Евгений Коротковский
01/04/2021 - 02:02
0

33 несчастья «калийного короля»: в борьбе за трон «калийного короля» Дмитрий Рыболовлев «многих кинул», надел бронежилет и был готов отсидеть 10 лет по обвинению в убийстве партнера.

Дмитрий Рыболовлев

 

Было время, когда в Монако Дмитрия Рыболовлева могли принять за королевскую особу: за ним следовали до пяти телохранителей – больше, чем за самим монархом, князем Альбером II, писала The New York Times (NYT). Иногда князь присоединялся к Рыболовлеву в роскошной ложе на стадионе Людовика II для просмотра игр с участием принадлежащего россиянину футбольного клуба «Монако». Рыболовлев участвовал и в крестинах сыновей-близнецов Альбера в 2015 г., писала NYT. Некоторое время бизнесмен находился в опале в связи с обвинениями в торговле влиянием, но впоследствии все обвинения с олигарха неожиданно сняли. Неужели из-под уголовного преследования сначала в России, а годы спустя — в далеких Монако и Швейцарии Рыболовлеву помогли уйти давние друзья и покровители, крепко связанные с бизнесменом еще со времен его становления в качестве владельца «Уралкалия»?

 

От медика до миллиардера.

 

Рыболовлев – пермяк, родился в семье врачей, поступил в медицинский институт. Со 2-го курса работал по специальности, рассказывал Рыболовлев в интервью «Ведомостям» в 2006 г. После института пошел работать врачом, но потом занялся бизнесом. Первый проект был связан с медициной: вместе с отцом он создал компанию, которая занималась лечением с помощью магнитотерапии.

Тогда же зарождался рынок ценных бумаг, и Рыболовлев прозорливо получил аттестат Минфина на операции с ними. В Перми он создал инвестиционную компанию, потом – инвестбанк. В итоге, когда началась приватизация, будущий олигарх оказался во всеоружии. В нефтянку Рыболовлев решил не соваться: «Были люди, которые еще раньше посчитали, что это их территория». Поэтому бизнесмен скупал акции предприятий, выражаясь современным языком, второго эшелона – «Уралкалия», Соликамского ЦБК, «Сильвинита», «Нефтехимика». «Концентрация на химической отрасли, а потом и на более узкой калийной отрасли получилась сама собой – в процессе отбора предприятий, в которые, как нам казалось, стоит инвестировать», – объяснял Рыболовлев. Помимо этого у Рыболовлева был свой регистратор, банк, ЧОП и проч., писал «Коммерсантъ».

 

 

Начало 1990-х гг. – время первоначального накопления капитала. Рядом с большими деньгами всегда появлялся криминал. Рыболовлев, по данным Forbes, нанял охрану еще в 1993 г.: «Периодически нужно было ходить в бронежилете». А в 1995 г. отправил жену и дочь в Швейцарию.

Как писал «Коммерсантъ», пермский криминал получал часть денег от «Нефтехимика». Рыболовлев собрал 40% акций предприятия и боролся за контроль над ним с компанией Solvalub. В 1995 г. соперники договорились о совместном управлении «Нефтехимиком» и назначении гендиректором предприятия занимавшего аналогичную должность в Solvalub Евгения Пантелеймонова. Но через некоторое время последний был застрелен. В организации убийства был обвинен Рыболовлев. Он провел в СИЗО 11 месяцев. Следствие считало, что преступление могло быть связано с борьбой за контроль над «Нефтехимиком». Доказательств собрать не удалось, и в 1997 г. Рыболовлев вышел из СИЗО. Арест стал хорошим уроком. «Я понял, что крайне важно правильно выстраивать отношения со многими, в том числе с властью. Раньше я просто занимался бизнесом и не старался интегрироваться в эту систему <…> Сейчас уверен, что крупный бизнес не может существовать вне государства», – говорил он.

Первоначально никаких улик, связывающих Рыболовлева с убийством, не было. Дело сдвинулось с мертвой точки в апреле 1996 года. Тогда за наезд со смертельным исходом был арестован некий Олег Ломакин. Следствие располагало оперативной информацией о его причастности к убийству. Ломакина убедили дать показания, пообещав ему не предъявлять обвинение в умышленном убийстве. И он рассказал, что заказчиком преступления был Дмитрий Рыболовлев, от которого он якобы получил $200 тыс. и два пистолета ТТ. А непосредственными исполнителями убийства стали Ильинов и Кирсанов — боевики местной преступной группировки.

Все трое вскоре были взяты под стражу. А через четыре месяца Ломакину все-таки предъявили обвинение в организации убийства. Тогда он заявил, что оговорил Рыболовлева, и отказался от своих показаний. Сотрудников прокуратуры это не смутило, и они, завершив расследование, передали дело в суд.

Виновность Рыболовлева на процессе доказать не удалось. Интересно, что одним из свидетелей защиты выступила вдова Пантелеймонова, которая, как руководитель маркетингового отдела «Нефтехимика», была в курсе всех дел. Она рассказала, что ее муж возглавлял АО всего около восьми месяцев и его отношения с Рыболовлевым были очень хорошими. Более того, именно по его предложению Пантелеймонов и был назначен на должность. В 1995 году Рыболовлев потерял контроль над «Торговым домом ФД», через который проходили финансовые потоки «Нефтехимика». Эту фирму он был вынужден уступить пермским бандитам. Деньги АО стали просто исчезать. Естественно, подобная ситуация не устраивала ни Рыболовлева, ни Пантелеймонова.

В середине 1995 года они решили разорвать связи «Нефтехимика» с «Торговым домом ФД» и этим сильно осложнили свои отношения с бандитами. Понимая опасность ситуации, Рыболовлев даже предложил своему партнеру охрану, но тот отказался.

Суд полностью оправдал Рыболовлева (как того настойчиво «желало» руководство пермского управления ФСБ), а настоящего заказчика преступления найти так и не удалось. Олег Ломакин на суде продолжал отрицать свое участие в преступлении. Однако Ильинов и Кирсанов признались в убийстве и сообщили, что его организатором был Ломакин. В итоге он и исполнители получили по 15 лет лишения свободы. Прокуратура уже подала протест на решение суда, считая, что, во-первых, приговор оказался необоснованным, а во-вторых, что Рыболовлев все-таки причастен к убийству своего партнера.

 

Поддержка Трутнева.

 

Хмурым октябрьским утром 2000 года в московском офисе «ПФП-группы» трое мужчин ждали четвертого. Разговор предстоял тяжелый. Хозяин «ПФП-группы» Андрей Кузяев, депутат Похмелкин и мэр Перми Юрий Трутнев, по словам Никиты Белых, «олицетворяли сверхэлиту региона». В декабре должны были состояться губернаторские выборы. Шло к тому, что губернатор Геннадий Игумнов проиграет депутату Госдумы и бизнесмену Павлу Анохину, а это, полагали собравшиеся, полностью дестабилизирует обстановку. «Сверхэлита» придумала выход: Игумнов поддерживает на выборах Трутнева (и так популярную фигуру), а сам пересаживается в Совет Федерации.

К удивлению собравшихся, губернатор приехал не один, а с Рыболовлевым и тогдашним начальником УФСБ по Пермской области Сергеем Езубченко. «Игумнов, видимо, понимал, о чем пойдет речь, — рассказывает Похмелкин, — и пригласил Рыболовлева и Езубченко, рассчитывая на их поддержку».

У губернатора были основания надеяться на лояльность своих спутников. С 1998 года на высоких постах в банке «Кредит ФД» работала дочь губернатора Елена Арзуманова. «Наши отношения были очень конструктивными, — написал Игумнов в ответ на вопрос Forbes по электронной почте. — Рыболовлев всегда обращался ко мне с различными просьбами». Экс-депутат Похмелкин поясняет: в 1997 году губернатор публично высказался о невиновности Рыболовлева. «Трудно представить, что бы могло быть, если бы не моя твердая позиция по соблюдению закона по отношению к нему», — пишет Игумнов. Оказавшись на свободе, Рыболовлев стелил как можно мягче. На время он даже перестал настаивать на разрыве «Уралкалия» с МКК. «Этот вопрос ушел из приоритетных», — объясняет Рыболовлев. Что же стало приоритетным? «Выстраивание отношений» — обтекаемо отвечал бизнесмен.

 

Юрий Трутнев

 

Кузяев и Похмелкин изложили Игумнову свой план, Трутнев буркнул, что раз так, то он готов баллотироваться, Езубченко молчал. Слово получил Рыболовлев. Неожиданно для всех он поддержал предыдущих ораторов: «Да, Геннадий Вячеславович, надо уходить». Игумнов был сломлен, вспоминает Похмелкин. Вернувшись в Пермь, губернатор объявил, что на выборы не пойдет.

Виктор Похмелкин считает поступок Рыболовлева предательским — «без поддержки Игумнова он не стал бы тем, кем он стал». Рыболовлев изложил свои резоны в интервью пермскому еженедельнику «Новый компаньон»: в 1999 году на встрече в Барвихе Игумнов потребовал от него передать долю в «Уралкалии» Арзумановой. «Вранье», — возражает Игумнов и добавляет, что «никогда не встречался с Рыболовлевым в Барвихе». «Ну, что он еще скажет, — пожимает плечами Рыболовлев. — Моя реакция была однозначной: ничего ни при каких обстоятельствах никому передаваться не будет. Я не дал ему никакого ответа и в дальнейшем старался уходить от этой темы».

Рыболовлев вложился в кампанию Трутнева, и тот победил в первом же туре. Теперь не Рыболовлев был обязан губернатору, а губернатор ему. Обеспечив тылы, можно было вплотную заняться бизнесом.

 

Жизнь до уголовного преследования.

 

С тех пор Рыболовлев проводит время в мире досуга и наслаждений, доступных только сильным мира сего: покупает элитную недвижимость в разных концах света, в том числе у Дональда Трампа, правда, у последнего почему-то по двойной цене; собирает художественные произведения мирового значения, тратя на это миллиарды долларов; обеспечивает конюшню элитных лошадей для своей дочери, увлекающейся конным спортом; совершает увлекательные круизы на своей роскошной яхте в сопровождении юных моделей. В общем, жизнь удалась.

Даже от ответственности за технологическую катастрофу, в результате которой сотни людей остались без имущества и крова над головой, Дмитрию Рыболовлеву удалось уйти без каких-либо серьёзных последствий. Катастрофа была вызвана хищнической эксплуатацией природных ресурсов и отсутствием инвестиций в обеспечение безопасности горных работ на рудниках «Уралкалия» и привела к затоплению части выработок и провалам грунта прямо под жилыми строениями и производственными помещениями в городе Березники. Все последствия были нейтрализованы его верными соратниками — Юрием Трутневым, на тот момент занимавшим пост министра природных ресурсов, и Сергеем Езубченко, на момент катастрофы одновременно являвшимся куратором силового блока в администрации президента и заместителем председателя совета директоров «Уралкалия», формально занимая должность «советника по безопасности».

 

Авария в Березниках

 

Удача не покидала Дмитрия. Даже в ситуации скандала и угрозы самому существованию «Уралкалия» он умудряется продать компанию по рыночной цене и положить ещё почти $7 миллиардов себе в карман.

Также ему удаётся с минимальными финансовыми потерями выйти из громкого судебного процесса по разводу с женой Еленой, откупившись от неё суммой, несопоставимой с её требованиями $5 миллиардов.

Рыболовлев переезжает в Монако и решает войти в европейскую элиту, купив для этого футбольный клуб «Монако». Параллельно он обретает славу щедрого дарителя, а с ней и друзей в высшем свете княжества. Принц и его доверенные лица из высшей иерархии княжества присутствуют вместе с хозяином клуба на всех матчах. Фотографии Дмитрия рядом с принцем Альбертом – на обложках европейских глянцевых журналов.

Казалось бы, всё. Рыболовлев прошёл большой и трудный путь от пермской тюрьмы до президентской ложи на стадионе Монако, более беспокоиться не о чем. Но…. что-то пошло не так.

 

Потеря влияния и преследование.

 

Рыболовлев вступает в рядовой, казалось бы, конфликт с собственным арт-дилером, хорошо известным в кругах собирателей и торговцев искусством Ивом Бувье. Он обвиняет Бувье в обмане на сумму более миллиарда долларов при продаже ему картин для коллекции. Вроде бы, Бувье не имеет никаких шансов на победу. На стороне Рыболовлева огромные деньги и верные ему люди, чья услужливость прямо пропорциональна денежным средствам, которые они от него получают. А люди эти непростые.

Среди них практически все руководители правоохранительной и судебной системы Монако. В том числе начальник полиции княжества Режис Ассо и министр юстиции Филипп Нармино. А также бывший директор Главного управления внутренней безопасности Франции (DGSI) Бернар Скарсини. Действительно, созданная Дмитрием Рыболовлевым сеть действует эффективно. По приказу полиции монегасский банк фальсифицирует письмо, в котором обвиняет Бувье в отмывании денег через его счета. Рыболовлев вызывает арт-дилера якобы для переговоров в Монако, где его сразу берут под арест. Война с Бувье выглядит как победный блицкриг. Но только войной с Бувье Рыболовлев не ограничивался. Почувствовав себя всемогущим, он платил высшим чинам правоохранительной системы Монако даже за то, чтобы выселять из княжества тех лиц, которые ему лично не нравились.

 

Дмитрий Рыболовлев и князь Монако Альбер II

 

Однако, кажется, с этого момента против Дмитрия начинают действовать какие-то таинственные силы. Бувье быстро выходит из тюрьмы, а затем неожиданно выигрывает судебный процесс в Сингапуре по иску против него, поданному Рыболовлевым. Суд признаёт Сингапур, где проживает Бувье, неподходящей юрисдикцией и адресует иск Швейцарии, где у Рыболовлева окончательно испорченная репутация и шансов выиграть дело у него практически нет.

Параллельно серьёзные проблемы возникают у людей, на которых опирается олигарх. В апреле 2018 года проходят обыски в офисе у Скарсини, которого обвиняют в превышении должностных полномочий и коррупции. Материалы, изъятые при обыске, свидетельствуют о его работе на Рыболовлева.

Далее события нарастают с поразительной скоростью. По решению суда с мобильного телефона Татьяны Бершеды – адвоката и доверенного лица Рыболовлева – копируются все сообщения, переписка и история телефонных звонков. Татьяна Бершеда не только адвокат, но и переводчик, а также фактический соучастник сговора между Рыболовлевым и верхушкой правоохранительной системы Монако. Все эти материалы таинственным образом утекают в ведущие французские издания, после чего одно из крупнейших – парижская газета Le Mondе – публикует в начале сентября результаты журналистского расследования, которое потрясает Монако и отправляет в отставку министра юстиции княжества Филиппа Нармино, центральную фигуру в сети влияния Дмитрия Рыболовлева. Самому Рыболовлеву власти Монако рекомендуют срочно покинуть территорию княжества.

 

Кто вы, мистер Кар?

 

Последние несколько лет основным человеком, действующим в интересах Дмитрия Рыболовлева в Европе, является некий Чарли Кар. Господин Кар – «бывший» сотрудник британской разведки, ранее работавший под крышей небезызвестного частного разведывательного агентства «Кролл». Впоследствии Чарли Кар организовал собственную фирму, предоставляющую специфические услуги состоятельным клиентам. Рыболовлева он обслуживает во всех интересующих того направлениях – обеспечивает информацией в отношении друзей и недругов, запугивает действующих против него оппонентов, оказывает оперативную поддержку в судебных процессах, в которых участвует Рыболовлев и пр., и пр., и пр. Скорее всего, Кар так старательно работает не только за деньги, которые платит ему Дмитрий.

Сотрудничество между такими крупными предпринимателями, как Дмитрий Рыболовлев, имеющими устойчивые связи в России, и сотрудниками западных спецслужб обычно представляет собой «дорогу с двусторонним движением». С одной стороны, клиенту предоставляются специфические конфиденциальные услуги, с другой – от него получают не менее конфиденциальную информацию, представляющую интерес для спецслужб.

Дмитрий Рыболовлев может располагать особо ценными для западных служб данными, так как его покровителем и одним из ближайших партнеров является первый заместитель начальника Управления собственной безопасности ФСБ генерал-полковник Сергей Езубченко (ранее возглавлявший Службу экономической безопасности ведомства), который по долгу службы обладает допуском к совершенно секретной информации и входит в окружение российского президента. По удивительному стечению обстоятельств проблемы Рыболовлева остались позади вскоре после назначения старого знакомого Владимира Путина на должность заместителя директора Федеральной службы безопасности. Супервлиятельный силовик вновь, как и в далеком 1997 году выручил бизнес-партнера — правда, не бесплатно.

 

Сергей Езубченко

 

Как следует из отчетных документов «Bank of Cyprus», основным акционером которого является олигарх, уже к концу 2018 года пакет акций финансового учреждения отошел несовершеннолетнему внуку генерала, на тот момент проживавшему в родном для бизнесмена Пермском крае — Сергею Езубченко-младшему, впоследствии являвшемуся одним из ближайших соратников первого заместителя руководителя администрации президента Сергея Кириенко, а на данный момент курирующему развлекательное направление холдинга «Газпром-Медиа». Помимо владения акциями кипрского банка, с 2019 года медиаменеджер является бизнес-партнером дочерей Рыболовлева — Екатерины и Анны (которые по совместительству приходятся ему троюродными сестрами) — по кипрскому оффшору «Odella Resources Limited» и ряду оффшорных компаний, зарегистрированных на территории Черногории и великого герцогства Люксембург.

Вероятно, переданные экс-помощнику Сергея Кириенко активы выступают в качестве благодарности олигарха за помощь в решении вопросов, связанных с принадлежащим ему бизнесом и его статусом на территории Российской Федерации. Таким образом Рыболовлев использует устойчивые связи генеральского внука с руководством Администрации президента, позволяющие самому медиаменеджеру, не являющемуся госслужащим, и после выхода в отставку сохранять спецсигналы на своих автомобилях и, по слухам, раздавать контракты на производство медиапродукта деятелям искусства, с которыми управленец «Газпром-Медиа» состоит в близких отношениях: в частности, среди прочих фигурируют имена Александра Цыпкина — одного из создателей рейтингового сериала «Беспринципные», и актрисы Катерины Ковальчук, которая не раз была замечена в компании Езубченко-младшего, и, как показывает содержание выписок из Росреестра, прописана в квартире в Ермолаевском переулке, принадлежащей медиаменеджеру.

 

Сергей Езубченко-младший

 

Согласно исследованиям и оценке журнала «Финанс», в период с 1997 по 2009 гг. только благодаря сотрудничеству с Дмитрием Рыболовлевым семья всесильного силовика завладела активами в общей сложности на сумму в €2,7 миллиарда, а общий объем приобретений с 2002 года составляет приблизительно €7,5 миллиардов (произвести точную оценку активов не представляется возможным в связи с недостатком информации и её сокрытием).

Информацией о связях генерала с Рыболовлевым и «Уралкалием» в своем блоге делился майор ФСБ в отставке Алексей Бессонов (запись видеороликов осуществлялась в 2017-2018 годах, до восстановления господина Езубченко на службе в руководстве органов государственной безопасности).

 

https://www.youtube.com/watch?v=H5vOiB1RQUM

https://www.youtube.com/watch?v=Y4-1xX1Q98Q

 

По не подтвержденной официально информации, генерал Езубченко как напрямую, так и через Дмитрия Рыболовлева вел переговоры с князем Монако Альбером II и представителями правоохранительной системы княжества о невыдаче и обеспечении гарантий безопасности беглому банкиру Георгию Беджамову, бывшему совладельцу лопнувшего в 2016 году «Внешпромбанка», обвиненному в похищении денег со счетов родственников высшей элиты России — бывшего главы администрации президента Сергея Иванова, министра обороны Сергея Шойгу, бывшего вице-премьера Дмитрия Козака и главы государственной «Транснефти» Николая Токарева. Помимо семейств Иванова, Козака и Шойгу счета в банке-банкроте держали крупнейшие компании страны, включая «Роснефть», «Роснефтегаз», «Транснефть». Пострадали также Олимпийский комитет России и структуры Русской православной церкви.

Виновных в хищении миллиардов установили быстро — сестру банкира Ларису Маркус задержали в Москве, а Георгий Беджамов успел убежать заграницу, но был арестован в Монако по линии Интерпола. Обычно, Монако легко и быстро экстрадирует российских беглецов, но тут произошёл сбой. Суд княжества сперва отказался выдавать экс-владельца Внешпромбанка, сославшись на проблемы с его здоровьем, а затем выпустил его под залог.

 

Георгий Беджамов

 

В Монако и России распространились слухи о причастности к чудесному освобождению Беджамова российского миллиардера Дмитрия Рыболовлева. Хорошо информированные источники подтвердили, что «Дмитрий действительно серьезно впрягся в эту ситуацию», включив все свои ресурсы, имевшиеся в княжестве Монако и Кремле. Якобы по указанию Езубченко через коррумпированную Рыболовлевым сеть силовиков Беджамову было сделано предложение, от которого он не смог отказаться.

За выход из тюрьмы и обеспечение иммунитета от выдачи в Россию беглец обязался передать в распоряжение Рыболовлева €300 миллионов. Первоначально Беджамов предлагал забрать в счёт оплаты его яхту Ester III, построенную на одной из лучших верфей в мире - немецкой Lurssen за €73 миллиона, но получил отказ. Бывалый магнат заранее узнал, что яхта заложена по кредиту в €55 миллионов в банке BNP Paribas и потому предложил быстрее продать её, отдав вырученное валютой.

На первый взгляд непонятно: почему экс-владелец «Уралкалия» вписался за Беджамова? Конечно, €300 миллионов - хорошие деньги, но состояние самого-то Дмитрия по разным источникам оценивается в €8-9 миллиардов евро, а из полученного от беглеца часть ушла монакским законникам. Так стоит ли ли игра свеч? Неужели Дмитрий Рыболовлев не мог заняться менее рискованным бизнесом?

Дело в том, что сделка состояла из двух частей. Кроме €300 миллионов беглый банкир согласился передать «спасителю» весь массив конфиденциальных данных об использовании денежных средств VIP-клиентами «Внешпромбанка». В том числе всю закрытую информацию по транзакциям на оффшорные и иные счета родственников кремлевских чиновников. В свою очередь, Рыболовлев передал компромат Беджамова своим покровителям из ФСБ.

Отойдя от исследования связей олигарха с российскими спецслужбами, обнаруживается ещё одно весьма странное обстоятельство. За три месяца до задержания и ареста Сулеймана Керимова на юге Франции Кар резко увеличивает частоту своих визитов в этот курортный регион. Одновременно он развивает большую активность по сбору информации по Керимову, наводит справки буквально обо всех сторонах его жизни и перемещениях.

 

Сулейман Керимов

 

Здесь следует вспомнить, что бывший основной актив Рыболовлева – ОАО «Уралкалий» – был продан именно Керимову. Потом Рыболовлев пытался приобрести его обратно по гораздо меньшей цене. В Белоруссии, с руководством которой у Рыболовлева сложились доверительные отношения, было возбуждено уголовное дело в отношении Сулеймана Керимова и генерального директора компании Владислава Баумгертнера, совпавшее. Баумгертнер был арестован в Минске. Однако обратный выкуп компании по бросовой цене Рыболовлеву не удался.

Российские спецслужбы уже давно должны были бы заинтересоваться Каром. Особенно если учесть, что помимо Дмитрия Рыболовлева ещё одним его конфиденциальным клиентом является Олег Дерипаска. Причём степень его близости с Чарли такова, что Дерипаска звонит ему напрямую сам, не доверяя контакты никому. Какую информацию собирает Кар с российских олигархов, можно только догадываться. Странно, если российские спецслужбы не уделяют достаточного внимания ветерану британской разведки, так как подобные контакты весьма небезопасны. Или кто-то может серьёзно полагать, что, торгуясь за собственную безопасность на Западе, олигархи могут руководствоваться любовью к Родине? Скорее наоборот – можно предположить, что ради своей безопасности и сохранности своих средств, они могут пойти на весьма сомнительные сделки. Не исключено, что деятели российских спецслужб — в первую очередь, вышеупомянутый экс-руководитель экономической контрразведки ФСБ генерал Езубченко — не только не стараются наблюдать за Каром и пресекать его разведывательную деятельность, но и являются конечными бенефициарами его трудов.

Возможное вмешательство российских спецслужб уберегло Рыболовлева от уголовного преследования в США. Олигарх стал за океаном самым настоящим медийным персонажем, постоянно возникая в качестве подозрительной связи экс-президента Трампа и его зятя Джареда Кушнера. Сюжеты о Рыболовлеве, намекающие на необходимость расследования его деятельности, регулярно появлялись на главных американских телевизионных каналах и в прессе. Особый интерес проявляет NBC, героем расследования которого Дмитрий Рыболовлев становился уже несколько раз.

 

Джаред Кушнер

 

Зная, как работает связка СМИ и правоохранительных органов в США, нетрудно догадаться, какие дальнейшие события могли развернуться вокруг Рыболовлева. Похоже, в 2018 году бизнесмен осознал это и сам и исчез с радаров СМИ и слуг закона. Иначе непонятно, зачем он уже на протяжении трех лет распродаёт практически всё принадлежащее ему имущество, начиная с коллекции картин и самолета и заканчивая футбольным клубом «Монако» и недвижимостью.

Партнеры в доходах всегда партнеры и в расходах. А по сообщениям портала Bellaciao.org и ряда западных источников, Рыболовлев щедро расходовал средства на помощь майданной Украине. Денежные транзакции Дмитрий проводил через счета Татьяны Бершеды, дочери бывшего 1-го замминистра иностранных дел Украины Евгения Бершеды, известного своей активной антироссийской позицией.

Наверное, Дмитрий Рыболовлев так вошёл в роль «серого кардинала» Монако, что забыл о том, что он по-прежнему является гражданином РФ. А с точки зрения российского законодательства он уже нарушил целый ряд статей УК РФ, препятствуя действиям следствия и осуществлению правосудия в отношении Беджамова, соучаствуя в хищениях средств клиентов «Внешпромбанка», а также совершая действия, направленные против геополитических интересов своей страны. Может быть, российским правоохранительным органам и органам госбезопасности пора заинтересоваться масштабной противоправной деятельностью господина Рыболовлева и его покровителей?

 

https://by-tribuna-com.turbopages.org/by.tribuna.com/s/tribuna/blogs/redaktsiya/2901427.html