Шанс на спасение

Дата: 
15 окт 2021
Номер газеты: 

Нобелевская премия мира – у главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова. Повод, взорвавший чёрно-белое инфобытие страны и зацепивший острыми, цветными осколками каждого причастного к журналистике. Журналистское сообщество разделилось на завидующих, поддерживающих и сочувствующих – эмоциональная составляющая взяла верх над попыткой проанализировать саму новость… и увидеть  шанс на спасение цеха…

Мы – в зоне боевых действий. Мы несём потери. Мы – те, кто вступил в инфовойну за метафизические смыслы, более того – за ключи от этих смыслов.

Что есть Нобелевская премия мира русскому журналисту в условиях войны за смысл? Как минимум – признание того, что смыслы существуют. Что это не пустой звук, не схоластически-философская категория, оторванная от реальности и земли. Что работа журналиста кому-то нужна, её видят, ценят и помогают ей обрести фокус, размываемый в повседневной рутине борьбы за выживание, попыток выбраться из водоворота оскорблений, статусов, штрафов, психологических и физических угроз, шахматных партий со Светом и Тьмой, с Жизнью и Смертью. Это то, с чем может столкнуться (и сталкивается) в наше время журналист любой формации. Провластный и оппозиционный, независимый и конъюнктурный, политически ангажированный и нейтральный… И всем нам в этом мире наступающего со всех сторон Хаоса и Страха хочется быть защищёнными. Или хотя бы чувствовать себя таковыми. Наш разум – силовое поле для смыслов, которые мы защищаем. Кто-то или что-то должно защитить и нас. В этом аспекте одна из самых конъюнктурных премий – Премия мира – и есть щит. Щит для самого Дмитрия Андреевича и для каждого из нас. Это признание наших заслуг, восстановление почти утерянного веса журналистского слова, репутации профессии журналиста. Быть может, это шанс на спасение цеха, сталкивающегося с чудовищным падением профессионализма в угоду требованиям политического момента. Шанс ослабить давление на тех, кто не сдаёт позиции, не предаёт идеалы, которым служит. И – шанс на возрождение журналистики. Возможно, даже последний, перед тем, как война за смыслы будет проиграна и они навечно будут заперты в тёмных лабиринтах прикормленных политических think-tank’ов отечественного образца… 

Так что… это наша общая победа. И наша общая надежда на то, что журналистика будет жить!