[ Прения судей ]

19 февраля в «Президент-комплексе» состоялся ежегодный съезд судей, на котором подвели итоги деятельности судебной системы РД за 2009 год. Съезд проходил без председателя ВС РД – Анвар Магомедов 31 декабря 2009 года ушёл в отставку по достижении предельного возраста судьи.

Место председателя в президиуме занял первый его заместитель Сулейман Сулейманов, который и вёл мероприятие. В президиуме также расположились председатель Конституционного суда РД Магомед Халитов, руководитель СКП по РД Касумбек Амирбеков,начальник правового управления при президенте РД Мустапа Генжеханов,президент Адвокатской палаты РД Борис Агузов.
После оглашения регламента съезда Сулейманов предоставил слово и. о. председателяВС РД Ильмутдину Мамаеву,который в течение получаса рассказывал о деятельности судов за прошедший год. По его словам, в прошлом году мировыми и федеральными судами Дагестана рассмотрено 49 368 гражданских дел (что на 10 тыс. больше, чем в 2008 г.).
Тема его доклада была посвящена в основном проблемам отмены решений нижестоящих судов кассационной и надзорной инстанциями.
Мамаев тут же уточнил, что большинство решений отменяется в кассационном порядке по одним и тем же причинам: когда суды поверхностно исследуют юридически значимые обстоятельства, неправильно применяют нормы материального и процессуального права, а также в некоторых случаях, когда судьи грубо и небрежно относятся к участникам процесса. Также отменяются решения из­за отсутствия протоколов судебного заседания и нарушения тайны совещательной комнаты. «Есть случаи, когда судья находится несколько дней в совещательной комнате без вынесения резулятивной части решения вопреки ст. 199 ГПК РФ. Это недопустимо!» – заявил Мамаев.
Что касается категории дел, рассмотренных судами, он отметил, что граждане судились преимущественно по трудовым, земельным и жилищным спорам, а также по поводу восстановления родительских прав.
Особенно актуальным, по мнению Мамаева, является вопрос о вынесении судами частных определений (в случае вынесения оправдательного приговора суд обязан направить материалы для возбуждения уголовного дела в отношении лиц (следователя, дознавателя, свидетеля, эксперта и т. п.), действия которых явились основанием для привлечения человека к уголовной ответственности. – Прим. ред.) – в прошлом году их вынесено 19.
Самое низкое качество отправления правосудия отмечено в Кулинском, Дахадаевском, Рутульском, Кизилюртовском районах, а также Хасавюртовском городском суде.
Увеличилось и количество обращений граждан в Квалификационную коллегию судей при ВС РД на действия (бездействия) судей. Так, за 2009 год поступило около 400 жалоб.
«В прошлом году за управление автотранспортным средством в состоянии опьянения было привлечено 5 266 лиц, из которых наказанию подвергнуты 3 745. Водительских прав были лишены 3 080 человек. Хотя санкция статьи 12.8 КоАП РФ не предусматривает другого вида наказаний, кроме как лишения водительских прав на срок от полутора до двух лет, тем не менее мировые судьи, не имея на то законных оснований, прекратили дела в отношении 565 лиц, которые управляли автомобилями в состоянии опьянения, а в отношении 844 переданы по подведомственности. Но вот вопрос: куда эти дела могли быть переданы?» – спросил Мамаев, оглядываясь на сидящих в зале судей (видимо, могло быть такое, что судьи, договорившись с сотрудниками ГАИ, просто возвращали права водителям, а в материалах указывали, что дело направлено по подсудности. – Прим. ред.).
Был поднят вопрос знания русского языка и культуры речи в судейском корпусе. «К сожалению, нередки случаи, когда в судебных актах присутствуют стилистические и грамматические ошибки. Это наносит вред судейскому авторитету», – резюмировал свой доклад Мамаев.
Начальник управления Судебного департамента по РД Мухтар Омаров отчитался о работе управления за 2009 год. «В прошлом году, – сказал он, – была отмечена низкая нагрузка в городских и районных судах, тогда как мировые были перегружены. Среднемесячный показатель по рассмотренным делам за истекший год составил 11,6 дела. У мировых – 62,4», – заявил он. В своём выступлении Омаров приводил различные статистические данные о деятельности судов, подробно обозначал существующие проблемы.
 
Бестолковые обыски
 
Председатель Кизилюртовского городского суда Расул Хабибулаев выразил некоторое недовольство Верховным судом республики. «В последнее время в суд поступает очень много ходатайств о проведении обысков в жилищах граждан, – сказал он. – В основном по тем уголовным делам, которые по каким­либо основаниям приостановлены. В прошлом году их было больше ста. На самом деле ни в одном жилище, на обыск которого мы давали санкцию, ничего не нашли. Делается это, конечно, для того, чтобы показать работу. Но в итоге получилось, что зря побеспокоили людей, и ведь обыски проводились после полуночи, некоторые – рано утром. Результат нулевой! Вот здесь сидит замминистра МВД РД по следствию (Абдурашид Магомедов. – Прим. ред.), это я ему говорю, чтобы он знал», – сказал Хайбулаев. Председатель Кизилюртовского городского суда обратил внимание присутствующих на то, что, в связи с особой оперативной обстановкой в республике, судьям, конечно же, нужно удовлетворять ходатайства оперативников об обысках. Ведь надо иметь в виду, что у них часто нет времени оформить надлежащим образом необходимые документы; важен каждый час, минута. А ВС РД, по его словам, отменяет постановления о проведении обысков на том основании, что к ходатайствам не бывают приложены протоколы допроса, очных ставок и не приводятся доказательства, дающие основания для производства обыска, и т. д. «В определениях ВС РД об отмене наших постановлений по обыскам присутствует стандартный набор слов, с компьютера. К примеру, в прошлом году на рынке в Кизилюрте взорвали гранату. Через пару часов в суд поступило ходатайство о проведении обыска, конечно без требуемых бумаг. Мы разрешили. А какие могут быть протоколы допроса и очных ставок в первые часы взрыва? Но Верховный суд настаивает, чтобы мы требовали у следователей эти документы. Это дилетантство! Такое может писать только человек, который никогда не держал в руках и не нюхал уголовное дело! А рядом с ним был заместитель председателя ВС РД (смотрит в сторону Сулеймана Сулейманова. – Прим. авт.), который даже не поправил этого судью­докладчика. А после отмены нашего постановления в Верховном заявительница приходит к нам, тычет в лицо этой бумажкой и говорит: «Вот так отменяют ваши незаконные постановления в ВС РД!» Нельзя так, Сулейман Магомедович!» – поставил точку Хабибулаев. Все посмотрели в сторону Сулеймана Сулейманова. Сулейманов повернул к себе микрофон, видимо, хотел ответить Хабибулаеву, но поскольку тот недоговорил, он повернулся к сидящему рядом Мухтару Омарову и что­то ему сказал, после чего оба заулыбались.
 
УДО для женщин
 
В продолжение своего эмоционального выступления Хабибулаев сказал, что определённые проблемы с ВС РД возникают и по условно­досрочному освобождению (УДО) женщин из Кизилюртовской женской колонии. «Да, в законе прописано право суда на УДО, но не обязанность. Мы отказываем женщинам в этом, поскольку обращаются в основном до истечения 2/3 срока. Нам видней: мы рядом находимся. Я изучил судебную практику по РФ, и нигде так не освобождают, как у нас в республике. А если ВС РД отменяет наши решения об отказе в УДО, то при новом рассмотрении нам ничего не остаётся, кроме как удовлетворить эти заявления, хотя мы сами против этого», – пояснил Хабибулаев.
Далее он подверг критике органы прокуратуры. В частности, отметил низкое качество следствия, в результате чего приходится возвращать уголовные дела для устранения препятствий до рассмотрения уголовного дела по существу.
После этого он обратился к начальнику Судебного департамента по РД Мухтару Омарову по поводу здания Кизилюртовского суда. «Я без вашей помощи устроил троих судей, выделил им помещения, используя свои связи в администрации города. Пора, наверно, построить здание или сделать капремонт. Посмотрите, в каком состоянии здание, построенное в1968 году из самана!» – призвал судья.
По ходу выступления Хабибулаев поднял вопрос и о премировании судей, которое практиковалось при Авадзи Омарове (председатель ВС РД 1970 – 1995 гг.– Прим. ред.).
Сулейман Сулейманов поблагодарил судью за конструктивную критику, однако же заметил, что, прежде чем высказываться по таким вопросам, неплохо было бы провести предварительную консультацию с оппонирующей стороной, чтобы та имела представление о существе поставленного вопроса. «Расул Магомедович говорит, что мы по надуманным основаниям отменяем постановления на обыски, обосновывая своё решение стандартным набором слов из компьютера и т. п. Но так нельзя говорить! Давайте пригласим всех, обсудим и, если мы неправы, сделаем замечание коллегам. А насчёт компьютеров скажу: да, их тоже надо использовать! Это же судебная практика других регионов. Но здесь не место такие вещи обсуждать. Что касается УДО: вам наверняка виднее, что там, в этой колонии, творится, но тогда зачем другая вышестоящая инстанция нужна? Может, внесём изменения в законы и отменим кассационный порядок рассмотрения дел? Поэтому просьба к вам: не воспринимайте болезненно отмену ваших решений»,– посоветовал Сулейманов.
 
Прокуроров – в актёры
 
Далее слово было предоставлено руководителю СУ СК при Прокуратуре РФ по РДКасумбеку Амирбекову. Он сказал, что по уголовным делам, расследованным Следственным комитетом по РД, дагестанскими судьями в прошлом году вынесено 70 оправдательных приговоров, судом присяжных оправдано 24 человека. «В Москве и в Московской области, где в суды направляется на сотни дел больше, чем в республике, нет такого количества оправданных! Мы считаем, что следствию надо делать акцент на наглядность доказательств для публичной демонстрации в зале суда перед присяжными и на обучение государственных обвинителей ораторскому и актёрскому искусствам, приданию их обвинительным речам большей эмоциональности и доходчивости. А что касается оправдательных приговоров, выносимых профессиональными судьями, то нам представляется, что здесь есть вопросы для совместного обсуждения, что позволило бы нам выработать единый подход к оценке доказательств. Например, по делам о взяточничестве в прошлом году оправданы пятеро, в том числе два работника ГАИ, один участковый и двое следователей. Суды признали результаты оперативно­разыскных мероприятий недопустимыми. Однако я должен отметить, что ни по одному из них суды не вынесли частных определений при рассмотрении дела.
Получается, что привлечённые к ответственности оказались невиновными, а те, кто проводил оперативно­разыскные мероприятия, остались как бы ни при чём. А если бы суды выносили частные определения в отношении таких работников, то это позволило бы впредь избегать подобных ошибок», – заявил Амирбеков.
 
Адвокаты лучше
прокуроров
 
Начальник Следственного управления обратил внимание присутствующих на слабое взаимодействие судов и прокуратуры и сказал о необходимости координационных совещаний, на которых можно дать оценку работе следствия и судов, для того чтобы следственные органы ориентировались на судебную практику и не допускали ошибок в работе.
Сулейман Сулейманов поблагодарил Амирбекова за критику, но отметил, что оправдательные приговоры с первого раза не проходят и кассационная инстанция неоднократно отменяла их. Оправдательные приговоры, как правило, случаются, по признанию Сулейманова, из­за недостатков предварительного следствия и некачественного поддержания обвинения в суде. «Почему в делах, рассматриваемых судом присяжных, больше оправдательных приговоров? Потому, что адвокат бывает лучше подготовлен. В ораторском искусстве он на голову выше гособвинителя. Прокуроры практически не готовятся к судам. Вы все свидетели того, как гособвинители из одного зала бегут в другой для дачи заключений. Было одно дело, где пять гособвинителей поменялось! Словом, зачастую они бездарно относятся к своим обязанностям. А присяжные всё это видят и думают: «Если им это не нужно, то зачем нам всё это?» Квалификация адвокатов намного выше, чем у прокуроров, вот поэтому они и проигрывают, хотя есть случаи, когда присяжные слишком субъективны, чего не могут себе позволить профессиональные судьи»,заявил Сулейманов.
Что касается частных определений, то критику Амирбекова он признал обоснованной, отметив, что 19 таких определений за 2009 год – это очень низкий показатель, тогда как за февраль текущего дагестанские суды уже вынесли намного больше определений, чем в прошлом году.
Корреспондент «ЧК» спросил о высокой доле оправдательных приговоров по уголовным делам в отношении сотрудников дагестанского МВД, на что Амирбеков ответил, что все эти дела инициированы самим УСБ МВД РД и поэтому за качество оперативной работы СК не отвечает, хотя следователи СУ ведут такую категорию дел. «Просто суды оправдывают милиционеров, критически оценивая собранные доказательства»,заключил Амирбеков. Однако пресс­секретарь ВС РД Герман Костров вызвался задать вопрос Амирбекову.
 
Амирбеков и ФБР
 
«Амирбеков после вступления в свою должность сказал в «Дагестанской правде», что Следственный комитет будет круче ФБР. Так вот, СК уже давно круче ФБР, потому что по уголовным делам, направленным ФБР в суды, оправдательные приговоры выносятся в 15 – 20 % случаев. Тогда встаёт вопрос: неужели у нас так хорошо работают следователи, прокуроры? Если следовать такой логике, то оказывается, судам вообще нельзя выносить оправдательные приговоры. У нас что, мало сидят? Вот, к примеру, по делу Байсултанова из Хасавюрта, у которого сотрудники милиции в 2006 году убили беременную жену, потому что она якобы «Аллаху Акбар!» кричала, стреляя из автомата в милиционеров. Не было никакой стрельбы! Она просто вышла утром на крыльцо», – заявил пресс­секретарь. «Вы рассказываете так, как будто сами находились в этом месте», – возразил Кострову сидящий рядом замминистра ВД РДАбдурашид Магомедов, которому, видимо, не по душе была критика милиционеров. «А зачем мне там быть?! Это ведь уголовное дело, которое рассматривал ВС РД, и приговор вынесен. А как же вы думали? Более того, ВС РД вынес по этому поводу два частных определения о наличии признаков состава преступления в действиях сотрудников милиции, поскольку эксперт указал, что автомат вообще не стрелял. Однако ответы на эти частные определения не были получены»,заявил Костров. Сулейманов попросил Кострова задать свой вопрос, однако пресс­секретарь возразил ему: «Какие тут могут быть вопросы ещё, когда убили женщину? Милиционер должен ответить! Россия занимает первое место по количеству обращений в Европейский суд по правам человека! И мы не должны исходить из того, как общественность посмотрит на оправдательные приговоры. Нельзя забывать про презумпцию невиновности. Вот это дело, про которое я говорил, уже принято к рассмотрению в ЕСПЧ. И как вы думаете? Если суд примет решение в пользу Байсултанова, что будет с авторитетом нашего государства? Поэтому какие могут быть совместные с прокуратурой совещания? Суд – это отдельная власть, и она ни с кем не должна совещаться для того, чтобы выносить «правильные», с точки зрения прокуратуры, решения. Или приведу другой пример: когда я защищал в мировом суде человека, вина которого была лишь в том, что избивавших его милиционеров он называл ментами. Видимо, это самое оскорбительное слово… И один в этом деле – потерпевший, а другой – свидетель. Добиться своего мне удалось лишь в Президиуме ВС РД. После этого я понял, что судебная система это, извините, своего рода…. не синоним, так сказать, правосудия. Вот что я хотел сказать!» – закончил свою речь Костров.Сидящие в зале судьи стали дружно аплодировать, выражая своё согласие со сказанным.
 
Небрежные судьи
 
Выступивший потом судья Ленинского суда Махачкалы Шарапутдин Гаджиев предложил внести изменения в законодательство, которые, на его взгляд, позволят существенно оптимизировать деятельность районных судов. Так, одной из ключевых его идей стало распределение дел на уголовные и гражданские, чтобы, например, один судья постоянно рассматривал трудовые и жилищные споры, а другой – наследственные и земельные. Узкая специализация судей, по его мнению, улучшит качество рассмотрения дел. В этом предложении есть рациональное зерно: из­за перегруженности делами у судей часто нет времени на углублённое изучение законодательства, вследствие чего отменяется чуть ли не каждое второе решение.
«Я как член Квалификационной коллегии хочу сказать, что судьями допускается очень много нарушений: это игнорирование норм материального и процессуального права, грубое отношение к участникам процесса, небрежность. В этой связи я хотел бы процитировать слова, сказанные президентом страны на 7 съезде судей РФ: «По состоянию судебной системы можно судить о способности государства защищать своих граждан». Президент России дал нам понять, что дальше мы не будем раздувать штаты и повышать заработную плату: нет возможности. Надо искать внутренние резервы и повышать эффективность труда»,отметил Гаджиев.
Судья поднял также вопрос о стабильности судебных решений и кассационного порядка рассмотрения дел. «В последнее время судьями в ВС РД становятся те, кто не имеют опыта работы в нижестоящих судах. Думаю, что штат судей ВС РД нужно формировать из числа грамотных, опытных, которые зарекомендовали себя с положительной стороны, как это и происходит в других субъектах России»,заявил Гаджиев.
Сулейманов согласился с судьёй, и тут же предложил ему перейти в ВС РД. После этого выступили председатели Хасавюртовского городского суда Омар Омаров и председатель Буйнакского городского суда Абдул Магомедов. Они рассказали о работе своих судов. На этом съезд завершился, и Сулейманов предложил судьям после обеденного перерыва обсудить интересующие вопросы в здании ВС РД. Видимо, в судейском корпусе есть проблемы, которые нецелесообразно обсуждать с участием СМИ.
Номер газеты

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
Отправить на Яндекс (ТОЛЬКО для "Лента новостей", ЕСЛИ событие УЖЕ произошло)
Выкл