Уголь в топку

Дата: 
14 Сен 2018
Номер газеты: 

Рассказывая журналистам о выявленных ФАС России картелях, руководитель Дагестанского УФАС намекнул, что сговор федеральные антимонопольщики заметили также в сфере поставок твёрдого топлива. Упреждая события с коррупционными скандалами и уголовными делами, «Черновик» расскажет об основных монополистах в этой сфере.

Цены на твёрдое топливо регулируются государством только в части поставок для населения. Бюджетные организации закупают уголь в конкурсном порядке. Но по факту анализ тендеров бюджетных учреждений республики показал, что никакого соревновательного момента (и как итог – снижение цены) практически нет.

Превалирующую часть закупочного поприща условно поделили между тремя поставщиками: ООО «Донуголь», ООО «Угольснаб» и ООО «Сапсан». «Весь Дагестан разделён на сферы влияния этих ООО. Поначалу в течение достаточно продолжительного времени у них были разборки и за сферы деятельности, но в итоге поняли, что нет смысла воевать, пришли к соглашению», – рассказывает главный инженер АО «Дагестантоппром» Абдулхалик Омариев.

С «Донуголь» (зарегистрирован в Шамильском районе) аффилированы также два других поставщика – ИП «Алимагомедов Алимагомед Муртузалиевич» и ООО «Юг Пром Торг». Алимагомедов также является учредителем «Донугля», а в прошлом был заведующим складом буйнакского филиала райтопсбыта «Дагестантоппрома» в с. Голотль Шамильского района.

На эту группу приходится, например, 20 из 44 тендеров по поставке угля Ахвахской центральной районной больницы, ещё 16 – на «Сапсан». Подрядчики поделили между собой тендеры Ботлихской больницы и ряда других (см. таблицу).

Таблица. Некоторые тендеры на поставку твёрдого топлива

 

Подрядчик

Тендеры заказчика, всего

Из них выигранных подрядчиком

На сумму

(в тыс. руб.)

Ахвахский район

Администрация

ООО «Угольснаб»

3

2

728

Ахвахская ЦРБ

ООО «Сапсан»

56

16

5325

 

ООО «Донуголь»*

20

4087

 

ИП Шамилова П. Ш.

6

1199

Ботлихский район

 

 

 

Администрация

 

ООО «Сапсан»

4

1

668

ООО «Донуголь»

1

400

Ботлихская ЦРБ

 

ООО «Сапсан»

11

7

1912

ООО «Донуголь»

4

653

Гергебильский район

 

 

 

Администрация

ООО «Угольснаб»

5

4

1554

Гумбетовский район

 

 

 

Администрация

ООО «Фирма-МКС»

1

1

5366

Гумбетовская ЦРБ

ООО «Фирма-МКС»

7

5

2117

Кулинский район 

 

 

 

Администрация

 

ООО «Сапсан»

6

2

5072

ООО «Синега»

4

8356

Кулинская ЦРБ

 

ООО «Сапсан»

14

13

4400

ООО «Донуголь»*

1

2000

Лакский район 

 

 

 

Администрация

ООО «Донуголь»

2

2

4850

Лакская ЦРБ

 

ООО «Сапсан»

8

4

600

ООО «Донуголь»

4

1186

Тляратинский район 

 

 

 

Тляратинская ЦРБ

 

ООО «Сапсан»

12

5

920

ООО «Донуголь»

7

2370

Цумадинский район

 

 

 

 

Администрация

ООО «Угольснаб»

11

10

2434

Цумадинская ЦРБ

 

ООО «Донуголь»

24

8

3008

ООО «Сапсан»

24

8

1496

Цунтинский район 

 

 

 

Цунтинская ЦРБ

 

ООО «Донуголь»*

28

10

2082

ИП «Магомедов А. Х.»

15

5766

Чародинский район 

 

 

 

Администрация

ООО «Строй Маркет»

14

13

4800

Чародинская ЦРБ

 

ООО «Донуголь»

17

11

2998

ООО «Сапсан»

4

799

Шамильский район 

 

 

 

Администрация

ООО «Донуголь»

14

14

39194

Шамильская ЦГБ

ООО «Донуголь»

1

1

2617

 * с учётом тендеров, в которых победили аффилированные структуры

 

Большинство аукционов проходит в совершенно неконкурентном ключе. В закупках участвует только один поставщик, начальная максимальная цена контракта снижается максимум на 1% или остаётся на прежнем уровне.

Например, в 2015 году Тляратинская районная больница провела шесть тендеров на поставку угля, в которых участвовали «Донуголь» и «Сапсан». Что странно, оба участника предложили одну и ту же цену, равную начальной, но победу одержал «Донуголь». Руководит «Сапсаном» Гаджияв Абдулахидов. Общество зарегистрировано в Хасавюрте. Заметное снижение НМЦК можно наблюдать, если в аукцион вклинивается совершенно посторонний участник.

По мнению Омариева, все эти коррупционные сети реализуются с участием глав районов: «Когда приезжает “КамАз” с углём, его сразу надо взвешивать, но нечем. Угля в учреждениях не хватает, потому что на процент отката его просто не довозят. Директору условно надо 100 тонн, а привозят 75. Лично ничего не платят. Поэтому там так заведено, что когда уголь завозят, никто никому не разрешает взвешивать. И если даже разрешат, то не на чем. В районах нет весового хозяйства. Такие весы представляют собой сложные технические устройства, которым нужен специальный монтаж. Они есть только в филиалах нашей организации, но нас сейчас никуда не подпускают». Кроме того, по его словам, из этих соображений госзаказчики зачастую предпочитают дорогостоящие сорта твёрдого топлива, а по факту топливо отгружается низкого качества: «В одном районе был такой случай. Школьный завхоз, видя, что не хватает топлива, от безысходности взвесил привезённый уголь. Грубо говоря, там должно быть 20 тонн. «КамАз» выгрузился, приходит командир и говорит: “Подпиши, что 20 тонн отгрузил”. А он ухитрился его взвесить, и там оказалось около 14 тонн. Завхоз отказался подписывать, сказал: “Подпишу, когда довезёшь оставшееся”. Позвонил директор школы и говорит: “Ты что там делаешь? Почему мне глава администрации звонит и требует тебя унять?”»

Ещё одна группа подрядчиков с подозрением на аффилированность во главе с ООО «Угольснаб». Общество, которым руководит Омар Хабибов, участвовало в тендерах Ботлихской и Ахвахской больниц, соревнуясь с ИП «Гудов Хучбар Омардибирович». Цену по итогам снизили в среднем на 0,5–1%, экономия от 1 до 5 тысяч рублей. Гудов тем временем замечен в ликвидаторах второго предприятия Хабибова ООО «Аминат». Он также учредитель ныне ликвидированного ООО «Буйнакское топливно-сбытовое предприятие», занимавшееся аналогичными продажами.

В 2018 году «Угольснаб» также попал в поле зрения Счётной палаты. Проверка показала, что по акту от 12 мая 2016 года списали уголь и дрова на сумму 5,9 млн и 92,5 тысяч рублей соответственно. В акте списания был указан период расходования с 10 октября 2015 года по 9 мая 2016 года. Но он не соответствовал дате поступления топлива от поставщика, то есть списали их до фактического поступления.

Из обнаруженных «ЧК» связей – Сайдулаев Сайдула Нажмудинович, заведующий складом администрации Гумбетовского района, одновременно является учредителем и руководителем ООО «Фирма – МКС» – поставщика топлива гумбетовской администрации, районной МКОУ «Игалинская СОШ», ГБУ РД «Гумбетовская ЦРБ», а также ГБУ РД «Цумадинская ЦРБ», ГБУ РД «Цунтинская ЦРБ» и т.д.

Есть случаи более локального масштаба. Так, за поставку угля в Цунтинский район отвечает ИП «Магомедов Абдулхалик Магомедович», который выиграл 98 контрактов районных больниц и Управления строительства, жилищно-коммунального, сельского хозяйств и экологии. Одновременно, по данным ресурса rusprofile.ru, он является руководителем районного МУП «Дирекция строящихся объектов» и начальником хозяйственно-эксплуатационной дирекции при Цунтинском управлении образования.

 

Социальное

 

Сегодня, по данным Дагестантоппрома, в республике остаются негазифицированными около 15 районов, газ проведён только в райцентры. В них проживает около 600 тысяч человек. Потребность топлива для них составляет около 250 тысяч тонн, в том числе 30 тысяч – для учреждений бюджетной сферы. При том, что РСТ высчитывает тарифы для продажи твёрдого топлива населению, по словам Омариева, поставок практически нет. Потому что основную часть частники везут в социальные учреждения, бюджетным организациям, которые могут платить много и сразу, а населению сбывается по остаточному принципу: «Они по своему усмотрению могут 1 тонну продать в год, а могут 100 тонн. За это с них никто не спрашивает», – говорит Омариев.

По его словам, продажа угля физлицам им невыгодна. Имея дело с населением, поставщику придётся соблюдать качество угля: «Если уголь не горит, его вернут. Также надо, чтобы по весу соответствовал. Так что в два раза проще завезти «КамАзами» в школу. И потом – население покупает маленькими объёмами. Одному человеку много угля не нужно. Если по нормативу, нужно отапливать 100 кв. м, там по факту отапливают около 10 кв. м. Так быт там сложился. Одна печь, нет общедомового отопления, потому все набиваются для ночлега в одну комнату».

В некоторых районах, считает эксперт, вообще нет спроса на дрова и уголь. Например, верхние районы, по его словам, – Цумадинский, Цунтинский, решают вопрос вырубкой лесов и заготовкой дров: «В одних районах другой беспредел: когда за небольшую мзду им разрешают подключаться нелегально к электричеству. Они к этому приспособились, и уголь покупать им невыгодно. Ещё в 15–16 районах, где мало кто остался. Большинство, в том числе из-за нерешённости социальных вопросов, перебрались в города». Сложилась ситуация, когда за такой социально важный сектор, как отопление горцев, никто не несёт ответственности: «Частники решили не рисковать, снабжая население в горах, а правительство умыло руки».

Ранее отвечавший за транспортировку угля АО «Дагестантоппром» сейчас не при делах. С апреля Российский аукционный дом пытается продать предприятие. В июне он в очередной раз признал несостоявшейся продажу через публичное предложение 100% акций АО, находящихся в федеральной собственности. Каждый раз он переносится в связи с отсутствием желающих принимать участие в них. В 2012 году, по словам Омариева, предприятию не дали бюджет для осуществления поставок угля. А затянувшийся на год спор с РСТ по РД относительно тарифов окончательно дезориентировал громоздкое предприятие с развитой инфраструктурой и складами, которое на протяжении 80 лет являлось монополистом в обеспечении углём. ]§[