[ Аудиозапись. Суд по газете «Черновик» ]

Дата: 
16 апр 2010
Номер газеты: 

12 февраля 2010 г. состоялся судебный процесс по обвинению пятерых журналистов газеты «Черновик» в разжигании экстремизма, выражающегося, по мнению следствия, в разжигании ненависти по отношению к представителям правоохранительных органов.

На заседании были заслушаны свидетели обвинения: журналист газеты Тимур Магомаев и эксперт Экспертно-криминалистического центра при УВД по Краснодарскому краю Сергей Федяев, вынесший экспертное заключение о наличии в публикациях «ЧК» признаков экстремизма.    

Скачать запись full_record_2h_56m_41mb_32kbit-s.mp3

Перейти к связанной статье: Эксперт «под погонами»

 

Скачать запись Суд ЧК 09.03.2010 г. показания сотрудников МВД РД
Скачать запись Суд ЧК 12.03.2010 г. показания Байсултанова М. Набиева И.
Скачать запись Суд ЧК 12.03.2010 г. показания Байсултанова Г. продолжение
Скачать запись Суд ЧК 15.03.2010 г. показания свидетелей Хайбулаева Р. Зубайруева З. Кострова Г.


 

Стенограмма
 
судебного процесса по уголовному делу № 96821. Подсудимые журналисты газеты «Черновик»: Артур Мамаев, Магомед Магомедов, Тимур Мустафаев, главный редактор Надира Исаева, юрист ООО «Свобода Слова» (учредителя газеты «Черновик») Биякай Магомедов.
Всем подсудимым предъявлено обвинение по ч.1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти и вражды в отношении социальной группы по профессиональным признакам – сотрудникам милиции). В отношении Исаевой Надиры по ч. 2 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти и вражды в отношении социальной группы по профессиональным признакам – сотрудникам милиции организованное группой лиц, с использованием своего служебного положения). Уголовное дело возбуждено 31 июля 2008 г.
Следствие проводил следователь по особо важным делам СУ СК при прокуратуре РФ по Республике Дагестан Максим Мирзабалаев (сын заместителя руководителя СУ СК при прокуратуре РФ по РД Мирзабалы Мирзабалаева).
 
Статья 282 УК РФ. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, -
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.
2. Те же деяния, совершенные:
а) с применением насилия или с угрозой его применения;
б) лицом с использованием своего служебного положения;
в) организованной группой, -
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.
 
Для сведения: законодатель определил в диспозиции статьи 282 УК РФ 6 социальных групп:
  1. По признаку пола.
  2. По признаку расы.
  3. По признаку национальности.
  4. По признаку языка.
  5. По признаку происхождения.
  6. По признаку отношения к религии.
 
Как видно, законодатель не установил уголовную ответственность по признаку «профессиональной принадлежности – как сотрудники милиции».
Тем не менее, прокуратура Республики Дагестан предъявила обвинение по основаниям, которые не предусмотрены в УК РФ, добавив в диспозицию этой нормы, ещё одну социальную группу как – «милиционеры».
 
Ленинский районный суд г. Махачкалы.
Председательствующий судья Шарапутдин Гаджиев.
Гособвинитель – прокурор отдела прокуратуры Республики Дагестан Арслан Абакаров.
 
12 марта 2010 г.
 
Суд. Разъясняется право отвода. Есть отводы гособвинителью?
Защита. Нет.
Суд. Подсудимые?
Подсудимые. Нет.
Суд. Мы откладывали дело в связи с неявкой свидетелей Тимура Магомаева и эксперта психолога Сергея Шипшина.
Гособвинитель. Эксперт-лингвист Федяев вот-вот будет, Шипшин болеет, он даже ехать отказывается.
Биякай Магомедов. Свидетель Магомаев тоже пришел.
Суд. Хорошо, мы его пригласим. Свидетель Магомаев назовите суду ваши Ф.И.О. и адрес. Вы предупреждаетесь об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, вы обязаны говорить правду.
Суд. Что можете сказать по данному делу? Что вам известно? Какие отношения с подсудимыми, сначала скажите?
Тимур Магомаев. Дружеские.
Суд. Где вы работаете?
Тимур Магомаев. На данный момент я не работаю.
Суд. Кем работали тогда?
Тимур Магомаев. Я работал редактором отдела экономики и права еженедельника «Черновик».
Гособвинитель. Вы помните, Магомаев, как были допрошены на предварительном следствии по данному делу?
Тимур Магомаев. Да.
Гособвинитель. Помните данные вами показания?
Тимур Магомаев. Давно было уже, не помню.
Гособвинитель. Расскажите о порядке публикации статей в газете.
Тимур Магомаев. В пятницу обсуждается план на следующий номер. Кто, какие будет публикации подготавливать. В течение недели журналист подготавливает публикации, сдает главному редактору. Он его одобряет или нет. Если одобряет, дальше идет верстка и публикация.
Гособвинитель. Вы собственноручно или в электронном виде передавали?
Тимур Магомаев. В электронном виде.
Гособвинитель. Если у главного редактора появлялись замечания к статьям, какой порядок был в дальнейшем: пускать статью в публикацию или нет? Расскажите поподробнее и конкретно.
Тимур Магомаев. Если какие–либо замечания у главного редактора были, то он указывал журналисту на те нарушения или что там неправильно написано. Эти замечания учитывались и, потом статья сдавалась повторно.
Гособвинитель. Решение допускать эту статью или нет, кто принимал?
Тимур Магомаев. Главный редактор.
Гособвинитель. После того как принято решение пускать статью в печать, еще какую проверку проходила статья.
Тимур Магомаев. Корректора проверяли ее на наличие стилистических ошибок.
Гособвинитель. Понятно. Значит, ни один журналист пока статью не проверил главный редактор, не мог опубликовать статью, правильно?
Тимур Магомаев. Да, правильно. В любой газете так происходит.
Гособвинитель. Ответственность какую у вас за свою статью несёт журналист? Если прошла неверная информация. Главный редактор несет ответственность?
Тимур Магомаев. Внутри редакции?
Гособвинитель. Вообще, какая-то процедура есть у вас там?
Тимур Магомаев. Если прошла неверная информация, это правоохранительные органы должны смотреть. Если информация неверная, то мы даем опровержение. Опровержение дается, если в суде доказано, что информация не соответствует действительности.
Гособвинитель. Лично у вас были такие случаи, когда вы подготовили статью, и главный редактор не допускал ее к публикации? Именно свое мнение…
Тимур Магомаев. За 2,5 года моей работы были какие-то статьи не допущены. Я сейчас не помню.
Гособвинитель. Корректировали часто?
Тимур Магомаев: Корректировать - процесс работы.
Гособвинитель. Корректировать, я не имею в виду орфографию и стилистику, а мнение журналиста корректировалось?
Тимур Магомаев. Нечасто. Если наши мнения не совпадают, я могу настаивать на своем мнении.
Гособвинитель. Если ваше мнение не совпадает с главным редактором, статья могла не выйти?
Тимур Магомаев. Нет, если моё мнение отличается от мнения главного редактора, я могу настаивать.
Гособвинитель. Ответьте конкретнее, были случаи снятия ваших статей из-за несовпадения мнений с главным редактором?
Тимур Магомаев. Да, были.
Магомед Магомедов. Тимур, расскажи про процедуру в редакции, когда мнение автора и главного редактора не совпадают? Эта процедура даст ясный ответ механизма принятия решений.
Суд. А вы знаете, что он ответит?
Магомед Магомедов. Я знаю. Другого ответа тут нет потому что.
Тимур Магомаев. Если мнение автора статьи и главного редактора не совпадают, то автор статьи может созвать редакционную коллегию. Коллегиальным решением принимается, идёт статья в печать или нет. Вне зависимости от мнения главного редактора и от мнения учредителя, если оно не совпадает с мнением автора.
Магомед Магомедов. Само решение как принимается?
Тимур Магомаев. Голосованием, большинством голосов.
Гособвинитель. В тех случаях, когда ваши статьи были не допущены, вы эти вопросы ставили перед журналистами у себя? Или вы не настаивали на этом?
Тимур Магомаев. Когда я был уверен в своём мнении, я настаивал.
Гособвинитель. Были такие случаи, когда главный редактор не был согласен с вами, а вы настаивали и выносили на коллегию - и статья публиковалась?
Тимур Магомаев. Да, такие случаи были.
Гособвинитель. А были случаи, как вы сказали, что вы соглашались с мнением главного редактора…
Тимур Магомаев. Да, если я не согласен, я не подстраивался.
Биякай Магомедов. Ваша честь, я протестую, речь в обвинительном заключении не идёт о статьях Магомаева, здесь механизм обсуждать не имеет смысла.
Суд. Обвинитель, это вы спрашиваете для проведения каких то аналогий?
Гособвинитель. Хочу знать какая процедура там у них существовала. По показаниям его на предварительном следствии я вижу, что он допрошен именно по процедуре, как у них идут в печать статьи. У меня нет больше вопросов.
Суд. Защита задавайте вопросы.
Адвокат Сулейман Азуев. Скажите, в новой публикации той или иной статьи, материал который вы черпаете, откуда он: из официальных источников, из публикаций каких-то, сводки МВД, прокуратуры, откуда вы материал черпаете?
Тимур Магомаев. В основном, конечно, из официальных источников. И из сводок, из непосредственных бесед с участниками событий.
Адвокат Сулейман Азуев. Вот, в частности, при подготовке публикаций этих вы руководствовались какими- либо документальными сведениями, которые вышли к примеру из недр МВД?
Тимур Магомаев. Да, руководствовались.
Гособвинитель. Вы сказали, что работали в отделе экономики..(Адвокат Сулейман Азуев перебивает его.)
Адвокат Сулейман Азуев. Ваша честь, мы не перебивали обвинителя…
Суд. Обвинитель, дайте возможность защите допросить свидетеля.
Адвокат Абдул Магомедов. Публикуемую газету вы читали? Если да, то содержание этих статей, по которым предъявлено обвинение, знаете?
Тимур Магомаев. Да.
Адвокат Абдул Магомедов. В указанных статьях есть призывы к изменению или свержению общественного или государственного строя?
Гособвинитель. Ваша честь, вопрос прошу снять, свидетель не специалист и не эксперт.
Суд. Вы в какой области специалист?
Тимур Магомаев. Экономика и право.
Адвокат Абдул Магомедов. То, что я перечислял, вы в этих статьях, прочитав, заметили или нет?
Тимур Магомаев. Нет. Я этого не заметил.
Адвокат Абдул Магомедов. В процессе подготовки или публикации указанных статей кто-либо, из имеющих отношение к газете, выражал сомнение, что там есть призывы или унижается достоинство иным образом на предмет того, что они противоправны. Если да, то что предлагалось сделать?
Тимур Магомаев. Я больше чем уверен, что призывов в этих статьях нет.
Адвокат Абдул Магомедов. Одновременно с этими статьями, которые критиковали противоправные действия, были аналогичные статьи с противоположным характером, где работники правоохранительных органов хвалились?
Гособвинитель. Ваша честь, какое отношение имеет свидетель к этим статьям?
Суд. Отклоняется возражение, защита задавайте вопросы.
Биякай Магомедов. Редакция публиковала статьи, где правоохранительные органы характеризовались положительно? Были такие публикации?
Тимур Магомаев. Да.
Адвокат Абдул Магомедов. В целом информация в совокупности со всеми публикациями, выходившими в еженедельнике, в целом носила объективный характер или негативный характер, имела ли обвинительный уклон в отношении работников правоохранительных органов?
Тимур Магомаев. В публикациях не было одностороннего обвинительного характера, хотя там была критика.
Адвокат Абдул Магомедов. Были случаи, когда учредитель или главный редактор заказывали статьи, чтобы очернить правоохранительные органы или какую-либо социальную группу по любым основаниям?
Тимур Магомаев. Нет.
Адвокат Абдул Магомедов. При публикации статей в газете, кроме установленных законом и в уставе, преследовались иные цели?
Тимур Магомаев. Нет.
Магомед Магомедов. Расскажи, Тимур, какая у нас в редакции существует практика и процедура, если у редколлегии возникают сомнения в статьях.Что может быть противоречащая закону и действительности или носящая признаки экстремизма информация?
Тимур Магомаев. Если есть сомнения, статьи проверяются, в том числе и юристом.
Суд: Какие у вас должностные обязанности как редактора отдела экономики и права?
Тимур Магомаев. Руководство корреспондентами моего отдела, подготовка статей моего отдела.
Суд: Среди подсудимых есть корреспондент вашего отдела?
Тимур Магомаев. Нет.
Суд. Вы являетесь свидетелем по подтверждению процедуры публикации статей в газете. К тем статьям, по которым подсудимые проходят, вы отношение имеете?
Тимур Магомаев. Нет.
Суд. Есть противоречия по показаниям, данным вами на предварительном следствии и в суде. Вам необходимо объяснить. Лист дела 38-42, том 3 «В случае, если у главного редактора есть замечания к содержанию статей, она об этом сообщает автору и тот исправляет ошибки».
Тимур Магомаев. Да.
Суд. А вы сказали, что если есть разногласия, то они выносятся на редколлегию.
Тимур Магомаев. Да, если ли статьи нуждаются в коллегиальном решении, тогда именно коллегиально решается, если они мелкого характера то нет. Если моё мнение расходится с главным редактором, то выносится на коллегию.
Суд. То есть, если автор не согласен с замечаниями главного редактора, тогда выносится на коллегию? Вы сейчас имеете в виду, что касается вашего отдела?
Тимур Магомаев. Это общего характера процедура.
Суд. В случае согласия устраняет автор, а если нет, то выносится на коллегию?
Тимур Магомаев. Да.
Суд. «При желании главный редактор может не допустить статью»- такое есть ещё в ваших показаниях.
Тимур Магомаев. Да.
Суд. А как с решением редколлегии?
Тимур Магомаев. Если редколлегия голосует, чтобы она шла, то она идёт, вне зависимости от мнения главного редактора статья идет.
Суд. А как быть с вашими показаниями на предварительном следствии: «Иногда бывает, что главный редактор по каким-либо причинам принимает решение не допустить статью».
Тимур Магомаев. Я исходил при ответах на вопросы, заданные мне следователем.
Суд. Теперь ответьте на вопрос: «Может ли главный редактор, минуя решение редколлегии, допустить статью к публикации?
Тимур Магомаев. Нет, не может.
Суд. Он должен вынести вопрос на обсуждение в редколлегию?
Тимур Магомаев. Если мое мнение противоречит мнению главного редактора, то он может вынести, если автор согласится, то не может. Здесь дело в корректировке статьи.
Суд. Не допускать - это право главного редактора?
Тимур Магомаев. В принципе, да, если, например, неверная информация в статье, она может не допускать статью; если я согласен, то зачем мне выносить его на редколлегию?
Суд:  Под главным редактором, кого вы имеете в виду?
Тимур Магомаев. Надиру Исаеву.
Суд: То есть, вы руководствовались порядком, установленным Законом о СМИ вы действовали, что если статья не соответствует действительности, то главный редактор может не допустить к публикации. То есть статьи, не соответствующие действительности, они, что опубликованы по воле главного редактора?
Тимур Магомаев. Конечное решение главный редактор принимает.
Артур Мамаев. На редколлегию выносятся разногласия по мнению или факты? Разногласия возникают из-за мнений или фактов?
Тимур Магомаев. Факты. Каждый корреспондент имеет своё мнение.
Суд: В фактах противоречия в природе не может быть. Два одинаковых факта не бывает, факт не может противоречить, есть суждение о факте.
Тимур Магомаев. Люди по-разному воспринимают факты. Для кого-то определённый факт является фактом. А для моего собеседника он может и не быть фактом, он по-другому на него смотрит.
Тимур Мустафаев. О подаче факта, вы описание имели в виду, столкновение интересов?
Суд: Вы наводящий вопрос задаёте.
Тимур Мустафаев. На редколлегию выносится вопрос о факте или по описанию факта?
Тимур Магомаев. По описанию факта возникают разногласия
Суд: По описанию факта решение принимает главный редактор?
Тимур Магомаев. Не совсем. Описание это решение автора.
Биякай Магомедов: У меня есть вопрос, который устранит все недоразумения. Вот среди этих мнений: какие были основные противоречия в стилистике, грамматике и т. д.? Из-за чего возвращались материалы автору?
Суд. Давайте немного сузим вопрос. По статьям, которые перечисляются в обвинительном заключении.
Гособвинитель. Магомаев, вы имели отношение к подготовке этих статей?
Тимур Магомаев. Нет.
Гособвинитель. Если он не имел отношение к этим статьям, то какой смысл задавать ему вопросы. Скажите, когда и за что вы уволились?
Тимур Магомаев. На этой неделе, по собственному желанию.
Адвокат Абдул Магомедов. Возникают противоречия по содержательной части статей. Зарубает главный редактор-автор имеет право лоббировать свою позицию путём обращения в редколлегию?
Тимур Магомаев. Да.
В этот момент в зал вошёл эксперт Федяев С., которой дал заключение эксперта по данному уголовному делу.
Биякай Магомедов. Ваша честь мы хотим заявить ходатайство о проведении фотосъёмки, так как процесс имеет общественное значение.
Суд. Надо узнать мнение других участников процесса.
Приглашается свидетель Федяев С.М.
Суд удостоверяет личность свидетеля, разъясняются процессуальные права и обязанности, предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.
Суд. Расскажите, что вам известно.
Сергей Федяев. В 2008 г. мне было назначено изначально сотрудником УФСБ по РД проведение исследований нескольких газет, по которым я дал справки об исследовании. После дачи справок в сентябре 2008г. мною было вынесено 2 постановления о назначении и проведении судебно-лингвистической экспертизы. По результатам были вынесены два заключения эксперта.
Суд. Гособвинитель, какие вопросы?
Гособвинитель. Вы дали два заключения лингвистической экспертизы. Согласно закона, при проведении экспертизы, каждый эксперт обязан иметь право проведения экспертиз. Вы имеете право на проведение этих экспертиз?
Сергей Федяев. Да, эксперт обязан иметь право самостоятельного производства судебно-лингвистической экспертизы; экспертизы мною проведены в 2008 г., решением Центра экзаменационной квалификационной экспертизы МВД; 8 июня 2006 г. мне было дано право сроком на 5 лет проведения судебных экспертиз, то есть мой допуск действующий.
Биякай Магомедов. Ходатайствуем о фотосъёмке.
Гособвинитель. Я возражаю.
Биякай Магомедов. Дело в том, что мы не хотим очернить кого-то. Мнение Федяева хотели бы узнать.
Сергей Федяев: Я не хотел бы фотосъёмок, так как я работник органов. Я под погонами.
Предоставляется на осмотр квалификационное свидетельство Федяева на право проведения самостоятельных судебно-лингвистических экспертиз.
Гособвинитель. В результате ваших экспертиз было установлено, что в ряде публикаций содержатся сведения, направленные на формирование негативного представления о правоохранительных органах как социальной группе. Расскажите о выводах, сделанных вами - по каким статьям, по каким газетам.
Сергей Федяев. Мною в двух заключениях, Первое заключение мною было дано за номером 45/33:линг от 4 .09.2008 г. и второе заключение № 45/ 34-линг от 4.11.2008 г, в первом заключении даны следующие выводы: что в текстах статей газеты «ЧК» № 4 от 25 января 2008 г., в статье « Всем выйти из сумрака»  имеются высказывание, направленные на формирование и подкрепление общественного стереотипа негативного общественного мнения. Также в газете № 25 от 20 июня 2008 г. в статье «У каждой республики
свои проблемы» имеются высказывания направленные на межнациональную рознь. В № 27 от 4 июня 2008 «Особо не опасны» имеются высказывания, возбуждающие и разжигающие социальную рознь, направленные на формирование и подкрепление отрицательного образа правоохранительных органов как социальной группы. Я думаю, будут вопросы, я готов ответить. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива – это утверждение в превышении сотрудниками правоохранительных органов, как социальной группы, своих должностных полномочий и совершении преступлений, в данном случае мошенничества. В №27 от 24 июня 2008 г. в статье «Террористы № 1» имеются высказывания, разжигающие межнациональную вражду и рознь между Москвой и москвичами, между русскими и «чёрными», «ченчиками», то есть лицами кавказской национальности, в независимости от их религиозного и социального положения. «Вахи» они или «менты» какая разница, я здесь привожу цитату. Слово «мент» является разговорно-сниженным наименованием милиционера, следовательно, имеет негативную коннотацию. 
Что отражено в Большом энциклопедическом словаре. В данном случае можно сказать, что имеет место негативное, уничижительная оценка лиц, объединённых по своим профессиональным признакам, то есть сотрудников милиции. В номере 27 от 4 июня 2008 г. в статье «Нужны роботы в погонах» имеются высказывания направленные на формирование негативного общественного стереотипа, отрицательного образа правоохранительных органов как социальной группы, использующих свое служебное положение в противоправных целях. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива-утверждение в превышении, то есть в злоупотреблении сотрудниками правоохранительных органов, как социальной группы, по их профессиональным признакам, своих должностных полномочий и совершении преступлений, выраженных в истязании, побоях и тому подобное. В текстах статей, опубликованных в газете «Черновик» (все эти номера перечисляются) не содержится по смысловому пониманию высказываний, являющихся призывами к осуществлению экстремистской деятельности, совершению актов терроризма, убийств, иных тяжких преступлений, не содержится с точки зрения лингвистического анализа. Я хочу дать пояснения: с точки зрения лингвистики, я давал заключение  как лингвист. Поэтому у меня расхождения в данном случае с экспертом–психологом. Третий вопрос – данный вопрос является психологическим, разрешение которого не входит в компетенцию эксперта-лингвиста, а также не связано с его специальными познаниями, я указал, что это прерогатива эксперта – психолога. И то, что следователями СК мне был поставлен вопрос, я дал разъяснение, что действующими приказами МВД РФ, на основании которых мы производим как эксперты системы МВД, судебные экспертизы. Эксперты- психологи не предусмотрены в штатной численности и в номенклатуре специальностей, предусмотренных 511-м приказом. 21 приказом МВД РФ от 2005 г. судебно – экспертная специальность «психолог» отсутствует. В данном случае эксперты МВД РФ проводят только лингвистическую экспертизу. То, что касается заключений № 45/34 в первом выводе в тексте статей в газете «Черновик» в № 9 от 29.02.08 г. в статье « В защиту справедливости» имеются высказывания, разжигающие социальную вражду. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива - утверждение, что в Дагестане милиционеры, как социальная группа по своим профессиональным признакам и должностным полномочиям, одновременно являются террористами. В «Черновике» № 9 от 29 февраля 2008 г. - я привожу конкретно пример: «.. И на первый взгляд как будто не видна, и на второй, и на третий…» - имеются высказывания, возбуждающие социальную вражду. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива- утверждение, что в Дагестане милиционеры, как социальная группа по своим профессиональным признакам и должностным полномочиям, одновременно являются террористами. Высказывания направлены на унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социально-профессиональной группе. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива - уничижение сотрудников милиции, как профессиональной группы по профессиональным признакам как сотрудников милиции. В «Черновике» № 28 от 11 июля 2008 г. в статье «Позвольте не верить» имеются высказывания, косвенно возбуждающие социальную рознь и социальную вражду. Высказывания, направленные на унижение достоинства группы лиц по их профессиональным и социальным признакам. Семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива - уничижение сотрудников, социальной группы по их профессиональным признакам, сотрудников правоохранительных органов. «Безумных генералов». Высказывание, по своему смысловому пониманию являющееся косвенным призывом к осуществлению экстремистских действий. «Протестному электорату остаётся только один путь-путь вооруженной борьбы с существующими порядками в республике и в стране. В «Черновике» № 31 от 1 августа 2008 г. в статье «Идеология Х»  имеются высказывания, направленные на формирование и подкрепление негативного общественного стереотипа отрицательного образа правоохранительных органов. Как социальной группы, по их профессиональным признакам, использующих свою служебную деятельность в противоправных целях. Возбуждение и разжигание социальной розни здесь присутствует. Также семантико-дефинитивный мотив коннотации негатива - утверждение в превышении, то есть в злоупотреблении правоохранительных органов своим служебным положением и должностным и полномочиями. Второй вывод: в тексте статьи, опубликованной в газете «Черновик» № 28 от 11 июня 2008 г. в статье «Позвольте не верить» имеются высказывания, по своему смысловому пониманию являющиеся косвенным призывом к осуществлению экстремистских действий «Протестному электорату остаётся только один путь-путь вооружённой борьбы с существующими порядками в республике и в стране». И третий вопрос, также, как и в предыдущем заключении, он не входит в компетенцию специалиста – лингвиста. Данная прерогатива только судебного эксперта-психолога. А судебно-психологические экспертизы в системе МВД РФ не проводятся, так как отсутствует экспертная специальность судебно-психологической экспертизы.
Суд. Есть вопросы у гособвинителя?
Гособвинитель. Да, ещё… (Биякай Магомедов прерывает его)
Биякай Магомедов. Ваша честь, в зале находится следователь по особо важным делам Мирзабалаев, как следователь, ведущий это уголовное дело. Его присутствие нежелательно. Он может повлиять на Федяева, прошу удалить его из зала заседания.
Следователь Мирзабалаев самостоятельно удаляется из зала.
Гособвинитель. Расскажите ещё суду что понимается под социальной враждой? Критикой? Под приписыванием?
Сергей Федяев. Все более подробно расписано мной в теоретической части, но как государственным экспертом. Разумеется, мы придерживаемся при производстве конкретного вида экспертиз, в данном случае речь идёт о судебно-лингвистической экспертизе- мы придерживаемся методики производства экспертиз, которая утверждена научно-методическим Советом МВД РФ совместно с научно-методическим Советом ФСБ РФ. Называется она Типовая методика судебно-лингвистической экспертизы под редакцией кандидата юридических наук Стратуса, опубликована в 2008 году и содержит 40 страниц. В данном случае я руководствовался при проведении экспертизы данной методикой. Данная методика является ведомственной. Опубликована она под грифом «ДСП», соответственно она не имеет распространения в библиотеках. Она ведомственной распространяется в подразделениях системы МВД РФ, ФСБ РФ и по регионам РФ. Данная методика даже не распространена в Минюсте. Далее я опирался также на ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Существует также брошюра, которая выпущена коллективом под руководством Верховского, «Язык мой-проблема этнической, религиозной нетерпимости», на положения которой я также опирался в производстве лингвистического исследования. И соответственно одной из основных и рекомендованных рецензентами методики. Автором, которой является академик РАН А.Н. Баранов, опубликовавший монографию «Лингвистическая экспертиза текста», которая также рекомендована к производству при проведении судебно-лингвистических экспертиз. Я опирался именно на данную литературу, в которой трактуются данные понятия. Под призывом к возбуждению национальной, расовой вражды и розни я понимаю так: определение национальной и расовой группы как враждебной. Отнесение социально-экономических бед с деятельностью какой-то национальной группы. Указание на историческую враждебность между национальными и расовыми группами. Признание каких-либо из негативных качеств и аморальности национально-расовым группам, иными словами распространение материалов, которые приписывают национальной, расовой либо социальной группе негативные и осуждаемые обществом свойства в качестве характерных. Также я опираюсь на мнение уважаемого мною учителя Е.И. Галяшиной, члена гильдии лингвистов, академика РАЕН РФ…
Адвокат Сулейман Азуев. Ваша честь, я возражаю, свидетель явно отклоняется от темы, эта информация свидетеля не имеет отношения к рассматриваемому делу. Пусть по существу отвечает на поставленные вопросы.
Гособвинитель. Свидетель, вы подтверждаете полностью данные вами заключения?
Сергей Федяев. Да, полностью подтверждаю.
Гособвинитель. Вот я хочу дать вам на обозрение другие экспертные заключения, приобщённые к материалам уголовного дела по ходатайству защиты. Не знаю, есть ли у них право проводить экспертизы или нет, не знаю, вот экспертиза № 107, проведенная Ростовским региональным центром «Право и СМИ», проведённая по поручению адвоката Саида Ибрагимова. Я хочу показать вам на обозрение эти заключения, что вы можете сказать по этим заключениям? Эти эксперты опровергают то, что вы дали в своих заключениях.
Сергей Федяев. Судебно-психологическая экспертиза-это не моя компетенция, это компетенция судебного эксперта-психолога, поэтому как не специалист я ничего не могу пояснить по судебно-психологической экспертизе, это не входит в мои специальные познания. А судебно-лингвистическая… По Целиковскому я ничего вам не смогу пояснить: это не моя специальность.
Суд. Вы дали заключение и справку эксперта?
Сергей Федяев. Я дал справку и два заключения эксперта. Первоначально мною была дана справка эксперта, затем заключение.
Суд. Если в этом заключении есть какие то неясности, эксперт обязан разъяснить, задавайте вопросы. Какие-то неясности есть в этих заключениях?
Гособвинитель. Этот эксперт давал оба заключения, они в письменном виде даны. Ваша честь, здесь есть в материалах уголовного дела другие экспертные заключения?
Суд. Обвинитель, задайте вопрос.
Гособвинитель. Я задаю вопрос: что может сказать свидетель по тем экспертизам, которые приобщены к уголовному делу по ходатайству защиты?
Суд. А что он должен сказать? Вы вопрос ему задайте.
Гособвинитель. Они везде отрицательно отвечают, другие эксперты: нет, нет и нет.
Суд. Он не может за других ответить.
Гособвинитель. Я ответить не прошу, хочу узнать его мнение об этих экспертизах.
Суд:  Вы хотите, чтобы Федяев ревизировал заключения других экспертов?
Гособвинитель. Нет, не ревизировал чтобы. Там они дают противоположные заключения.
Суд. Вы хотели спросить: почему они дали противоположные заключения?
Гособвинитель. Нет, я хотел спросить, что он может сказать об этих экспертизах?
Адвокат Сулейман Азуев. Эти экспертизы проводились месяцами, он, что может за пять минут сказать о них?
Гособвинитель. Нет, зачем за пять минут, я на своё усмотрение выберу из этих экспертиз…
Суд. Вы задайте вопрос: почему на этот же вопрос по-другому ответил данный эксперт?
Гособвинитель. Например, ваша честь, я задаю вопрос такой: заключение № 107 экспертиза была начата 01 апреля 2009 г. закончена 06 апреля 2009г. Возможно ли за пять дней проведение такой экспертизы?
Сергей Федяев. Как показывает практика, судебно-лингвистическая экспертиза проводится от 15 дней и более. Потому что объем материалов очень большой, это экспертиза, не справка. Справка обычно делается от 3 до 5 дней. А экспертиза от 15 дней и более. Лингвистическая экспертиза одна из объёмных видов экспертиз.
Гособвинитель. Вы сказали, что вы государственный эксперт, а эти экспертизы проводились гражданскими специалистами. Есть ли у нас принятый закон о гражданской экспертизе?
Сергей Федяев. В настоящее время принят ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности», Федеральный закон « О негосударственной судебно-экспертной деятельности» находится на первом чтении в Государственной Думе, в настоящее время он не принят и не существует.
Гособвинитель. Вот эта экспертиза подписана Синеок Анжелой, по специальности она указала, что она журналист. Журналист на журналиста дает вот такую справку. Возможно ли такое?
Сергей Федяев. Так как она является кандидатом филологических наук, она имеет право, но судебно-лингвистическая экспертиза, она требует лингвистического образования, вот сейчас просмотрев данную страницу этой экспертизы, я не обнаружил в соответствии с п. 4 ч. 1 статьи 204 УПК РФ эксперт обязан дать информацию о своем высшем профессиональном образовании, к сожалению, я здесь не обнаружил таких данных: наличие у экспертов высшего профессионального образования. Здесь только указание на учёные звания. При производстве данных экспертиз учёная степень, она позволяет делать экспертизы. Но должно быть ещё указано образование. Образование соответственно должно быть филологическое
Гособвинитель. Ну, теперь мы не будем задавать свидетелю вопросы по тем выводам, которые сделали совершенно другие эксперты, не установили, являются ли они экспертами или нет. Пока у меня нет вопросов.
Адвокат Азуев. Скажите, экспертное учреждение, в котором вы работаете, в чьём подчинении находится?
Сергей Федяев. Все экспертные учреждения подчиняются Центральному аппарату Министерства внутренних дел РФ.
Адвокат Азуев. Заработную плату вы получаете как сотрудник МВД РФ?
Сергей Федяев. Да.
Суд. Звание какое у вас?
Сергей Федяев. Я подполковник милиции.
Адвокат Азуев. Могли ли быть вы объективными и беспристрастными при проведении экспертизы, когда потерпевшей стороной является сама система МВД?
Сергей Федяев. Дело в том, что в УПК и в ФЗ «О государственной экспертной деятельности» не сказано о запрете на назначение…
Адвокат Азуев. Я у вас не это спрашиваю. Вы могли быть беспристрастными и объективными? Да или нет?
Сергей Федяев. Да.
Адвокат Азуев. Тогда другой вопрос. Вам был представлен определенный материал для исследования, этот материал был полный или неполный?
Сергей Федяев. Дело в том, что, назначая проведение экспертизы, следователь   обозначает пределы. То есть, какая газета, какой номер, какая статья. Мне, как судебному эксперту, были обозначены пределы. Какие вопросы мне поставлены, на те я и ответил.
Суд. Скажите, вы исследовали полный текст всех статей?
Сергей Федяев. Да.
Адвокат Сулейман Азуев. Вы в ходе своих показаний сказали, что сведения, которые были изложены в тех статьях, если они соответствуют действительности, не составляют состава преступления.
Сергей Федяев. Установление соответствия фактов действительности – это юридический вопрос, он в мою компетенцию не входит.
Адвокат Азуев. Вы говорите, что под критикой следует понимать сведения, подтверждённые и соответствующие действительности, а неподтверждённые, они направлены на разжигание негативного образа сотрудников правоохранительных органов. Скажите, в вашем распоряжении имелись ли какие-либо данные, какие- то справки или отчёты о том, сколько за указанный период совершено преступлений работниками правоохранительных органов, сколько работников привлекалось к уголовной ответственности и почему вы пришли к такому выводу, что эти сведения не соответствуют действительности?
Сергей Федяев. Во-первых, мне такие сведения не предоставлялись…
Адвокат Азуев. Пожалуйста, ответьте: были в вашем распоряжении такие сведения, материалы или нет?
Сергей Федяев. В данных материалах мне не предоставлялись.
Адвокат Азуев. Теперь у меня следующий вопрос. В ходе допроса вы сказали, что не обладаете навыками психолога. Является экспертиза, проведённая вами, без учета познаний психолога, полной и объёмной? Коротко ответьте на этот вопрос.
Сергей Федяев. Ваша честь, как показывает судебная практика, данная экспертиза вообще является комплексной. В соответствии с методикой проведения экспертизы и указаниями Генпрокуратуры, данная экспертиза должна проводиться комплексно, двумя специалистами: экспертом-психологом и экспертом-лингвистом. В данном случае, так как в системе МВД не была назначена судебно-психологическая экспертиза, данная экспертиза была назначена, на сайте «Черновика» имеется эта экспертиза. В Южном федеральном центре экспертизы экспертом Шипшиным Сергеем Михайловичем. Данная экспертиза является полной. И хотя была проведена раздельно, но был дан лингвистический вывод, был дан психологический вывод. Поэтому обстоятельства были исследованы полностью.
Адвокат Сулейман Азуев. Тогда вопрос такой. Скажите, лингвистический вывод предшествовал психологическому?
Сергей Федяев. Первоначально экспертизу делал я. Данные психологической экспертизы сделаны позже.
Надира Исаева. Вот вы говорите, что методика очень секретна, она недоступна?
Сергей Федяев. Она не является секретной. Методика предназначена для служебного пользования.
Надира Исаева. Скажите, судебная практика по таким делам какая? Каким образом сторона защиты может оппонировать вам, если ваша методика секретная? Должно же быть равенство сторон.
Сергей Федяев. В настоящее время принимается комплексная методика психолого-лингвистической экспертизы. Скоро эта методика будет опубликована и доступна всем. Настоящая методика имеется только в системе ФСБ и МВД и имеет гриф «ДСП».
Магомед Магомедов. Значит ли это, что мы можем ознакомиться с этой методикой, которой вы руководствовались?
Сергей Федяев. Но она идёт для служебного пользования.
Магомед Магомедов. Возникает неравенство сторон, мы даже не знаем, чем вы руководствовались при оценке нашей работы. Никто не знает, в том числе и судья и гособвинитель, какими критериями вы пользовались, давая заключение по данному делу.
Суд. Это не вопрос. Свидетель же говорит, что руководствовался тем, чем должен был руководствоваться, другого нет, он говорит.
Биякай Магомедов. Вы до того, как начали работать в экспертном учреждении, где работали?
Сергей Федяев. Я преподавал. После аттестации в ЭКЦ через три месяца мне было присвоено звание.
Биякай Магомедов. Ваша справка об исследовании 17/ 33 от 11 июня 2008 г. К вам кто обращался за исследованием?
Сергей Федяев. Есть общепризнанная процедура: материалы поступают в канцелярию, поступают руководству, которое на основании закона и внутреннего приказа отписывает данный материал, и я в канцелярии ставлю подпись в журнале учёта регистрации. Получаю вещественные доказательства и получаю данное отношение.
Биякай Магомедов. Целостность вещдоков при получении вами была нарушена?
Сергей Федяев. Я не помню: это было давно.
Биякай Магомедов. Кроме газеты «Черновик», другие материалы были вам представлены?
Сергей Федяев. Нет.
Биякай Магомедов. Вы в каком здании проводили это исследование?
Сергей Федяев. В здании ГУВД Краснодара, в своём кабинете.
Биякай Магомедов. В какое время вы проводили исследование?
Сергей Федяев. В дневное время.
Биякай Магомедов. Уважаемый прокурор, прошу не мешать допросу, при допросе свидетеля Тимура Магомаева также выяснялась процедура выхода статей, я тоже хочу знать процедуру проведения исследования.
Суд. Принимается замечание, не мешайте.
Гособвинитель. Я просто хотел сказать: справка явилась основанием для возбуждения дела.
Суд. Дайте возможность допросить защите свидетеля.
Биякай Магомедов. Какой у вас график работы?
Сергей Федяев. У меня ненормированный рабочий день. Всё зависит от обстановки. Если генерал скажет, работаем и по 20 часов в сутки.
Биякай Магомедов. Вот скажите, какой  у вас рабочий график?
Сергей Федяев. Работа начинается в 9 утра и заканчивается в 18 вечера, но у нас, еще раз повторяю, ненормативный режим работы, мы можем работать и до 7, и до 20 часов вечера. Если будет такое указание руководства. Мы находимся под погонами.
Биякай Магомедов. Значит, если поступит указание сделать экспертизу быстро, вы можете остаться до ночи, чтобы её побыстрее закончить?
Сергей Федяев. Если этого требует обстановка и оперативное положение, то работаешь по указанию руководства до глубокой ночи.
Биякай Магомедов. А это может отразиться на качестве проводимого исследования?
Сергей Федяев. Нет.
Биякай Магомедов. Но если вас загоняют в рамки? Вот вы сказали, в течение 15 дней проводится экспертиза, исследование, допустим, проводится в течение 7 дней. Если вам говорят: в течение 3 часов нужна эта справка…
Гособвинитель. Вопрос правильный: загоняли вас или нет?
Сергей Федяев. Нет.
Биякай Магомедов. Получается тогда, что вы работали над этой справкой с 9 утра до 6 вечера, теперь вопрос…
Сергей Федяев. Есть такое понятие, как «суточное дежурство», тогда я работаю ночью. На суточное дежурство я попадаю довольно часто, практически каждую неделю.
Биякай Магомедов. Вы ночью работали, исследуя эту справку?
Сергей Федяев. Я точно сейчас не могу сказать, но если мое дежурство совпало, то, значит, работал.
Биякай Магомедов. Суд вас предупредил об ответственности за дачу ложных показаний. Мы можем вызвать других свидетелей и выяснить правдивость ваших показаний. Вопрос о времени очень существенное значение имеет. Вы мне точно скажите, вы не помните или как?
Сергей Федяев. Я точно на этот вопрос не могу ответить.
Биякай Магомедов. Хорошо, тогда ответьте: сколько экземпляров газеты вы исследовали? То, что здесь указано, вы точно исследовали до последнего?
Сергей Федяев. То, что указано, да.
Биякай Магомедов. Получается тогда, что исследован огромный формат. Как тогда получается, что с 9 июля по 11 июля  вы умудрились на 17 листах не только прочитать газеты, но и провести исследование? Я сам как журналист трачу около трех дней, чтобы прочитать номер «Черновика», это очень трудно читаемая газета, вы согласны с этим?
Сергей Федяев. Я согласен с этим.
Биякай Магомедов. И как получилось, что 17 листов очень сложного текста вы прочитали? Как получилось, что за такой короткий срок вы выдали это исследование?
Сергей Федяев. У меня большой стаж работы, квалификация соответствующая; во- вторых, в данном случае справка об исследовании. Забегая вперед, я скажу, что знаком с научно-консультативным заключением Галяшиной, Мамонтова и Горбаневского. В данном заключении были поставлены многие вопросы, в сети интернет есть это заключение. Галяшина права, когда говорит, что в справке об исследовании надо приводить конкретные цитаты и выражения. Но она не знала, что есть ведомственный приказ, подписанный министром МВД, где предусмотрена структура исследования. Вот если заключение эксперта, структура его регламентирована УПК РФ (вводная часть, резолютивная и выводы. Трёхчленная структурная составляющая. В УПК не предусмотрена справка об исследовании. Но приказом МВД предусмотрена структура справки, куда входит описательная….
Суд. Вам другой вопрос задают.
Сергей Федяев. Я к чему хочу подвести. Что не входит в структуру справки исследовательская часть. А раз в справку не входит исследовательская часть, то мной было дано описание. Что я полностью сделал…
Суд. Свидетель. Вопрос не о содержании справки, а о том, что вы за два дня сумели столько сделать.
Сергей Федяев. За три дня.
Гособвинитель. За три дня.
Биякай Магомедов. С 9-го по 11-е, два дня, получается 16 часов.
Суд.  В 15 часов 9 начали в 17 часов 11 закончили.
Гособвинитель. Ваша честь, я хочу…
Биякай Магомедов. Здесь вопросы задаёт защита! Комментировать будете потом. Свидетель ответьте на мой вопрос.
Сергей Федяев. Я ознакомился с данными газетами и сумел.
Суд. Сумели? Хорошо. Следующий вопрос.
Биякай Магомедов. На стр.15 вашего исследования есть такой фрагмент, постскриптум называется, выделено жирным шрифтом курсивом: «Для более детального исследования и анализа материалов обязательно требуется назначение судебно-лингвистической экспертизы и судебно-психологической экспертизы по вопросу эмоционального воздействия». Как вы могли, если вы недавно сказали, что вы не являетесь специалистом в области психологии, как вы говорите, что нужно назначить судебно-психологическую экспертизу. То есть выходите за рамки поставленных вам вопросов.
Сергей Федяев. P. S. Это постскриптум, это не как основной текст идёт, а как пожелание. Рекомендация. То, что рекомендовано практикой, проведение двумя специалистами.
Биякай Магомедов. В резолютивной части своего исследования вы указали, что, в соответствии со статьёй 58 УПК РФ хочется констатировать следующее: цитату: «Что коррупция, способствует которой и сам Алиев, только усугубляет социально-экономическое положение и грозит распространением экстремистских настроений» по проведённому лингвистическому анализу можно считать клеветнической, если клевета будет доказана в суде. Вам же не ставили вопросов по клевете, почему вы вышли за рамки поставленных вопросов?
Сергей Федяев. Есть такое понятие, как «экспертная инициатива», которая предусмотрена соответствующей статьёй УПК…
Биякай Магомедов. Какой статьёй?
Сергей Федяев. Статьёй 57 УПК РФ, но данный вопрос является юридическим, я согласен мнением Галяшиной, которая обратила внимание, что данный вопрос является сугубо юридическим. Ещё раз говорю: я привел этот случай в качестве рекомендации.
Биякай Магомедов. Понятно. Скажите, пожалуйста, вот вы всегда в своём исследовании везде ссылаетесь на ФЗ «О противодействии экстремизму», где вы нашли такой закон, когда такого закона в собрании законодательства не существует?
Сергей Федяев. Ваша честь, дело в том, что, в соответствии с поставленным вопросом и нашей методикой мы берем в кавычки тот вопрос, который указан в постановлении о назначении экспертизы. В отношении о назначении экспертизы было указано наименование законов в таком виде, как указано, я так и привёл, я не исправлял.
Биякай Магомедов. Вы же говорите, что эксперт не может выходить за рамки поставленных вопросов.
Сергей Федяев. В данном случае на вопросы мы отвечаем так, как они приведены.
Биякай Магомедов. В каком нормативно-правовом акте вы нашли норму, согласно которой милиция является социальной группой?
Сергей Федяев. В настоящее время этот вопрос является дискуссионным. Хотя есть прецедентная практика, например судебное решение по блогеру Саввы Терентьева. Принято решение Мосгорсудом по одному из лидеров ДПНИ Белова, была признана милиция как социальная группа, приговор вступил в силу. Существует масса определений социальной группы. Определения в области социологии. В области социологии я не имею высшего профессионального образования, поэтому трактовать с точки зрения социологии я не могу. Но с точки зрения лингвистики у нас есть общепризнанный центр Российская академия наук, её структурное подразделение-Институт имени Виноградова, где работает профессор Баранов А.Н. В данном случае в 2004-м двумя сотрудниками была опубликована монография со словарём, где дается понятие социальной группы…
Биякай Магомедов. Уважаемый свидетель, вы опять абстрагируетесь, вы ответьте конкретно: в нормативно-правовом акте есть понятие «социальной группы»?
Сергей Федяев. В нормативно-правовом акте такое понятие отсутствует, но исходя из области лингвистики, делаю ссылку на данный источник в определении социальной группы, в данном случае по профессиональным признакам. Согласно данного определения сотрудники милиции и других правоохранительных органов являются социальной группой, исходя из лингвистического толкования, предложенного академиками.
Биякай Магомедов. Вам знаком такой документ - «Методические рекомендации НИИ Генеральной прокуратуры РФ по делам об экстремизме 1999г.»?
Сергей Федяев. Да.
Биякай Магомедов. Вам знакомо, что там написано буквально следующее. Я цитирую: «Если информация соответствует действительности, это не является экстремизмом. Правоохранительным органам следует учесть, что информация, соответствующая действительности, не может являться порочащей». Вы знаете, что Евсюкова посадили за покушение на убийство 9 человек, эта информация порочит милицию? Да. Но он же это совершил. Согласны со мной?
Сергей Федяев. Да.
Биякай Магомедов. Об этом же речь идёт. Если информация на самом деле соответствует действительности.
Сергей Федяев. Установление факта действительности информации, установление юридического факта в компетенцию эксперта не входит, это прерогатива следствия, я устанавливаю смысловое понимание конкретного текста.
Биякай Магомедов. Прочитав эти статьи, вы в отношении журналистов «Черновика» неприязнь испытывали?
Сергей Федяев. Дело в том числе и в том, что я живу в другом регионе, экспертизы приходится делать по многим регионам: тут и Мурманск и КБР, я испытываю какие-то чувства, если это относится к моему Краснодарскому краю.
Биякай Магомедов. Понятно, если к Краснодарскому краю. Ответьте прямо: испытывайте или нет к журналистам «Черновика» чувство неприязни?
Сергей Федяев. Не испытываю.
Биякай Магомедов. Как же вы можете заявлять, что эта информация очерняет милицию, если сами не испытываете чувства неприязни, вы, такой человек, с высшим образованием, лингвист. Если в вас это не возбудило чувство неприязни, то как вы можете утверждать это в своих заключениях?
Сергей Федяев. Исходя из лингвистического анализа, я могу так сказать: дело в том, что 15 лет я уже делаю эту работу…
Биякай Магомедов. Профессиональная деформация у вас уже?
Гособвинитель. Человек может быть равнодушным ко всему.
Сергей Федяев. В данном случае, вы понимаете, как человек принимает роды каждый день, так вот и я каждый день ежедневно занимаюсь этим. И всё это входит в привычку. Это повседневность. Исполняешь, да, основываешься на методиках, научных трудах. Анализируя контекст, соответственно…
Биякай Магомедов. Ваша честь, прошу занести в протокол, что эксперт не испытывал неприязненных чувств в отношении журналистов «Черновика».
Суд. Всё заносится.
Адвокат Абдул Магомедов. Скажите, Сергей Сергеевич…
Сергей Федяев. Сергей Михайлович, Сергей Сергеевич-это Шипшин.
Адвокат Абдул Магомедов. Я прошу прощения, я вот сейчас совершил ошибку: это есть выражение неуважения к вам, желание дискредитировать вас как члена социальной группы?
Сергей Федяев. Если вы совершили ошибку…
Адвокат Абдул Магомедов.  Допустим, не совершил. Вы слышали, что я сказал? Как вы оцениваете то, что я вместо Сергей Михайлович сказал Сергей Сергеевич?
Сергей Федяев. Адекватно. Ошиблись.
Адвокат Абдул Магомедов. Теперь смотрите, я встал и однозначно выразил уважение к вам, мой коллега и оппонент оба не встали. Значит ли это, что они не выразили неуважение к вам?
Сергей Федяев. Нет. Это их право.
Адвокат Абдул Магомедов. Мы не о праве говорим, вы воспринимаете это как неуважение?
Суд. Я разъяснил, что вопросы задаются сидя. Он должен воспринимать это так, что в соответствии с судебным регламентом, так положено.
Адвокат Абдул Магомедов. Теперь вот посмотрите критерии оценки. Линейка, скажем, которой вы пользовались, она носит объективный или субъективный характер?
Сергей Федяев. Ну, у линейки есть сантиметры, миллиметры. С помощью миллиметров, сантиметров я определяю отрезок.
Адвокат Абдул Магомедов. В линейке – да, она объективный характер носит. А вот тот критерий, которым пользовались вы, носит субъективный или объективный характер?
Сергей Федяев. Дело в том, что методика она утверждена экспертно-экзаменационным научным советом ЭКЦ МВД РФ и ФСБ, то есть межкоординационная раз она утверждена межкоординационным советом, в разработке которой участвовали десятки людей, рецензентом являлся академик Баранов. В данном случае, опираясь на методику, на её труд академика Баранова, я считаю, что данные источники объективные и соответственно все эксперты РФ опираются на труд Баранова и данную методику, считаю её объективной.
Суд. Позвольте узнать ваше мнение эксперта: почему нельзя рассекретить данную методику?
Сергей Федяев. Это не ко мне вопрос, а к Москве.
Суд. Как эксперт, вы можете что-то сказать?
Сергей Федяев. Я не могу за руководство свое ответить.
Адвокат Абдул Магомедов. Ваше утверждение не носит противоречивый характер? Баранов же субъект, а мнение Баранова является субъективным.
Сергей Федяев. Дело в том, что он является общепризнанным авторитетом, читает лекции в МГУ, это же два вуза освободили от ЕГЭ, почему-то Кубанский и Дагестанский университеты не освободили, а МГУ И СПбГУ освободили в России. То же самое и здесь, если сравнение делать.
Суд. На-счёт субъективное или объективное мнение, будет суд давать оценку этому.
Адвокат Абдул Магомедов. Теперь мы пришли к выводу, что объективного критерия, как линейка, не существует для установления, есть направленные на разжигание вражды и ненависти высказывания или нет. При указанных обстоятельствах возможна ошибка в вашем заключении?
Сергей Федяев. Нет.
Адвокат Абдул Магомедов. Нет? Хорошо. Если вам сейчас предоставить два материала из уголовного дела о количестве совершённых работниками милиции преступлений- пресс-релиз МВД РД за 2009 г.- мнение ваше изменится в части оценки, данных вами в своих выводах?
Сергей Федяев. Дело в том, что это не входит в мою компетенцию. Если мне назначат ведение экспертизы следствием или судом, то я проведу исследование. Но если выборка статистическая, то это социологическое исследование, не лингвистическое. Здесь должен быть специалист социолог или политолог, лингвист: он исследует смысловое значение слов, текст, контекст.
Адвокат Абдул Магомедов. В текстах, подвергнутых исследованию, речь шла о работниках МВД РД или иных лицах как социальной группы?
Сергей Федяев. Республики Дагестан.
Адвокат Абдул Магомедов. Скажите, утверждая, что она является социальной группой, можно также утверждать, что она является частью социальной группы, называемой МВД РФ?
Сергей Федяев. В данном случае вы приводите собирательный образ Ченчика Сергея Михайловича: в статье «Террористы № 1» он является как бы собирательным образом. Дело в том, что Ченчик, он с центра, с Москвы. В данном случае частью является, конечно.
Адвокат Абдул Магомедов. Поскольку в целом МВД РФ не подвергалось деструкции, а только его часть, можно сказать, что ваше заключение необъективно, поскольку не охватывает всю социальную группу: фактически речь идёт о вырванной из социальной группы части значительно меньше, в 87 раз меньшей, чем вся социальная группа?
Сергей Федяев. Дело в том, что мне вопросы были поставлены по конкретным статьям, и я дал выводы - по конкретным статьям, то есть мне не было поставлено по милиции в целом дать заключение.
Адвокат Абдул Магомедов. Исследованию подвергались ксерокопии или оригиналы статей?
Сергей Федяев. Сами газеты, подлинники.
Адвокат Абдул Магомедов. Можете тогда объяснить, почему в материалах уголовного дела существуют ксерокопии, а не то, что вам было предоставлено?
Сергей Федяев. Мне были предоставлены подлинники, не могу вам сказать по этому поводу ничего.
Адвокат Абдул Магомедов. В части достоверности заключения, вот гособвинитель совершенно правомерно представлял вам заключения таких же, как вы, специалистов в области лингвистики. У них, заявлял гособвинитель, прямо противоположное мнение. Можете вы объяснить вот это. Если да, то чем это можно объяснить?
Сергей Федяев. Данные специалисты, как я понимаю, у них экспертный род деятельности не основной. Основная у них преподавательская деятельность. Понятие «негосударственный эксперт», на практике оно есть, хотя закона о них не принято. На законодательном уровне данное понятие отсутствует. Соответственно, это заключение специалиста, а не заключение эксперта.
Адвокат Абдул Магомедов. Исследуя и рассматривая равные величины. В исследовательской части своей справки вы написали: «Эксперт Федяев С.М. также опирался на методические рекомендации ГЛЭДИС РФ».
Сергей Федяев. Опирался, в смысле учитывал. Дело в том, что это монография «Лингвистика против экстремизма». Данный труд рекомендован для применения на территории РФ. Я учитывал при производстве экспертизы.
Адвокат Абдул Магомедов. Коль опирались, вы не считали это ущербным?
Сергей Федяев. Дело в том, что Галяшина – общепризнанный авторитет в этой области.
Адвокат Абдул Магомедов. Очень хорошо. Вы знакомы с консультативным заключением по этому же делу ГЛЭДИС?
Сергей Федяев. Так точно.
Адвокат Абдул Магомедов. Там выводы носят прямо противоположный характер, что скажете?
Сергей Федяев. Так точно. Там профессора Горбаневский, Мамонтов и Елена Игоревна Галяшина дали консультационное, научное заключение по вопросам структуры построения справки об исследовании. Я хочу пояснить по данной справке. Во-первых, справка об исследовании, она, структура её, не предусмотрена ни одним нормативно-правовым актом, её структура предусмотрена только приказом МВД РФ, где не предусмотрена исследовательская часть. Елена Игоревна приводит то, что данная справка является голословной, так как не содержится цитат, не содержится анализа предложений, текста и контекста. Но я руководствовался приказом ведомственным. Дело в том, что подобные справки мы выпускаем от суток до трёх суток, эти справки являются оперативным материалом в рамках статей 6,7,8 Закона об ОРД либо в рамках статей 144, 145 УПК РФ. Я, основываясь на приказе, не приводил цитат, не приводил конкретного контекста, а только сделал вводную часть. Подробно описал полученные мной вещественные доказательства, в данном случае газеты, и в конце пришел к выводам. Это и есть структура справки.
Адвокат Абдул Магомедов. Спасибо. Гособвинитель помимо вот этого консультативного заключения ГЛЭДИС, приводил ещё так называемое 107 заключение, которое, я согласен с вами, не является экспертным заключением в силу назначения его адвокатом. Сергей Михайлович, вот эти мнения, не как документы, носящие доказательственный характер. А вот мнение-таких же, как вы, имеют право на жизнь?
Сергей Федяев. Дело в том, что мнение Галяшиной, мной очень уважаемой, имеющей практику по всей России, для меня лично мнение Галяшиной общезначимо и очень весомо.
Адвокат Абдул Магомедов. Сергей Михайлович, вы здесь признали. Что существует очень много противоречий между вашей экспертизой и экспертизой психолога Шипшина. Вы частично объяснили, частично-нет, в ваших заключениях присутствуют 11 статей, где вы устанавливаете нечто, у него 11 статей, только не совпадающих с вами статьях, тоже установлено нечто, влекущее правовую ответственность. Суть противоречий в чём?
Сергей Федяев. Дело в том, что судебно-психологическая экспертиза проводится на основе методики, которую опубликовали Кроз и Ратинова. Это сотрудники НИИ Генпрокуратуры РФ. Разумеется, Шипшин пользовался данной методикой, помимо инструктивных писем, которые существуют в МЮ РФ. В данном случае по статье, которая стала как бы основанием «Террористы №1». Вот призывы. С точки зрения лингвистики, почему я указал, что призывов не содержится? Я могу это доказать в любом суде. С точки зрения лингвистики нельзя сказать, что это призыв. Это обосновано и в методических рекомендациях, указанных в типовой методике. Это есть и в монографии академика Баранова. Поэтому, естественно, проанализировав статьи, исследовав их, я пришёл к выводу, что призывов не содержится. Но это с точки зрения лингвистики. У экспертов-психологов своя методика психоэмоционального воздействия. У них свои критерии. Поэтому судебный эксперт-психолог, он пришёл к своим выводам, опираясь на свою методику, по которой он производил свою экспертизу.
Адвокат Абдул Магомедов. Спасибо. Сейчас мы определили три основания. Первое- наличие документов, в том числе и пресс-релиза о совершенных работниками МВД РД преступлениях. Второе-наличие иного мнения, прямо противоположного вашему, по лингвистическому анализу и психологической экспертизе. И третье-возможность сомнения: всё-таки оценки носят субъективный характер, мы всё-таки люди. Скажите, если я заявил бы ходатайство о назначении повторной комплексной психолого-лингвистической экспертизы, вы что будете это воспринимать как неуважение к вам как специалисту?
Сергей Федяев. Это ваше право. Это право сторон.
Адвокат Абдул Магомедов. Если я попрошу назначение повторной экспертизы в российском федеральном центре экспертизы при Минюсте РФ. Это уважаемое экспертное учреждение, эти люди являются вашими коллегами-экспертами?
Сергей Федяев. Они являются коллегами по государственному экспертному учреждению.
Адвокат Абдул Магомедов. Вот существует свидетельство на право проведения судебных экспертиз, выданное гражданину Федяеву. Здесь указано право проведения технико-криминалистической экспертизы документов, что скажете по этому поводу?
Сергей Федяев. Технико-криминалистическая экспертиза документов – на бумажных носителях. В данном случае я делаю не только лингвистические экспертизы, я делаю, к примеру, автороведческие экспертизы.
Биякай Магомедов. Вы делали экспертизу статей, где была критика всех правоохранительных органов. Почему вы усмотрели только критику милиции и признаки возбуждения социальной вражды только к милиции, хотя там была жёсткая критика в отношении других правоохранительных органов. Получается, МВД является социальной группой. А другие нет?
Сергей Федяев. Они являются социальной группой. Я там анализировал не только МВД, но и о судейском корпусу я цитировал в своём заключении. Но в большинстве случаев о милиции. Так как статей было много о милиции. Я понимаю ваш вопрос, так как я работаю в структуре МВД.
Суд. Почему другую социальную группу не назвали. Только эту?
Сергей Федяев. Потому, что в статьях ярко выражена критика по отношению к сотрудникам милиции.
Биякай Магомедов. Вот вы на вопрос защиты сказали, что справку вы дали оперативно. И Галяшина выразила вам возражения. Получается, по вашей методике, вы не полностью исследуете, как могут быть обоснованы ваши заключения, если они проводятся в столь короткие сроки?
Сергей Федяев. Во-первых, ещё раз повторю отличие справки от исследования. Заключение эксперта проводится строго по методике. Производство экспертизы имеет трёхчленную структуру: полностью анализируется текст, приводятся цитаты, даётся лингвистический анализ. Обосновывается резолютивная часть. Потом даётся вывод. Справка об исследовании, она не носит системный характер, эксперт увидел, что признаки есть, и дал вывод. Там, в справке, один вывод дан. Если в экспертизе несколько выводов, три вывода, то в справке один вывод: имеется, не имеется, видишь признаки не видишь. Есть признаки в статьях? Есть, нет, даётся справка. Экспертиза проводится подробно: цитаты, текст, микроконтекст, макроконтекст анализируются и описываются.
Биякай Магомедов. Вот ваша экспресс-справка является основанием для возбуждения уголовного дела. Вы прекрасно понимаете, что, составляя эту справку, 10-20 человек могут посадить. И получается, что вы, составляя за 1,2 дня по своей методике, которая, повторяю, не основана на научном подходе, (хорошо, что нас не посадили)Вы не думаете о том, что…
Суд. Дело в том, что он проводит свои исследования согласно тому законодательству, которое действует…
Гособвинитель. Решение принимается дознавателем, следователем…
Сергей Федяев. Исследовательская часть, в соответствии с приказом, не требуется.
Гособвинитель. Потом его заключение никто под сомнение не поставил.
Биякай Магомедов. Теперь перейдем конкретно к статьям. Вот я написал статью «Нужны «роботы в погонах». Скажите, пожалуйста, где вы усмотрели?
Сергей Федяев. А какое заключение 45/34?
Биякай Магомедов. Заключение не знаю, я с обвинительного привожу цитаты, вот вы в кавычках выделили: «Оперативным сотрудникам нужно часто читать УПК, по которому, не напрягая мышц, можно собирать достаточно доказательной базы для предъявления обвинения (вещественные доказательства, как кровь, гильзы и т. д.). Где вы усмотрели в этой фразе экстремизм? Если я говорю, к примеру, вам: «Сергей Михайлович, вам нужно читать научную литературу. Это экстремизм?»
Сергей Федяев. В данном фрагменте вы выражаете своё мнение, субъективное, как журналист. А вот в этой фразе: «Чем напрячь мозги, легче напрячь мышцы свои и истязаемого пыткой», вы пишете о том, что не надо думать, а лучше применить (с точки зрения семантики) физическую силу мышц и истязаемого пытками задержанного, то есть здесь подразумевается семантически истязание задержанного. Потом вы даёте следующее: «Подтверждением тому является изменение критериев при подборе кадров в оперативные службы МВД». Вы высказываете аналитически ситуацию, но в данном случае здесь содержатся высказывания, направленные именно на формирование негативного общественного стереотипа сотрудника правоохранительных органов, в данном случае сотрудников милиции. Как социальной группы. Они истязают задержанного. Не думают, а применяют физическую силу. В данном предложении, в данном микроконтексте идет негативный стереотип и злоупотребление сотрудниками своей властью.
Биякай Магомедов. Вы всю статью читали?
Сергей Федяев. Да, я читал всю статью, но исследовал данный микротекст, где содержится негатив, и приводил в качестве примера именно микроконтекст.
Биякай Магомедов. Вы читали окончательную часть моей статьи, её конец?
Сергей Федяев. Я все статьи читал.
Биякай Магомедов. Там были такие рекомендации, что оперативным работникам нужно существенно увеличить зарплату. Нужно их поощрять. Очень много информации было положительной, что нужно сделать, чтобы всё это изменить. Было такое, помните?
Сергей Федяев. Не помню.
Биякай Магомедов. Уважаемый суд, я хочу установить, если Федяев говорит, что все статьи были направлены, чтобы очернить милицию. По Федяеву, выходит, что мы все собрались, чтобы дискредитировать милицию. Если Федяев запоминает только негатив, а положительную часть статей не читал, получается, он преднамеренно указал в заключении те моменты, которые были ему выгодны.
Магомед Магомедов. Хотел бы без эмоций спросить свидетеля. Только что вы сказали, что изучали в статьях блоки негативного характера. Входит ли в обязанности исследователя…
Суд. Он изучал всю статью.
Магомед Магомедов. Я хотел пояснить: эксперт Федяев сказал, что изучал все статьи, но из этих статей он выделил только негативное.
Суд. Ему была поставлена задача - искать, есть негатив или нет.
Магомед Магомедов. Я хотел спросить стоит ли перед экспертом задача изучать только негативные моменты или позитивные моменты тоже. Или все в совокупности - и выводить из этого какое-то решение?
Сергей Федяев. Мною были изучены все статьи, проанализированы от первого слова до последнего слова, но в соответствии с поставленной задачей и вопросами, которые были предо мной конкретно поставлены. Мной были приведены именно негативные моменты в заключении. В соответствии с поставленными следователем вопросами я и приводил цитаты. Анализировал. Одновременно приходил к выводам. Отвечал на вопросы.
Магомед Магомедов. Скажите, если статья в целом характеризует положительно милицию, посвящённая, к примеру, 80-летию милиции, но если в ней есть упоминание об отдельных негативных моментах её деятельности и критика ее отдельных недостатков, то является ли она порочащей, вся статья в целом?
Сергей Федяев. В данном случае статья целиком не является негативной, но конкретный контекст, где негатив, который уничижает работников милиции, это является разжиганием социальной розни в этой части.
Магомед Магомедов. Объясните как эксперт: почему тогда эти отдельные моменты перебивают весь позитив?
Сергей Федяев. Вопросы эмоционального воздействия статьи в целом - это прерогатива эксперта-психолога, это не входит в компетенцию лингвиста. Это речевое воздействие.
Биякай Магомедов. Значит ли это, что если бы перед вами были поставлен вопрос: имеет ли сама статья негативный характер, то вы бы ответили отрицательно?
Сергей Федяев. Я бы на этот вопрос не ответил. Это прерогатива эксперта-психолога.
Биякай Магомедов. Весь смысловой контекст статьи должен быть исследован?
Сергей Федяев. Да, смысловое наполнение. Сначала, по методике, эксперт знакомится со всей статьёй, начиная с заголовка. После того, как эксперт прочитал всю статью, он её сканирует и вводит в ЭВМ, потом эксперт берёт словари. Берёт методику, пособие Баранова, изучая по абзацам, в соответствии с поставленными вопросами, отбирает: есть понятия «макроконтекст», «контекст» и «микроконтекст». Микроконтекст-это как часть контекста. В соответствии с поставленными вопросами отбирает микроконтекст. В котором ещё рассматриваются предложения, абзацы, на уровне абзаца либо на уровне нескольких абзацев и, соответственно, даётся вывод. Это лингвистика. Психолог же - в целом по статье: является ли она в целом позитивной, является ли она отрицательной и приёмы речевого воздействия, стратегии, тактики.
Биякай Магомедов. Скажите, пожалуйста, слово «мент» является ли для вас оскорбительным?
Сергей Федяев. В словарях есть помета, приводится данная лексема. Это разговорно-сниженная оскорбительная лексика. Но в газетах это слово употребляется по-разному.
Магомед Магомедов. Вот вы, к примеру, выделяете из статьи слово «мент». Есть слова, которые со временем меняют свой смысл, переходят из жаргона в литературу. Вы почему - то оцениваете слово «мент» как оскорбительное. Исходя из этого, получается, что вся статья носит оскорбительный характер. Значит ли это, что такие фильмы, как «Менты», «Ментовские войны», только исходя из названия, являются оскорбляющими милицию?
Гособвинитель. Уважаемый Сергей Михайлович, вы отвечаете на одни и те же вопросы по три раза.
Адвокат Сулейман Азуев. Давайте ваши выводы оставим вам, у меня есть еще один вопрос к свидетелю.
Магомед Магомедов. В таком случае мы опять вернёмся к методике изучения наших статей. Я хотел бы спросить, раз вы не можете предоставить суду на обозрение методику, можете ли вы сказать, есть ли в этой методике существенные отличия от тех источников открытых, которыми вы руководствуетесь?
Сергей Федяев. Баранов являлся рецензентом этой методики. Методика, она описывает конкретно по клевете. Оскорблению. Конкретно какие вопросы задаются, конкретно какие признаки указаны. В принципе, данная методика совпадает по многим параметрам с данным пособием Баранова.
Надира Исаева. Вы как эксперт, анализируя СМИ, обязаны знать законодательство, регулирующее СМИ?
Сергей Федяев. Мы не руководствуемся законами, это не правовые вопросы, они не входят в компетенцию судебного эксперта-лингвиста. Мы опираемся на текст, микроконтекст, макроконтекст.
Надира Исаева. В статье 4 ФЗ «О государственной экспертной деятельности» приводятся принципы всесторонности, всеохватности, объективности и полноты исследования. Как вы придерживаетесь этих принципов, если не знаете закон о СМИ и права журналистов? Практика ЕСПЧ показывает, что журналисты имеют ряд преимуществ при изложении событий…
Суд. Это правовые вопросы, ваши представители будут давать оценку.
Артур Мамаев. Вот в статье Мамаева «Послание президента Республики Дагестан» вы говорите, что «лесные братья»-термин, использованный мной, и в скобках поясняете, что это «своих, родных, не чужих». Вы знакомы с тем, как в Дагестане используется термин «лесные братья»?
Сергей Федяев. В данном контексте я не вижу, что приводил термин «лесные братья».
Суд. В заключении приводится.
Сергей Федяев. Нет. Я не приводил.
Суд. Снимается этот вопрос.
Адвокат Абдул Магомедов. То, что вы находите в целом в макроконтексте, нейтрализует негативное в фразе? Это не относится к лингвистике?
Сергей Федяев. Относится к лингвистике, но я, как поставлены вопросы, так и отвечаю.
Адвокат Сулейман Азуев. Помимо постановлений, газет, вы что-нибудь получали от следователя, например, материалы уголовного дела?
Сергей Федяев. Нет.
Биякай Магомедов. Вот в экспертизе заключении 17 45/34 стр.3 указано, что материалы поступили без упаковки. Вы материалы получаете в упаковке или без упаковки?
Сергей Федяев. По лингвистическим экспертизам, если вещдоки приходят на компактдисках, они обязаны быть упакованы. Опечатаны. В данном случае они не опечатаны и не упакованы, и эксперт пишет, что они не упакованы, и, если выявится отсутствие чего-либо, это будет отражено экспертами. За это будет нести ответственность следователь либо тот, кто данные материалы отправлял, но книги, учебные пособия, газеты, то есть то, что имеет публичность распространения то, что в свободном хождении, мы обязаны указать в упакованном виде или нет – это по методике.
Биякай Магомедов. Вы можете отправить обратно материалы неупакованные в надлежащем виде?
Сергей Федяев. Если это СD-диски, то мы составляем акт.
Биякай Магомедов. Вы филологическое образование получили до юридического?
Сергей Федяев. Да.
Суд. Когда давали заключение, вы исходили из того: соответствуют ли сведения, изложенные в статьях, действительности или не соответствуют, или же это для вас не имело значение?
Сергей Федяев. Для меня это не имело значение. Потому что факт установления действительности - это прерогатива следствия и суда. Я исходил из лингвистических познаний и анализировал смысловое понимание текста.
Магомед Магомедов. При исследовании текста эксперт не оценивает процентное соотношение негативного и положительного содержания статей?
Суд. Вы вернулись.
Биякай Магомедов. Вы заинтересованы в том, чтобы информация о милиции в прессе носила позитивный характер?
Сергей Федяев. Моё личное мнение такое, что если это правда, то она должна освещаться в СМИ - я за справедливость.
Гособвинитель. Я, как гражданин, к «Черновику» положительно отношусь. За исключением некоторых вещей. Вы, как человек, какую бы дали оценку газете?
Как эксперту если вам будет поставлена задача взять любую статью и проверить её как лингвист, не говоря об эмоциональной составляющей как работника милиции и человека живущего в этом обществе, вы какое дали бы заключение?
Федяев. В соответствии с законом РФ «О государственной экспертной деятельности», где есть статья 7 «Независимость, беспристрастность», эти принципы, мы государственные эксперты, когда подписывали контракты, обязались соблюдать. Мы с инструкции подписывали бумажки, очень много бумажек, соответственно мы несем ответственность как путем дачи подписки при назначении экспертизы, так и при приеме на работу.
Биякай Магомедов. Вам известно, что Магомедовым Биякаем Амиралиевичем было направлено заявление о возбуждении уголовного дела в отношении вас?
Федяев. Была проведена служебная проверка прокурором Краснодарского края.
Биякай Магомедов. У вас неприязненные отношения ко мне появились?
Федяев. Нет.
Надира Исаева. Вы выполняете работы по заказу, каких структур?
Федяев. В соответствии с 511 приказом МВД РФ сотрудники МВД производят в основном экспертизы по уголовным и административным делам.
Надира Исаева. То есть по обращениям дознавателей и следователей, в данном случае судей. А сколько всего таких экспертиз в вашем опыте?
Федяев. Мой опыт очень большой. Вы понимаете, есть комплексная экспертиза, есть компьютерно-лингвистическая экспертиза, есть фоноскопическая. Есть чисто лингвистическая. Есть по 220 статье УК РФ, есть по 282 УК РФ.
Надира Исаева. Давайте по ст.282 УК РФ, сколько в год их проводите?
Федяев. По уголовным делам. Три по Белореченску провел я в 2009 г..
Надира Исаева. Точно сколько?10 или 20?
Федяев. Точное количество не помню, где-то около 32.
Надира Исаева. Скольких из этих экспертиз вы назвали экстремистскими, а скольких не нашли экстремизм.
Федяев. Так вот по 8 делам не нашёл экстремизм, а по остальным нет.
Надира Исаева. А вне региона?
Федяев. Вы понимаете, что я очень долго делал экспертизы. По Кабардино-Балкарии делал экспертизы.
Надира Исаева. Давайте по Кавказу говорить.
Федяев. По Кабардино-Балкарии и по Карачаево-Черкесии у меня не было ни одного отрицательного ответа. Всегда были положительные, т.е. находил экстремизм.
Надира Исаева. А может политолог нам всё-таки нужен?
Федяев. Дело в том, что есть методика, Галяшина та же, лингвистическая и психологическая экспертизы они являются определяющими в этой области знаний. Если будет принята методика как например социогуманитарная, то туда будут входить религиоведы, политологи, лингвисты, психологи, то ради бога. На сегодняшний день принята только психологическая и лингвистическая экспертиза.
Суд. Вы свободны эксперт, можете идти.
 
Продолжение судебного разбирательства назначено на 2 марта 2010 г.