовать как шовиниста.

К чему, спрашивается, тогда весь этот обличительный пафос, если читателю, по-существу, предлагают в качестве «чтива» очередную фальсификацию истории, переполненную субъективными суждениями автора?

Традиционным самоназванием современных лезгин являлось – кюринцы. Корень «лег-легз-лезг» не имеет никакой этимологии в нынешнем лезгинском языке. Зато он хорошо этимологизируется с других нахско-дагестанских языков (откуда он попал и в осетинский) как «человек-мужчина» и «раб». Последнее значение развилось из усечённого выражения «наш человек», «нам принадлежащий мужчина». Термин, бесспорно, очень архаичный. Прахурритской этно-языковой общностью, к которой, как известно, принадлежат и нахско-дагестанские народы, он в своё время был занесён широко как на запад, так и на восток – от эллинов и до древних вьетов. Дагестанский лингвист-кавказовед Запир Абдуллаев в своей трёхтомной монографии «Даргинский язык» (1993) отказывается от употребления выражения «лезгинский язык», заменяя его везде на «кюринский язык». Абдуллаев объясняет свою позицию несогласием с лингвистически и исторически неверным толкованием термина «лезгины», так как, по его мнению, «лезгины» есть одно из обозначений всех дагестаноязычных народов, а вовсе не одних лишь кюринцев. По его мнению, речь идёт о собирательном имени дагестанцев, бытовавшем среди арабов и персов в период средневековья. Таким образом, «лезгин», по сути дела, есть попросту то же самое, что и «дагестанец».

Теперь остановимся на наиболее характерных моментах националистической мифологии.

1. Миф первый: «Лезги как отдельный этнос существовал в древности в Анатолии и Шумере». Бездоказательное утверждение. Нет ни одного свидетельства в пользу существования отдельного хурритского (или прахурритского) народа под названием «лезгины» на территории Передней Азии.

Вместе с тем зарубежные исследователи (см. результаты интернетовских поисковых систем по ключевым словам Heberites, Ibero-Caucasian, Caucasian Avars, Uar, Khwarezmia, Hurrian Origin of Jews) считают вполне вероятным наличие некогда на территории Сев. Междуречья, Сев. Сирии и Палестины отдельного прааварского этнического объединения «нeber-нabiru-аvar», от которой и, возможно, произошли впоследствии перешедшие на один из семитских языков предки древних евреев. В пользу этой хуррито-аварской гипотезы этногенеза сынов Израиля приводятся достаточно весомые доказательства: первоначальная локализация древнееврейской ойкумены в Северной Месопотамии, т. е. вотчине хурритов; перевод имени патриарха Авраама как «Heber»; наличие в древнееврейском слов « ‘eber» (= совр. иврит «avar») «переходить» и « ‘abarim» (= совр. иврит «avarim») «переправы» с привлечением ав. «авараг» «посланник, мессия» (ср. иран. «аварэ» «бродяга»). При этом сторонники этой хуррито-аварской версии происхождения древних евреев предполагают, что часть переднеазиатских аваров ушла в горы Афганистана, где позднее возник (в провинции Кундуз) гор. Вар-Вализ (Авар-Вализ) и далее эта этническая общность становится известна под названием «вархониты», «вархунны», «авары». Речь идёт о весьма близких по религии к последователям иудаизма сабиях-монотеистах, принесших свои религиозные воззрения в Хорезм (= «Хварзамин» «земля хурритов»), Афганистан (у пуштунов до сих пор сохранились в обрядах и антропонимах следы близкой к иудаизму религии) и монгольско-китайское пограничье (с этим направлением миграции аваров связывают возникновение общины китайских евреев «кайфень»). Принятие хазарами иудаизма также связывают с аварским влиянием. Часть аварской орды после разгрома савиров ушла на территорию Паннонии, где, ассимилировав германское племя гепидов, а также остатки древнего романизированного населения, местных тюркоязычных «чёрных булгар» стала ядром Империи Аваров, подчинившей обширные территории от Балтики до Адриатики и Чёрного Моря. По мнению учёных, почти все славянские племена в ту эпоху раннего средневековья были порабощены аварами или же оказались в роли вынужденных вассалов и данников.

Здесь следует отметить, что согласно новейшим исследованиям прародиной макро-кавказской (прахурритской, сино-кавказской) семьи языков является вовсе не Передняя Азия и Кавказ, а горный массив Центральной Азии (см. Лингвистический энциклопедический словарь. М. 1990. С. 611). В верховьях реки Хунз (Гималаи) до сих пор сохранились остатки прахурритов, известные ныне под именем «вершиквары» и «бурушаски». Крупнейший иранист Ричард Фрей полагает, что народы родственные переднеазиатским хурритам некогда были довольно многочисленны в Афганистане и Сев. Индии. Такие языки как санскрит, пушту, хинди и др. имеют церебральные звуки, совершенно не характерные для индоевропейских, но типичные для вершикваров.

Что же касается афганского (пушту) и языка горных таджиков, то они к тому же в отличие от всех иранских языков частично сохранили эргативный строй (наподобие того, что мы видим в нахско-дагестанских языках). Многие представители пуштунов (особенно в провинции Кандагар) точно также как и чистокровные северокавказцы (кавкасионский антропологический тип) высокорослы, белокожи, светловолосы и светлоглазы. Классические авары имели незначительную монголоидную примесь, однако в подавляющем своём большинстве они почти ничем не отличались от современных кавказских аваров (80 % обнаруженных аварских черепов в Паннонии и Трансильвании-Венгрии и румынской Венгрии – европеоидны). Вовсе не случайно византийские греки называли аваров-хионитов (вархуннов) «белыми гуннами», а современная антропология включают часть афганцев и горных таджиков в балкано-кавказскую расу, именуемую также памиро-альпийской и кельтской. В аварском и афганском представлено немало общих слов: ав. гIагарав «родственник, свояк» – афг. вагыри «люди, народ»; ав. гьобол «гость» – афг. хпыл «свой, близкий»; ав. хвадизе «бродить» – афг. хвадзедыл «кочевать»; ав. гъеж «плечо» (сюда же андийское аожа «плечо») – афг. гъеж «предплечье», аожа «плечо»; ав. дов, гьагъав «он», дой, гьагъай «она» – афг. дай, гьагъа «он», да, гьагъа «она»; ав. босизе «брать» – афг. блоседыл «касаться, дотрагиваться»; ав. чIей «место, остановка» (лезг. чка «место») – афг. дзай (перс. чжа) «место»; ав. квас «шерсть» – афг. косый «бурка» (ср. др.-греческое коас «руно, овечья шкура»); ав. чIагояв «живой» (корень «чIа») – афг. жвандай «живой»; ав. тIолго «всё» (корень «тIол») – афг. тъол «все, вся, всё»; ав. гордэ «рубашка» – афг. куртый «куртка»; ав. кули «хутор» – афг. кылай «село».

Этот список можно продолжить. Сам характер аваро-арийских соответствий вполне однозначно свидетельствует в пользу длительного сожительства предков кавказских аваров среди одной из ветвей ариев (чей язык, предположительно, имел много общих черт с тохарским, фракийским и иранскими языками). Возможно, авары в какой-то период своей истории были двуязычны. Тем более, что арабский географ и путешественник 10 в. Ибн-Рустэ пишет: «царя Сарира зовут Авар». В иранских языках «сар», «сер» означает «голова, вершина». А в афганском существует также производное от этого корня (ср. афг. сарай) со значением «человек». Второй же компонент в названии аварского ранне-средневекового государства Сарир зафиксирован в хетто-лувийском как часто присоединяемая к какому-либо топониму или этнониму лексема «-ira», которая, по мнению турецкого учёного-исследователя топонимики древней Анатолии Бильге Умара означает «народ или люди чего-л., кого-л.» (см. Bilge Umar. Turkiye’deki tarihsel adlar. Istanbul. 1993. S. 345).

Современное аварское магIарулав «горец, авар» и есть калька с одного из тохарских или иранских языков прежнего аварского ойконима Сарир. Как бы то ни было, ни в одном из античных или средневековых источников мы не встречаем термина «магIарулал», что лишний раз свидетельствует в пользу того, что первично название «Сарир».

Аварами (обаренами, апарнами) себя также называли выходцы из северо-восточного Ирана, более известные под именем «парфяне». На каком языке первоначально говорили обарены-парфяне, установить пока не удалось. Найдены лишь надписи на черепках выполненные по-арамейски (семитский язык бывший в ходу у многих племён Передней Азии, в том числе и древних евреев). Впоследствии, после вторжения в Иран обарены перешли на один из иранских языков.

Таким образом, за пределами современного Дагестана существовали сразу два племени аваров. Впрочем, некоторые исследователи считают вархуннов, обаренов и аваров Сарира – этническими ветвями одного и того же аварского древа (, а именно, эберов/иберов.

Так что поговорки типа «если шах глуп, он пойдёт на лезгин» или «пришёл лезгин, вынул кинжал, пролилась кровь» приводимые кюринским патриотом ЧIудхури никакого отношения к кюринским лезгинам не имеют. Что же касается первой поговорки, то она, вообще, возникла после разгрома андалальскими аварами персидского Надир-шаха.

2. Миф второй: «Все дагестанцы произошли от лезгин и раньше все дагестанцы назывались лезгинами». В сборнике всяких околонаучных небылиц «Кавказская Албания – Лезгистан» утверждается, что и даргинцы и лаки и авары «заимствовали лезгинский язык от лезгин» (!). Аварам же «лезгинский язык», оказывается, передали, не помним сейчас точно, то ли агулы, то ли цахуры, что, впрочем, и не важно. Непонятно только почему столь беден (как фонетически, так и семантически) этот язык. Если бы аварцы заимствовали свой язык от кюринцев, то в нём напрочь отсутствовали бы специфические иберийско-кавказские гортанные звуки.

3. Миф третий: «Агулы, табасаранцы, цахуры являются неотъемлемой частью лезгинского народа». А где вообще можно встретить агула, табасаранца или цахура, который бы согласился величать себя лезгином? Все вышеприведённые этносы сложились в качестве самостоятельных народов достаточно давно. В недалёком прошлом они изъяснялись между собой при помощи азербайджанско-тюркского языка. Не кюринского! Никакого кюринского самосознания у них также не было. Сравнение с андо-цезами Аварии некорректно хотя бы по той причине, что последние испокон веков владели общеаварским койне и признавали себя составной частью «магIарулалов».

4. Миф четвёртый: «Кавказская Албания = Лезгистан». На данный момент ни один из письменных документов Кавказской Албании не прочитан при помощи кюринского языка. Ни один из албанских топонимов или ойконимов не имеет кюринской этимологии. Зато довольно много парфянизмов. Да и почти все албанские цари принадлежали к парфянскому роду Аршакидов (Аршакуни). Самоназванием же парфян являлось, как известно, авары/обарены/апарны. ]§[

Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл