Жёсткая посадкаМагомедкамиль Ахмедов, осужденный за столкновение военного самолёта с сопкой, пытается доказать свою невиновность

Магомедкамиль Ахмедов не считает себя виновником столкновения военного самолёта
Дата: 
7 Мар 2019
Номер газеты: 

Якутским гарнизонным судом старший лейтенант ВКС России Магомедкамиль Ахмедов в апреле прошлого года приговорён к 4,5 года лишения свободы и выплате Министерству обороны России 23,5 млн рублей за имущественный вред.

Его обвинили в столкновении военного самолёта ИЛ-18 с сопкой в декабре 2016 года. Сейчас Ахмедов отбывает срок в колонии поселения Кизилюртовского района и пытается в кассационном порядке обжаловать приговор как незаконный.

Ночью 19 декабря 2016 года диспетчер Магомедкамиль Ахмедов в аэропорту города Тикси (Якутия) руководил посадкой ИЛ-18, на борту которого находилось семь членов экипажа и 32 офицера. По версии следствия, он рано дал команду на снижение до 400 метров, в результате борт столкнулся с сопкой и погиб один лётчик.

Ахмедов не считает себя виновным, так как в его картах и схемах не были указаны сопка и  ограничения по высоте. Более того, при расследовании причин аварии комиссия выявила грубейшие нарушения в инструкциях и действиях экипажа. Но это осталось незамеченным и следователями, и судом первой и апелляционной инстанций.



Опасное снижение

 

Ахмедов рассказал «ЧК», как и почему произошло столкновение. По его словам, ИЛ-18 садился в Тикси с южного направления магнитным курсом 205 градусов, до этого так же он посадил беспроблемно девять самолётов.

Диспетчер пояснил, что при одинаковом курсе взлёта и посадки самолёты выполняют разные манёвры, поэтому существуют разные схемы. В схеме взлёта хребет был обозначен, а в схеме посадки – нет. 

Кроме того, на схеме посадки экипажа был только один ограничительный пеленг, указывающий, до какой высоты нельзя снижаться, поэтому экипаж не знал, что в этом месте нельзя снижаться. На схеме посадки курсом 205 диспетчера ограничительные пеленги отсутствовали. В такой ситуации каждая посадка на этом аэродроме являлась много лет небезопасной.

По его словам, он дал команду на снижение до 400 метров, но каждый командир и штурман экипажа знают, что существует погрешность высотомера, поэтому должен лететь чуть больше заданных 400 метров. Но самолёт снизился ещё ниже и зацепил вершину сопки на высоте 392 метра. При этом, как утверждает Ахмедов, в ту ночь на ИЛ-18 был выключен радиовысотомер, который определяет расстояние до земли.

Однако почему-то первая экспертиза показала, что отключение  прибора было обоснованным. А во второй экспертизе, назначенной по ходатайству адвоката Леонида Захарова, эксперты признали, что пилот должен был включить высотомер.

В ходе судебного заседания председатель комиссии по расследованию причин аварии Н. Примак сообщил о наличии противоречий в схеме посадки с магнитным курсом 205 градусов. По его мнению, в одном месте написано, что ниже высоты 1 080 метров нельзя снижаться, а в другом предусматривается снижение до высоты 400 метров в секторе, где нельзя снижаться.

На вопрос защитника Примак ответил, что Ахмедов не обязан изучать сборник аэронавигационной информации №25 том 2 схемы аэродрома Тикси, а лишь обязан изучать инструкцию по производству полётов на данном аэродроме. Также Примак пояснил, что схема 205 не обеспечивала и не гарантировала безопасный выход на посадку воздушных судов, и она была неправильной. Он подтвердил, что не имелось штурманских карт и рубежей, с которых разрешается снижение ниже безопасной высоты.

Данные нарушения были выявлены на следующий день после аварии, а схемы и инструкции изменили, что подтверждает их несоответствие требованиям безопасности.  В 2017 году министр обороны подписал план профилактических мероприятий по результатам расследования аварии в Тикси, где требовал переработать схемы снижения и захода на посадку в аэродроме.

 

Экипаж не знал, куда летит…

 

По словам Ахмедова, экипаж нарушил все правила, и это признавала комиссия, но на суде Примак указал, что штурманские карты не приобщаются к делу расследования и якобы экипаж был готов полностью к полёту.

«Экипаж Ил-18 не был подготовлен к полётам в горный аэродром Тикси, не знал, куда летит, нарушая приказ ФАПППГА №275 от 2004 года. Он летел по правилам полётов по приборам, не зная их, в ином случае не допустил бы снижения ниже 1 080 метров, несмотря на указание диспетчера.

Руководитель полётами не отвечает за подготовку экипажа и не разрабатывает инструкцию, не должен сомневаться в их правильности, а точно следует им и выполняет их», – пояснил свою позицию адвокат Леонид Захаров в кассационной жалобе.

После столкновения в схеме посадки указали препятствие в виде хребта и снижение высоты 700 м вместо 400 м

По его словам, для скрытия этих фактов не были рассмотрены, а возможно, и умышленно спрятаны полётные и штурманские карты экипажа Службой безопасности полётов авиации ВС РФ при расследовании аварии самолёта.

Адвокат считает, что причиной аварии явилась инструкция по производству полётов и схема захода на посадку, которые не обеспечивали безопасности воздушных судов. То есть вина должностных лиц Минобороны РФ в совершении преступления очевидна.

Председатель комиссии по расследованию причин аварии показал, что эксперты, проводившие расследование, специалисты и понятые служат в одном месте – в службе авиационной безопасности Вооружённых сил России – и являются друзьями.

Кроме того, на заседаниях стороне защиты не дали заслушать оригиналы записи переговоров со средств объективного контроля. По словам Ахмедова, он прослушивал эти записи в Тикси и слышал, как штурман говорил командиру экипажа: «Рано снижаешься». Но командир экипажа не отреагировал.

На представленных суду записях этой фразы уже не было, а специалист подтвердил суду, что диски не заверены подписями понятых и к нему могли иметь доступ третьи лица и внести изменения.

Адвокат считает, что суды первой и апелляционной инстанций незаконно отказали в удовлетворении ходатайств защитника в приобщении в качестве вещественных доказательств оригиналов «чёрных ящиков», до сих пор неизвестно, где они хранятся.

Также судьи по непонятным причинам не определили хранение оригиналов записей переговоров, что является большим сомнением в объективности, законности решений и экспертных заключений.

Захаров отметил ещё одно незаконное действие со стороны врио председателя Якутского гарнизонного военного суда Кукушкина М. В. (он председательствовал по делу Ахмедова), который направил копии ещё не вступившего в законную силу приговора в адрес заинтересованного лица – командира войсковой части 35020-А.

По данному нарушению направлена жалоба в Квалификационную комиссию судей, так как судья заранее предпринял все меры к умалению конституционных прав  осуждённого. ]§[