Народ нельзя обвинятьОсман Кадиев будет говорить

Осман Кадиев второй слева, Вячеслав Иваньков второй справа
Дата: 
12 Июн 2020
Номер газеты: 

Два месяца назад на YouTube-канале Utro2 вышла интересная беседа блогера и комментатора Рамазана Рабаданова с президентом «Анжи» Османом Кадиевым. Мы расшифровали наиболее любопытные моменты.

– Почему тебя называют американцем?

– Я прожил там, в Америке, около семи лет.

– Правда ли это? Ты на фотографии с очень знаменитым человеком. Что ты рядом с ним делал и что вас связывало?

– Мы хорошие знакомые, и, более того, в Америке мы были товарищами. Два эмигранта оказались на одной земле. Я знаю этого человека, это Вячеслав Кириллович Иваньков, вы, наверное, о нём спрашиваете?

– Знаменитый Япончик…

– Ну, для вас так. А для меня он – Вячеслав Кириллович. Это истинный патриот России. Великий патриот русского народа, Советского Союза. Не знаю его как вора в законе или ещё кого-то. И не согласен со многими, кто рисует страшилки про него.

– Хорошо. Скажи, пожалуйста, Осман. Вокруг тебя всегда собираются интересные дагестанцы, которые сделали себя за пределами республики. Что им не хватало в Дагестане?

– Я вижу, что им просто не дали поле деятельности. То, к чему они стремились. Мы, дагестанцы, живём во всех уголках мира. Те люди, которые способны своим умом и умениями заработать больше 60 тысяч рублей без помощи министра, отца-премьера или вице-премьера, живут за пределами Дагестана, потому что здесь они не находят приложения своим силам.

– Может, у нас ресурсов нет, или причины институциональные?

– Дагестан – это, наверное, самый благодатный уголок на земном шаре. У нас сумасшедше талантливый край. У нас всё есть. У нас нет только развития и руководства. Нормального руководства. Общечеловеческого.

Сельское хозяйство возьмите: при СССР – все поля были вспаханы. Террасное земледелие было. Ни одного не засеянного клочка.

Я сегодня проезжал от «Чёрных камней» в сторону Махачкалы, у нас город убитый, разбитый. Как после бомбёжки. Поэтому и уезжают все, кто чувствует в себе силы. И я их оправдываю. Почему они здесь должны прозябать? Многие хотят вернуться, но куда? Как? С кем? Что им тут делать?

За два последних года Дагестан вернул в федеральный бюджет 30 млрд рублей. Вы это знаете?

– Да.

– Парламент это знает? Спросите почему? Это же как минимум сорок тысяч рабочих мест. Это десять тысяч семей. Почему мы это делаем? Это должно руководство решать.

– Тогда вам контрвопрос. У нас были свои руководители, нам никто не мешал. У нас было правительство, у нас был парламент. Но мы не можем задействовать свои ресурсы. Это наша необразованность, или это нам сверху специально мешают?

– Вы говорите о нашей необразованности. Дагестан – единственная автономная республика, где было отделение Академии наук СССР. Наши институты… Возьмите медицинский институт. Шестое место по всему Союзу. В любой больнице, в любой поликлинике работает минимум три-четыре, а то и пять-шесть дагестанцев, и они на ведущих ролях.

В любой сфере человеческой деятельности есть великий дагестанец. От подводных лодок до космонавтики. У кого были самые большие герои соцтруда? Конструкторские бюро, рыболовная флотилия – мы это всё убили.

Махачкалинский порт был на втором месте по перегонке нефти после Ильичёвска.

– Может, кончилась.

– Что кончилась? Нефть? Мы что, без бензина торчим?

– Получается, нам развиваться не дают?

– У нас есть всё: экотуризм, древнейший город России, Европы и чуть ли не мира. Мы не развиваемся. Сегодня, хвала Аллаху, Сулейман Керимов и Хизри (Абакаров – мэр Дербента) что-то делают. Направили свои средства туда. Другое – всё в упадке. Парламент? Его никто не выбирает. Кто-нибудь участвовал в выборах?

– Нет.

– Никто же не участвовал. Никто их не выбирает. Глав администраций пусть выбирает район. Не надо туда вмешиваться, не надо им предлагать Магомедова или Иванова. Пусть народ выберет.

– Нет выборов. Ты очень многих депутатов знаешь. Ни один из них не сможет сказать «народ меня выбрал», согласись.

– Ни один.

– И ни один из этих людей не может выйти, когда принимают бюджет, и проконтролировать, на какие статьи что расходуется. И потом проверять.

– Я думаю, если оставят выборы в Государственную думу из того состава Государственной думы, что у нас есть сегодня, включая сенаторов, единственный, за кого проголосуют – это Керимов.

 

Идти к Путину?

 

– Мы с тобой не можем создать свою партию. Мы должны примкнуть к какой-то партии, кем-то созданной. Мы должны через эти партии идти. Я предлагаю такой вариант. Первый: если мы в 2020 году призовём в муниципальные районные депутаты молодёжь, через любую партию, чтобы в районных собраниях были патриоты. Они из своего числа выбирают главу. Вместе с этим главой и депутатами мы можем избирать депутатов Народного собрания и депутатов Госдумы.

Второй метод: предложить руководству Дагестана проекты, чтобы они выделили деньги, но они их не умеют расходовать. Третий путь: попросить Владимира Владимировича Путина поменять нам руководство, потому что в Дагестане у нас всё зависит от них. Какой из этих вариантов эффективней?

– Я считаю, идти в правительство (Дагестана) и просить о чём-то – это глас вопиющего в пустыне. Это правительство должно уйти в отставку. Парламент Дагестана должен распуститься. Глава должен отсюда уйти. Написать: я не справляюсь.

Ребята, нам экономика нужна. А идти к Путину и говорить: «Дайте нам такое правительство» – этого не будет. И почему вы говорите «нет выборов». В Чечне главу республики выбирает народ.

Народ знает сегодня каждого. Кто чем дышит, кто врёт, а кто честно работает. Мы всё знаем.

– Дагестан на распутье. Никакой активности нет. Никто не выступает. Тот, кто выступает, ему мешок на голову надевают и могут забрать. Есть ли у нас какие-то перспективы?

– Всё зависит от народа. Молчаливое слушаюсь и одобряем не годится. Покорную корову доят дважды. А непокорного быка кормят дважды.

Сегодня, если глава района строит свой коттедж, вместо того чтобы больницу отремонтировать,  народ не должен молчать. За народом будущее. Я объехал больше ста стран мира и нигде не видел, чтобы народ служил главе района или главе республики. Он служит району. Мы живём в стране кривых зеркал.

– Что случилось? Почему мы так низко пали?

– Народ никогда нельзя обвинять. Народ делают таким. В такие рамки народ загнан. Сегодня Дагестан пинает каждый, кому не лень. Знаете какой бюджет в Дагестане на душу населения? 31 тысяча рублей с копейками. Это последнее место в России. И из этого мы возвращаем треть.

 

Гамидов и тайная комната

 

– Что делать? В Америке, мне нравится, в Конституции записано, что народ может выйти против правительства, если видит, что оно идёт против народа. У них у всех есть оружие. Государство обязывает их защищать эту страну. У нас всё конфисковали. У нас выйти не дают на улицу – арестуют. Мы только можем сидеть в «Фейсбуке» и говорить, что всё очень плохо.

– Я принципиально против владения оружием каждого человека, кроме военных и милиционеров. Я называю их милиционерами, потому что слово «полиция» мне претит и противно.

К ношению оружия мы не готовы. В Америке это большая беда. Это оружейное лобби, конечно, продвигает. Сегодня народу нужно дать работу. Я думаю, руководители республики могли попросить оставить деньги в Дагестане. У нас есть куда их потратить: сельское хозяйство, дороги, строительные материалы, рыболовство. Мы как минимум Северный Кавказ можем кормить.

Миллионеры и миллиардеры уходят от налогов, а мы забираем у тех, кто семечки продаёт. Дайте людям встать на ноги и потом спрашивайте.

Я думаю, что федеральный центр о Дагестане получает ложную картину. Говорят: «Вот они в Дагестане хотят отделиться». Никто в Дагестане не скажет так. Я думаю, в ближайшие 10 лет, если не будет изменений, никто не скажет этого. У нас нет таких стремлений.

– Вопрос такой, который муссируется. Для каких-то целей из всех республик Дагестан больше всех «гасят». Говорят, если сделать здесь военную флотилию, военный форпост, то здесь народ не нужен. Специально сейчас верхушку собрали. Забрали человека, а потом говорят, что он виновный.

Ни один из наших депутатов Госдумы, им даже слово не дают. Не кажется ли тебе, что эти кухонные разговоры – это правда.

– Я не думаю об этом, и нет смысла. Дагестан – это южный форпост России. Будет здесь флотилия – добро пожаловать. А кто против? Может быть, у нас что-то разовьётся. Я лично не против военной флотилии. Наши дети и внуки будут мичманами.

Я думаю, что это не специально. Но я боюсь другого: вот эта борьба с коррупцией, что с ней стало? Я расскажу о деле Гамидова. Пришёл свидетель, который к этой стройке отношения не имеет, и говорит: «Мы понесли убытки». Каким образом? Был выделен 41 миллион, а построено на 47 млн. За что посадили человека? За что шесть с половиной лет?!

Во время обыска люди ломали стены и искали у него тайные комнаты с деньгами. Господа, не смешно вам?

Сегодня знаете, что вменяют Шахабасу Шахову? Взятку диваном.

…Я не против татар, башкир, мордвин. Я против тех, кого не любит Дагестан и идёт править  сюда практикантом. Пусть со мной делают всё что угодно, но я буду говорить. ]§[

Комментарии:

Pacman MP пишет:

owod... пишет:

Да верно покупка футболиста тоже вложение, а строить здесь уже негде , просто стоять место нету на улице чтоб не задели / не может быть тут Обшего Дагестанского Этноса , даже внутри одного племени идёт разделения пл кланам и диалектам , а что даст отделение Лезгин ? Что Яралиев им Рычал Су отдаст что ли ? Даже местным запретили приближаться к этому источнику , Дагестан это Феодальная Земля , Но тут Феодалы не дают землю в аренду и не зашишают своих вассалов ...,

Овод ты ему ещё пытаешься что то объяснить? Общаясь с такими только деградация .


По твоей роже видно ты уже давно дегрдирован новых кусаешь.Давай продолжай для доказательство

Что хорошего сделал для России истинный патриот Япончик? Что сделал для Дагестана патриот Кадиев? Воры в законе чем то лучше чиновников? Те же яйца только в профиль. Друг патрита Иванькова дает советы властям.

Страницы